home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Несмотря на то что были открыты все окна, в машине лейтенанта Вильямса царила жара. Слышалось завывание сирены, ритмичный шум мотора и шелест шин по асфальту. Карсон ощущал крепкое бедро Чирли, прижатое к нему. Время от времени она похлопывала его по колену или сжимала ему руку, чтобы доказать, что она — единственное человеческое существо, сохранившее в него веру. Устремив тяжелый взгляд на дорогу, которая освещалась фарами машин, Карсон как бы застыл. У него было такое чувство, что все это он уже когда-то видел. Сколько времени может продолжаться этот кошмар? Где предел человеческого терпения и выносливости?

«Я, Шеннон Гри, принимаю в мужья Джеймса Карсона… в радости и горе…»

А теперь… Ему очень хотелось, чтобы Чирли перестала сжимать его ногу. Это производило весьма плохое впечатление на лейтенанта Вильямса и на Уэнси. Если она будет продолжать, то ее признательность и «доверие» приведут его прямо в газовую камеру. Карсона интересовало, куда его везет лейтенант Вильямс. Он узнал одну из улиц, которая через каньон плавно переходила в прибрежную аллею Сан-Фернандо. Они обогнули гору и взяли направо, по направлению к Вентури. Карсон понял, где они находятся и куда направляются. Его везли на север мимо тиссов, дубов и холмов, к месту, где произошла трагедия. Теперь, когда полиция решила его задержать, его тащили на место преступления в надежде, что шок при виде трейлера заставит его выдать себя. Признаться в преступлении, которого он не совершал!

А в это время агония Шеннон продолжалась. Теперь у бандитов была Шеннон и пятьдесят тысяч долларов. И он ничего не мог поделать, абсолютно ничего! Его даже не слушали, когда он выкрикивал им в лицо слова правды. Поворот на вершину показался ему совершенно иным, чем тогдашней ночью. В ту ночь шел дождь, и это уединенное место было погружено во тьму. А теперь местность освещалась полудюжиной прожекторов.

Лейтенант остановил свою машину между двумя другими фургонами полиции. К дверце автомобиля сразу же подошел помощник шерифа.

— Ничего нового, — сообщил он. — Хотя склон прочесывали весь день. Уже слишком поздно для поисков. Местность достаточно уединенная, и так как неизвестно, в каком направлении искать, труп может лежать здесь до скончания века.

— Карсон осветит нам этот вопрос, — заверил его Вильямс, выходя из машины. — Не правда ли, Карсон?

— Весьма сожалею, но ничем не могу вам помочь, — ответил Карсон, глядя ему прямо в лицо.

— Почему?

— Потому что я не убивал жену!

— Вы знаете, что я думаю, — начал Уэнси, открывая дверцу машины. — Выходите, Карсон. Я намерен провести небольшой эксперимент. Говорят, что жизнь состоит из больших разочарований.

Карсон осмотрелся по сторонам. Все здесь изменилось. Поворот, совершенно пустынный в обычное время, был наполнен людьми: журналистами, фотографами и полицейскими. В тот момент, когда Чирли влезала в трейлер против своего желания, ее успели сфотографировать многие репортеры. Один из журналистов настырно приставал к Карсону:

— Одно небольшое интервью для газеты, — предложил он. — Обычная история… Меня интересует, как вы убили жену, ваши ощущения при этом, и вообще поподробнее. Наша газета хорошо вам заплатит.

Карсон заставил себя воспользоваться этим случаем.

— Историю вы знаете. Два негодяя напали на мою жену. Затем заставили ее влезть в трейлер, изнасиловали, посадили в свою машину и увезли. А сегодня утром я получил две ее фотографии и требование выкупа за нее… Когда я попробовал отдать этот выкуп, меня избили и отняли деньги.

Журналист отвернулся в сторону, потеряв к Карсону всякий интерес. Теперь трейлер показался Карсону небольшим. В нем присутствовали не только полицейские, но и как бы его воспоминания о случившемся. Инспектор Розенкранц сидел на лавочке. Он дал знак Карсону и Чирли, чтобы они устроились напротив него за маленьким столиком.

— Чтобы не было никаких проволочек, — проронил он, — мы быстро приступим к освещению деталей происшествия.

Карсон пришел в ярость и нервно проговорил:

— Я не могу запретить вам делать то, что вы хотите, но я должен еще раз предупредить вас, что вы зря теряете время. Я не убивал жену, и я совершенно обескуражен вашей уверенностью в этом.

— Но ведь купить трейлер ваша идея?

— Нет, такое пожелание высказала миссис Карсон.

— Это не совсем то, что сообщил продавец.

— Мне наплевать на то, что там болтал этот торгаш!

— Миссис Карсон ранее ездила в трейлере?

— Нет. Для нее это было так же ново, как и для меня.

— Но вместо того чтобы отправиться в отличный отель в Палм Спрингс или Лас-Вегасе; она захотела во что бы то ни стало приобрести трейлер, в котором пришлось бы делать то, что обычно не нравится молодым женщинам: кухня, посуда, уборка… Это не кажется вам несколько необычным, мистер Карсон?

— Кажется мне это странным или нет, но все так и было.

— Дальше… — продолжал Розенкранц, как будто озаренный новой идеей. — Как насчет хозяйства? Скажите, миссис Карсон была хорошей хозяйкой?

— Отличной.

— Во время вашего двухнедельного путешествия она содержала все в образцовом порядке, да?

— В прекрасном.

— Она вытирала стены, двери, мебель и прочее каждый день?

— Нет, до этого дело не доходило.

— Тогда как же вы объясните отсутствие каких-либо отпечатков пальцев?

— Возможно, бандиты вернулись, — уверенно предположил Карсон. — Они решили все уничтожить, чтобы после них не осталось никаких следов.

— Бандиты оказались весьма предусмотрительными, — согласился Розенкранц. — Это уже не черные блузы, а белые передники. Мне в первый раз приходится сталкиваться с подобным случаем. А может, им помогла миссис Карсон? Между двумя… физическими упражнениями… скажем?

Чирли сразу же встала на защиту Карсона.

— Ради бога! — воскликнула она. — Когда вы перестанете мучать бедного парня? Вы не считаете, что он и так достаточно пострадал? Разве вы не видите, что он на грани потери рассудка?

— На вашем месте, мисс Гри, я бы не вмешивался в эту грязную историю, — заметил инспектор Розенкранц, глядя на Чирли без всякой симпатии. — В настоящий момент я хочу верить, что вы не замешаны в эту историю. Зная ваше прошлое — а я смотрю на вещи так, как я их вижу, — я уверен, что ваша амбиция не продлится дольше определенного времени, ведь вам нужна дешевая реклама в прессе. Но я обязан вас предупредить, что, если вы будете подтверждать версию Карсона, что видели эти два снимка вашей сестры, мы быстро причислим вас к подозреваемым. Ваша сестра исчезла. По нашему мнению — она мертва, а вы располагаетесь у человека, которого мы считаем виновником ее гибели.

Чирли открыла рот, чтобы возразить… но передумала.

— Он прав, Чирли, — сказал Карсон. — Не вмешивайтесь. Если я не найду Шеннон, остальное не имеет для меня никакого значения. Даже смерть в газовой камере.

— Очень трогательно, — сухо проронил Розенкранц. — Вот что должно произвести хорошее впечатление на судей и присяжных. Но сперва сделаем то, что может убедить судей. — Он вытащил из кармана маленькую полураздавленную коробочку и положил ее на столик. — Мы обнаружили это в глубине одного из шкафов. Вы знаете эту коробочку, мистер Карсон?

Карсон внимательно посмотрел на этот предмет. На глаз она была не более двух с половиной дюймов. Она содержала, как это оказалось на ней написало крупными буквами, краску. Внизу указывался и ее цвет — каштановый.

— Да, эта коробочка мне знакома, — честно признался Карсон. — Однажды я принял приглашение одного парня из кемпинга, и мы пошли с ним удить рыбу. Когда я вернулся, Шеннон разводила немного этого порошка в воде. Помню, я спросил ее, что она собирается делать, и она мне пояснила, — продолжал Карсон, указывая на занавески, — что эти занавески слишком пачкаются и надо покрасить их в более темный цвет, тогда они дольше прослужат. Но потом она передумала и вылила воду.

— Вы знаете, что это за краска, вы ее узнаете?

— Ну да, — ответил Карсон, который никак не мог понять, куда клонит инспектор Розенкранц.

— Люди, разбирающиеся в химии, объяснили мне, что это очень непрочная и легко смывающаяся краска. Некоторые женщины употребляют ее, чтобы подкрашивать волосы, — Розенкранц склонился вперед. — Вы не собирались краситься сами, мистер Карсон? В то время когда вы замышляли это преступление, не подумали ли вы случайно о том, что, если ваша история с насилием и похищением не оправдает себя, вам было бы неплохо изменить внешность для удачного бегства?

Карсон потерял остатки самообладания.

— Но, боже мой! — вскричал он. — Разве я похож на совершенного идиота? Не замышлял я никакого преступления! — завопил он, поднимаясь с места и ударяя кулаком по столу. — Я ничего не придумал, я сказал вам чистую правду, я…

Уэнси толкнул его обратно на банкетку с такой силой, что трейлер закачался.

— Сидите спокойно, Карсон! — приказал он.

Розенкранц продолжал как ни в чем не бывало:

— Начнем снова, Карсон, вернемся к Вентури. Вы настаиваете…

Розенкранца остановил лейтенант Вильямс, который похлопал его по плечу и дал знак следовать за ним к дверце трейлера, где каких-то два человека оживленно беседовали с третьим, недавно появившимся полицейским. Все трое разговаривали так тихо, что ни Карсон, ни Чирли ничего не расслышали.

— Что происходит? — осведомилась Чирли.

Карсон пожал плечами. Его раненая рука и ушибленная голова причиняли ему страдания. Все его тело ныло от усталости. Никогда ему не приходилось переживать подобного ужаса. Как можно разговаривать с инспектором Розенкранцем? С таким же успехом можно попробовать влезть на стеклянную стену или кричать в пустыне. Судя по началу, эта пытка могла продолжаться до бесконечности. А в это время… Карсон старался не думать о том, что должна была переживать Шеннон в руках гангстеров. Но полиция ничего не желала слушать, уперевшись в заданную версию.

Когда инспектор закончил разговор с коллегами, он повернулся к Карсону.

— Мне необходимо посовещаться с лейтенантом. Уэнси, уведите мистера Карсона и мисс Гри. Пусть подождут меня несколько минут. И постарайтесь держать журналистов на приличном расстоянии от них. А не то адвокат мистера Карсона заявит, что его клиент был заранее осужден в газетах и что его процесс велся неправильно.

— Все ясно, — ответил Уэнси.

Машина Карсона все еще оставалась прикрепленной к трейлеру. Уэнси открыл дверцу и сделал знак, чтобы Карсон и Чирли сели на заднее сиденье. Потом, хлопнув дверцей, он повернулся, чтобы отогнать журналистов, буквально облепивших машину.

— Весьма сожалею, парни, но распоряжения начальства совершенно четки: Карсон не даст интервью до окончания допроса.

Машина стояла на краю канавы. Журналисты и фотографы могли подходить к ней только с одной стороны.

— Но, — с энтузиазмом продолжал Уэнси, — я буду рад сообщить вам то, что мне известно. Это я первый ввязался в это дело. Мое имя Уэнси, У-э-н-с-и, Билл Уэнси.

Карсон в это время повернулся к Чирли и проговорил:

— Я очень огорчен.

— Чем? — безразличным тоном поинтересовалась Чирли.

— Что вы втянуты в это дело.

Чирли закурила сигарету.

— Обо мне можете не беспокоиться. Все, что имеет сейчас значение, — это Шеннон. И я начинаю верить, что у малышки был счет в банке. Флики не желают нас даже слушать. Вы знаете, что произойдет потом? Они отвезут вас в город, чтобы предъявить обвинение и посадить вас за решетку. А вы — последняя надежда Шеннон.

— Понимаю. Еще никогда я не ощущал себя таким беспомощным.

— Я думаю… нет, это слишком рискованно, — прошептала она.

— Что вы думаете? — подхватил Карсон. — Что слишком рискованно?

Девушка посмотрела ему прямо в глаза.

— Что вы попробуете удрать, пока этот болван рассказывает прессе, какой он герой! Если вам удастся ускользнуть от фликов, вы, может, сумеете поймать бандитов.

Карсон принялся размышлять. Идея Чирли была невероятно сумасшедшей. Такие вещи происходят только в романах, но у него нет иного выбора. Чирли права: он — последняя надежда Шеннон.

— А потом, — продолжала Чирли, — это ведь может и выгореть. Флики ожидают всего, только не этого. Если вам удастся выбраться на дорогу и забрать машину какого-нибудь журналиста…

Карсон дернул ручку дверцы, выходящей к канаве. Он мог совершенно свободно открыть ее.

— Рискнем наудачу, — решился он. — Все лучше, чем оставаться здесь и знать, что существует настоящая правда, но я не могу доказать ее.

— Желаю удачи, — прошептала Чирли. — Но подождите, я попробую отвлечь их внимание.

Открыв со своей стороны дверцу, она поставила ногу на землю. В этот же момент, согнув голову и втянув плечи, чтобы не быть замеченным через стекло, Карсон выскользнул через противоположную дверцу и кинулся в канаву. Он слышал, как Чирли проговорила:

— Сожалею, что должна прервать ваши дела, шериф. Но у женщины бывают моменты, когда она должна уединиться. Если необходимо, чтобы при этом присутствовал флик, не хотите ли вы составить мне компанию?

Журналисты стали бросать довольно нескромные реплики, но Карсон уже не услышал ответа Уэнси. Он уже находился довольно далеко от машины и слишком был занят тем, чтобы выбраться на дорогу через заросли алоэ. Затем он услышал, что хлопнула дверца машины и раздался возглас:

— Он убежал! — кричал Уэнси. — Карсон сбежал! Перекройте дорогу, а я отрежу ему путь в другую сторону!

В то время как Карсон продолжал расчищать себе путь через заросли, он услышал возгласы в разных направлениях, и желтые лучи прожектора осветили местность. Один раз луч прожектора поймал Карсона, когда тот перебегал дорогу. На миг он застыл, но сразу же бросился бежать. Чирли вопила:

— Бегите, Джеймс, бегите!

Если Уэнси и приказывал ему остановиться, то Карсон ничего не слышал. Звук выстрела потонул в страшной боли. Пуля, вонзившаяся в его тело, прижала его к дверце автомобиля, к которому он бежал. Он попытался приподняться, опираясь на хромированную ручку дверцы, но не смог. Его глаза задернула белая пелена, а уши наполнились звоном. Он совершенно обессилел и не ощущал своего тела, да и было ли это его телом? Карсон безмолвно скользнул по дверце автомобиля и упал на землю.

Он проиграл. Он отдавал себе отчет в том, что с первой минуты не верил в возможность успешного побега, но хотел попытать счастья для Шеннон. Сознание быстро покидало его.

«Выходит, это смерть?» — промелькнула мысль в его мозгу.

Потом он погрузился в серое и ледяное безмолвие.


Глава 11 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 13