home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Больше часа назад в лагере был объявлен отбой, но дети не спали. Впервые за все время пребывания в братстве Мастер отсутствовал на вечерней поверке. Большинство братьев крови проигнорировали текст медитации, заблокировав слух. Просто открывали рот, выкрикивая слова, лишенные смысла. Все охранники куда-то подевались, мальчики и девочки собрались в бараке. Дети слушали отголоски выстрелов, тени прожекторов суматошно носились по степи, выискивая жертву.

Дрозд взволнованно ходил по казарме, меряя шагами расстояние от дверей до ближайшего окна.

– Астра только что услышала послание Гонзо… Правда, Астра?

Девочка молча кивнула.

– Многие из нас вспомнили свою настоящую семью. – Дрозд остановился. – Меня зовут Степан, я жил в Ставрополе…

– Я тоже… – откликнулся смуглый курчавый мальчик.

– А имя свое помнишь, Цыган?

– Н-не-е-ет… – протянул подросток. – Школу вспомнил!

– Я вспомнил и школу и друзей! – улыбнулся низенький мальчик с огромными рубинового цвета ушами. – А родителей у меня нет. Я типа сирота… – Он покраснел.

– Я тоже, Рыба! – кивнул Цыган. – Ничего страшного!

– Со многими такое случилось, стоило нам перестать читать речевку и слушать Мастера! – сказал Дрозд. Он сел на койку рядом с Астрой.

– А как же Вальхалла? – нахмурился Солдат.

– Рыжик, скажи ему!

Конопатый мальчик нахмурил лоб и быстро проговорил:

– В германо-скандинавской мифологии так назывался небесный чертог для павших в бою, рай для доблестных воинов!

– Откуда ты знаешь?!

– Вспомнил… Я ведь запоминаю все, что когда-то прочел. Как перестал слушать речевку, многое вспомнилось.

– Это сказка, понимаешь, Солдат? – осторожно улыбнулся Дрозд. – Нам рассказали сказку, а мы поверили!

За минувшие сутки Дрозд с единомышленниками убедили остальных детей не слушать речевку. Результаты были поразительными, к большинству подростков вернулись воспоминания. Дольше остальных держался Солдат. Он не умел блокировать слух, несущиеся из репродуктора слова впивались ему в мозг, как раскаленные стрелы. На последней речевке он просто зажал уши ладонями и тотчас вспомнил спортивный зал, кряжистого мужчину в спортивной форме.

– Кажется, про меня показывали фильм… – проговорил он не очень уверенно. – Самый сильный мальчик в мире.

Дрозд положил ему руку на твердое, как камень, плечо.

– Ты вспомнишь! Обязательно все вспомнишь!

– А что услышала Астра? – спросил Ромул. – Что ей сказал Гонзо?

Девочка нервно комкала в руках край одеяла.

– Гонзо сказал… Он сказал, что нас хотят спасти. Сначала пришел один человек, но его схватили. А сейчас появился еще один. Гонзо говорит, что раз пошло не по их плану, то нас захотят убить…

– Они не посмеют! – прошептал красивый белокурый Левша.

– Как это – убить?! – Румяное лицо Рыжика покрылось смертельной белизной.

– У них нет выхода! – воскликнул Рыба. – Если мы вернемся домой, мы все про них расскажем!

Воцарилась тишина. Дети поневоле прижались друг к другу, отблески прожекторов отбросили мертвенно-бледные тени на лицах, далеко в степи яростно завыл мутант.

– Мы будем защищаться! – твердо сказал Дрозд. – У нас есть таланты, ради которых нас похитили.

– Что толку в наших талантах?! – испуганно вскрикнул Левша. – Они вооружены, и они взрослые…

– Может быть, попросить их отпустить нас домой? – спросил Рыба. – А мы пообещаем, что будем молчать.

Астра приложила палец к губам:

– Тсс! Сюда идут!

– Кто идет?!

– Пока не знаю…

– Друзья или враги?

– Сам послушай!

Дрозд трижды глубоко вздохнул, задержал дыхание на выдохе, зажмурился. Вначале мальчик ничего не увидел, кроме радужных кругов, мерцающих перед сомкнутыми глазами. Затем круги рассеялись, наступил покой. Чернь посерела, словно грязные потеки стекли с оконного стекла. Возникли силуэты людей. Трое. Идут к ним. Головы людей опоясывали яркие круги, словно поля ковбойских шляп, которые ему пришлось видеть в кино. Цвет нимбов был багровым, пронизанный черными нитями. Часто заколотилось сердце, люди излучали смертельную опасность. Двое сжимали в руках автоматы, третий был безоружен, но именно он являлся источником все возрастающей тревоги. Мальчик открыл глаза, потер кулаками веки. Немного кружилась голова, дрожали пальцы рук – так всегда случалось, когда он включал «третье око», как именовал его способности Мастер. Мысль о лживом альбиносе вызвала приступ отвращения.

– Что ты увидел? – дернул его за плечо Рыба.

– Плохо дело… – прошептал мальчик. Он схватил бутылку с водой и жадно выпил содержимое.

– Говори! – сказал Ромул. – Что там плохого?

Дрозд посмотрел на Астру, покачал головой:

– Это враги. Гонзо не ошибся.

– И что им надо? – спросил Рыжик.

– Трудно сказать… – Мальчик посмотрел в узкое, как бойница, окно. – Я не умею читать мысли, как Гонзо, но я чувствую настроение людей. Одного из них мы все знаем. Тот человек, который встречал нас в лагере…

Астра с ненавистью посмотрела на черный ромб над входом в казарму.

– Кто-нибудь еще верит в Око Высшего или Вальхаллу?!

– Н-н-нет… – помотал головой Левша.

– Не верю! – твердо сказал Солдат.

– Не верю… – как эхо отозвался Рыба.

Его поддержали пятеро мальчиков, остальные осторожно сохраняли молчание.

– Что же мы будем делать?! – воскликнула полная невысокая девочка.

Дрозд вскочил с кровати. Поддержка друзей наполнила мальчика энергией и решимостью. Лицо отца возникло в памяти настолько явственно и отчетливо, что заболела голова.

– Для начала забаррикадируем двери! Окна закрыты решетками, они к нам не проникнут! – Он подбежал к кровати, навалился на спинку. – Давайте!!!

Тесня и толкаясь, дети дружно придвинули кровать к входной двери, по команде Дрозда повернули ее на бок, уперев каркас в деревянную ручку.

– Еще давай!

Они придвинули следующую кровать и еще одну, взгромоздив ее вертикально. Заражаясь всеобщим возбуждением, мальчики и девочки стащили прикроватные тумбочки, табуреты. Спустя пару минут в дверном проеме возвышалась настоящая пирамида из предметов мебели.

– Ничего у них не получится! – выкрикнул Дрозд.

Снаружи послышалось движение, скрипнул дверной косяк, мужчина негромко выругался. Дети сгрудились в углу казармы, не в силах отвести испуганных взглядов от хаотичного нагромождения стульев и кроватей.

– Они разозлились… – прошептал Рыба.

– Они уйдут? – всхлипнула толстая девочка. – Я пить хочу…

– Уйдут! – ответил Дрозд. – Убедятся, что дверь неприступна, и свалят отсюда!

– Конечно, уйдут! – убежденно сказал Рыба, но румянец на его щеках поблек. Детям было страшно.

Девочка поневоле озвучила то, что беспокоило остальных детей. Что они будут делать, когда проголодаются?

– Надо было вызвать их на бой! – резко сказал Солдат.

– Мы – дети… – улыбнулась Астра. – И они вооружены. Кроме тебя, Солдат, никто из нас не умеет драться!

Сильный удар в дверь заставил ее вздрогнуть. С потолка посыпалась старая известь, толстая девочка расплакалась.

– Давайте откроем… – захныкала она.

– Дверь крепкая! – сказал Левша. Он прищурился, вслушиваясь в звуки с улицы.

– Что ты чувствуешь? – спросил товарища Ромул.

– Они боятся…

– Кого боятся? – воскликнул Рыжик. – Нас?!

– Они боятся нас! – подтвердил Левша. – Я чувствую их страх.

От очередного удара от верхней части косяка отлетела дощатая планка. Охранники использовали в качестве тарана металлический рельс, догадался Дрозд. Он видел сложенные штабелем ржавеющие под дождем старые рельсы. Баррикада не шелохнулась. Последовало еще четыре удара, рухнул здоровенный кусок штукатурки, обнажив старую дранку. После чего наступила пауза, донеслись обрывки разговора, ругань.

– У них ничего не получится! – Дрозд взял девочку за руку. – Сейчас они поймут это и уйдут!

Девочка шмыгнула носом, но промолчала. С той стороны раздался вежливый стук, словно интеллигентный гость напомнил о своем визите.

– Доброй ночи, дети! – мягким баритоном произнес мужчина. – Я вам не враг!

Дрозд кинул вопросительный взгляд на Астру, девочка сжала кулачки, смуглые скулы побледнели.

– Он лжет…

– Лжет! – как эхо откликнулся Левша. – Он не один…

– Как это не один?! – спросил Ромул.

– Мне трудно объяснить… В человеке будто два голоса. – Левша прикрыл глаза, румянец слетел с его щек. – Тот второй… это не человек!

– Дети, я всего лишь пришел поговорить! – Голос человека истекал патокой и медом. – У меня нет объяснения такому вашему поведению! Возможно, кто-то из сотрудников вас обидел. Достаточно назвать имя обидчика, и, даю слово, этот человек будет немедленно наказан. Вы расстроены, а я огорчен, как любящий отец! До меня дошли слухи, что в вашем рационе было недостаточно сладостей, я принес их вам! К вам не проявляли любви, клянусь, я приложу все усилия, чтобы компенсировать вниманием недостаток чуткости! Я принес мир, но не меч!

Слова человека не всем были понятны, но та искренность и добродушие, с которым он их произносил, заставляли поколебаться некоторых членов братства.

– Не человек… – повторил Левша.

Рыжик облизнул пересохшие губы.

– Он ведь говорит правду?

– Конечно, правду! Даю вам слово! – закричал снаружи мужчина. – Вас пытались обмануть, запугать! Я совсем недавно узнал об этом! И тотчас примчался, оставив все дела!

– Давайте откроем дверь! – расплакалась девочка.

– Этот человек… – настойчиво повторил Рыжик. – Зачем ему обманывать нас?

– Зачем ему обманывать нас? – как эхо повторил Ромул.

– Мое лицо залито слезами горечи и раскаяния! – Судя по хныкающим интонациям, мужчина за дверью действительно расплакался.

– Ему нельзя открывать! – повторил Левша. Мальчик выглядел сильно испуганным. – Там что-то очень страшное!

Дрозд зажмурил глаза, пытаясь сконцентрироваться на синем небосклоне. Он нервничал, и получалось плохо. Дети разволновались, попытка Астры напомнить друзьям о мрачном пророчестве Гонзо потерпела неудачу.

– Гонзо был слишком высокомерный! – сказал Цыган. – Он никогда с нами не разговаривал! Почему он только с тобой общается, Астра?!

– Я тоже общался с Гонзо… – неохотно проговорил ушастый Рыба. – Я провел с ним в карцере шесть часов.

– Что он тебе сказал?

– Гонзо сказал, что наша будущая жизнь зависит от нашего выбора.

– Не понял я ничего… – пробормотал Цыган. – Почему Гонзо с тобой, Астра, общался больше, чем с Рыбой?!

– Я не знаю… – растерянно сказала девочка.

– Астра лжет! – выкрикнула толстая девочка, ее поддержали две подруги.

– Если Гонзо такой всемогущий, почему он все еще в карцере?! – закричала худая девочка с выпирающими зубами.

– Щелкунчик права! – поддержал ее Рыжик. – Я, например, ни разу от Гонзо слова не услышал! А тот мужчина говорит приятные вещи.

– Мы даже от Мастера таких слов никогда не слышали! – сказал Цыган. – Давайте разбирать баррикаду!

Астра всегда смущалась, оказавшись в центре внимания. Она закусила губу, чтобы справиться с волнением.

– Я думаю, Гонзо общается с теми из нас, кто готов его услышать!

– Если этот Гонзо такой всемогущий, почему он не заставит охранников освободить его из карцера?! – запальчиво крикнул Рыжик.

Он без прежнего почитания, но с надеждой посмотрел на черный ромб. А вдруг все это враки, что наговорили Дрозд и Астра?! И сейчас Высший разметает завал из старых кроватей, ворвется в казарму и покарает их всех?!

– И этого я не знаю… Видимо, сила Гонзо не беспредельна. А может быть, он хочет дать нам самим шанс защитить себя, проявить волю и мужество! Так и Рыбе он сказал…

– Я не хочу проявлять волю! – зарыдала толстушка. – Уберите эти кровати!

Она подбежала к баррикаде и вцепилась с тумбочку. Открылся ящик, покатились карандаши, веером разлетелась стопка белых листов. Ей кинулась помогать подруга Щелкунчик. Она оглянулась на мальчиков:

– Чего вы ждете?! Пока Гонзо вас спасет?!

– Там не человек… – как мантру повторил Левша.

– Стойте! – закричал Дрозд. Он выступил вперед, бледный, взволнованный.

Синее полотно образов утекло вдаль, схлынуло, как вода после весеннего половодья. Картина предстала перед мысленным взором в мельчайших деталях. Двое мужчин направили стволы автоматов на дверь в казарму. Высокий загорелый человек держит в руке чемоданчик сродни медицинскому саквояжу. Мальчик знает, что находится внутри чемодана. Три десятка наполненных шприцев в специальных отсеках.

– Стойте… – севшим от напряжения голосом повторил он. – Этот человек лжет! Он собирается нас убить! Гонзо был прав!

– Как это… – Глаза толстушки округлились, она мгновенно перестала плакать. – Как это – убить?!

– У человека в чемодане шприцы с ядом! – прямо глядя в лицо товарищам, сказал Дрозд.

Разбилось оконное стекло, в казарму влетел обрывок промасленной горящей ветоши. И одновременно моргнули лампы дневного света и погасли. Помещение казармы заполонила мгла. Вслед за первым факелом влетел следующий, пламя растеклось по сухим доскам, языки огня жадно лизнули свисающий с кровати конец одеяла.

– Не хотите любви, дети мои, получайте боль! – закричал мужчина.

– Тушите огонь! – первым очнулся от парализующего столбняка страха Солдат.

Он набросил покрывало на горящую тряпку, топтал его ногами, словно туземец, выплясывающий диковинный танец. Дрозд бросил одеяло на другой источник огня, ему подоспел на помощь Ромул. Намерения человека за дверью не вызывали больше ни у кого из детей сомнений, но страх перед взрослыми и вооруженными мужчинами только вырос. Пламя им удалось потушить, но теперь по помещению растекся сизый удушливый дым. Почти синхронно вылетели стекла из двух соседних окон, горящие тряпки влетали, как пущенный из катапульты греческий огонь.

– Мама! – беззвучно крикнула толстушка.

В ее огромных голубых глазах отразились желтые языки прожорливого пламени. Она лишь однажды пропустила речевку, но, оказавшись в экстренной ситуации, мозг высветил картинку из раннего детства, запрятанную в уголках подсознания. Они с мамой, высокой крупной блондинкой, смотрят на пожар. Горит летний дом в садоводстве, такие же прожорливые ярко-рыжие дьяволята жадно пожирают сухую древесину. Власть огня кажется непреодолимой.

– Тушите! – закричал Солдат, срывая покрывала с кроватей.

В окна влетели одно за другим три горящих лоскута ткани. Занялись огнем занавески, пламя перекинулось на стены.

Гонзо сидел на койке. Если могущественный мальчик и мог испытывать отчаяние, то это случилось сейчас, в канун полуночи. Впервые за все время добровольного пребывания в лагере он ощутил свое бессилие. А все началось со скуки! Ему было смертельно скучно общаться с ровесниками, а взрослые люди приводили не по годам развитого мальчика в раздражение своей непоследовательностью и очевидным различием между тем, что они говорили и что делали. Они все были слабые… Скучно! Он добровольно отдался в руки похитителям, хотя, предвидя их планы, запросто мог улизнуть в любой момент. Он избавился от чипа, усилием воли нейтрализовав болевой сигнал, оставив хитроумную электронику невредимой. Так Мальчик-с-пальчик оставлял хлебные крошки на дороге…

С некоторых пор Гонзо стал ощущать беспокойство. Он вспомнил охранника из фирмы отца, которого увидел случайно, проезжая мимо в автомобиле корпорации, и молниеносно ощутил силу. Простой мужчина обладал способностями, о наличии которых не догадывался, силу Гонзо уважал. Вступить в астральный контакт с Жанной было несложно, женщина имела дарования, много меньшие, чем Гонзо, но ее способностей оказалось достаточно, чтобы транслировать свою волю.

Поняв намерения похитителей, мальчик передал информацию для Жанны, но прежде чем создать визуальное поле местонахождения зоны, он ощутил странную усталость. А вот дальше ситуация вышла из-под контроля. Словно волна трансляции исчезла с приемника. Жанна замолчала. Случилось то, что астральные контактеры называют десинхронизацией. В поле приема возник посторонний человек, Гонзо ощутил волны беспощадного зла, излучаемого этим человеком, впервые в жизни он испугался…

Игра закончилась. И тогда Гонзо решился на крайнюю меру: из числа детей он выбрал мальчика, имевшего в прошлом разряд по легкой атлетике. Он составил план его побега, но беглец не выполнил какое-то из указаний, и теперь оставалось надеяться, что он еще жив…

Силу Гонзо не удалось сломить содержанием в карцере и плохим питанием, он все еще мог повлиять на волю простых людей при личном контакте, но он чувствовал ответственность за судьбу остальных собратьев. Собрав волю в кулак, он в очередной раз попытался связаться с Жанной. Ничего не получилось. Блуждающие всполохи ментального хаоса мешали концентрации. Не веря в успех, он расслабился, восстанавливая потраченную энергию, и тут в его сознание ворвался поток мыслей. Словно распахнулась форточка в комнате и весенний ветер разметал увядшие лепестки цветов.

Жанна! Она услышала его! Держа в поле внимания тонкую нить, он собрал мысленный образ места, где находится, воссоздал картину осады казармы. Он слал сигнал, как радист с тонущего судна в отчаянии шлет координаты места крушения. Однако радость его оказалась преждевременной! Полотно незамутненного разума захлестнули мрачные потоки ярости, страха и жестокости. Контакт исчез.

Мальчик вздохнул и погрузился в состоянии медитации. Он сделал все, что мог, оставалось только ждать…


Глава 1 | В пяти шагах от Рая | Глава 3