home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Прошедшая ночь для Френч-Байю явно выдалась не из легких.

Улица Лаффит вся была завалена каким-то мусором. Кафе и бары, в которых обычно с утра до вечера толпился народ, стояли пустые, двери были заперты. По улицам, вскинув на плечи винтовки и строго следя за порядком, расхаживали румяные национальные гвардейцы.

Том Муллен, бывший первый помощник, а теперь временно исполняющий обязанности шерифа, раньше всегда шумный и жизнерадостный, с осунувшимся от усталости лицом, выглянув на улицу через разбитое окно, тоскливо следил за юными гвардейцами, патрулировавшими улицу.

— И чего бы им не появиться здесь раньше? — проворчал он и поправил приколотый к груди значок. — Хотя, хочешь — верь, хочешь — не верь, но я даже рад, что они здесь. А то, сдается мне, мы и не понимали, куда катимся.

— Ну и слава Богу! — откликнулся Прингл. — Будь я проклят, ребята, если не стану самым лучшим помощником шерифа в этих краях! Само собой, если мне повезет выбраться из этой заварушки целым и невредимым и не загреметь в Анголу на государственные хлеба!

— Держу пари, не один ты у нас такой оригинальный, — проворчал с кислым видом Муллен. Обернувшись, он присел на подоконник и окинул взглядом Латура, а рядом с ним — крупного немолодого мужчину. — Теперь ты уверен, Энди?

— Вы же слышали, что сказал мистер Фельдман.

— Готов поручиться за каждое свое слово, — добавил инженер, — и тому порукой моя профессиональная репутация!

— Этого достаточно. — Муллен кивнул Биллу Дюкро: — Послушай, Билл, прежде чем мы уедем, отыщи Вилльера и Джорджи и приведи их сюда, идет? Ты, сынок, должно быть, и сам рвешься в бой, верно? Ведь вы с Энди, да еще Тодд Келли, пожалуй, единственные, кто выйдет из этой истории благоухая, как роза, особенно по сравнению с той кучей дерьма, в которой сидят остальные!

— С удовольствием, приятель! — ухмыльнулся Билл. Вскоре он вернулся вместе с Вилльером и Джорджи. Моряк хранил угрюмое молчание. Джорджи держался вызывающе.

— Это просто возмутительно! — протестовал он. — Черт возьми, я знаю законы этой страны! Мне нужно поговорить с адвокатом. Я требую, чтобы мне позволили позвонить мистеру Эверту!

— В свое время, — оборвал его Муллен, — к тому же не думаю, что Джин поблагодарит тебя, если ты поднимешь его с постели среди ночи! А ты чего молчишь, Вилльер? Будешь говорить или как?

— Мне нечего сказать.

— Так уж и нечего? А как насчет виски, которое ты ставил направо и налево, когда подбивал парней вздернуть без суда ни в чем не повинного человека? Или это была не твоя идея?

— А я до сих пор не уверен, что Латур ни в чем не виновен. И считаю, что выполнял свой гражданский долг!

— Стало быть, и деньги, что ты тратил без счета, тоже были твои?

— Конечно!

— А как насчет тебя, Джорджи?

— Ну, я просто делал то, что считал правильным!

— Вот как, значит? И убил шерифа Белуша, когда понял, что люди понемногу начинают соображать, куда вы их толкаете?

— Я никого не убивал!

— Но винтовка была у тебя, или забыл?

— Да оружие у кого угодно было, если хотите знать!

— Но выстрел был сделан всего один! — ледяным тоном перебил его Муллен. И кивнул стоявшему поодаль совершенно лысому человеку в цветастой спортивной рубашке: — Вы принесли ту пленку, которую отсняли прошлой ночью?

— Да. Как вы приказали.

— Вы прокрутите ее нам, старина?

— Буду счастлив быть полезен.

Лысый вытащил откуда-то небольшой экран, повесил его на стену и принялся возиться с пленкой. Вставив ее в проектор, который он установил на столе покойного шерифа, он воткнул вилку в розетку и выжидательно взглянул на Муллена.

Джорджи нервно облизал пересохшие губы:

— Но мы ведь разбили все кинокамеры!…

— Да, но одну вы проглядели, — возразил Муллен и задернул на окнах шторы. — Ну вот, ребята, давайте-ка посмотрим, что тут у нас.

Проектор застрекотал, и на экране появились первые кадры. Качество было неважным, света явно не хватало, и тем не менее можно было отчетливо различить лица людей, собравшихся вечером у здания тюрьмы.

Латур завороженно следил, как на крыльцо вышел шериф Белуш и начал говорить, за ним шлейфом тянулся сигарный дым. Звука не было, но его отсутствие еще больше подчеркивало драматизм сцены, которая сейчас развертывалась перед глазами зрителей. Латур видел, как беззвучно задвигались губы шерифа, когда он заговорил. В полной тишине, которая воцарилась в комнате, слышался только треск проектора. Потом камера отъехала в сторону, и на экране появилось изображение передвижной телекамеры, вокруг которой толпились люди. Объектив выхватил из толпы стоявшего в первом ряду Джорджи. Судя по выражению лица, он внимательно слушал. Потом вдруг вскинул к плечу винтовку — камера сделала быстрый поворот, и на экране снова появился шериф. Старик вздрогнул и медленно поднес руку к лицу. Было отчетливо видно, как вдруг у него на лбу появилось черное отверстие. Широкополая шляпа свалилась с головы и покатилась по земле. Изо рта выпала дымившаяся сигара. Он стоял еще мгновение, потом колени у него подогнулись, и, скатившись по ступенькам, он ничком рухнул на землю.

Вдруг тишину разорвал визгливый крик Джорджи.

— Я все расскажу! — пронзительно вопил он. — Все!

Муллен тяжело вздохнул. Лицо у него стало усталым и старым.

— Можешь не торопиться, сынок. Когда речь идет об убийстве, я предпочитаю говорить с тем, кто это затеял, а не с шестерками вроде вас. Отведи его в камеру, Билл, да запри покрепче. А ты, приятель, проследи, чтобы с пленкой, упаси Бог, ничего не случилось.

— Непременно! — закивал лысый. — Небось не дурак. Я сразу понял, что ей цены не будет!

Муллен снял со стены шляпу, нахлобучил ее на голову и направился к двери. Следом за ним двинулись Латур и Прингл. Инженер с нефтеприисков замыкал шествие. Выйдя на крыльцо, они пересекли двор и все так же молча уселись в заляпанную грязью машину.

Пока они ехали, никто не проронил ни слова. Наконец Муллен остановил машину возле старинного дома с колоннадой. Белый как снег, он выглядел настоящим воплощением Тары [Тара — поместье, в котором жила Скарлетт О'Хара, героиня романа “Унесенные ветром”. Имеется в виду классический образец плантаторского дома в южных штатах].

Муллен постучал в дверь.

Пожилой негр с седыми волосами выглянул наружу.

— Прошу прощения, — с южным акцентом проворчал он. — Боюсь, мистер Эверт еще не вставал. Как доложить?

Муллен молча отстранил его с дороги.

— Обойдемся без церемоний, приятель! — С этими словами он проследовал по лестнице на второй этаж, толкнул одну из дверей и вошел.

Почти одетый, Эверт стоял у окна и смотрел на лужайку перед домом. Увидев вошедших, он удивленно вскинул брови:

— Могу я узнать, чем обязан этому вторжению?

С усталым видом Муллен опустился на ближайший стул.

— Конечно. У нас к вам небольшое дельце, адвокат: вы обвиняетесь в изнасиловании и убийстве. Точнее, четырех изнасилованиях и убийстве.

— Вы с ума сошли, Том! — фыркнул Эверт.

— Ничуть, — проворчал Муллен. — Странно даже, ведь я всегда считал вас порядочным парнем. Впрочем, мне говорили, что так бывает. Человек может годами вести весьма достойную жизнь, дожить до седых волос, а потом вдруг… трах! И потерять голову из-за какой-то куколки! А уж если она для него запретный плод, то дело может кончиться совсем плохо. Жизнь для него превращается в ад. И когда становится невмоготу, то он может наброситься на любую несчастную девчонку, которая, на свое несчастье, окажется у него под рукой. Вы возжелали жену Энди с первой же минуты, как увидели ее, верно? А расплатились за это другие. Девушки, которых вы изнасиловали, которых изуродовали, и все только потому, что ни одна из них не была той, которую вы страстно желали. Вам же была нужна только Ольга. Сначала вы решили, что добьетесь этого, убедив Энди, что нефти на его земле нет. Он останется бедняком, и Ольга станет для вас легкой добычей. Но тут вы просчитались. Да, она вышла за него ради денег, потому что была уверена, что станет женой очень богатого человека. Но, дав слово, она намерена была сдержать его. Может быть, потому, что любила Энди. Впрочем, это их личное дело…

Муллен вытащил из кармана сигару и откусил кончик.

— Как бы там ни было, Латур работал помощником шерифа за какие-то жалкие двести пятьдесят монет, а вы сидели тут в этом вашем мраморном гнездышке и подыхали от ревности и злобы. Но все было напрасно. И только когда месяц назад этот ее проклятый братец вернулся из Сингапура, перед вами мелькнул луч надежды. Не знаю, как вам удалось договориться. Впрочем, это не столь важно. Да и какая разница? Деньги нужны были ему ничуть не меньше, чем вам — Ольга. Он хорошо знал свою сестру. Знал, что то ли из-за своей веры, то ли просто потому, что натура у нее такая, но Ольга никогда не пойдет на развод. Стало быть, для вас оставалась единственная возможность заполучить ее — убрать с дороги Энди.

— Вы сумасшедший! — повторил Эверт. Казалось, он еще надеялся убедить всех, в том числе и себя, в нелепости всего происходящего.

Муллен закурил.

— Нет. Просто давным-давно давший присягу обычный коп. Ладно, пойдем дальше. Как мне думается, решение далось вам нелегко. Раздираемый на части страстью к этой девушке и воспоминаниями о трех десятках лет безупречной жизни, вы долго терзались. Потом, должно быть, что-то произошло. Мистер Фельдман, которого вы здесь видите, возможно, подскажет, что именно. Но что-то подтолкнуло вас к решительным действиям. Он попытался связаться с самим Энди напрямую, минуя вас. По правде говоря, они написали ему с полдюжины писем, писем, которые Джорджи — а ему, без сомнения, хорошо заплатили — успевал перехватывать, так что Энди их и в глаза не видел. Но вы, Эверт, понимали, что это только вопрос времени. В конце концов, рано или поздно, но представители “Дельта ойл ком-пани” непременно прислали бы кого-то к Энди. Это могло случиться в любой день. Время работало против вас. Поэтому как-то утром вы подстерегли его и попытались застрелить, рассчитывая, что подозрение падет на кого-то из тех, кто давно мечтал разделаться с ним.

Эверт с надменным видом направился к двери.

— Не рассчитывайте, что я намерен и дальше выслушивать ваши нелепые домыслы!

Джек Прингл быстро выхватил пистолет.

— Тихо, Джин. Мне очень бы не хотелось запачкать ваш прекрасный ковер, но, если понадобится, я сделаю это!

Адвокат, пожав плечами, вернулся к окну. Муллен с довольным видом пыхнул сигарой.

— В тот же вечер вы сделали еще одну попытку. Теперь я вспомнил: в тот день вы заглядывали в контору. Сказали, что ищете Энди, и я объяснил, что он поехал на винокурню к Лан-ту Тернеру. А вы ведь знаете окрестности не хуже нас. И догадались, что на обратном пути ему придется проехать мимо участка Лакосты. А вот что вы не могли предусмотреть — так это то, что сам Лакоста вернется домой вскоре после того, как вы укрылись в кустах, да еще поставит свой трейлер как раз на прогалине. Сдается мне, сначала он услышал выстрелы, а вскоре заметил и вас. Тогда Жак решил, что вы охотитесь. Но вы догадывались, что вскоре он сообразит, почему вы прятались в кустах. Поэтому, когда ночью вам позвонил Джорджи, вы сразу поняли, куда отправился Энди. Судьба подарила вам еще один шанс!

По лицу Эверта было заметно, что он силится сделать вдох и не может. Вытащив из кармана пачку сигарет, он сунул одну в рот, но закурить ее оказалось ему не по силам — слишком сильно тряслись руки.

Муллен, сдвинув шляпу на затылок, устало вытянул ноги.

— Итак, вы приехали на прогалину и, укрывшись за трейлером, стали поджидать Энди. После того как он постучал в дверь и назвал себя, вы ударили его по голове, и он потерял сознание. А потом, ворвавшись в трейлер, вы застрелили Лакосту и напали на его жену. Вы все время знали, что вина падет на Энди! И закон сделает то, что оказалось не под силу вам самому. Но все равно вы не чувствовали себя в безопасности. Должно было пройти немало времени, прежде чем Латура осудят и казнят. А представители “Дельта ойл” наверняка задолго до этого сумеют связаться с ним, и ваша нечистая игра тут же выплывет наружу. Тогда-то вам и пришла в голову мысль устроить так, чтобы озверевшая толпа линчевала Энди. Должно быть, кого-то из этих подонков вы привезли из Нового Орлеана. Заплатили кучу денег Вилльеру и Джорджи. Даже произнесли целую речь на суде, чтобы еще больше вывести из себя людей… А теперь все же давайте вернемся к тому, что все это время двигало вами.

Муллен выжидающе посмотрел на инженера:

— Это ведь вы брали пробы на участке Латура?

— Да.

— А почему ваша фирма свернула работы?

— По настоянию мистера Эверта. Он велел нам прекратить работы и заплатил отступные.

— Как он это объяснил?

— Никак. Мы не спрашивали, потому что в то время работы было полно везде. Вот мы и выполнили его распоряжение, только взяли с него слово, что если мистер Латур все же решит возобновить работы, то поручит это нашей компании. Поэтому до последнего времени мы не делали никаких попыток связаться с мистером Латуром лично. А по итогам последних исследований стало ясно, что месторождение нефти на его участке — одно из богатейших в этом районе.

— Почему же все-таки вы не поговорили лично с ним еще два года назад?

— Для этого не было повода, а главное — в то время он еще служил в армии и все переговоры в качестве его поверенного вел мистер Эверт. И только в прошлом месяце, когда наше руководство решило вернуться к этому проекту, а мистер Эверт отказался даже выслушать нас, наши юристы вдруг решили поинтересоваться, почему это владелец столь богатых залежей предпочитает служить обычным помощником шерифа всего за каких-то двести пятьдесят долларов. И тогда мы попробовали связаться с мистером Латуром по почте.

— Вот в этом-то все и дело! — перебил инженера Прингл. — Вы оказались между двух огней, Эверт.

Адвокату наконец удалось прикурить сигарету.

— Можете не рассчитывать, что я признаю себя виновным. И к слову сказать, что, Муллен, вообще заставило вас заподозрить меня?

На это ответил Латур:

— Мелочи, Джин, обычные мелочи! Ты ведь предложил мне двадцать тысяч за мой участок. Помнишь? Потом — то, как точно ты описал форму груди Риты, а ведь предполагалось, что ты ее никогда не видел. То, как ты закуривал сигарету — одним быстрым движением. На большинстве сигаретных пачек напечатано название фирмы. А после того, как ты покинул мою камеру, я нашел на полу с полдюжины окурков с названием той же фирмы, что и у тех, которые подобрал на прогалине. Да и со значком ты перестарался. Покончив с Ритой, ты вложил его ей в руку, надеясь, что это будет выглядеть убедительно, будто она в пылу борьбы сорвала его с моей рубашки. Только вот вложил ты его не в ту руку. Значок был приколот слева. А нашли его в ее левой руке. Если бы девушка сорвала его… Впрочем, дальше ты можешь догадаться и сам.

На губах Эверта появилась едва заметная улыбка, и он желчно ухмыльнулся:

— Да, не повезло. Я арестован, так надо полагать?

— Точно! — кивнул Муллен.

Адвокат пожал плечами:

— Тогда, с вашего позволения, я оденусь и последую за вами.

Он уже открыл было ящик комода, когда Муллен с быстротой, неожиданной для такого грузного человека, как он, в три прыжка пересек комнату и выхватил из руки адвоката пистолет:

— Тихо, приятель! Старик Белуш был моим лучшим другом. Неужто забыл? И тебе еще предстоит ответить за его смерть! Я сделаю все, чтобы присутствовать при этом. Даже если мне придется для этого сбежать из тюрьмы. Я еще полюбуюсь, как тебя поджарят!

— Но я не убивал Белуша! — Эверт без сил упал на диван и спрятал лицо в ладонях.

— Да, — был вынужден признать Муллен, — не убивал. Это сделал Джорджи. И мы можем это доказать. Но, как юрист, вы должны знать, что подстрекатель несет вину за убийство наравне с тем, кто спустил курок. — Исполняющий обязанности шерифа надел шляпу и остановил на Эверте свой тяжелый взгляд. — Пошли!

— А как насчет меня? — не утерпел Латур. Брови Муллена поползли вверх.

— Чтоб я сдох, а ты-то тут при чем?!

— Я все еще арестован? Или как?

Муллен почесал затылок:

— Официально, конечно, так и есть. Но как раз сейчас наша тюрьма забита до отказа. Так что, а знаешь, приятель, что бы я сделал на твоем месте?

— Да?

Муллен широко ухмыльнулся:

— Ну что ж, будь мне двадцать восемь, как тебе, да имей я в перспективе несколько миллионов, да еще хорошенькую женушку вроде твоей, которая выплакала себе все глаза, да еще оборвала в участке телефон, потому что каждые десять минут звонила узнать, как там ты, жив ли, уж я бы понесся домой со всех ног. И доказал это на деле, причем немедленно!


Глава 18 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 20