home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Самолет зашел на посадку. В приближающихся сумерках, будто красные зрачки хищников, горели посадочные огни. Вундеркинд Горюнов, хранивший скорбное молчание на протяжении всего полета, заметно повеселел. Он прижался лбом к темному стеклу, пытаясь что-то разглядеть за бортом. Шасси упруго коснулись взлетной полосы, самолет пробежал последние метры, пилот сообщил о благополучном завершении полета. Как только полоска МТС загорелась в верхнем углу экрана смартфона, Авдеев открыл входящие сообщения. Новостей от Жанны за время полета не поступило. Только два обрывочных слова, которые напускали больше туману.

Вечерний Краснодар встретил гостей радушным теплом и ароматом цветущих акаций. Кремер в очередной раз подтвердил реноме делового мужика, они миновали пропускник без хлопот, миловидная девушка продублировала безучастное выражение лица своей коллеги в аэропорту Пулково. Спортивная сумка с оружием прокатилась по ленте транспортера. По пути Авдеев зашел в туалет, переложил «беретту» и армейский нож во внутренний карман куртки и обратился к ожидающему его Горюнову:

– Ну что, герой? Наладил экстрасенсорную связь с золотым мальчиком?

Референт преобразился за время перелета. Исчезла угодливая робость, прилепившаяся к лицу улыбка отличника. Он чуть заметно повел плечом:

– Мы прямо сейчас поедем в Тхамаху!

– Это приказ? – усмехнулся Сергей.

Горюнов не ответил. Он решительно подошел к таксистам, толпящимся у стеклянных дверей аэровокзала, вступил в переговоры с коренастым коротко остриженным парнем. Авдееву показалось, что шофер был слишком услужлив, что не типично для нагловатых бомбил в аэропорту. Часто улыбался, не смотрел юноше в глаза. Сергей машинально пошарил по карманам в поисках сигарет, вспомнил, чертыхнулся. Привычка – вторая натура! Вернулся Горюнов.

– Я договорился. Едем немедленно.

– Хозяин – барин! – коротко отозвался Сергей.

Новый образ молодого человека его настораживал, но, возможно, причиной возникшей у того самоуверенности был воздух свободы, который он ощутил, избавившись от гнета хозяев из «Росметаллстроя». Шофер оказался молчаливым угрюмым человеком. Он не шевельнулся, когда пассажиры уселись на заднее сиденье. Массивную спину обтягивала джинсовая куртка.

– Сколько времени ехать до Тхамахи? – спросил Авдеев.

– Часа полтора…

Горюнов промолчал. Он уставился в одну точку перед собой. Авдеев решил не анализировать странное поведение юноши и водителя. Шофер выкатил на трассу, в желтом свете фар промелькнул дорожный указатель. Краснодар. Пейзаж вокруг был темным и однообразным – простирающаяся вдоль до горизонта степь. Авдеев обладал ценным для военного человека качеством. Он мог длительное время обходиться без отдыха и сна, чтобы отоспаться в любом, даже самом неподходящем для сна месте. Вот и сейчас, вместо того чтобы пялиться в темное стекло автомобиля, он закрыл глаза и через пять минут крепко спал.

Он уже видел этот сон прежде, только всякий раз напрочь забывал его содержание после пробуждения.

Пустыня, желтый, с вкраплениями медных соцветий, песок. Ствол «Калашникова» раскалился добела, он выпустил две обоймы по несущимся, как призраки, черным фигурам. Убил двоих, остальным не причинил особого вреда. Он знает. Пуля в голову вырубает, в корпус – убавляет прыти. Причудливая фантазия сна переносит его в пустынный ангар. Под крышей проносятся ласточки, лучи солнечного света просачиваются сквозь щели в потолке. Он стоит на коленях, склонившись над бездыханным телом молодой женщины. Она мертва, липкая кровь вытекла из раны на ее шее. Ее черты лица напоминают кого-то знакомого, он силится вспомнить, но сон увлекает его за собой дальше, в просторное помещение. Похоже на медицинскую лабораторию, полки уставлены стеклянными колбами. Он держит в руке скальпель, резкий взмах, и в основании большого пальца руки образовывается глубокий алый шрам. Он не ощущает боли, только глубокая тоска и щемящая грусть сжимают сердце. Откуда-то возникает слово. Вечность! Оно врезается в сознание, оставляя там незаживающий шрам, глубже и острее, чем тот, что он нанес себе скальпелем. К нему приближается женщина, он узнает Жанну и не удивляется. В снах трудно чему либо удивиться! Она протягивает запаянную капсулу.

«Возьми!»

Шевельнулись красные губы девушки. Он послушно вводит под кожу ампулу, зашивает рану. Вечность…

Вереница цветных картинок закружилась в хороводе, издалека прилетел громкий вой. Похоже на волка или бродячую собаку. Он провел пальцами по лицу, сгоняя пелену дурмана, и проснулся.

Машина остановилась. Авдеев осмотрелся по сторонам, сгустились вечерние сумерки, на небе проступили звезды. Все еще пребывая под властью сновидения, он тронул ладонь, ощутил бугристый шов. В истории человечества были периоды темных веков. Умная девушка Жанна! Темные периоды в жизни человека… Он привык к старому шраму и не обращал на него внимания, как привыкают к запаху собственного пота, пока болезнь не отравляет его токсинами.

Горюнов будто не пошевелился за время путешествия. Шофер дважды просигналил, яркий свет прожекторов ослепил, распахнулись ворота.

– Приехали в гости? – спросил Сергей беззаботным тоном, а рука скользнула в прореху куртки, нащупав рукоять пистолета.

– Не следует этого делать! – сказал Горюнов. Проговорил бесцветным голосом, в свете приборной панели отразилось его лицо, мертвое, пустое, как маска.

– Эй, приятель! – Авдеев бесцеремонно окликнул шофера. – Притормози, отлить надо!

– Уже приехали… – ответил водитель.

– Нам надо обсудить некоторые детали! – сказал Горюнов.

Территория напоминала армейскую часть или зону, где содержат зэков. Два ряда колючей проволоки, по углам вышки. Часовой с интересом посмотрел на подъехавшую машину. Все это Авдеев отметил за долю секунды. Он открыл дверцу, но его плечо сжали пальцы референта. Мужчина с удивлением отметил наличие физической силы в тщедушном с виду пареньке.

– Не следует этого делать! – повторил Горюнов.

– Ты мне помешаешь?

– Не я… – сказал референт. – Они!

К ним направлялись трое вооруженных мужчин. В свете фонарей Авдеев узнал парня с родимым пятном. Он лихорадочно соображал, что предпринять дальше.

– Напрасно ты вписался в это дело… – сказал Горюнов. – Сидел бы в своей каптерке, получал зарплату. – Он презрительно усмехнулся. – Знаешь такую поговорку: не лезь в герои, пока не позовут!

Мужчины остановились в трех шагах от машины, направили стволы на Авдеева. Водитель продолжал сжимать руль, но, судя по реакции, парень был в теме. Только ты, Авдеев, – лох!

– Никаких контактов с мальчиком не было? – утвердительно спросил он.

– Почему не было?! Были! Только не со мной, а с твоей подружкой Жанной! – засмеялся Горюнов. – Перехватить мысленный сигнал было сложно. Но еще труднее было убедить господина Брызгалова в том, что именно через меня мальчишка контактировал с внешним миром. Пришлось напустить мрака, вскрыть его досье, где хранился личный код Брызгалова-младшего. Но оно того стоило! Мальчишка – настоящий феномен!

– Отдавай ствол! – прогудел водитель.

– Подождешь! – огрызнулся Авдеев.

– Покури, пока мы с другом побеседуем… – приказал Горюнов.

Шофер повиновался, вышел из машины, подошел к охранникам. Мужчины закурили, сладкий дым растекся в ночном воздухе.

– У меня есть деловое предложение, Сергей! – сказал референт. – Поступай к нам на службу. Все лучше, чем протирать штаны в охране! Насчет оплаты можешь не беспокоиться, нуждаться не будешь. Платим в валюте! – Он лучезарно улыбнулся.

– А как называется ваша организация? – в тон ему спросил Авдеев.

– Название не имеет принципиального значения. Мы самая платежеспособная организация в мире. Ты ведь наемник, Авдеев! И всегда был наемником, я полистал на досуге твое досье. Кто лучше платит, тому и служишь, правильно я говорю?

Сергей потянулся, разминая затекшие со сна мышцы. Опять послышался вой, теперь уже не во сне, а наяву.

– Трудно поверить, что весь этот винегрет с поездками и похищениями был затеян ради одного необычного подростка, – сказал он.

– Ты недальновиден, – ответил Горюнов. – «Росметаллстрой» заключал военные контракты, моя служба в концерне была направлена на решение множества задач.

– Сливал информацию?

– Почему сливал? – удивленно вскинул брови Горюнов. – Идет война. Кража технологий противника – один из этапов этой войны.

– Ты внедрился в корпорацию с целью кражи информации, – он усмехнулся, – я представлял себе шпионов иначе…

– Типа Джеймса Бонда? – улыбнулся референт. – Вчерашний день. Образованный человек с ноутбуком может нанести гораздо больший вред противнику, чем рота мускулистых кретинов. Что касается твоего вопроса про подростка… Выглядит по-злодейски, согласен. Но более темная картина точнее и притягательнее. Россия пребывает в состоянии экономического и политического кризиса. Нынешнее поколение в подавляющем большинстве нерентабельно. Взять хотя бы тебя. Отличный солдат, крепкий мужчина, который вместо того, чтобы выполнять боевую задачу, работает охранником за гроши. В России всегда обесценивались люди. Еще нарожаем! Нынешнее руководство не делает ставки на современников. Другое дело – дети! За ними будущее! Но, как говорят русские, от осины не родятся апельсины! Экономические санкции не привели к реальному результату, русских людей, в отличие от европейцев, экономическими трудностями не испугаешь. Ты становишься свидетелем первого в истории опыта! Что такое современные дети? Продукт компьютерного совершенства. Лиши их гаджетов – и они станут беспомощны! Поэтому мы сделали ставку на уникальных детей, обладающих непостижимыми талантами. Алексей Брызгалов оказался сильнейшим. Но это только первый шаг! Форматируя сознание русских детей, мы одержим победу без единого выстрела! Победа без войны, реальной, политической и экономической! И у тебя сейчас есть выбор, к какой из сторон примкнуть в этой войне! Что скажешь, наемник?! – Горюнов был воодушевлен, его бледные щеки пылали красным цветом, в глазах блестел фанатичный огонь.

– Хорошо излагаешь… – задумчиво сказал Авдеев. – У меня ноги затекли. Выйдем, подышим воздухом?

– Давай! – охотно согласился Горюнов.

Оказавшись на улице, Авдеев тотчас ощутил ствол, упершийся ему в затылок, знакомый запах туалетной воды осквернил ночной аромат степи. Мысль заработала необычайно быстро. Меченый держит его прицеле сзади, двое других целятся в грудь. При такой диспозиции шансов уцелеть негусто. Его «беретта» лежит во внутреннем кармане куртки, оружие на предохранителе. Максимум, что он успеет, – это достать ствол. Первым выстрелит меченый, и кровавые мозги господина Авдеева украсят скудный степной пейзаж.

Он нащупал рукоять ножа на бедренном кармане армейских штанов. Классика!

– Трудно принимать решение, когда тебе в затылок дышит обдолбанный торчок! – грубо сказал Авдеев.

– Борзеешь, старик! – Сладкий кокон парфюма окутал душной волной.

– Опусти оружие! – приказал Горюнов. – Ну и каким будет твое решение?

Меченый выругался, чиркнула зажигалка, запах одеколона смешался с сигаретным дымком.

– Такие вопросы в две затяжки не решаются! – радушно улыбнулся Авдеев.

Теперь охранников осталось двое. Горюнова они слушались, как вышколенные псы, стволы «узи» опустились к земле. Коренастый парень сказал что-то товарищу, подтянул ремень автомата. Девятимиллиметровый калибр автоматического оружия, рожки укороченные, на двадцать пять патронов. Слабая версия легендарного израильского автомата, больше подходящая для рукопашного боя, короткий ствол и кучность стрельбы делают автомат беспомощным для серьезных боевых действий. Время принятия решения! Нож незаметно перекочевал в ладонь, Авдеев молниеносно рванулся вперед. Короткий взмах, и парень вцепился ладонями в шею, словно пытаясь сбросить душащую его петлю.

Через сомкнутые пальцы брызнула черная кровь. Боевой нож типа «Каратель» прошел через адамово яблоко, будто бисквит разрезал. Резкий поворот вокруг своей оси, и острие просвистело в воздухе, угодило в грудь меченому. Авдеев успел метнуться к поверженному телу, выдернуть нож из груди, к тому моменту третий охранник, до этого изумленно таращившийся на прыткого дядьку, очухался. Он придавил курок. Звук выстрела «узи» был мягким и деликатным, пули ложились кучно. Безошибочная интуиция заставила Авдеева нырнуть за корпус автомобиля. Разбилось лобовое стекло, с шумным вздохом вышел воздух из простреленного протектора. Охранник палил, что называется, без разбора. Авдеев услышал удивленное восклицание Горюнова. Пауза. У тебя есть полторы секунды, пока парень поменяет рожок, потом лимит везения будет исчерпан. Прикрываемый изрешеченным корпусом автомобиля, он рванул стометровку. Сзади было подозрительно тихо. Авдеев пробежал метров триста, прежде чем остановился, перевел дыхание. Вовремя ты бросил курить, старик! Легкие разрывало на части, сердце захлебнулось от частого стука. Он опустился на землю, отер о сухую траву лезвие ножа, достал «беретту», снял оружие с предохранителя. Почему ему дали уйти? Ответа нет.

Он нажал клавишу смартфона, без особого удивления обнаружил отсутствие сети. Навигация также молчала. Он написал сообщение Кремеру, с детальным описанием места, где, по его предположениям, могли держать похищенных детей. И еще одно сообщение отправил Жанне, после чего лег на спину, восстанавливая силы. Брать штурмом зону с пистолетом наперевес – занятие увлекательное, но, скорее всего, обреченное на провал. Охранников человек шесть-семь, включая водителя. Трое вышли к нему навстречу, столько же осталось охранять периметр зоны. Все логично. Правильнее всего было добраться до ближайшего населенного пункта, оттуда связаться с Кремером. Пусть присылают кавалерию, берут штурмом зону. Каков будет дальнейший сценарий? Горюнову ничего не останется делать, он будет прикрываться детьми как заложниками. Хотя интуиция подсказывала Авдееву, что господин Горюнов не станет отсиживаться за решеткой. Вероятнее всего, его уже и след простыл. Такого рода голубчики предпочитают укрыться в безопасном месте, пока за них таскают каштаны из огня…

Он поднялся на ноги. С расстояния триста метров зона выглядела как темное пятно, с пятнышками оранжевого света по углам. Включенные прожектора освещали территорию. Распахнулись ворота, темноту прорезали две пары светящихся глаз. Машины покидали зону, ветер принес рык мощных двигателей. Свет фар вильнул, один автомобиль удалился прочь. Вторая машина отъехала метров на сто, остановилась.

Были слышны отголоски разговора, приглушенное урчание, словно дети дразнят медведя в зоопарке.

Автоматически Авдеев отметил время. Двадцать один час пятьдесят шесть минут. Звериный вой нарушил благостную тишину ночной степи. Он ощутил приближение смертельной опасности, как дикие животные угадывают грядущее стихийное бедствие. Рассмеялся мужчина, степь была отменным проводником звука. Сергей достал пистолет, навел дуло в сторону тлеющих фар. Луна осветила степную равнину, в изменчивом тусклом свете приближающиеся монстры напоминали оборотней с обложки книг в жанре фэнтези.

Дальний свет фар разорвал мглу, взревел двигатель. В открытом джипе стоял высокий мужчина. Он сжимал в руках карабин. Опережая машину, по степи мчались два хищника.

– Травля!!! – закричал охотник, навел ствол карабина на цель.

Авдеев выстрелил, целясь в желтый сноп фар, и промахнулся. Скромная «беретта» больше годилась для самообороны, нежели для пальбы по движущемся целям. Звери стремительно приближались, стелясь по земле, как полярные волки. Они двигались молча, жаждущие крови. Авдеев дважды выстрелил, оба раза в молоко. Пистолет – штука капризная, с женским норовом. Это только в вестернах герой палит с двух рук и попадает в яблочко. Расстояние между хищниками и жертвой стремительно сокращалось. Пуля просвистела над головой, Сергей шумно выдохнул, рванул бегом, слыша за спиной жаркое дыхание преследователей…


Глава 2 | В пяти шагах от Рая | Глава 2