home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Смерть оказалась вихрем, в котором господствовала боль. Огромное количество опытных и умелых рук и хаос распоряжающихся голосов, металлических зондов и резиновых пальцев. Странные запахи, белые силуэты и совершенно невыносимая боль.

И из всех этих призрачных теней все время возникала обнаженная блондинка, вопящая: «Бегите, Джеймс, бегите!»


Джеймс Карсон пришел в себя в госпитале Веллея. Было четверть первого ночи. Если это действительно так, то ад переместился в квадратную комнату, окрашенную в зеленый цвет, обставленную жесткой мебелью, жесткой кроватью, узкой и такой высокой, что у Карсона сложилось впечатление близости к потолку. Затем потолок начал медленно отступать и кто-то, находящийся в комнате, спросил женским голосом:

— Его надо привязывать к кровати, доктор?

— Не думаю, чтобы в этом была необходимость, мисс Келли, — ответил мужской голос. — С его ногой у него не скоро появится желание прогуляться. Если вам придется трудно, то в коридоре расположился агент.

— Все понятно, доктор.

Карсон лежал неподвижно и удивлялся тому, что не ощущает никакой боли. Наоборот, он чувствовал себя посвежевшим и легким, как пушинка. Сейчас он понял, что его кровать совсем не такая высокая, как ему показалось сначала. Лицо какой-то незнакомой девушки склонилось над ним. Карсону понравилось это личико. Он заметил веснушки на ее носике и беспокойство, промелькнувшее в ее синих глазах. Ее ярко-рыжие волосы покрывала кокетливая косынка.

— Ну, вот и отлично, — улыбнулась сиделка. — Но что заставило доктора солгать мне? Вы должны были очнуться лишь через час.

Карсона охватил безотчетный страх, и он попытался заговорить с девушкой. Наконец это ему удалось.

— У меня что-то серьезное?

— Нет, — девушка все еще улыбалась. — Пуля прошла сквозь правое бедро, не задев кости. Когда вас привезли, вы очень страдали от боли. — И прежде чем Карсон успел задать следующий вопрос, она его предупредила: — Вы лежите в комнате, отведенной для заключенных в госпитале Веллея. Меня зовут мисс Келли, и я буду дежурить возле вас этой ночью.

Карсон почувствовал, как быстро восстанавливаются его силы. Мисс Келли пустила в ход рычаги кровати, и он смог приподняться немного повыше. Ему не причинило ни малейшей боли движение тела. Но бедро немного болело. Карсон откинул одеяло и увидел толстенную повязку.

— Что это такое и зачем это? — раздраженно осведомился он.

Девушка пожала плечиками и терпеливо пояснила:

— Ну, знаете, пуля тридцать восьмого калибра делает приличную дырочку. А вы что думали? Доктору пришлось повозиться с вами и наложить повязку с болеутоляющим средством.

Карсон с удивлением услышал собственный смех. Эта сиделка была ему очень симпатична. Ему всегда нравился такой тип девушек, чистых и здоровых. Ему нравились ее манера разговаривать, ее доброжелательность. Не зная почему, Карсону показалось, что он избавился от какого-то наваждения и вновь ступил на твердую землю, где отношения между мужчиной и женщиной были нормальными. Несмотря на подчеркнутую чистоту Шеннон до их женитьбы, она, сделавшись миссис Карсон, показала себя достойной Чирли, как только победила стыдливость. Он пожалел, что опять вспомнил о своей жене, и вновь обратился к сиделке с вопросом:

— О моей жене еще нет новостей?

— Ничего…

— Вы знаете, флики уверены, что ее убил я.

Мисс Келли поправила одеяло и спокойно заметила:

— Сейчас не время думать об этом и расстраиваться. Вы находитесь здесь, чтобы поправиться и оправдаться.

Карсон закрыл глаза и принялся размышлять.

«Выздороветь и оправдаться… Выздороветь для того, чтобы они могли меня судить и приговорить к смертной казни за преступление, которого я не совершал…»

Он слышал шум, доносящийся к нему через окно. Движение возле госпиталя стало весьма оживленным: санитарные машины, полицейские джипы и другие машины ездили туда-сюда. Карсон вновь открыл глаза, услышав стук в дверь. Он увидел, как вошел молодой человек в госпитальной форме — в ослепительно белых брюках и блузке-рубашке.

— Салют, Келли! — оживленно произнес он. — Что, принес один из этих идиотов-фликов одежду и бумаги Карсона?

— Да. Я повесила и разложила его вещи в шкафу, а бумажник положила на комод.

Служащий взял бумажник Карсона, достал свою авторучку и приготовился заполнять какой-то бланк.

— Я должен постараться найти тут возможно больше сведений, которые мне необходимы, — заметив, что на него смотрит Карсон, он добавил: — Итак, убийца, они все-таки поймали вас, а?

Карсон не стал отвечать этому олуху, в разговор вмешалась мисс Келли:

— Не напирай на него так сильно, Джонсон. Он ведь только что пришел в себя.

Джонсон разложил на столике удостоверение личности и водительские права Карсона.

— Я не собираюсь тут ночевать, — заверил он мисс Келли. И он стал заполнять бланк, сопровождая записи громкими репликами: — Имя… адрес… место работы… пол… приметы… вещи, найденные при нем. Бумажник и сто шестьдесят долларов в нем… — Потом он вновь обратился к Карсону: — Кстати, убийца, вы должны мне помочь. Если вы неожиданно отправитесь в преисподнюю, кто наследует ваш дом и ваше добро?

Карсон никогда не задавал себе подобного вопроса, но сейчас он задумался над этим. У него не было наследников и родственников. Если Шеннон мертва, если все-таки негодяи прикончили ее, чтобы спасти свою шкуру, то… вероятно, Чирли, сестра Шеннон, станет наследницей. Но Карсон до сих пор отказывался верить в смерть жены.

— Я жду! — напомнил ему молодой человек.

— Шеннон Карсон.

— Степень родства?

— Жена.

Джонсон сделал пометку в бланке и передернул плечами.

— Вы представляете себе жизнь, состоящую из одних удовольствий, — заметил он. — Так-то, парень. — Потом, обращаясь к сиделке, он добавил: — Я приду за его вещами и бумажником, когда вернусь из пятого кабинета. — Он пересек комнату, вытащил из кармана ночной выпуск газеты и кинул его на кровать Карсону. — Возьмите и ознакомьтесь в ожидании газовой камеры. Читайте на здоровье, господин убийца. Там есть кое-что о вас…

Когда служащий вышел, Карсон вытянул раненую ногу, развернул газету и пробежал глазами первую страницу.

Один из репортеров добыл фото Шеннон в купальном костюме. Но что еще бросалось в глаза, так это фотография Чирли в весьма соблазнительной позе. Улыбаясь во весь рот и показывая в улыбке красивые зубы, она поднималась в трейлер, задрав юбку до самых бедер. Карсон внимательно рассматривал снимок. У него сложилось впечатление, будто он в первый раз с холодным любопытством смотрит на эту блондинку. Она была не естественной, а только крайне вульгарной девицей.

Во всяком случае, все, что она делала, было в интересах Шеннон и никого больше. Может, участь сестры и внушала ей опасения, но она хорошо это скрывала. А что там сказал инспектор Розенкранц этой блондинке: «Я уверен, что ваша амбиция не продлится дольше определенного времени, пока вы не получите дешевую рекламу».

Шли ли амбиции Чирли дальше? Карсон чувствовал, что он весь в поту, что он задыхается. Мысль, пришедшая ему в голову, казалась ужасной, но не невозможной.

Чем больше он над этим раздумывал, тем больше это представлялось ему реальным. Кто знает, что творится в головке молодой женщины? А если все это было заранее задумано? Кто может утверждать, что Чирли не завязла в этом деле с головой? И не только для того, чтобы устроить себе рекламу… но и отомстить, или из-за жадности… Для получения выкупа, например. Не считая каких-то тридцати с лишним тысяч, которые были у него в банке. Затем страховка Шеннон в пятьдесят тысяч долларов… и столько же его собственная… Все это составляло кругленькую сумму! И еще имелась машина и трейлер, а также дом из пяти комнат, содержащий на шесть тысяч обстановки.

В тот день, когда будет окончательно доказано, что Шеннон мертва и что Карсон виновен в ее смерти, Чирли явится законной наследницей.

Забирая у него газету, мисс Келли опустила изголовье кровати.

— Вы слишком нервничаете, — констатировала она. — Будет лучше, если вы постараетесь заснуть. Вы должны хорошенько выспаться. Ведь сон — лучшее лекарство.

Карсону не нужна была газета для дальнейших размышлений. И он отдавал себе отчет, что в первый раз после свершившегося трагического события… он стал размышлять здраво. Это не он завладел Чирли, это она вторглась в его жизнь. Она хотела переспать с ним и добилась желаемого. Это она вошла в его комнату.

— Но почему? — вслух спросил он.

Потому что она тоже находилась на грани истощения нервной системы? Маловероятно и неправдоподобно! Потому что она захотела по-своему утешить его? А не для того ли, чтобы лишить его остатков здравого смысла и поколебать к нему всякое доверие со стороны полиции? В тот момент, когда Розенкранц узнал, что произошло между ними в ту ночь, он был так поражен, что сразу же переменился к нему. Кроме того, Чирли призналась, что видела фотографии и требование выкупа, и инспектор уверился, что Карсон лгал ему с самого начала.

И потом еще было это бегство, когда Чирли кричала ему: «Бегите, Джеймс, бегите!» И этот вопль мог стоить ему жизни. Чирли была убеждена, что Карсон послушается ее. Может, она надеялась, что он получит пулю в спину?

«Если вы неожиданно отправитесь в преисподнюю, кто наследует ваш дом и ваше добро?» — пронеслось у него в голове. Карсон вытер лицо рукавом ночной рубашки и стал вспоминать свою первую встречу с Чирли. Она тогда заявила, что провела очень плохую ночь. От нее несло алкоголем, но она не была настолько пьяна, чтобы не осознавать, что делает, когда откинула рукава и приподняла подол своей рубашки. Происходил ведь еще и разговор в баре «Саргассово море». Чирли как бы наивно заметила: «О, конечно, я тоже хотела бы стать дамой! Это большая мечта — стать дамой из общества, жить в красивом доме или в большом отеле, иметь много красивых вещей и мужа… Шеннон добилась этого, а я нет».

Жизнь Чирли проходила в маленьком номере сомнительного отеля, в номере, украшенном куклами, где мужчины следовали один за другим. После того как сестры не виделись два года и каждая шагала своей дорогой, в один прекрасный день Шеннон позвонила ей и от чистого сердца сказала: «Я выхожу замуж, дорогая сестра. Не хочешь ли быть моей подружкой на свадьбе?»

Существа, живущие в джунглях современного мира, чем-то походят на диких зверей, и это объясняется их образом жизни. И в этом аду алкоголиков и наркоманов Чирли могла встретить немало людей, готовых на все за несколько долларов и щепотку наркотиков.

А если Чирли не только знала об этих мерзавцах, но и сама подговорила их совершить нападение? Ей это было особенно легко сделать, благодаря письму Шеннон. Она знала, где молодожены собираются провести свой медовый месяц. Она могла следить за ними до Карпинтери. Может, именно она вела ту старую машину, предвидя сладость мести, и пряталась снаружи, когда эти подонки насиловали Шеннон.

Мисс Келли вытерла ему лицо салфеткой.

— Вы очень ослабели, — заметила она.

Но Карсон не ощущал себя слабым. Если не считать тупой боли в правом бедре, чувствовал он себя хорошо. Теперь состояние его здоровья не имело никакого значения. Если его гипотеза верна, то оставалось девяносто девять шансов из ста, что Шеннон еще жива.

После проявленной заботы мисс Келли убрала салфетку и подтянула звонок к изголовью Карсона.

— Я отлучусь ненадолго перекусить, — сказала она. — Если я сейчас не схожу поесть, то до завтрашнего дня мне это не удастся сделать. Если вам что-нибудь понадобится, то в коридоре расположился агент.

Как только сиделка ушла, Карсон откинул одеяло и опустил ноги на пол. Боль в правом бедре стала невыносимой, когда он перенес тяжесть тела на эту ногу. Карсон акал зубы, чтобы не заорать. Но понемногу боль поутихла, и он смог подойти к окну. Комната располагалась на первом этаже, но на окнах были крепкие решетки, и если бы он задумал удрать, то это удалось бы осуществить лишь через дверь. Ему не стоило особого труда снять госпитальную рубашку и заменить ее своим нижним бельем. Его пиджак был в приличном состоянии, но брюки выглядели ужасно. Они были покрыты пятнами крови, а правая штанина разорвана снизу доверху. Даже если ему и удалось бы улизнуть отсюда, в таких брюках он привлек бы внимание окружающих и его задержал бы первый же флик.

Тогда Карсон вспомнил о молодом служащем, который собирался на обратном пути завернуть к нему в комнату. Он был примерно такого же роста и такого же сложения, а главное — он предупредил, что вернется. Карсон нашел свои ботинки и надел их. Затем, сунув бумажник в карман и перекинув пиджак через руку, он, хромая, добрался до двери и немного приоткрыл ее. Около двери действительно стоял стул, но агент, который должен был его охранять, отлучился. Находился агент приблизительно в шестидесяти футах отсюда, в глубине плохо освещенного коридора. Облокотившись о стол ночной дежурной, он был занят приятным разговором. Карсон ощутил дуновение свежего воздуха и посмотрел в другом направлении. Менее чем в двадцати футах от него большая двустворчатая дверь, ведущая к площадке приема санитарных машин, была открыта настежь. Карсон снова повернул голову и увидел служащего, который подходил к его двери с развязным видом. Карсон закрыл дверь и прижался к стене. Он обязан был добиться своего с первого удара. Если у агента появится хоть малейшее подозрение, Карсон рисковал получить вторую пулю, но на этот раз могли стрелять не в ноги.

Служащий вошел и поднял голову на сигнал, который горел над дверью.

— Эй, Келли! — позвал он. — Как это получилось?

Перед опустевшей кроватью он замолк.

Так как служащий собирался повернуться, Карсон сделал шаг вперед и, вспомнив о том, чему его учили в морской пехоте, ударил изо всех сил. Этот прием дзюдо парализовал молодого человека, оставив его не только в полном сознании, но и в полной невозможности позвать кого-либо на помощь или даже шевельнуться. Карсон раздел его, натянул на себя его брюки и блузу из белого трикотажа. Эта операция показалась ему чрезвычайно тяжелой. Он опасался возвращения мисс Келли или агента. Когда он закончил переодевание, то был весь в поту. Его руки были мокрыми до такой степени, что он с огромным трудом смог вытащить из кармана пачку сигарет и с еще большим трудом закурил одну из них.

Теперь на счету была каждая секунда. Карсон не знал, удастся ли ему задуманное, но нужно было рискнуть… Он глубоко затянулся, чтобы придать себе храбрости, и с пиджаком, свернутым под мышкой, открыл дверь, стараясь не хромать, пересек в облаке дыма то короткое расстояние, которое отделяло его от площадки для санитарных машин. Спустившись с парадной лестницы, Карсон бесследно исчез в ночи.


Глава 12 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14