home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Краснодар. 12:30


Они встретились у входа в парк в условленное время. Зульфия сидела на скамейке, спина была напряжена, ноги поджаты, словно женщина готовилась немедленно вскочить с места. Завидев следователя, он подалась к нему навстречу.

– Вы позвонили, я сразу же приехала! – сказала она.

– Сразу же хочу вас предупредить, Зоя! – сказал Ермаков. – С сегодняшнего дня мое расследование носит неофициальный характер. По этой причине мы встречаемся на нейтральной территории. Видели фильмы про частных сыщиков?

Она кивнула.

– Если потребуются деньги, я могу взять кредит под квартиру, – сказала женщина. – Сами понимаете, Виктор, зарплата у архитектора не ахти какая…

– Надеюсь, ваш кошелек не пострадает.

Он сел рядом, повернувшись к ней вполоборота, так общение приняло характер неофициальной беседы. Стол следователя, разделяющий собеседников, мало способствует доверию.

– У вас есть новости?

– Кое-что появилось, – осторожно ответил Ермаков. Не следовало прежде времени внушать ей надежду. – Буду с вами откровенен. Дело о похищении вашей дочки сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Во всяком случае, я, кажется, понимаю, почему вам отказывали в его возбуждении.

Он внимательно огляделся по сторонам, не заметил ничего подозрительного, распахнул папку, пододвинул большую фотографию:

– Этого человека вы видели во дворе?

Зоя всхлипнула, но тотчас спохватилась.

– Извините. Я пообещала себе, что буду держать себя в руках. Да. Это тот самый человек.

– Вы уверены? Иногда люди бывают похожи…

– Уверена, – твердо сказала она. – У меня хорошая память на лица.

Ермаков бережно убрал ксерокопию фото назад в папку.

– Фамилия этого господина Зорин. Зовут Юрий Алексеевич, ему пятьдесят один год. Холост. Известный московский психиатр, бизнесмен, а с недавнего прошлого еще и депутат Государственной думы. Это та информация, которую может получить любой желающий в Интернете.

Зоя беспомощно захлопала глазами:

– Зачем ему моя девочка?!

Вместо ответа Ермаков достал из папки форматный лист со списком фамилий, имен и краткой информацией напротив каждого имени.

– Здесь список заявлений о пропаже детей за последние три месяца. При тщательном разборе мне удалось установить: каждый из пропавших детей обладал так называемыми экстрасенсорными способностями. Так же как и ваша дочь, Гульнара Савченко.

Зоя посмотрела на Ермакова расширенными глазами:

– Все отсюда?! Из Краснодара?!

– Увы, – покачал головой Ермаков. – Это было бы слишком просто. Дети пропадали из различных регионов России, отчасти вы правы. Преимущественно Ставропольский и Краснодарские края, хотя есть также москвич и уроженец Липецка. Я ознакомился с показаниями родителей. По крайней мере в двух случаях, аналогичных вашему, был упомянут высокий загорелый мужчина. Я, на свой страх, связался по электронной почте с родственниками пропавшего мальчика из Ставрополя, послал фотографию Зорина. Сегодня утром получил положительный ответ. Отец видел мужчину дважды возле школы, где учился его сын.

– Но зачем?! – вскрикнула женщина. – Депутат, миллионер! Зачем ему похищать наших детей?! И почему полиция бездействует?!

– Вы задаете слишком много вопросов, Зоя! – мягко сказал Ермаков. – Для меня более актуальным является не столько мотив похищений, а сколько вопрос, где нам искать детей.

– Вы считаете… – Она шмыгнула носом. – Вы думаете, дети живы?

– Похищение детей совершаются главным образом с целью получения выкупа. В таком случае не имеет значения личность ребенка, ключевая роль отводится благосостоянию его родителей. В данном случае дети из семей среднего достатка, за исключением одного подростка, сына крупного предпринимателя. Причем в его конкретном случае отец забрал заявление о пропаже мальчика спустя два дня.

Он вторично огляделся по сторонам. В парке было пустынно, несмотря на погожий день. Возле фонтана плескались двое мальчишек и девочка. Девочка преувеличенно громко завизжала, капли воды попали ей на лицо и оголенные плечи.

– И что же делать дальше?! – Она умоляюще посмотрела на следователя. Сейчас он являлся для убитой горем женщины олицетворением защитника и спасителя.

– Вам – только надеяться, ждать и молиться! – сказал Ермаков. – Я ввожу вас в курс дела, чтобы облегчить ту боль, которую вы испытываете. Для меня очевидно следующее. Дети, скорее всего, живы. Предположительно их подвергли психологической обработке. Нечто вроде гипноза или кодировки.

– Моего бывшего мужа, отца Гули, кодировали от алкоголизма, – сказала Зоя. – Больше года он не пил, затем сорвался…

– Господин Зорин был автором метода НЛП, как расшифровывается программирование мозга. Не волнуйтесь! – сказал он, видя, как изменилось выражение ее лица. – Состояние жертвы после кодировок обратимо в девяноста процентах случаев. Я обратился за помощью к старому другу, он теперь большая шишка в Москве. Попросил накопать информации по Зорину, кроме той, что мы уже знаем. И вот что интересно… – Он достал из папки новый лист. – Коммерческая организация, учредителем которой является господин Зорин, в марте сего года взяла в аренду пять гектаров земли в районе поселка Тхамаха.

– Я знаю, где это находится! – воскликнула Зоя.

– Так точно! Поселок в пятидесяти километрах от Краснодара. В советское время в тех местах была зона усиленного режима. В середине девяностых годов зону расформировали, теперь там заброшенная территория. Коммуникации отсутствуют, зону отделяет горная гряда от ближайшей трассы, которая проходит в пятнадцати километрах к югу. Своего рода пустошь, кроме шакалов и змей, ничего нет. Мне приходилось бывать на зоне в конце восьмидесятых годов. К ней вела проселочная дорога. Короче говоря, если выбирать место для содержания похищенных детей, то лучше не придумаешь! Кругом глушь, а решетки и вышки наверняка сохранились.

– Так что же мы сидим?! – закричала Зоя. – Надо идти в полицию, все им рассказать!

Ермаков грустно улыбнулся:

– Если мы с вами придем к полковнику Вострикову и потребуем, чтобы он вызвал группу захвата и отправил ее на территорию заброшенной зоны, нас примут в сумасшедшем доме как дорогих гостей.

– Что же делать? – простонала Зоя, она схватила его руку и сжала ее со всех сил.

– Для начала не ломать мне пальцы… – пошутил следователь.

Она ойкнула, извинилась.

– Предоставьте мне разработать дальнейший план действий, – сказал Ермаков. – Повторю. От вас требуется терпение и вера. Пока я вам изложил рабочую версию. Дайте мне пару дней, пока созреет окончательный план действий.

Он поднялся со скамейки, давая понять, что разговор окончен. Они распрощались, Зоя подавила порыв расцеловать этого хмурого мужчину. Ермаков проводил ее взглядом, убедился, что за женщиной никто не следит. По пути он заехал на заправку, залил полный бак, остановился в зоне парковки, разложил на колене дорожную карту. Он по старинке не доверял навигатору, скачал программу в смартфон, главным образом, ради того, чтобы лишний раз улучить бездушную машину, разговаривающую нежным женским голосом, в оплошности. Привычным движением он нацепил очки на нос, достал из кармана пиджака авторучку, прочертил жирную ломкую синюю полосу. Учитывая смешанный рельеф местности, он намеревался добраться до конечной точки путешествия за два часа. Он не тревожился насчет пропущенного рабочего дня, все равно попусту отсиживал рабочее время. Была еще одна причина подобной беспечности. Ермаков не исключал, что поездка окажется в один конец, поэтому перед выходом из дома отправил два подробных сообщения по смартфону. Одно Барсукову, другое однополчанину из Москвы, о котором упомянул Зое. Он положил карту на соседнее сиденье, вырулил с парковочной площадки и вдавил ногу в педаль газа.

Он проехал дорожный знак «Тхамаха» в пятнадцать часов восемь минут. Кондиционер гудел из всех сил, нагоняя в салон порции прохладного воздуха. Дорога спустилась в долину, горячее марево дрожало в воздухе над устремляющейся вдаль черной полоской шоссе. Ермаков напряг память, пытаясь вспомнить незаметный съезд с трассы, ведущий к заброшенной зоне. Если версия, которую он изложил Зое, окажется правильной, дорогу к зоне должны были прилично раскатать автомобили. Данный факт не могли упустить из внимания местные жители. Он остановился возле торгового ларька, вышел из машины, разминая затекшие ноги. На пожилого мужчину из окошка равнодушно посмотрела продавщица, розовощекая шатенка с огромной фиолетовой заколкой в волосах.

– У вас минералка есть? – спросил Ермаков.

– Теплая… – Женщина широко зевнула, предъявив золотые коронки на зубах.

– Черт с ним! Давайте теплую!

– Пива не хотите? – Она наклонилась, исчезнув из поля зрения. – Пиво холодное…

– Я за рулем…

– Ну и шо с того?! – Она откупорила бутылку, приняла деньги, проигнорировав сдачу.

– Здесь раньше неподалеку зона была… – Ермаков отхлебнул. Вода была кислая и противная на вкус.

– Какая зона?

– Обычная зона, – терпеливо повторил Ермаков, – где зэков держат.

– А-а-а… – протянула она, – шо-то помню. Кажись, была…

– Не помните, где туда с трассы был съезд?

– А вам зачем?!

– Ностальгия, – огрызнулся Ермаков, – срок я там тянул! Так понятно?!

Продавщица посмотрела на него с оттенком уважения.

– Тут недавно тоже ходили, искали шо-то… Ни черта не нашли!

– Кто искал? Тоже бывшие зэки?

– Не-е-е… – помотала она головой. – Деловые. В штатском, москвичи, и с оружием. Один черт, не купили ничего… – Она опять зевнула.

– Как поняли, что с оружием и москвичи?

– Шо я, слепая и глухая?! Говор столичный…

– Так насчет съезда не помните?

– Не-а-а… – Она махнула рукой на север. – Степь, горы да волки. Шо там делать? Те, деловые, про мальчонку спрашивали…

– Знаете, я, пожалуй, возьму пиво! – сердечно улыбнулся Ермаков.

Женщина посветлела лицом, достала из холодильника запотевшую бутылку.

– Здесь полиции не бывает, – интимно сказала она, – не учуют, что выпил!

Ермаков протянул пятисотрублевую купюру.

– Сдачи нема… – нагловато глядя в лицо, сказала продавщица.

– Мы богатые и не жадные! – Следователь игриво подмигнул, глотнул из горлышка. Пиво было холодное и свежее. – Зачем деловые мальчика искали, не знаете?

– Пес его знает?! Мне не докладывали. Они тоже искали что-то, может, ту же бывшую зону разыскать хотели.

– На кой им зона?! – умело изобразив удивление, воскликнул Ермаков. – Я-то понятно, там срок мотал, а деловым оно к чему?!

– Пацаненка своего, небось, искали… – ответила продавщица. Она поманила его пальцем, следователь придвинулся, вдохнув кислый запах пота и несвежего дыхания. – А наши грят, видели того пацаненка. Укатил он на джипе с чужаками. Понял, оно как?!

– Во брехня! – искусно изумился Ермаков. – Так деловым про это сказали?

– С чего бы вдруг?! – Женщина презрительно скривила ярко накрашенные губы. – Они пошарили здесь полдня, долго возле автобусной остановки ошивались.

– Точно брехня! – с деланым равнодушием сказал следователь. – Денег до фига, вот и маются дурью.

– Не скажи! Той старой дороги на зону уже, почитай, лет десять как нет. Колея травой заросла, дальше овраги да степь. Змей только по весне полно.

– А как же на зону попадают?

– А шо там искать? А вообще, по весне новую грунтовку со стороны бывшего совхоза проложили. Дрянь дорога, на сезон. Грейдер прошел, каменюки раскидал. Зимой дождями все размоет. И на кой пес она нужна? У нас тут егерь живет. Он, грит, поехал туда разведать… Силки на зайцев ставит, думал, есть резон. Проехал верст десять, его джип нагнал…

– Тот самый, что пацаненка увез?

– Должно быть, тот. У нас здесь джипов не много! – Она ухмыльнулась.

– И что?!

– По шее не надавали, и то спасибо! – рассмеялась продавщица. – Сказали, еще раз сунешься – рога посшибаем!

– Не поехал?

– Кому охота…

– Тоже верно!

Продолжая беседу в той же развязно-доверительной манере, Ермаков выпытал у продавщицы, где находится бывший совхоз, распрощался и направился к машине.

– Все-таки поедешь? – прокричала ему вслед продавщица.

– Поеду! Охота пуще неволи!

– А не боишься, что бока намнут?

– Боюсь, – искренне ответил Ермаков, помахал рукой, завел двигатель.

Заброшенный совхоз он нашел без труда. Дорога совершила крутой поворот, и слева появился поржавевший от дождей и времени высокий забор. На входе уцелела красная звезда, приобретшая тусклый кирпичный цвет, и две кривые буквы, «з» и «я». Предположительно слово «знамя», решил Ермаков. Кто такие «деловые», он догадывался смутно, ясно одно: недоверчивые к москвичам местные жители не сочли нужным рассказать про дорогу на бывшую зону. Прошел грейдер прошлой весной.

Ходят слухи, что пацаненка увезли на джипе. В описаниях школьного друга Гульнары фигурировала «тойота-лендкрузер».

Напротив вывески был заметен съезд с трассы. Однополосная колея, ведущая в глухие заросли можжевельника. Без ориентира продавщицы он бы дорогу не заметил. И в навигаторе она наверняка не отмечена. От выпитого пива он слегка повеселел. Пока его версия получила реальное подкрепление, согласно показаниям продавщицы. Ермаков осторожно вывернул руль, «форд» изрядно тряхнуло, жалобно охнула подвеска. Оказавшись под высоким пологом из сросшихся зарослей кустов, он словно ослеп на мгновение. Мужчина поморгал, давая возможность глазам привыкнуть к полумгле, включил вторую передачу и осторожно двинулся по извилистой дороге. По его расчетам, зона находилась на расстоянии пятнадцати – двадцати километров. Возможно, дальше. С такой скоростью он доберется туда, когда стемнеет. Не исключено, что так лучше. Проведет в машине ночь, а наутро отправится на разведку, если не получит по шее, как злополучный егерь. Старый опер почувствовал растущую тревогу. Впервые в своей жизни он действовал наобум, не имея четкого плана действий. Ну, доковыляет он на стареньком «форде» до зоны, а дальше что? Возьмет ее штурмом при помощи старого пистолета типа «Макаров»?! Шесть патронов в обойме, один в стволе. Орудие ближнего боя, как пишут в учебниках. Последний раз он стрелял пятнадцать лет назад, при задержании опасного рецидивиста по кличке Жмур. Жмур был маньяк-убийца, на его счету было шестнадцать жертв, он убивал людей просто так, ради развлечения. Симпатичный, улыбчивый парень, он с удовольствием рассказывал страшные подробности своих злодеяний. Дело было шумное, об этом даже написали в местной газете. Но стрелял Ермаков в воздух, и непосредственно задержанием руководил командир группы спецназа, в то время капитан Востриков.

Машину тряхнуло, глухо застучала шаровая опора. Ермаков выругался, спина взмокла от липкого пота. Экономя топливо, он выключил кондиционер, в салоне «форда» стало невыносимо душно. Его прокол. Не учел прожорливую натуру старого автомобиля. Часть пути пришлось петлять по горным дорогам, а последнюю заправку он увидел километрах в десяти от поселка.

Кусты поредели, в этом месте дорога была усыпана кусками щебенки, кое-где утрамбованной в грунт. Он включил третью передачу, кузов машины слегка лихорадило от тряски, но ехать стало повеселее. Судя по показаниям спидометра, после съезда с трассы он проехал четыре километра триста метров. Дорога, до сего момента идущая прямо, как стрела, совершила плавный полукруг, заросли можжевельника закончились, справа по ходу движения зеленела густая высокая трава, солнечные лучи впились в лобовое стекло. Ермаков накинул козырек, помогло мало. Он ехал почти на ощупь, от слепящего света перед глазами поплыли черные круги, заломило затылок. Правда, качество дорожного покрытия улучшилось, но корпус «форда» сотрясали нервные волны дрожи. Через шестьсот метров дорога вывернула на прежний курс, солнце сместилось вправо, следователь облегченно перевел дыхание.

Впереди простиралась степь, на горизонте темнели лиловые склоны гор, придорожная трава возвышалась на полутораметровую высоту. Узкая дорога не давала возможности разойтись двум машинам, если бы они встретились на пути. Стоило ему подумать об этом, сзади послышался шум. Ермаков остановился, выключил двигатель, приоткрыл дверцу. Мерно гудел ветер над степью, стрекотали цикады. Он затаил дыхание, навострил уши, как сторожевой пес. Порыв ветра принес отголосок урчания мотора. Сомнения отпали. Он повернул ключ в замке зажигания, двигатель предательски чихнул, заныл стартер.

– Давай! – прошептал мужчина. – Давай, родной!!!

Со второй попытки взревел мотор. Ермаков повернул до упора руль, охая, словно старичок, «форд» перевалил дорожную бровку. Упругие стебли травы хлестнули по лобовому стеклу, колеса увязли в глине. По счастью, дождей здесь не было с начала апреля, глина была достаточно упругой. Он отъехал метров на семьдесят, заглушил мотор. Оставалось молить Бога, чтобы смятая колесами «форда» трава не привлекла внимание тех, кто ехал за ним следом. Ермаков скинул пиджак, пригибаясь, как партизан, отбежал на двадцать метров от автомобиля, достал из кобуры пистолет. Сердце бухнуло в груди как набат. Староват ты, майор, для подобных забав! Как бы прямо здесь, в глухой степи, инфаркт не накрыл!

Шум двигателя приблизился, долетел запах дизельного топлива. Джип. Тот самый, о котором упоминала золотозубая продавщица из киоска. Напрасно он не взял еще пива, сейчас бы оно ох как не повредило! Потекли томительные секунды ожидания. Ермаков сидел на корточках, сокрытый высокой травой, заныло больное колено. Джип проехал мимо, не сбавляя скорости, рык мотора стихал. Он обождал для верности еще пять минут, поднялся во весь рост. Над степью опала пыльная взвесь, темнела черная точка удаляющегося автомобиля. Выезжать на дорогу по укатанной траве было несложно. В горле пересохло, он переждал, пока стихнет приступ аритмии, и включил передачу.

В южных широтах вечер приходит внезапно. Только что золотые лучи орошали землю ласковым дождем, как вдруг опустились сумерки, небо озарили звезды. Контуры зоны выступили из темноты, как уродливый черный квадрат, посреди степи. Прошло много лет, и темнота не лучший союзник для изучения незнакомого ландшафта, как Ермаков ни силился, он не мог вспомнить здешних мест. Объяснение было простое. Раньше он приезжал сюда по другой дороге, которая давно заросла бурьяном. Вскрылись дополнительные факты преступления по делу заключенного, и он прибыл с целью допроса.

Он предусмотрительно оставил машину в трехстах метрах, ночная степь – отменный проводник звука, малейшие шорохи отлично слышны, а изношенный двигатель «форда» рычит, как голодный зверь. Следователь шагал по степи, чувствуя неприятную дрожь в ногах. Основная часть плана потерпела неудачу. Он намеревался сделать снимки зоны и отправить в сообщении двум надежным людям. Барсукову и московскому корешу Косте Тимченко. Идея была более или менее выполнимой, если бы не одно досадное обстоятельство. Зона связи исчезла. Пока он ехал по разбитой дороге, узкая полоска провайдера то пропадала, то объявлялась вновь, но по мере приближения к зоне сгинула окончательно.

Два ряда колючей проволоки окружили зону. Окна бараков горели огнем, были слышны звуки голосов. Детских голосов. Нечто похожее на стихи. На короткое время мужчина ощутил ирреальность событий. Запахло смрадом звериного дыхания. Такие запахи бывают в зоопарке, возле клеток с хищниками. И тотчас, в подтверждении его наблюдений, послышалось утробное рычание и приглушенный вой. Ночью в степи было холодно, но на лбу у майора выступила испарина. Он стиснул рукоять «Макарова», будто сросся с оружием. По-хорошему, следовало свалить отсюда подобру-поздорову, вернуться в Краснодар, доложить обо всем Вострикову, а заодно подстраховаться и скинуть инфу Тимченко. Старый майор не допускал мысли, что полковник Востриков знал, что на территории заброшенной зоны держат детей, и покрывал преступников. Вероятнее всего, на него надавили сверху, вот он и дал отрицательный ответ в деле возбуждения о пропаже Гульнары Савченко. Он не лгал Зое, когда говорил о трудностях, связанных с поиском пропавших подростков.

Загудел зуммер, вспыхнул прожектор, распахнулись ворота. Въехал автомобиль, белый свет фар пропорол тьму. Ермаков припал к земле. Интуиция. Древнее, как сама земля, свойство человека. Интуиция подсказала ему, что у него нет времени. Вострикову он сможет доложить только утром следующего дня, если вообще застанет начальника управления в субботу в городе. Тот заядлый рыбак, а по весне в притоках Кубани идет на нерест налим, такого события полковник упустить не имеет права!

И еще вопрос, примет ли он всерьез рассказ старого опера, который накануне дал в зубы коллеге?!

Детские голоса стихли. И какой у тебя теперь план, майор? Брать штурмом охраняемую зону? Единственное разумное решение – вернуться на трассу, где работает сотовая связь.

Сбоку промелькнула тень, запах зверя накатил волной. В грудь ударила тугая масса, мужчина не удержал равновесие, упал на землю, ударившись затылком о твердый грунт. В слабом свете луны возникла оскаленная пасть чудовища, клыки обожгли плечо. Неким отстраненным сознанием он понял, что все еще сжимает в пальцах рукоять «Макарова». Дуло уперлось в грудь зверя, палец сам по себе нажал три раза подряд. Свирепый вой, в котором сочетались и боль и ярость, пронесся над ночной степью. Чудовище в предсмертной корче стиснуло зубы на предплечье человека, пистолет выпал из онемевшей руки, к горлу подкатил ком, тьма поглотила бледный лунный свет…

Дурнота накатила душно, валко, как пуховое одеяло жаркой ночью. Во рту был ощутим вкус ржавого металла, словно он лизал медную монету. Он ощупал языком окровавленную распухшую губу, открыл глаза и тотчас пожалел об этом. Простое движение вызвало новый приступ тошноты.

– Сейчас станет легче… – Ермаков услышал ломающийся голос подростка.

Он с трудом повернул шею, сквозь прищуренные глаза увидел худенький силуэт.

– Ты кто?! – прохрипел он чуть слышно.

– Любопытство! – усмехнулся подросток. – Древнейший инстинкт. Ева вкусила яблоко из любопытства, и началась череда грехопадений. Не двигайся, иначе я не смогу тебе помочь!

Ермаков повиновался. На лоб легли прохладные ладони, жар моментально исчез, стихла боль в руке. Даже сердце замедлило свой бешеный ход, ритм упорядочился.

– Кто ты такой?! – воскликнул Ермаков.

Он приподнялся на локтях, огляделся по сторонам. Темное узкое помещение, вдоль стены примкнутые нары, в дальнем углу круглое отверстие в полу и умывальник. Над потолком тускло мерцала обтянутая проволочной сеткой лампочка. Догадка озарила сознание. Карцер! Карцер в заброшенной зоне! Напротив него, скрестив ноги, на полу уселся подросток. Худенький мальчик лет тринадцати. Мальчик улыбнулся:

– Меня зовут Гонзо.

– Гонзо?!

– Тебя удивляет мое имя?

Ермаков осторожно притронулся к ране на предплечье и тотчас отдернул пальцы. Ткань пиджака была измочалена, словно ее пропустили через мясорубку, и пропиталась кровью. Запястье отекло, пальцы распухли, как сардельки.

– У мутантов сильные челюсти. – Мальчик наблюдал за ним с нескрываемым интересом. – Сильнее, чем у питбуля. Тебе повезло, что зверь промахнулся. Хотя неизвестно, что в твоем случае можно считать везением!

Майор всегда быстро соображал, а в экстремальных ситуациях мозг будто включал форсированную скорость. Дети индиго. Уникумы, наделенные сверхъестественными способностями. Мальчик положил ему руки на лоб, и боль в ранах исчезла, давление и сердцебиение пришли в норму. Подросток разговаривал чисто, без южного выговора. Москвич или петербуржец. Список пропавших без вести детей моментально возник перед мысленным взором. Алексей Брызгалов. Сын крупного предпринимателя.

– Тебя зовут Алексей? – спросил Ермаков.

Улыбка сошла с лица подростка.

– Я уже тебе сказал. Зови меня Гонзо!

– Извини. Пусть будет Гонзо… Это карцер? – Он обвел левой рукой тесное помещение.

– Они так это называют.

– Кто такие – они?

Мальчик равнодушно пожал узкими плечами:

– Имен множество. Имя мне – легион! Они преследуют свои цели. Деньги. Самая низкая, но эффективная из всех энергий. Какие цели преследовал ты, отправившись сюда в одиночку?

Манера речи безусого подростка повергла в шок опытного следователя. Словно речь вел взрослый, образованный человек. Ермаков не нашел ничего лучше, как представиться:

– Меня зовут Виктор Петрович!

Мальчик небрежно кивнул, давая понять, что имя нового сокамерника для него не имеет значения.

– Ты не ответил!

Он только сейчас понял, о чем ему пыталась втолковать Зульфия Рашидовна. Гюльнара – необычная девочка! Врать парнишке, снявшему боль касанием руки и цитирующему Библию, как сказки из детской книжки, бессмысленно!

– Я работаю следователем, – сказал Ермаков. – Мать пропавшей девочки обратилась за помощью. Поиски привели меня сюда.

На удивление, ответ удовлетворил чудо-ребенка.

– И на что ты рассчитывал, отправившись в одиночку?

Логика в словах подростка была неумолимая. У него не было четкого плана действий. Понадеялся на великое русское авось. Когда не знаешь, что отвечать, говори правду!

– Мать Гюльнары была сильно огорчена. Она тосковала по дочке.

– Тогда ясно. Ты – альтруист. Любишь помогать людям. – Гонзо задумчиво посмотрел на лампочку. – А почему твои коллеги отказались сопровождать тебя в рискованной поездке?

Вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз!

– Следователь не поверил матери Гульнары. Девочки в подростковом возрасте часто сбегают из дома.

Гонзо недоверчиво усмехнулся:

– Здесь почти тридцать детей. Трое сирот, один из интерната. У остальных есть родители, большая часть которых наверняка подали заявление о пропаже детей в полицию. Но приехал ты. Один. Старый и больной.

Ермаков хотел возразить, но мальчик поднял ладонь, приказывая молчать, слова застряли у следователя в глотке.

– Как можно характеризовать поведение властей, которые бросают на произвол судьбы несовершеннолетних детей?!

– Коррупция… – Поневоле майор включился в странную манеру разговора этого удивительного мальчика.

– Я знаю значение этого слова, – ответил Гонзо. – Общее определение. Причина гораздо глубже, она кроется в нравственности тех людей, которые отказались принимать участие в поисках детей. Вопрос. Есть ли смысл жить в стране, руководители которой предают своих граждан?

Несмотря на кризисную ситуацию, Ермаков с трудом сдержал улыбку. Они сидят в карцере, один – раненый старик с больным сердцем, другой – не по годам умный мальчишка, обладающий способностями целителя! Снаружи наверняка нешуточная охрана, одни псы чего стоят! И мальчишка поднимает вопросы, на которые он, взрослый мужик, проживший долгую жизнь, не в силах дать однозначный ответ!

Гонзо будто прочел его мысли.

– Люди, затеявшие похищение детей, наделенных даром, готовы потратить немалые деньги, – сказал мальчик. – Деньги правят миром. А твоим коллегам требовалось лишь обратиться к голосу совести. Их финансы не пострадали бы, зато могло появиться самоуважение. Почему ты приехал один?! – настойчиво переспросил мальчик.

– Я не знаю… – просто сказал Ермаков. А про себя подумал, насколько же мы все оскотинились, если без зазрения совести посылали куда подальше несчастную женщину!

– Верные мысли… – одобрительно сказал Гонзо. – Но пока ты не ответишь мне, я не стану тебе помогать!

Ермаков осторожно снял пропитанный кровью пиджак. Мальчик снял боль простым касанием пальцев, на что способны три десятка таких же, как Гонзо, детей, если они объединят свои усилия?!

– Что это за зверюги? – спросил он, выигрывая время.

– Ты застрелил мутанта. Повезло. Редкие твари, таких гибридов выводили фашисты во время войны.

Ермаков без особой надежды обшарил пустые карманы. Как и следовало ожидать, смартфон и документы у него отобрали.

– Меня принесли сюда охранники? – спросил он.

– Глупый вопрос. А кто же еще, по-твоему?

– Много всего детей держат на зоне?

– Теперь двадцать семь… Я совершил ошибку. Хотел помочь другу, дал ему инструкции для побега, боюсь, он их нарушил.

Ермаков проглотил соленый комок.

– Твоего друга убили?

– Я надеюсь, что он еще жив.

– Давно ты в карцере? – желая сменить больную тему, спросил Ермаков.

– Они так это называют…

За дверью послышались шаги, лязгнул затвор, в дверном проеме показался высокий мужчина в синем комбинезоне. Он осторожно посмотрел на ребенка, грубо ткнул Ермакова носком сапога в бедро:

– Ты! Вставай, шагом марш за мной!

Багровая пелена ярости затмила привычную рассудительность. Не помышляя о последствиях, Ермаков вскочил на ноги и с громким криком ударил охранника головой в челюсть. Утихшая боль резанула в плече. Охранник не ожидал подобной прыти от раненого немолодого человека. Пользуясь его замешательством, майор выдернул здоровой рукой у него из кобуры пистолет и что было сил ударил по голове. Охранник рухнул на пол. Ермаков повернулся к мальчику:

– Гонзо! Бежим отсюда!

Подросток удивленно, словно увидел его впервые в жизни, посмотрел на мужчину:

– Ты смелый… Но сейчас нельзя бежать!

– Почему нельзя?!

– Нельзя! – упрямо повторил Гонзо. – Они все погибнут!

– Браво! – Некто хлопнул за его спиной в ладоши.

Ермаков обернулся, сжимая в руке пистолет. В коридоре стояли трое мужчин. Лицо блондина показалось ему знакомым. Белые, как молоко, волосы были увязаны в длинную косицу. Он был одет в кожаную безрукавку, мускулистые плечи покрывала сеть синих татуировок. Двое охранников за его спиной держали на прицеле следователя. Высокий парень с родимым пятном на шее повел ствол в сторону.

– Кидай оружие на пол, или я прострелю щенку колено!

– Его зовут Леший. – Блондин кивнул в сторону охранника. – Обычно он выполняет свои обещания!

Когда мужчина заговорил, майор вспомнил, где мог услышать этот высокий, с хрипотцой голос и специфическую манеру речи. Словно человек в любительском спектакле роль репетирует. Его фамилия была Рябченко. Он проходил по делу об изнасиловании несовершеннолетнего мальчика. Мир тесен. Он не вел дело насильника, но принимал участие в его задержании.

– Ствол на пол! – угрожающе повторил Леший.

Ермаков коротко взглянул на подростка. Парадокс ситуации заключался в том, что в настоящий момент он мог доверять только пацану, сидящему в карцере! Гонзо равнодушно кивнул.

– Он лжет. Мне он не посмеет причинить вреда, но тебя изувечить может. Если тебя ранят, ты из спасителя превратишься в обузу. Лучше отдай им оружие.

– Черт с вами… – На него навалилась неимоверная усталость. Не годишься ты в герои, старик!

Он опустил на пол пистолет, ударом ноги отфутболил к выходу. Леший подобрал оружие, нагнулся к оглушенному охраннику, при помощи пары пощечин привел того в чувство. Охранник, растерянно моргая, поднялся на ноги. Рябченко благодушно улыбнулся, небрежно заглянул в служебное удостоверение майора, которое услужливо протягивал охранник.

– Нам не повредит познакомиться ближе, господин Ермаков! Прошу на выход!

Ермаков шагнул наружу из камеры, обернувшись напоследок к мальчику:

– Ты прав, Гонзо! Мы живем в несчастной стране в тяжелое время. Оба моих деда погибли на войне, защищая эту самую страну, а мать умерла в советском лагере. Меня воспитала тетка, сестра матери. Легко быть духовным, живя в комфортных условиях, когда тебя охраняет полиция, лечат врачи! Среди нас много подонков… – Он кивнул в сторону Рябченко. – Но только общество, живущее на грани предательства и милосердия, способно создать настоящего героя. Вы – избранные дети, соль земли! Я сомневаюсь, что таких же талантливых детей можно найти в Америке или Германии. Сытость – враг таланта! И поэтому они решили похитить вас, наших детей! Тем самым они похищают наше будущее, надежду…

Леший подтолкнул мужчину к выходу.

– Хорош базарить!

Ермаков уцепился здоровой рукой за дверной косяк. Он спешил. Он чувствовал, что должен сказать этому удивительному мальчику что-то очень важное, чего не говорил ни разу в жизни!

– Они собираются украсть тебя, Гонзо! – закричал майор. – Как в старину цыгане уводили породистую лошадь! Возможно, со временем ты примешь решение уехать из страны! Но это будет твое решение, а не навязанное чужими людьми!

Гонзо вскинул на него свои удивительные темные, как вишня, глаза. От худенького мальчугана исходила сила, осязаемая физически. И вот здесь случилась неожиданная штука.

Альбинос стушевался, опустил глаза, подталкивая в спину Ермакова, явно спешил покинуть помещение карцера.

– Я услышал тебя… – тихо сказал Гонзо. – Мне надо подумать.

Леший вытолкал мужчину в коридор, дверь в карцер захлопнулась. Они вышли на улицу, свежий воздух ночной степи охолодил лицо. Небо усыпало великое множество звезд, кучная россыпь Млечного Пути простиралась вплоть до темного массива горной гряды. На востоке багровой точкой светилась планета Марс. Символ воителей. Майор набрал полные легкие прозрачного степного воздуха, в плечо впились тысячи раскаленных иголок. Видимо, по мере отдаления от удивительного мальчика по имени Гонзо ослабла его исцеляющая мощь. Он не успел осмотреться по сторонам, тупой удар по затылку лишил его сознания.


Глава 1 | В пяти шагах от Рая | Глава 1