home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Затишье длилось недолго. Как только цепочка полицейских машин заняла возвышение и поворот на встречную дорогу, вновь хлынул дождь.

Карсон просил, чтобы его не заставляли сидеть в трейлере, в котором специалисты и техники-лаборанты снимали отпечатки пальцев и искали другие следы преступников. Его посадили в одну из замыкающих полицейских машин, в которой помощник шерифа Гидаш снимал с него официальные показания и печатал их на пишущей машинке.

Карсон повторил ему то, что раньше объяснил Уэнси, и добавил, побагровев:

— Когда второй покончил с Шеннон, они собирались покинуть трейлер, но потом, посоветовавшись, решили увезти с собой мою жену.

— Почему? — осведомился инспектор Филипс.

Через залитое дождем окно Карсон смотрел на освещенный многочисленными прожекторами подъем. Солидные люди с серьезными лицами, в плащах, блестящих от дождя, двигались туда и сюда по небольшому пространству земли. Слышались разговоры по радио и передаваемые распоряжения.

Машина сорок два получила распоряжение обследовать участок до такого-то поста, машина тридцать восемь должна была встретиться с ней, а машине девяносто один нужно было остановить старую машину, которая, как они думали, везла двух молодчиков и молодую женщину и которую заметили на основной магистрали по дороге в Хермозу. Полиция зашевелилась. Теперь, когда было уже, по-видимому, поздно!

— Я вам задал вопрос, — напомнил Филипс.

— Я не понял.

— Ваша жена продолжала плакать?

— Да.

— Они позволили ей одеться?

— Нет.

— Когда они стали тащить ее из трейлера, что сделали вы?

— Я освободился от типа, который угрожал мне ножом и чем-то ударил. — Карсон провел рукой по лицу и продолжил: — Мне кажется, что это была кофеварка. Мы позабыли ее упаковать.

— А что потом?

— Парни вынули ножи и набросились на меня. Они били меня какими-то тяжелыми предметами, пока я почти потерял сознание. Эти предметы показались мне сделанными кустарным способом.

— А почему вы думаете, что они сделали их сами?

— Просто догадка… Я вспоминаю, что мне сразу показалось, что эти предметы сделаны любителями. Вероятно, они вырезали куски кожи, сшили их и наполнили песком или дробью.

— Продолжайте.

— Шеннон пыталась их остановить: она умоляла не убивать меня. Наконец они перестали меня лупить и вытащили жену из трейлера. Приподнявшись, я последовал за ними, ползя на четвереньках. Я видел, как они принудили Шеннон влезть в багажник их машины. В тот момент, когда мне наконец удалось встать, эти ублюдки снова накинулись на меня и снова начали избивать. Когда я пришел в себя, я лежал под дождем, а они исчезли.

— Это произошло около двух утра?

— Около того.

— Сколько времени, вы, по-вашему, находились без сознания?

— Я ничего не знаю. Но если верить часам, то было ровно три часа сорок пять минут, когда помощник шерифа, которого я вызвал по телефону, вошел на станцию.

Прекратив печатать, Гидаш заметил:

— С таким запасом времени они могут находиться сейчас в Сан-Диего или Сан-Обиспо.

— Вполне возможно, — подтвердил инспектор Филипс и добавил: — Но я все же не понимаю, зачем они увезли с собой миссис Карсон. В сущности, после грабежа они должны были удрать. — Он повернулся к Карсону и уточнил: — Вы говорили, что они оба воспользовались ею в трейлере?

— Да.

— И вы даже не пытались ей помочь? — негодующим тоном и с издевкой проговорил Филипс. — А когда они захотели увезти ее вы попробовали им помешать?

— Да.

— Пресса не очень-то будет к вам расположена. Вы это понимаете?

— К черту прессу! — взорвался Карсон. — Я сделал для жены все, что в моих силах. Вы не представляете, как тяжело было оставаться там, все видеть и не быть в состоянии оказать ей помощь.

Инспектор Филипс не спускал с него тяжелого, испытующего взгляда.

— Я сомневаюсь в этом, мистер Карсон. Сколько вам лет?

— Тридцать шесть.

— Вы были на войне?

— Это старая история.

— Я задал вам вопрос.

— Да, был.

— В каких войсках?

— В морской пехоте, и если вы думаете, что я не начал действовать раньше, потому что струсил, то вы глубоко ошибаетесь. Я не трус! Я могу показать вам следы раны, которую нанес мне в живот выстрел японского солдата, не говоря уже о медали за храбрость.

Инспектор Филипс был немолодым человеком, со сдержанными манерами и сединой на висках.

— Никто не упрекает вас в трусости, — мирно произнес он. — Но у вас все же существовала возможность выбирать, и вы сделали свой выбор, мистер Карсон. Как по-вашему, эти парни наркоманы?

— Я так думаю.

— Почему?

Карсон пожал плечами.

— По правде говоря, я не эксперт по наркотикам, но я много читал о действии наркотиков и эффекте, который они вызывают. И мне кажется, что они хватили тогда добрую дозу. Потом они вели себя так, будто находились в трансе. Словно для них не существовало времени. Все казалось им очень забавным. Пока один возился с Шеннон, другой отпускал дикие шутки, которые вызывали у них приступы идиотского смеха.

— Хорошо. Теперь скажите мне, пожалуйста, мистер Карсон, какая у вас профессия?

— Я главный бухгалтер и начальник финансового отдела нефтяной компании в Эль Секундо.

— Хорошее дело?

— Неплохое.

— Я думаю, что через ваши руки проходят, вероятно, огромные суммы денег, так?

— Совершенно верно, — подтвердил Карсон. — Но я не вижу никакой связи между моей профессией и исчезновением Шеннон.

— Я просто поинтересовался, не ограбили ли вас случайно эти два подонка. Вы утверждаете, что содержание вашего бумажника разочаровало их?

— Да.

— Теперь объясните, и хорошенько подумайте, прежде чем ответить, вы совершенно уверены, что никогда не видели ни того, ни другого молодчика на заводах вашей компании или у вашего офиса? Короче, у места вашей работы? Вы совершенно убеждены, что они у вас не работали?

— Абсолютно уверен.

— А миссис Карсон?

— Что?

— Она никого из них не узнала?

— Нет.

— И они напали на вас совершенно неожиданно среди гор?

— В четырех милях отсюда, чтобы быть точным. Столько до того места, с которого они стали следить за нами.

Инспектор Филипс попросил помощника шерифа, сидящего на переднем сиденье машины, передать ему две первые странички показаний Карсона и бросил на них беглый взгляд, после чего продолжал:

— Теперь о другом. Эта доска с объявлением: «Ремонт моста. Объезд по сто первой национальной», которую, как вы утверждаете, вы видели…

— Как это «я утверждаю», — оборвал его Карсон. — Я ее великолепно видел!

— Это обычное официальное объявление?

— Во всяком случае, я принял его за таковое.

— И оно было освещено?

Карсон напряг память.

— Да, — ответил он после некоторого раздумья. — С каждой стороны висело по красному фонарю.

— Но доска с объявлением и оба красных фонаря исчезли, когда вы пришли в себя и спустились на большую дорогу, чтобы вызвать полицию, да?

— Действительно, я не помню, чтобы видел их еще раз, — честно признался Карсон.

Филипс вернул оба листка Гидашу и продолжал:

— Теперь скажите, мистер Карсон, с какого времени у вас имеется трейлер? Мне это необходимо знать для большей ясности.

— Недели две… Я оплатил его стоимость накануне свадьбы и забрал его в день свадьбы.

— Следовательно, вы купили его с расчетом провести в нем ваш медовый месяц во время путешествия?

— Совершенно верно, — произнес Карсон и с горечью добавил: — Вот о чем я теперь сожалею. Зря я купил его! Если бы мы отправились в свадебное путешествие без него и жили бы в отеле «Кэрмел» или даже в Лас-Вегасе, как я предполагал раньше, то ничего такого бы не случилось! Но это Шеннон хотела приобрести трейлер, и она даже на этом настаивала. Она говорила, что первые две недели хочет провести вдали от людей.

— И вы были вдали от всего и от всех?

— На площадках кемпингов, — Карсон обхватил голову руками. — Это не испортило наш медовый месяц, он был восхитителен. Если бы только, — воскликнул он, ударив раненой рукой по переднему сиденью, — я не поверил Шеннон, когда она сказала мне, что необходимо повернуть! Едва только мы повернули, как я сразу смекнул, что ошибся дорогой.

— Когда вы оказались на сто восемнадцатой Национальной, на юге Вентури?

— Да.

Импозантная фигура Уэнси появилась в свете прожекторов. Помощник шерифа в блестящем от дождя плаще подошел к дверце автомобиля и стукнул в окно.

Инспектор Филипс опустил стекло.

— Что случилось?

— Я хочу сказать вам пару слов, инспектор.

— Сейчас, — Филипс открыл дверцу и вышел из машины.

Пока дверца была открыта, Карсон не без иронии обратился к Уэнси:

— Только не рассказывайте мне, что какой-то бдительный полицейский уже задержал машину с обоими прохвостами.

— Мы тут не дурака валяем, — спокойно парировал Уэнси.

— Во всяком случае, двое малолетних гангстеров с голой женщиной в багажнике разъезжают по штату в пять часов утра и это не обращает на себя внимания. Разве это не так?

— Безусловно, — холодно подтвердил Уэнси. — Но старых машин очень много, и трудно выловить из них нужную. Ведь патрулирующие автомобили не знают ни номера, ни марки, ни года выпуска машины бандитов.

Помощник шерифа закрыл дверцу и направился вместе с Филипсом к трейлеру.

Гидаш перестал печатать на машинке и закурил сигарету. Немного погодя, он предложил сигарету Карсону.

— Да, тяжкое дело, парень, — констатировал Гидаш. — Это ужасно для всякого. Я ставлю себя на ваше место, и меня бросает в дрожь.

Карсон взял сигарету и закурил.

— Спасибо.

— Прошло всего лишь пятнадцать дней, как вы женаты?

— Да.

— А вы давно познакомились с женой?

— Не особенно, не больше трех месяцев назад.

— Любовь с первого взгляда?

— Если хотите…

— Где же вы с ней встретились?

— На пляже.

— Эти истории так обычно и начинаются.

«Возможно», — подумал Карсон. Но не его идиллия с женой. Их встречи не походили ни на одну из тех, что случались у него раньше. Между ними ничего не было, абсолютно ничего, до самой свадьбы. Шеннон была против всякой близости до женитьбы.

«Это унизительно для женщины, — объясняла она ему. — Когда мы поженимся, я буду принадлежать вам, где вы захотите и когда вы захотите. Но это в будущем. До этого времени, мой дорогой, об этом не может быть и речи».

— А ее семья?

— Что семья?

— Хорошо бы предупредить их, — продолжал Гидаш. — На вашем месте я постарался бы как можно быстрее поставить их в известность. Если ей удастся ускользнуть от этих поганцев, то возможно, что стесненная всем происшедшим, она направится прямо к родственникам, а не к вам.

— Это не в характере Шеннон, — возразил Карсон. — Если ей удастся освободиться от них, она немедленно даст знать именно мне. К тому же она должна быть страшно обеспокоенной моей судьбой. Ей ведь ничего неизвестно, и она не знает, не убили ли меня бандиты.

— Весьма вероятно, — согласился Гидаш.

— К тому же, у нее нет ни отца, ни матери, — продолжал Карсон. — У нее есть только сестра.

— Моложе или старше ее?

— Старше на два года. Я с ней не знаком, но знаю, что ее зовут Чирли. Мне кажется, что Шеннон с ней не в очень хороших отношениях. Из того, что она мне рассказывала, видно, что ее сестра… ну, в общем, не велика штучка, вы понимаете… Шеннон немного стыдится ее, потому что та поет в одном заведении со стриптизом, заведении не слишком высокого класса, на Лонг-Бич.

— Почти в каждой семье найдется такая, — заметил Гидаш, передернув плечами. Он быстро пробежал глазами написанное и прибавил: — Лонг-Бич? Это далеко от вас?

— Миль восемь.

— На вашем месте я бы сразу позвонил ей, как только вернулся домой.

— Собственно, я так и собираюсь сделать.

Шеннон и ее сестра не очень ладили друг с другом, но Карсон решил, что Чирли имеет право знать о случившемся. И будет лучше, если она узнает это от него, а не из газет.

Карсон взглянул в окно: пресса была уже здесь. При тусклом свете прожекторов, пробивавшемся сквозь дождь, Карсон видел, как журналисты разговаривали с шерифом, с техническими работниками полиции и делали снимки. А Шеннон в это время находилась в руках негодяев, и бог знает, увидит ли он ее когда-нибудь? В любой момент к нему могли подскочить журналисты для интервью.

— Я должен бороться, — заявил он. — Я поступил неверно, так как обязан был попытаться убить их, даже если это грозило бы мне смертью!

Гидаш скептически взглянул на него.

— Опасное дело. С месяц тому назад у нас было дельце, в котором парень рассуждал так же, как и вы. И вы бы видели, как они разукрасили его девицу. Разве только не вырезали инициалы на ее заднице.

Карсон едва успел наклониться к двери, как его стошнило. В тот момент, когда он вытирал рот, появились инспектор Филипс и Уэнси и влезли в машину.

— Устройте так, чтобы журналисты не беспокоили нас некоторое время, Том, — распорядился Филипс, обращаясь к Гидашу.

— Слушаюсь, инспектор.

Когда Гидаш исчез, Филипс спросил Карсона:

— У вас есть разрешение на ношение оружия, Карсон?

— Да.

— Почему же, в таком случае, вы не воспользовались револьвером, когда вам стало ясно, что затевают эти типы?

— Потому что… потому, — торопливо начал Карсон, — потому что револьвер находится у меня дома в нижнем ящике комода.

Уэнси развернул засаленную тряпку.

— В таком случае, вы мне можете объяснить, что это такое?

Карсон взглянул на предмет, лежавший на тряпке. Если бы он не был уверен в противном, он бы поклялся, что это «Смит и Вессон» тридцать восьмого калибра, который он купил, когда занял ответственный пост в компании Эль Секундо.

— Можно подумать, что это мой револьвер, — растерянно пробормотал он, — но это невозможно…

— Почему же?

— Я вам уже сказал, что мой находится в комоде.

Но сейчас Карсон не был в этом уверен на сто процентов. Он попытался вспомнить. В то утро произошло так много событий и он так спешил остаться с Шеннон наедине, что воспоминания о других вещах стерлись из его памяти. Так как Шеннон настаивала на очень скромной церемонии, то они зарегистрировались в мэрии в Редондо. Потом они сразу направились за трейлером, после чего вернулись домой за провизией и экипировкой для кемпинга, которую они купили накануне. И Шеннон сдержала свое слово. Они были женаты, и ничто не препятствовало им принадлежать друг другу!

Затем, торопясь скорее в путь, они оделись, и радостные, направились снаряжать в дорогу трейлер. Вполне возможно, что он взял револьвер из ящика, но этого Карсон совершенно не помнил.

— Ну, так что же? — ледяным тоном продолжал Уэнси. — Это ваш револьвер или нет?

— Он очень похож на мой, — признался Карсон. — Где вы его обнаружили?

— В ящике для перчаток в вашей машине. Вы уверены, что не хотите изменить свое заявление? Вы твердо убеждены, что не стреляли в этих подонков?

Карсон глубоко затянулся сигаретой.

— Абсолютно уверен! — твердо заявил он. — Я даже не знал, что оружие находится в машине. Если бы я это знал, то прикончил бы этих сопляков.

Некоторое время Карсон оставался почти парализованным. Если бы он знал, что у него под рукой находится оружие, то ничего такого не случилось бы. Он подумал, что, может, Шеннон, желая быть полезной при сборах в дорогу и не зная ничего, как и муж, о жизни в кемпинге, по собственной инициативе взяла и спрятала револьвер в коробку для перчаток. Он уже хотел сказать об этом инспектору Филипсу, но тут же передумал. Его предположение не выдерживало никакой критики. Если Шеннон знала, где находится оружие, она бы обязательно сообщила ему об этом.

— Как вы себя чувствуете? — осведомился Филипс.

— Плохо, — уныло произнес Карсон.

— Слишком плохо, чтобы поехать в Лос-Анджелес посмотреть некоторые фотографии?

— Это в полицию?

— Вы угадали.

— Конечно, конечно… Если это поможет спасти Шеннон.

— Отлично! — заключил Филипс. — Полиция Лос-Анджелеса охотно вам поможет. Вы проводите его, Уэнси. За это время я проделаю все необходимое. Он может бросить взгляд на ночлежку в депо. Ведь пока ничего не известно. Потом, когда он просмотрит фотографии и попытается узнать своих знакомых, вы отвезете его домой. Ясно?

— Да.

— Но, — запротестовал Карсон, — почему я не могу взять свою машину?

— Вам тут нечего делать, — объяснил помощник шерифа. — По крайней мере в настоящее время. К тому же мы должны поставить вашу машину и трейлер на осмотр. Обыкновенная формальность…

Уэнси открыл дверцу машины и подозвал Гидаша и другого помощника шерифа. Четверка мужчин окружила Карсона и отделила его от журналистов с короткой репликой: «Никаких комментариев и фото!» После этого они проводили Карсона до машины Уэнси, стоявшей на дороге. Карсон почувствовал себя неловко. Сейчас он вполне был готов к беседе с газетчиками. У него сложилось впечатление, что ему не все сказали, и он был немного похож на человека, которого после приговора ведут на казнь.

Влезая в машину Уэнси, он поинтересовался:

— Что же все-таки происходит?

— Ровно ничего, — уверил его инспектор Филипс.

Но Карсон упрямо настаивал:

— Вы нашли ее? Нашли Шеннон? Нет? Она жива? Вы ведь приказали подчиненным остановить старую машину с двумя молодыми людьми и с молодой девушкой!

— Ее действительно остановили, — сухо проронил Уэнси. — Девица была полностью одета, и все трое страшно удивились задаваемым вопросам. Молодая девушка, ее жених и брат направлялись в Нью-Йорк, где они вместе с другими наняли судно для рыбной ловли и подводной охоты. В подтверждение своих слов они показали свои билеты, гарпуны и снаряжение.

— Все ясно, — прошептал Карсон.

Неожиданно он ощутил такую усталость, что был не в состоянии больше размышлять. Больной рукой он судорожно ухватился за спинку сиденья.

«Если бы я только мог знать, что револьвер находится в машине в ящике для перчаток!» — подумал он.

— Перед тем как везти его в архив, — проговорил инспектор Филипс, обращаясь к Уэнси, — остановитесь сначала у какого-нибудь госпиталя, чтобы его осмотрели врачи. Это в порядке вещей. Лично я не нахожу в нем ничего особенного, но после перенесенного ни в чем нельзя быть уверенным.

— Понятно, — согласился Уэнси, — хорошая идея.

Теперь Карсон был уже совершенно уверен, что случилось что-то непонятное и очень плохое. Филипс и Уэнси больше не обращались к нему, а разговаривали словно поверх его головы.

— Что же все-таки произошло? — вновь поинтересовался он. — Что вообще происходит? Я хочу это знать. Вы что-то от меня скрываете, да?

— Что же, например? — вкрадчиво осведомился Филипс.

— Шеннон мертва? — с отчаяньем продолжал задавать вопросы Карсон. — Наверное одна из машин полиции обнаружила ее труп, да?

— Ничего подобного не случилось, мистер Карсон, — уверил его Филипс. — Клянусь вам, что мы ничего не нашли.

— Вы клянетесь?

— Клянусь. Между тем… — Филипс задумался.

Карсон повторил дрожащим голосом:

— Между тем…

— По логике вещей, она должна быть мертва, — продолжал инспектор. — Во всяком случае, вы сами это сказали. Эти двое получили от нее все, что хотели, там, в трейлере. Это понятно…

— Как это?

После того как они получили от нее все, что хотели, им больше нечего с ней делать.

Карсон не мог поверить в такой исход. Нет, эти два бандита не могли убить Шеннон. Это невозможно. Шеннон жива!

Он не мог поверить в ее смерть.


Глава 1 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 3