home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Голос вошел в силу. Он был похож на спортсмена на пике тренировочного процесса. Если он и умолкал, то лишь ради того, чтобы набраться сил, попариться в бане, посетить массажиста. А потом опять в бой!

Зорин едва сдерживался, чтобы не вступить в дискуссию с Голосом при посторонних. Приходилось глушить себя нейролептиками. Препараты начисто подавляли либидо, нарушали фазы сна и вызывали выматывающую дрожь во всем теле. Если первое обстоятельство его особенно не смущало, то тремор рук скрывать от окружающих становилось все труднее. Он и так пропустил обязательное посещение Законодательного собрания дважды. Первый раз требовалась вынужденная поездка в Краснодарский край. В лагере случилось ЧП: воспитатель заигрался со своими психоделическими экспериментами, в результате чего мальчик погиб от укуса ядовитой змеи. Стечение обстоятельств. Смертность от укусов степной гадюки невысока, но яд угодил в вену на локтевом сгибе и подросток был подвержен аллергии. Пока привезли антидот из Краснодара, парень умер от анафилактического шока. Сегодняшнюю сессию он пропустил, сказавшись больным. Он действительно почувствовал себя плохо.

Ранним утром на связь вышли спонсоры. Четко сформулированные требования были понятны и жестоки. Из двадцати семи человек им были интересны трое. Первым по значимости был сын олигарха. Судьба остальных детей была для спонсоров безразлична. Троих, и в первую очередь Алексея Брызгалова, надлежало в ближайшие сутки переправить через границу. Никаких сантиментов, господин Зорин! Транспортировку было предложено осуществить через Финляндию, сканы документов будут готовы через сутки.

– Здравствуй, моя прелесть! – прошептал Голос.

– Что тебе нужно?! – простонал мужчина. Он сжал голову в ладонях, как в тисках.

В последние дни Голос поменял тактику. Из покладистого, дружелюбного союзника он превратился в беспощадного шантажиста. Теперь его появлению предшествовала боль. Она начиналась в височных долях головного мозга и постепенно захватывала оба полушария, пульсируя в затылке в такт словам. Как врач, Зорин отлично знал, что серое вещество мозга лишено болевых рецепторов, ощущение боли вызывают мышечные спазмы, но попробуй объясни медицинский факт самому себе, когда под черепок будто сверла впиваются!

Алкоголь и болеутоляющие не помогали. Голос, образно говоря, поглощал фармакологические препараты и коллекционное виски, как безобидные сушки, и только становился сильнее. Существовал один способ избавления от страданий. Прислушаться к Голосу и идти на поводу его советов.

– Ты страдаешь, моя прелесть? – спросил Голос.

– Зачем ты делаешь это со мной?!

Зорин опустился на четвереньки и раскачивался, как мусульманин на молитве.

Заказ на поиск детей, обладающих уникальными дарованиями, поступил от могущественных спонсоров сравнительно недавно. Раньше их отношения сводились к простому доносительству. В числе клиентов психоаналитика были влиятельные люди, в том числе из военных и политических ведомств. Лежа на кушетке, они делились сокровенным, Зорин сливал полученную информацию, получал вознаграждение. В последние месяцы он завязал с психотерапевтической практикой. Пользуясь обширной базой данных, он рыскал по всей стране, как голодный шакал в поисках добычи.

Идея постройки лагеря на территории бывшей зоны усиленного режима принадлежала Голосу. Он же заложил основы новой религии. Повинуясь его командам, Зорин начертал Знак Высшего – черный ромб с вписанным кругом и алой точкой посередине. Поначалу идея создания синкретической религии увлекла бывшего психиатра, одного из авторов популярной в девяностые годы методики нейролингвистического программирования, а теперь уважаемого и обеспеченного человека, Юрия Алексеевича Зорина, депутата Государственной думы. Он с давних пор увлекался культом древних германских племен, но не знал, как собрать воедино мозаику из расползающихся мысленных фрагментов. Помог Голос. Он же подсказал, где найти приверженцев новой религии. Ими стали люди, имеющие разные формы психических отклонений, но обладающие определенной харизмой и волей. Одним из таких стал Евгений Рябченко, бывший пациент Зорина. Рябченко обладал прекрасной интуицией, отменной памятью, но страдал редкой формой психопатии. Таких, как Рябченко, во врачебной среде называли обаятельными хищниками. Он начисто был лишен чувства вины, опасности и угрызений совести. При этом психопат умудрился получить педагогическое образование, но по специальности поработать ему не удалось. Сразу же после окончания вуза он был осужден за растление малолетнего. На зоне его опустили, говоря специальным языком, насильно подвергли акту мужеложства. На свободу бывший педагог вышел сформировавшимся садистом и моральным уродом.

Голос выбрал Рябченко на должность старшего воспитателя. Рябченко нашел людей на должность охранников зоны, среди которых были беглые зэки и психопаты. Все они являлись уроженцами Краснодарского края, так что далеко ехать не пришлось!

Фантазия увлечь новой религией детей, наделенных сверхъестественными способностями, также принадлежала Голосу. А вот подвергнуть всех поступающих в лагерь новичков нейролингвистическому программированию решил самолично Зорин. Голос не возражал. Следовало отметить, что далеко не все дети поддавались гипнозу. Тех подростков, чье сознание противилось вторжению чужой воли, возвращали в родной город. Процедура выглядела максимально просто. Похищенных детей накачивали сильнодействующими психотропными препаратами и одурманенных выбрасывали из машины на улицу. Осчастливленные родители шума не поднимали, а полиция, видя следы инъекций на руках пропавших, а затем объявившихся подростков, в возбуждении уголовного дела отказывала. В отдельных случаях приходилось прибегать к крайним мерам, для чего Зорин набрал специальных людей, опираясь на свой богатый опыт работы в психиатрических лечебницах закрытого типа. Спонсорам были малоинтересны религиозные идеи господина Зорина. Поиск так называемых детей индиго по всему миру происходил достаточно давно, главным образом в развивающихся странах. Генерал Болдырев оказал неоценимую помощь, без его участия невозможно было открытие лагеря, он же сумел договориться с полицейскими в близлежащих населенных пунктах. И теперь сложная система готова была рухнуть по вине одного мальчишки! А надо же было такому случиться, что именно на сыне олигарха сошелся клином белый свет для настырных спонсоров!

– Я не смогу сделать это!!! – закричал Зорин.

Голос терзал его в собственной пятикомнатной квартире. Логика в предложении Голоса была неумолимая, аргументы не вызвали противоречий.

– Кто здесь Высший, прелесть моя? – вкрадчиво прошептал Голос.

– Я!!! – завыл в голос мужчина. – Я есть Высший!

– Что требуется для почитания Высшего?

– Жертва… – простонал безумный психиатр.

– Ошибка, мой друг, ошибка! – Если Голос хотел, то становился ласковым, урчал, как домашний кот. – Одной жертвы недостаточно! Они скажут – случайность! Они скажут – убийство или самоубийство, что, в сущности, одно и то же. Они скажут – безумный садист! Массовая жертвенность наполняет Высшего богоподобной сущностью!

– Я тебя не понимаю…

– Это очень просто! – снисходительно сказал Голос. – Пока ты для них – химера, вымысел, нарисованная точка, вписанная в круг. Если во имя тебя невинные дети пойдут на смерть, ты обретешь подлинное величие! Из желаемого Высшего ты превратишься в Бога!

– Мне страшно! – взмолился Зорин.

– Потому что ты осознаешь себя как обычный человек! Простые люди всегда боятся, так как не способны любить. Где нет любви, поселяется страх. Высшая форма любви – это принятие чужой смерти!

Нечто еще оставалось в бывшем враче, нечто простое, душевное, не затронутое тлением безумия. Как в любом самом плохом человеке гнездятся крохотные ростки доброты, заросшие тернием, лишенные света, но малые крупицы здравомыслия заглушил грохочущий Голос, удушила в безжалостных объятиях немилосердная боль, растекшаяся по голове.

– Как… – прошептал человек, распростертый на полу. – Как мне решиться, помоги!

– Я помогу тебе, моя прелесть! – прошептал Голос. – Помогу…

Незримое коснулось макушки, словно горячая ладонь тронула темечко. Свет померк, стихла боль. Исчезла дрожь в теле. Мужчина поднялся на ноги, отряхнул колени. Он подошел к бару, достал бутылку выдержанного скотча, налил в массивный, с тяжелым дном стакан, швырнул из морозилки кубики льда. Пальцы его рук были тверды, взгляд серых глаз прям и спокоен. Он выпил содержимое стакана, достал айфон, нашел номер. Ожидая ответа, он подошел к зеркалу, пригладил взлохмаченные волосы.

– Аэропорт Пулково, слушаю вас! – ответил приятный женский голос.

– Я хочу забронировать пять мест на ближайший рейс до Краснодара. – Не слушая возражений, веско произнес: – Бронь по депутатскому мандату. Моя фамилия Зорин. Да… Проверьте!

Получив согласие, он набрал еще один номер и коротко произнес:

– Собирай команду, выезжаем в Краснодар.

Выслушав сбивчивые объяснения, поморщился:

– Черт с ним, с Авдеевым! Разберемся с ним на месте!

В дальнейшем он совершил ряд важных звонков и в завершение отправил голосовое сообщение по закодированной линии связи:

– Приступаю к работе. Того, кто нам мешает, уберут, можете быть во мне уверены.

Он внимательно всмотрелся в свое отражение. Голос умолк. Голос был им доволен.

– Новая черта отразилось на безукоризненно прекрасном лице Дориана Грея, – проговорил он вслух. – Прелесть!


Глава 3 | В пяти шагах от Рая | Глава 2