home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Латур обошел весь дом: заглянул и в гостиную, и на кухню, даже в свой кабинет. Наконец, поднявшись по лестнице на второй этаж, вошел в спальню. Ольга в ночной рубашке сидела перед туалетным столиком, безуспешно стараясь с помощью косметики замаскировать следы от долгих часов, проведенных в слезах.

Увидев в дверях мужа, Ольга перекрестилась.

— Бог услышал мои молитвы! — едва слышно прошептала она. — Ты жив!

Латур почувствовал какую-то странную неловкость. Но она не имела ничего общего с тем чувством отчужденности, которое мучило его прежде.

— Да. Конечно. Со мной все в порядке.

Ольга повернулась к нему:

— Они тебя не ранили? Те, кто напал на тюрьму?

Утреннее солнце уже заливало жаркими лучами спальню. Становилось жарко. Сняв с себя то, что еще оставалось от его рубашки, Латур повесил лохмотья на спинку стула.

— Нет. Слава Богу, Том с Джеком подоспели как раз вовремя.

— Так мне и мистер Муллен сказал. Но когда ни ты, ни Джорджи не вернулись домой, я вдруг испугалась.

Все равно она узнает рано или поздно, решил Латур и тяжело вздохнул:

— Джорджи не вернется. Он в тюрьме… за убийство шерифа Белуша. Похоже, они с Джином Эвертом сделали все, чтобы убрать меня с дороги. А потом Джин Эверт рассчитывал жениться на тебе.

Он ждал, что Ольга заплачет. Но она молчала.

— Значит, у меня больше нет брата, — прошептала она наконец. Но глаза ее были сухи, а в голосе слышался едва сдерживаемый гнев. — Поверь, если бы я только знала, что Джорджи приложил руку к тому, что с тобой случилось, убила бы его собственными руками!

Латур присел на постель. Он был счастлив уже оттого, что мог просто смотреть на жену. Оставалось гадать, как он мог быть таким идиотом все это время! Он не сомневался в ее словах: Ольга всегда говорила то, что думала.

Она пожала обнаженными плечами:

— А что до этого человека, Эверта… ты сказал, он домогался меня… так об этом я знала еще два года назад! Достаточно было только увидеть, какими глазами он на меня смотрел!

Латур подумал, что пришло время выяснить все до конца.

— Но у Эверта всегда было полно денег, — осторожно сказал он.

— Ну так что? Я-то ведь замужем за тобой!

— Но ты думала, я богат, когда выходила за меня.

Ольга немного подумала.

— Это так. Знаешь, с самого раннего детства я мечтала о том, чтобы выйти за богатого. А когда мы только приехали в эту страну, когда ты еще верил, что на твоей земле тоже есть нефть, я думала, что мои мечты станут явью. Мои детские мечты!

— А они разлетелись в прах…

— Но ведь ты в этом не виноват! Это же не твоя вина, что на твоем участке не оказалось нефти.

— Тогда почему ты так странно вела себя со мной все два года?

Ольга покачала головой:

— Ты не правильно задал вопрос. Это ты вел себя странно. Ты возвел между нами стену. Ты не разговаривал со мной! Вел себя так, будто я презираю тебя. — Она прижала руку к груди. — А я, поверь, никогда этого не делала. Разве я могла забыть моего возлюбленного? Моего мужа, который был у меня прежде, еще в Сингапуре? Как мы любили друг друга, еще на корабле, который вез нас сюда!

Латур еще никогда не видел жену в таком гневе. Вся она трепетала от возмущения.

— Но когда мы узнали, что вместо богатства нас ждет весьма скромная судьба, разве ты пришел ко мне? Разве ты сказал мне: "Прости, милая, я не виноват, что так получилось. Но я по-прежнему люблю тебя. И ничто в мире не разлучит нас!”? — Не дождавшись ответа, Ольга продолжала: — Нет, не сказал. Да если бы ты промолвил такое, я бы пошла работать официанткой в придорожное кафе! Что могло быть важнее того, что ты меня любишь? А вместо этого ты отдалился от меня, и я ничего не могла с этим поделать. Я готовила для тебя, готовила три раза в день, но чаще всего ты так и не появлялся до поздней ночи. — Слезы заволокли ей глаза и хлынули по щекам. Она сердито утирала их рукой. — А ночью разве я когда-нибудь хоть раз отказала тебе? Но ты сам отвергал меня. Что Я должна была думать, как по-твоему? Что ты нашел другую? Или даже не одну — при том, как все складывалось между нами… — Она зарыдала в голос, уже не стесняясь слез. — А если мы и были близки, как прошлой ночью, когда я старалась вернуть то, что было прежде, что тогда? Ты даже не потрудился сказать: “Я люблю тебя”, или что там еще говорят в таких случаях? Ты заставил меня чувствовать себя шлюхой, которая вынуждена спать с мужчиной, потому что он ее кормит!

Она еще долго молча плакала. Потом, по-видимому, полученное воспитание взяло верх. Сердито высморкавшись, Ольга вытерла слезы краем рубашки и встала.

— Прости. Я не должна была говорить все это, жена не имеет на это право. Просто мне было очень обидно, я переволновалась, а теперь так обрадовалась, что ты жив, и забыла обо всем. Ты голоден?

Латур молча стащил с себя ботинки. Он чувствовал себя последним подлецом, понимал, что это он был виноват во всем, а вовсе не Ольга. В собственном ослеплении обидой он видел ее там, где ее вовсе не было. И вдруг он почувствовал, как в его сердце шевельнулась гордость. Каждый мужчина в этой стране — да что там, в мире! — был бы счастлив иметь такую жену! Но как сказать ей об этом? Разве вычеркнешь из жизни прошедшие два года?

— Нет, — прошептал он. — Не голоден…

Ольга, казалось, прочитала его мысли. Опустившись перед ним на колени, она стащила с него носки.

— Но смертельно устал.

Стащив с себя остатки одежды, Латур вытянулся на постели.

— Держу пари, что могу проспать не меньше недели!

— Не мудрено. После всего, что тебе пришлось пережить!

Латур повернул голову и взглянул на жену:

— Куда ты?

— В контору шерифа. — Ольга пожала плечами. — Подумала, если хорошенько попросить мистера Муллена, он не откажется мне рассказать, что произошло этой ночью.

— Да ведь до города мили три, не меньше!

— Да, я знаю.

— И как ты собираешься туда добираться?

— Так же, как в те дни, когда приносила тебе поесть. Пешком! Смею напомнить, ноги у меня есть и ходить я умею.

Латуру можно было и не напоминать об этом — он всегда был без ума от ее ног.

— Понятно, — только и пробурчал он, похлопав по кровати возле себя. — Присядь-ка на минутку, милая.

Он долго ломал себе голову, стоит ли говорить Ольге о том, что их положение изменилось к лучшему. Потом решил, что с этим можно повременить. Ему хватало того, что он услышал от нее. Латур был счастлив узнать, что деньги для нее не главное.

— Знаешь что? — подмигнул он.

— Что?

— Я люблю тебя.

Он вдруг даже испугался, что она снова заплачет, но Ольга сдержалась. Радостно вскрикнув, она припала к его губам.

— И я люблю тебя. Очень! Я так горжусь тобой. Горжусь, что у меня такой муж… и такой отец моего будущего ребенка!

— Нашего! — поправил Латур.

Кончиком языка Ольга коснулась едва заметных следов от побоев на его шее и смущенно вспыхнула.

— Вот это да! — хмыкнул Латур. — Ты краснеешь? Да, а что это за разговоры насчет будущего ребенка?

Окончательно сконфузившись, Ольга опустила глаза:

— У нас на родине — я хочу сказать, там, откуда родом мои родители, — всегда говорят, что когда жена испытывает такое наслаждение, что не в силах сдержаться, и даже нечаянно кусает или царапает мужа, который ласкает ее, то это знак свыше.

— Что за знак? Скажи!

Ольга смутилась окончательно:

— Что Господь Бог решил благословить их обоих, послав им дитя, и я всем сердцем надеюсь на это!

Мысль о том, что Ольга подарит ему ребенка, согрела Латуру сердце. Само собой это будет сын! Первый из четырех-пяти ребятишек, которым он теперь сможет дать все, о чем так долго мечтал. Рука его инстинктивно крепче прижала к себе упругое податливое тело Ольги.

Но она поняла его по-своему:

— Похоже, ты не так уж и устал, а?

Латуру удалось наконец потушить в душе тот пожар, что мучительно сжигал его последние два года.

— А то, что твой брат в тюрьме… ты?…

И услышал то же, что и раньше.

— У меня нет больше брата, — отрезала Ольга. — У меня есть муж!

Латур прижал ее к себе. Страсти не было, не было и желания. Все это придет позже. Щебетание птиц среди ветвей, даже далекое урчание ворота на нефтяных вышках — все было исполнено таинственного очарования этой минуты. У него вдруг перехватило дыхание, как у человека, который долго продирался сквозь непроходимую чащу и, наконец, выбрался на полянку и увидел над собой чистое небо.

Сейчас для него самым важным было чувствовать, как ровно бьется возле него ее сердце, вдыхать полной грудью аромат ее губ, ощущать жар ее тела и исходившую от него благодать. Мир наконец снизошел в его душу.


Глава 19 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 1