home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Потягивая виски, к которому испытывал уже почти отвращение, Карсон ждал продолжения. Чирли, со своей стороны, внимательно смотрела на дно своего пустого стакана, как будто желала увидеть там прошедшие годы.

— Я никогда точно не знала, откуда мы появились. Может, из Оклахомы, а может, из Арканзаса или Аризоны… Но мне было четыре года, когда наш отец обосновался в этой стране. Это произошло во время второй мировой войны. Он начал работать на постройке деревянных судов. Отец мечтал накопить достаточно денег, чтобы вернуться в родную страну, купить там ферму и спокойно дожить остаток жизни. Но он никогда туда не вернулся. Все его деньги улетучились табачным дымом. Пока мы были маленькими, это казалось не так страшно, на жизнь всегда оставалось. Но после войны, когда бизнес стал сворачиваться… Однажды, когда мне было девять лет, он пошел купить спички…

— И он бросил вас, Шеннон и мать?

— Да… кинул в бездну нищенского существования… — Чирли взяла сигарету у Карсона, закурила и продолжила: — Мать тоже не была ангелом, поймите это. После исчезновения мужа любой мужчина стал для нее хорош: лишь бы платил и можно было купить бутылку вина. Так продолжалось около семи лет. И однажды ночью она умерла, и тип, который жил с ней в это время, решил, что, если я заменю ее, он не много потеряет. Я сложила свои пожитки и вещи Шеннон, и мы ушли. Я стала работать. Я танцевала с другими девицами в одном из заведений.

— В шестнадцать лет?

— Совершенно точно. Заметьте, это меня мало смущало. Мне было необходимо переменить обстановку. О, конечно, я тоже мечтала стать настоящей дамой. Большая мечта — стать настоящей дамой, жить в красивом доме или в отеле, иметь много красивых вещей и мужа. Шеннон добилась этого, а я нет. Я танцевала тогда в кордебалете. Через две недели ко мне подошел хозяин и предложил мне кроме этого заниматься кастрюлями или убираться вон, — Чирли энергично затянулась. — Мне надо было думать о Шеннон, и, кроме того, мы уже привыкли как следует есть. Я выбрала кастрюли. И вот чего я достигла. — Рукой, в которой она держала сигарету, она сделала широкий жест, как бы показывая себя. — Но хватит об этом… лучше поговорим о ваших родных. Какие они были?

— Хорошими, очень хорошими. Но я был гораздо старше вас, когда их лишился. Они оба погибли во время несчастного случая.

— И у вас нет больше родственников?

— Никого.

Чирли плохо перенесла последний стакан виски.

— Мы с вами не что иное, как пара бедненьких сиротинок, — промолвила она хриплым голосом. Затем, вытерев слезы рукавом платья и размазав косметику, она обратилась к бармену: — Понимаешь, Шеннон прислала мне открытку, Сэм. С фотографией, на которой был изображен кемпинг, где они с Джеймсом проводили медовый месяц. Она писала, что жаждет спокойствия.

— Это очень мило, — сказал Сэм, похлопывая ее по плечу.

— Теперь мистер Карсон проводит вас, и все устроится, вы увидите.

Опираясь на Карсона, Чирли слезла с табурета и обратилась к бармену, еле стоя на ногах:

— Вы хорошо записали номер телефона Джеймса, Сэм?

Китаец повторил на память этот номер, и Чирли успокоилась. Очутившись на свежем воздухе, она быстро оправилась.

— Извините меня, Джеймс. Вероятно, спертый воздух в баре на меня плохо подействовал. Был момент, когда мне показалось, что я упаду в обморок.

— Я тоже выпил немного больше положенного, — признался Карсон. — Честно говоря, мне кажется, что я пьян. А как вы сейчас себя чувствуете? Вы в состоянии вести машину?

— Я совершенно в форме, — убежденно сказала Чирли, усаживаясь за руль.

Некоторое время она сидела молча, не включая мотор.

— Но если наша поездка и даст результаты, то их придется ждать довольно долго. Нам лучше быть вместе. У вас большая квартира? Я видела только гостиную и ванную комнату.

— У меня пять комнат.

— А сколько спален?

— Две.

— Отлично, — заметила Чирли, включая мотор. — Это мне по душе. Я приглашаю себя, это одно из удобных качеств моей профессии: я не обращаю внимания на свою репутацию.

Карсон попытался слабо протестовать, но не из-за соблюдения приличий, а из личных соображений. Потом, пожав плечами, он сдался. Есть ли в этом необходимость? Шеннон придерживалась бы мнения Чирли. Она послала ей открытку и предложила помириться. К тому же, он не хотел оставаться один. Уже наступила полночь, когда Карсон открыл дверь. Воздух был горячим, и было очень душно. Карсон указал Чирли на бар, если ей захочется немного выпить, а сам направился открывать окна в комнате для гостей. Там он достал для Чирли пижаму.

— Спасибо, Джеймс, — промурлыкала Чирли. — Вы отличный парень, и вы мне очень нравитесь.

— Вы мне тоже приятны, — немного смутился Джеймс. — Если вам что-нибудь понадобится, вы мне только скажите.

— Ясно. Итак, Джеймс, в котором часу вы завтра должны быть на работе?

Карсон объяснил, что обычно он приходит на работу к восьми часам, но утром он позвонил на службу и его босс заявил, что он может пользоваться своим временем столько, сколько ему понадобится для розыска жены.

Чирли на миг задумалась, после чего произнесла:

— Слушайте, я знаю, что это меня не касается. Вы женаты на моей сестре, а не на мне, но на вашем месте, Джеймс, я бы пошла завтра на работу. Может случиться, что вся эта история быстро не закончится. И я не знаю, отдаете ли вы себе отчет в том, что вы находитесь на грани нервного срыва. Во всяком случае, подумайте об этом. Мне лично кажется, что вместо того, чтобы оставаться дома и смотреть на меня до боли в глазах, для вас было бы лучше очутиться в привычной обстановке, среди ваших коллег и заняться знакомым делом.

— Это идея, — согласился Карсон. Он протянул ей руку и решительно сказал: — Доброй ночи, Чирли. Я рад, что мне пришлось с вами познакомиться. Вы отличная девочка!

Чирли пожала ему руку.

— Всегда к вашим услугам. Вы позволите мне принять ванну перед сном?

— Ну конечно!

— Может, я и не добродетельна, но всегда слежу за личной гигиеной, — пояснила Чирли. — Идите в ванну первым. Мне понадобится больше времени, чем вам.

Карсон, действительно, долго в ванной не задержался и вскоре прошел в комнату, которая служила бы спальней для него и Шеннон. Он закрыл дверь. Было слишком жарко, чтобы спать в пижаме. С закрытой дверью в комнате можно было задохнуться. Карсон разделся, выключил свет и приоткрыл дверь на несколько футов. Затем он растянулся на кровати и немедленно об этом пожалел.

Его опьянение вызывало головокружение. Ему казалось, что его кровать качается вместе с ним. Темнота выхватила из его сознания неясные картины. Чирли права: его нервы напряжены до предела. Слишком многое случилось за такой короткий срок. Накануне, в это самое время, он заметил фары следящей за ними машины там, на горе.

Чтобы не думать об этом, он стал прислушиваться к шуму в ванной. Блудница Чирли была ему симпатична.

«Она сидит в ванной, — думал он. — Теперь она моется… Она выходит из ванной и вытирается… Она открывает дверцу аптечного голубого шкафчика… Она, вероятно, ищет тальк или одеколон… Она пудрится…»

Карсон неожиданно выпрямился, негодуя на себя. Что он за человек? Нетрезвое состояние не оправдывало его: приличный человек не раздумывает о таких вещах по отношению к сестре своей жены. Он снова лег и закрыл глаза. Напрасно… Видение сестры Шеннон, очаровательно растрепанной, светловолосой и почти обнаженной в неубранной комнате отеля, вновь возникло в его памяти. Карсон ощутил облегчение, когда Чирли вышла из ванной и стремительно проследовала мимо его комнаты в комнату для гостей. Может, теперь ему удастся заснуть? Он старался вовсю. Через несколько секунд Карсон вновь услышал, как Чирли открыла дверь своей комнаты, а потом отворила дверь в гостиную и приоткрыла дверцу бара.

Карсон повернулся спиной к свету, который проникал к нему из гостиной, и вновь попытался заснуть, но, несмотря на полуоткрытую дверь, в комнате висела невыносимая жара. Карсон был счастлив, когда Чирли открыла дверь, ведущую из гостиной на балкон. И он услышал, как от небольшого дуновения ветерка дверь его комнаты приоткрылась чуть больше.

— Это лучше, гораздо лучше, — пробормотал он, взбивая подушку.

Затем он снова закрыл глаза, но сразу понял, что свет из гостиной мешает ему заснуть. Он чувствовал его даже через закрытые веки. Скатившись с кровати, он подошел к двери, чтобы закрыть ее, и увидел на пороге Чирли.

— Я никак не могу заснуть, — пожаловался он.

— Вижу…

Чирли вошла в комнату и села на кровать рядом с ним, после чего протянула ему стакан.

— Может быть, это вам поможет? — предложила она.

— Сомневаюсь, — вяло признался Карсон.

Чирли поставила стакан на ночной столик.

— Мне это тоже не помогает, — призналась она. — Скажите, Джеймс, вы находитесь в таком состоянии с того момента, как вошли в мою комнату сегодня после полудня?

— Да, и мне стыдно за себя.

— Из-за Шеннон?

— Да.

Чирли встала, расстегнула куртку пижамы, слишком широкой для нее, и бросила ее на пол.

— Я думаю, это наверняка вам поможет прийти в себя после таких тяжелых испытаний, что выпали на вашу долю, — обыденно сказала она. — Может, в первый раз в жизни мое тело пригодится для стоящего дела.

И так как Карсон все еще колебался, она опрокинула его на кровать. Карсон попытался высвободиться, но не смог сделать этого: он желал ее.

Если бы он не был уверен, что женщина, которую он сжимал в своих объятиях, была сестрой Шеннон, он мог бы поклясться, что держит в руках саму Шеннон. Чтобы успокоить совесть, он попытался представить себе Шеннон на месте Чирли. Но потом он все же пришел к выводу, что это все-таки Чирли — женщина, которой ему в настоящее время было достаточно, даже больше чем достаточно.


«ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ КАФЕ-КОНЦЕРТА, НАЧИНАЯ С 21 ЧАСА». | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 8