home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Больничный запах отличается неповторимой спецификой! Ермаков осознал этот печальный факт, очнувшись после операции. Он шевельнулся.

– Пожалуйста, лежите спокойно! – Из белого безмолвия выплыло круглое лицо медсестры. – Вам только что сделали операцию.

Она бережно, словно обезвреживая мину, обернула его предплечье черной манжетой, нагнала воздуха, лицо стало сосредоточенноскорбным.

«Сейчас начнется! – почему-то мстительно подумал Ермаков. – «Как вы с таким давлением на свете живете?!»

Воздух с шипением выходил наружу, манжета опала, отпустив на волю дряблый бицепс следователя.

– Вас давно ждут из органов… – Медсестра многозначительно подняла светлые брови. – Посоветуюсь с Андреем Матвеевичем, это наш врач, который извлек пулю из вашего плеча, – пояснила словоохотливая девушка. – И думаю, противопоказаний для встречи не будет! Вас словно через мясорубку пропустили! – Она укоризненно посмотрела на перебинтованную кисть левой руки, словно больной истязал себя собственноручно.

Она направилась к выходу, на ходу убирая тонометр в футляр.

– Эй, девушка! – обиженно окликнул Ермаков. – А как же давление?!

– Сто двадцать на восемьдесят! И у вас отличная кардиограмма. Молодым бы так! – Она кокетливо улыбнулась и стала выглядеть вполне привлекательно.

Ермаков откинулся на подушку, тихонько присвистнув! Вот дела! Мальчишка всего только положил ладони ему на голову и исцелил от гипертонии! Солнце скрылось за облаками, в палате потемнело, он задремал. Ему приснился удивительный мальчик с глубокими, как бездонное озеро, глазами. Мальчик улыбнулся.

«Ты теперь здоров…» Его губы не шевельнулись, но Ермаков ясно услышал произнесенные слова.

«Это ты меня вылечил?!»

Мальчик рассмеялся.

«Постарайся понять. Ты ищешь радости жизни, а не находя ее, начинаешь искать смерти. Так и проживаешь свою жизнь, где-то посередине между желанием жить и намерением погибнуть. Все люди так живут! Живут, страдают, находясь в пяти шагах от Рая…»

Ермаков вздрогнул от точности и поэтичности слов. В пяти шагах от Рая! Он хотел спросить о чем-то очень важном, но не успел и проснулся. За окном сгущались сумерки, наступил вечер. В дверь постучали.

– К тебе можно?

С дежурной улыбкой на тонких губах и накинутом белом халате в палату зашел полковник Востриков. Видеть начальство сердечно улыбающимся было непривычно.

– Заходите, товарищ полковник!

– Какой я тебе полковник?! – Офицер замахал руками, словно мух отгонял. – Мы ведь с тобой, почитай, тридцать лет в одной упряжке! – Последовало рукопожатие. Востриков уважительно кивнул в сторону повязки на груди. – Пулю словил?

– Так точно!

Полковник присел на стул, привычно огладил коротко стриженный седой ежик. Он выглядел моложе своих шестидесяти лет, хотя глубокие морщины избороздили загорелый лоб заядлого рыбака.

– Ты, брат, герой! – сообщил он виновато. – А я – старый дурак, что эту женщину не выслушал… Как ее…

– Зульфия Рашидовна! – подсказал Ермаков.

– Ну да! Так точно! Шуму было! Из Москвы шишки понаехали, до сих пор наш департамент шерстят! Ну да это мелочи… Главное – все дети целы.

– Это самое главное… – тихо повторил майор.

– Про сына олигарха знаешь уже?..

– С ним все хорошо?!

– Все в порядке, уже в Москве. Правда, ничего не рассказывает. Мальчишка – кремень! Остальные ребятишки болтают без умолку, а тот только про тебя спросил, мол, как он там… И умолк! Ну тут не наша воля, отец у него сам знаешь кто! – Полковник завел глаза к потолку. – Мальчонка, вишь, какая штука, имел телепатический контакт с кем-то из Москвы. Сам я в это мало верю, но, когда Барсуков твое сообщение получил, тут уж я ОМОН на ноги поднял, к пяти утра уже на месте были. Двух охранников ты порешил, а труп главного душегуба возле ручья нашли. Знаешь, кем он оказался?! – Востриков выдержал эффектную паузу.

– Рябченко, – ответил Ермаков. – Проходил по делу о растлении малолетнего мальчика.

– Ничем тебя не удивить… – разочарованно протянул полковник.

– Как его убили?

– Шею свернули голыми руками. Рядом здоровенный мужик лежал, у того два ножевых ранения, и два пса мертвых. Не псы, а чудища лесные! Ты ведь был там, майор! Неужто не видел, кто их мог кончить?

– Не знаю, товарищ генерал! Я ведь по-партизански в лагерь проник…

– По ходу еще два «глухаря»! – насупился полковник. – Судя по следам, битва там разыгралась нешуточная, а кроме убитых следы только одного человека.

– Не могу знать, товарищ генерал!

– Прости, майор! Загрузил тебя, а ты после операции! – Востриков хлопнул его ладонью по коленке. – Будем тебя представлять к высшей правительственной награде! Смекаешь?!

– Смекаю…

– Ну, пошел я! – Востриков поднялся. – Теперь дел невпроворот! Надо же! Под самым носом, в двадцати верстах от поселка организовали зону! Москвичи меня окончательно в курс дела не посвящают пока, но слышал, что главный заказчик этого дела был известный американский шпион, а наш исполнитель – депутат Госдумы, большая шишка в Кремле! У них на прикорме менты были из двух ближайших к зоне поселков.

– Взяли?

– Ментов? Первым делом! Там, брат, такая каша заваривается, нити на самый верх ведут! А депутата того ОМОН подобрал, лежал в отключке прямо на дороге. В Москве он теперь, только повредился малость! – Полковник выразительно покрутил пальцем у виска. Уже стоя в дверях, он добавил: – Тебя дамочка ждет…

– Зульфия?!

– С дочкой пришла. Примешь? – В полковнике пробудился истый офицер полиции.

– Конечно!

Ермаков распрощался с Востриковым, дружески подоткнул подушку, стук его шагов стих в конце коридора.

– К вам можно?

В дверь просунулась черноволосая голова Зульфии. Просто Зоя…

– Заходи! – сказал Ермаков и впервые за несколько месяцев широко улыбнулся.

Швеция, г. Мальмё. 14:50

Молодой мужчина налил виски в стакан, бросил пару кубиков льда, подошел к окну, открывающему живописную панораму на лесное озеро. Уже третий день он ожидал здесь встречи с важным посетителем. Осточертевший мирный пейзаж вызывал острое желание спалить здесь все огнеметом и сплясать на дымящемся пепелище. Он не покидал виллу, много пил спиртного. К вечеру третьего дня у него начались слуховые галлюцинации. Ментальный хаос. Вместо упорядоченного течения мысли в сознание вторгались множественные образы, чужие мысли. Сказывались бессонные ночи, напряжение последних дней, переход границы по Северному морскому пути. Его тонкое психическое устройство дало сбой. Он жадно глотнул виски, в животе потеплело. Внизу послышался шум, словно хлопнула, увлекаемая сквозняком, дверь на веранде. Сердце сильно ударило, на лбу выступила испарина.

– Кто там?!

Стакан дрогнул в руке, янтарная жидкость вылилась на пол. Мужчина спустился по лестнице в просторный холл.

Большую часть года уютная вилла пустовала, этот дом на окраине курортного шведского городка был специально отведен для встреч с агентами спецслужб. Тот факт, что с ним не выходят на связь более трех суток, имел скверный прогноз. Он не любил пользоваться оружием. Хорошо спланированная операция не требует стрельбы и потасовок в духе Джеймса Бонда! Однако сейчас он пожалел, что не захватил из сейфа новенький «магнум» сорок пятого калибра. Проверка окон и дверей внесла некоторое успокоение. Замки были нетронуты, сигнализация моргнула красным глазком. Все под контролем!

– Здорово, вундеркинд!

Стакан выскользнул из пальцев, кусочки льда покатились по ковру, вторично заколотилось в груди сердце, словно ища выхода наружу.

– Как… Как вы сюда попали?! – Слова застряли в глотке. Он был готов встретить кого угодно, только не охранника из «Росметалл-строя»!

– Не люблю незавершенных дел, юноша! – Авдеев сел в кресло и насмешливо посмотрел на бывшего референта. – Мы с тобой не закончили беседу в прошлый раз!

– Можем вернуться к обсуждению суммы!

Молодой человек очнулся после шока. Закружилась голова, он опустился на стул, слушая неровное сердцебиение. Крепко он вымотался, ничего не скажешь!

– Деньги мне не нужны… – сказал Авдеев. – Я попрощаться пришел!

– Каждый из нас выполнял свою работу… – тихо сказал референт. Слова давались ему с трудом, язык стал валким, непослушным, едва поворачивался во рту. – Вам тоже заплатили!

– Заплатили. Но я бы согласился и бесплатно. Вот в чем прикол!

– Но как?! – Горюнов все еще не мог справиться с недоумением. – Как вы нашли меня?!

– Не я… – сказал Авдеев. – Честно скажу, не очень врубаюсь во всю эту хрень с передачей мысли. Вроде как каждая мысль оставляет след, как оттиск на глине. Ты умный парень, Горюнов! Но ты крепко наследил, когда влез в мысленный диалог между Жанной и Гонзо. После чего обнаружить тебя было несложно.

Сердце устроило настоящую свистопляску! Сейчас молодой человек мечтал оказаться в больничной палате в окружении внимательных кардиологов!

– Допустим. Вы нашли меня. Браво! – Он с усилием раздвинул губы в улыбке. – И что будет дальше? Финальная схватка героев?

– Батрахотоксин! – не сводя с референта взгляда, сказал Авдеев. – То, что ты сейчас чувствуешь, называется желудочковой аритмией сердца. Дальше тебя ожидает паралич конечностей и дыхания. Ты будешь умирать долго и в одиночестве. Старому охраннику непросто было вызубрить ученые слова, но я постарался!

Он поднялся с кресла, двумя пальцами взял стакан, тщательно протер чистой салфеткой края.

– Пока ты медитировал, я обработал края стакана веществом. Как видишь, все просто объясняется!

Горюнов упал на пол, пальцы рук свела судорога.

– Помогите… – прошептал он.

Авдеев направился к выходу, ввел код сигнализации, остановился в дверях.

– Чуть не забыл! – Он хлопнул себя по лбу ладонью. – Антидота против этого токсина не существует!

Пискнула сигнализация, щелкнул электронный замок.


3 июля. Поселок Видлица. Ладожское озеро

В безветренную погоду поверхность Ладожского озера напоминает блистающее зеркало. Солнце клонилось к закату, близился вечер.

– Не ожидал подлянки от старого кореша!

Сомов повторил эту фразу в третий раз за день. Он сильно похудел после перенесенного инфаркта, но взгляд не утратил жгучести и характер был все таким же боевым.

– Твой друг мне не очень-то рад… – равнодушно заметила Жанна.

Она всматривалась в бездонную глубину озера, словно пытаясь разгадать сокрытую в нем тайну.

– Он привыкнет! – засмеялся Авдеев. – Верно, Сом?!

Он хорошо знал характер вспыльчивого, но отходчивого друга.

– Лох ты, Авдей! Старый лох! – пробурчал Сомов, снисходительно посмотрел на женщину. – Женишься и совсем в бабу превратишься!

– Он не превратится! – уверенно сказала Жанна. Она лукаво посмотрела на мужчину: – Кто-то обещал фирменный чай?

– Чай после бани!

– Как скажете… – скромно потупила взор Жанна.

Сомов смягчился:

– Скоро батюшка приедет, познакомлю вас. Мне пока врачи париться запрещают, слышь, Авдей, ты там все знаешь, затопи баньку!

– Слушаюсь!

Сергей шутливо отдал честь и направился к бревенчатому строению, стоящему на самом берегу озера.

Жанна потянулась, сидя в удобном шезлонге.

– Хорошо здесь у вас!

– Давай на «ты»! – поморщился Сомов.

– Давай! – рассмеялась Жанна.

Солнце коснулось багровым кругом края воды, заалел предвечерний свет. Время остановилось на миг, чтобы вновь запустить свой неумолимый ход. Пауза счастья, ощущаемая в моменты душевных потрясений или тихой благодати. Вода порозовела, поднялся легкий ветер.

– Так и умереть не страшно! – тихо сказал Сомов.

Послышался звук автомобильного двигателя. Переваливаясь на ухабах, к дому подъехала старенькая «Нива». Хлопнула дверца, из внедорожника вышел пожилой бородатый мужчина, он еще издали приветственно помахал рукой.

– Батюшка приехал! – посветлел лицом Сомов. – Тоже из наших, из бывших…

Жанна понимающе кивнула. Она посмотрела на солнечную полоску, бегущую по воде к дощатому причалу, и медленно произнесла:

– Зачем умирать? Будем жить! 


* * * | В пяти шагах от Рая | Примечания