home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Совершенно ошеломленный, Карсон налил себе стакан виски и сделал то же самое для Чирли, ни о чем у нее не спрашивая.

— Вы говорите о выборе… — пробормотал он.

— Да, — подтвердила Чирли. — Что же вы намерены предпринять в данной обстановке, Джеймс?

Он удивленно посмотрел на нее.

— У меня нет выбора. Шеннон моя жена. Я соберу все, что смогу, и буду молить бога, чтобы этого хватило. Потом буду ждать, что скажут похитители.

— Это как раз то, на что я надеялась. Но что они имели в виду, написав о бородатом?

— Похищение относится в данном случае к делам, которыми занимаются агенты Федерального бюро расследований, — пояснил Карсон. — «Бородатый» — это прозвище агентов ФБР.

Он поставил стакан, до которого даже не дотронулся губами, и приблизился к окну, чтобы раздвинуть шторы и посмотреть на улицу. Теперь, когда Уэнси и его коллеги были обнаружены, они даже не пытались скрываться. Их машина стояла перед домом. Карсон продолжил:

— В подобных случаях всегда советуют обращаться в полицию или немедленно известить ФБР, понятно? Пять случаев из десяти, что когда члены семьи получают требование о выкупе, то похищенная особа уже мертва. Но когда дело происходит с вами, это совсем иное. Во всяком случае, мы знаем, что Шеннон пока жива. Была жива, когда ее фотографировали.

— Бедная крошка, — вздохнула Чирли, беря фото. — Несмотря на все то, что ей пришлось перенести, она не потеряла красоты. И бесполезно спрашивать себя о том, что они хотели сказать нам. «Нет надобности говорить, как мы это сделаем». Вероятно, они пригласят всех гангстеров города и…

Рука Карсона закрыла ей рот.

— Замолчите! — закричал он. — Замолчите! — проведя дрожащей рукой по ее лицу, он тут же извинился. — Я сожалею, но я…

— Все ясно, вы ее любите.

— Да.

— Я тоже, — она присела на край дивана, скрестила руки на коленях с безнадежным видом и спросила: — Что же нам делать теперь?

— Сейчас я попытаюсь выбраться из дома, не возбуждая вопросов фликов, расположившихся напротив. Они способны разрушить мои планы.

— А я разве не могу пойти вместо вас?

— Не можете, — возразил Карсон. — Акции у вас не те… После публикации в газете, даже если я напишу директору банка, что это я послал вас, и попрошу его держать это в секрете, он станет подозревать неладное и предупредит полицию.

— И мы больше никогда не услышим об этих двоих негодяях, — добавила Чирли, поворачивая фотографию.

— Что-то в этом духе…

— Итак, что мы будем делать?

— Пока не знаю.

Взяв конверт, в котором находилась фотография, он посмотрел на почтовый штемпель. Конверт был проштемпелеван накануне в Лонг-Бич в 23 часа 30 минут. Это мало что давало. Письмо могло быть положено в ящик в любое время дня и ночи. Во всяком случае, Шеннон была пленницей и находилась на расстоянии не менее восьми миль. Это было утешением, но очень малым.

— Может, вам лучше поручить получить деньги одному из ваших коллег, которому вы доверяете? — предложила Чирли.

— Сомнительное дело, — ответил Карсон, который уже думал об этом варианте. — Я не смогу собрать тогда достаточную сумму.

— Хотите чашечку кофе, Джеймс? — спросила Чирли, вставая. Она смотрела на стакан виски, который ее зять, не тронув, поставил на стол.

— Пожалуй, да.

Чирли приготовила кофе на кухне. Усаживаясь за стол, Карсон думал о силе привычки и об инстинкте самосохранения. Несмотря на переживаемую им трагедию, жизнь продолжалась. Он оставался чувствителен к жаре, голоду и жажде. Все это должно было что-то означать. Вероятно, мужчины действительно жуткие натуры, и переживания не влияют на их общие потребности. Допущенная им слабость этой ночью еще больше понуждала Карсона сделать все возможное для освобождения Шеннон и удовлетворить, в чем бы оно ни выражалось, требование бандитов.

Что угодно, лишь бы ему вернули Шеннон. Чирли сделала глоток кофе, и на ее личике возникла недовольная гримаса.

— Что с вами? — поинтересовался Карсон.

— Ничего… В холодильнике не оказалось молока, а я не привыкла пить черный кофе.

Карсон рассуждал. Если память ему не изменяет, то в утро их отъезда, пока он возился с трейлером, Шеннон спросила его, предупредил ли он молочника, чтобы тот ничего не приносил в течение двух недель, пока они будут отсутствовать. И так как Карсон ответил, что он ничего не сделал, Шеннон решила написать молочнику записку, чтобы тот продолжил снабжение их молочными продуктами только через две недели.

— А вы смотрели с черного хода? — осведомился он.

— Нет, я об этом не подумала.

Карсон открыл дверь кухни. Шеннон, видимо, действительно написала записку, и две недели уже истекли, потому что там стояли два бидона с молоком и горшочек со сметаной. Наклонившись, чтобы взять молоко, Карсон заметил сложенный конверт. Сперва он подумал, что это послание от молочника, но затем, убедившись в ошибке, стал ругаться сквозь зубы.

— Что там происходит? — спросила Чирли, сидя за столом.

Освободив конверт из-под бидонов, Карсон принес его на кухню.

— Перед нашим носом и перед нашим бородатым, — проворчал он. — Перед глазами фликов… Вероятно, один из бандитов подходил к черной лестнице.

— Вторичное требование выкупа?

— Похоже на то.

Он с трепетом вскрыл конверт. Послание, как и в первый раз, содержало фотографию Шеннон. Но на этот раз отправители не стали утруждать себя вырезанием букв из газет. Они написали письмо от руки, но измененным почерком.

— Ради бога, Джеймс, не стойте так с выпученными глазами! — воскликнула Чирли. — Это ведь касается моей сестры! Чего они там требуют?

Карсон громко прочел:

— «Мы видели, как специальный человек принес вам письмо с полчаса назад, а это письмо доказывает вам, что мы не спим и наблюдаем за вами. Вы теперь знаете, что вам надо делать. Если вы хотите видеть вашу жену живой, то действуйте соответственно. Положите 50 000 долларов мелкими купюрами в кожаный бювар и поезжайте сегодня вечером к своему бюро в Эль Секундо. Точно в девять часов. А в девять часов восемь минут принесите бювар к шахте № 1 и суньте его под бревно, нет, лучше под брезент, прикрывающий оборудование. Потом пешком вернитесь к стоянке машин служащих. Если вы в точности выполните инструкцию, то найдете миссис Карсон.

Драгуны египетские.

Постскриптум: Вам понравилась фотография?»

Карсон перевернул фото и взглянул на фотографию, которая мало чем отличалась от первой. Потом он протянул ее Чирли. Она качнула головой и заявила:

— Они, вероятно, отлично знают место, где вы работаете. Там есть шахта номер один?

— Да, это первая шахта, которую использовала компания. Находится на другом конце территории.

— А место для стоянки служебных машин?

— Также существует.

— Значит, это просто случайность, но весьма удачно задуманная. Может, эти негодяи когда-нибудь работали или просто нанимались на работу в вашу компанию?

Закрыв глаза, Карсон без труда представил себе лица обоих негодяев, ограбивших его и изнасиловавших Шеннон. У него было впечатление, что он увидел их в первый раз в ту ночь. Карсон был уверен в этом. Если они и работали на компанию, то их служба не была связана с ним. Карсон пошел на кухню и закрыл входную дверь. Потом он осмотрел соседние помещения. В послании говорилось, что негодяи присутствовали во время появления первого послания. Это означало, что по крайней мере один из них находился за окном соседнего дома, но которого? Карсону еще больше захотелось сообщить обо всем этом Уэнси, но страх потерять Шеннон удержал его от этого шага.

Он с силой ударил кулаком по подоконнику. Еще никогда в жизни он не ощущал себя таким беспомощным. Вероятно, ему только и оставалось делать, что следовать указаниям гангстеров, но ничто не давало ему уверенности, что он найдет жену живой.

— Вы бы лучше отошли от окна, — заметила Чирли. — Если они наблюдают за вашим домом, что весьма возможно, то лучше выказать спокойствие, потому что они могут увеличить сумму выкупа.

Карсон закрыл окно.

— Но ведь я совершенно не способен дать им то, что они просят, — признался он с рассеянным видом.

Карсон вернулся в спальню и попытался продолжить размышления. Если он решит отправиться в банк, он сможет взять оттуда двадцать пять тысяч долларов. У него был еще полис на пятьдесят тысяч, на которые он застраховал свою жизнь. Он должен был выплачивать их в течение десяти лет. Карсон не знал, сколько он сможет получить по полису сейчас, но надеялся, что ему дадут семь или восемь тысяч. Семь и двадцать пять тысяч, да еще что-нибудь. Получается не больше тридцати пяти тысяч.

Может, гангстеры согласятся на эту сумму? Но даже если предположить, что ему удастся пойти в банк и снять все свои сбережения, он подвергнется двойному риску. Или парни Розенкранца проследят его до назначенного негодяями места и их присутствие спугнет бандитов, или они задержат его с деньгами и это послужит уликой, подтверждающей, что он убил свою жену и теперь взял все свои деньги, чтобы убежать куда-нибудь подальше.

Правда, фото Шеннон могло убедить их в противном, но ведь бандиты его серьезно предупреждали, что случится, если он покажет фото полиции. С другой стороны, необходимо подумать и о психике Шеннон. Та Шеннон, которую увезли от него, и та, которая вернется к нему (если вернется), это будут две разные женщины. Карсон понимал, что со временем, при помощи любви и нежности, Шеннон физически и нравственно окрепнет. И все же морально… Насколько сильна моральная устойчивость женщин в подобной ситуации? После таких переживаний и испытаний останется ли Шеннон психически нормальной? Будет ли их совместная жизнь навсегда запятнанной? В особенности если он покажет фото полиции? Шеннон всю жизнь будет помнить, что все ее неприятности известны тысячам людей, благодаря широкой информации в газетах.

Чирли пришла к нему в гостиную. Она села на диван и проговорила, обняв коленки руками:

— Долго раздумывая, мы ничего не сделаем. Из второго послания я поняла, что бандиты знают расположение вашего предприятия в Эль Секундо. С другой стороны, им особенно важно получить деньги. Для них это главнее, чем задерживать у себя вашу жену. Если бы вы могли достать деньги…

— Пятьдесят тысяч долларов? Где? Даже если мне удастся добраться до банка и вернуться сюда, самое большее, что я смогу достать, это тридцать пять тысяч долларов.

— Я думаю не о деньгах! — выпалила Чирли. — Я думаю о том, что если…

— Что, если?

— Если вы сделаете вид, что следуете их инструкции… Вы положите деньги в то место, о котором они писали. В тот момент, когда они придут за деньгами, вы застигнете их врасплох, и не только вернете Шеннон, но и жестоко отомстите этим подонкам.

— Каким же образом?

— Об этом у меня нет ни малейшего представления. Это вам следует найти такую возможность. Ведь вы мужчина!

Карсон принялся обдумывать этот вариант. Шахта номер один находилась на краю огороженной территории, в плохо освещенном месте. Оно было отделено от его конторы дюжиной других таких точек. После того как он положит бювар под брезент, ему ничего не стоит найти укромное местечко, откуда он сможет наблюдать за шахтой. Если вместо того, чтобы шагать на стоянку машин, он поручит сделать это Чирли? Он подождет, пока один из бандитов или оба вместе придут за выкупом и… тогда он выйдет из прикрытия с револьвером в руке.

— Ну что? — не выдержала Чирли.

— Вы согласитесь пойти на риск, чтобы помочь мне высвободить Шеннон?

— Я пойду на любой риск и сделаю все, что в моих силах.

— Вы умеете обращаться с револьвером?

— Я никогда не держала его в руках, но могу попробовать.

— И вы будете стрелять, если понадобится?

— Конечно.

— Тогда решите для себя следующий вопрос. Сегодня вечером мы отправляемся на завод. Я прячу вас в своей конторе, которая располагается в пятнадцати ярдах от стоянки машин. Вы даже сможете увидеть ее из окна.

— А дальше?

— Предположим, что бандиты сдержат слово и один из них приведет Шеннон к стоянке машин. Вы сможете угрожать револьвером и даже стрелять из него, если возникнет необходимость, в то время как я буду занят гангстером, который придет за деньгами.

— Отличная идея. А если их задержит сторож у ворот?

— Исключено… Сторож покидает пост в шесть вечера. В течение дня он занимается проверкой въезжающих на территорию автомашин, а ровно в шесть его сменяет служащий, работающий в ночную смену. Но он не следит за входящими, у него другие обязанности. Он должен следить за выходящими.

— Идея неплоха, — согласилась Чирли. — Мне это нравится, за исключением двух деталей.

— Каких?

— Где вы достанете два револьвера, ведь ваш полиция оставила у себя?

— Да, но в отделе эксплуатации нет недостатка в револьверах. Инженеры и геологи частенько вынуждены вооружаться при разработке новой зоны. Мне стоит лишь потихоньку войти в отдел и взять там два револьвера.

— Отлично. А как с деньгами?

— А если я изготовлю «куклу»? Бумага, сложенная во много раз, будет похожа на настоящую банковскую пачку.

— Эта идея мне не нравится. Из этого ничего не выйдет, Джеймс. Они сильны, эти подлецы, и они предупредили нас. Кто вам сказал, что приведший Шеннон не будет ждать условленного сигнала от другого гангстера, который пойдет за деньгами? Например, пересчитав деньги, он должен будет зажечь три раза фонарик или еще что-нибудь в этом роде.

— Чистая правда, — согласился Карсон, — но я вам уже объяснил, почему я не могу пойти в банк.

Чирли немного подумала, а затем спросила:

— Каковы ваши основные обязанности в компании, Джеймс?

— Я главный кассир.

— И что вы делаете?

— Я ведаю в основном денежными средствами для оплаты жалованья и счетов по договорам.

— И компания держит деньги в конторе?

— Когда как… Как раз сейчас у меня в несгораемом шкафу находится приличная сумма денег.

— А вы можете взять их оттуда?

— Нет.

— Почему?

— Потому что это не мои деньги.

Чирли передернула плечиками.

— Мне что, вам виднее, — заметила она. — Шеннон только моя сестра, но если бы я была ее мужем, я сделала бы бог знает что, чтобы вернуть ее живой и невредимой. Все что угодно. — Чирли вынула обе фотографии и сунула их под нос Карсону. — Вы видели это! По-вашему, что произошло между этими двумя снимками?

— Мой бог! — воскликнул Карсон. — В какую игру вы играете, Чирли? Перестаньте мучить меня всяческими предположениями! Я иду доставать деньги.

— А как вы это сделаете? Пойдете в банк, где вас немедленно задержат? Но ведь это может привести к непредсказуемым последствиям. Это может уничтожить все шансы на освобождение Шеннон.

— Нет, туда я не пойду. Вы подали мне неплохую идею. Можно попробовать…

Карсон подумал о деньгах, предназначенных для платежей по найму в Хемете и лежащих в пачках в его несгораемом шкафу. Карсон мог взять оттуда пятьдесят тысяч долларов, и никто не узнает об этом. Потом, как только он поймает этих двоих негодяев и вернет свободу Шеннон, он положит эти деньги обратно в сейф. Это будет не воровство, а временный заем. Если бы он посмел довериться Томсону или мистеру Горсу, то они, безусловно, дали бы ему эти деньги взаймы. И если дело повернется не так, как он рассчитывает, то он сможет заткнуть эту «дыру» из собственных средств.

Чирли вновь не выдержала длительных размышлений Карсона и упрямо осведомилась:

— Какого же рода ваша идея?

— Я знаю, где смогу найти пятьдесят тысяч долларов, не выходя отсюда ранее назначенного гангстерами времени.

— Вот и хорошо! — обрадовалась Чирли.

Карсон печально вздохнул и отправился на кухню выпить кофе.


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10