home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

До вылета оставалось два часа сорок пять минут. Авдеев настоял, чтобы водитель отвез его домой. Возле подъезда прогуливался Черныш. Человек без имени. Он кивнул Авдееву, словно ожидал условленной встречи, и, похоже, не удивился тому, что его новый друг вылез из новенького «лексуса».

– Там кореша тебя поджидают, – сказал он, скосив глаза на дорожный «карман», примыкающий к проулку, выходящему на Искровский проспект.

– Синий фургон?

– Угу… Один за рулем, второй рядом, со шлямбой на роже. Может, кто еще в фургоне сидит, того не видел.

Высокий парень с родимым пятном. Счастливый обладатель шокера. Сейчас Авдеев пожалел, что не забрал игрушку. Нападение незнакомых «грузчиков» его напугало, хотя он не признался в своей боязни Жанне. До проулка было метров сто пятьдесят, за составленными вдоль уличного «кармана» автомобилями, «форда» не разглядеть, но он был уверен, что «грузчики» следят за ним.

– Спасибо! – Он достал из пачки Кремера пятитысячную купюру, протянул мужчине.

Тот присвистнул, равнодушно сунул деньги в карман.

– Банк грабанул?

– Типа того…

– Помощь не нужна?

– Разберусь. У меня к тебе дело есть, Черныш. Подождешь?

Черныш молча кивнул. Сергей наклонился к водителю.

– Я быстро. Покарауль пока!

Не слушая возражений, он сунул в окошко сумку с ценным имуществом, легкой трусцой пересек двор. Он увидел знакомый фургон на углу переулка и дорожного «кармана». Удачная позиция. Выезд на проспект был свободен, так же как и узкая полоса вдоль дома. Пробки начинали скапливаться ближе к вечеру. Завидя его, водитель повернул ключи зажигания, но не двинулся с места. Парень с родимым пятном достал рацию и поднес микрофон к губам. У него припухла скула, злорадно отметил Авдеев. Мысленно он назвал его «меченым». Связался ли он с загадочным респондентом или не успел, осталось невыясненным.

– Здорово, служивые! – приветливо улыбнулся Сергей, выхватил нож из кармана, коротко ударил протектор. Метнулся ко второму колесу, пропорол его тоже.

Молодая женщина в кожаной куртке-косухе, протиравшая лобовое стекло голубой «мазды», вскрикнула от неожиданности. Попятился старичок в серой кепке. Открылась задняя дверца фургона, жалобно охнули рессоры грузовичка. Таких здоровяков на улице не встретишь! Мужчина, вылезший из фургона, весил килограммов сто семьдесят, ростом был два с лишним метра. Синий комбинезон оставлял открытой накачанную грудь. Грудные мышцы покрывала синяя татуировка. Gott mit uns. Под ключицей раскинул крылья орел, держащий в когтях свастику. Неофашист был наголо обрит, на месте левого глаза зияла ямка с расходящимися по лицу ломкими лучами. Впечатление такое, будто на лице богатыря взорвалась компактная бомба. Он сжал кулаки, шагнул вперед. Авдеев доставал ему до груди. Тихо ойкнула девушка в кожанке, старичок поспешно ретировался в сторону подъезда. По счастливой случайности больше мирных граждан рядом не было. Поодаль прогуливались две мамаши с колясками, на площадке скопилась группа детишек. Если начнется побоище, люди станут невольными свидетелями, быстро сообразил Авдеев. А в кулачной потасовке одолеть здоровяка нереально.

Меченый, видимо, получил инструкции от руководства. Он приоткрыл дверь фургона, коротко приказал:

– Жердь, отбой!

«Хорошая кличка!» – подумал Авдеев.

Здоровяк сжал огромные кулаки, каждый из которых был размером с небольшой арбуз, покачал головой:

– Повезло тебе сегодня, фраер! Скоро увидимся!

– Жду не дождусь!

Сергей не стал дожидаться реакции граждан. Он той же неспешной трусцой устремился назад к машине. Водитель курил, открыв дверцу «лексуса». Он или ничего не заметил, или сделал вид, что был увлечен процессом вдыхания дыма. Черныш с сомнением покачал головой:

– Хреновые у тебя друзья, мужик!

– Это уж точно!

Авдеев поднялся в свою квартиру, наскоро переоделся в куртку защитного цвета, штаны с удобным набором карманов, достал в кладовке запыленные армейские ботинки. Нож удобно лег в специальное отверстие во внутреннем кармане куртки. Он вскрыл свой тайник, взвесил на ладони чахлую пачку денежных купюр. По сравнению с пухлой пачкой банкнот Людоеда его наличность выглядела как школьная тетрадь второгодника. Он выложил деньги на обеденный стол, написал короткую записку:

«Я уезжаю. Не уверен, что вернусь. Это тебе. Компенсация за косметичку. Постарайся не пропить!»

После чего набрал на смарте короткое сообщение бывшей подружке. Надя должна быть довольной! Спустившись вниз, он отдал ключ от дверей ожидающему его Чернышу.

– Сюда приедет раскрашенная блондинка, спросит меня. Отдай ей ключ! – Он протянул мужчине еще одну пятитысячную купюру. – Если залезешь в хату, вернусь, найду, глотку раскрою! Веришь?

– Верю! – ухмыльнулся Черныш. – У меня на людей чуйка. Можешь положиться… – Он немного помолчал и добавил: – Только ты не вернешься!

– Бывай! – Авдеев сел в машину. – Поехали!

«Лексус» сорвался с места и помчал по Искровскому проспекту. Сергей повернул обзорное зеркальце, чтобы можно было видеть дорогу. Водитель заворчал что-то недовольно, но Авдеев смерил его ледяным взглядом, тот замолчал. На всем пути следования до выезда на Московское шоссе синего фургона не было видно. Однако причин для спокойствия Авдеев не находил. Он знал, что теперь его в покое не оставят. Опять начался легкий дождь, шофер включил дворники. Сергей задумчиво проследил за их методичным движением. Как метроном. Он достал смартфон, без особой надежды набрал номер Жанны, выслушал голосовое уведомление, но сообщение оставлять не стал. Промелькнул знак «Пулково», набирал высоту аэробус, темно-синяя надпись Lufthansa выглядела буднично и уныло на фоне серого пейзажа Пулковских высот. По иронии судьбы самолет немецкой авиакомпании совершал взлет в тех самых местах, где несколько десятков лет назад русские солдаты сдерживали рвущиеся к городу орды фашистских танков. И теперь одноглазый богатырь выбил татуировку с символом тех, чьи предки расстреливали его дедов. Надя как-то сказала: психология парадокса. Смысл термина был заключен в парадоксе человеческого мышления. Нас привлекают вещи, причиняющие боль. Мы любим гладить нож, нанесший нам рану.

«Лексус» остановился перед шлагбаумом, шофер забрал чек из автомата, подкатил к терминалу. Здесь уже маялся в ожидании попутчика Андрей Горюнов. Человек-вундеркинд. Он был облачен в яркий спортивный костюм, высокие новенькие кроссовки и кепку с надписью Adidas. Горюнов опирался на массивный чемодан на колесиках, выражение его лица было непривычно скорбным и тревожным, каким оно бывает у путешественников, опоздавших к отправлению поезда.

Хмурый водитель уехал, не попрощавшись, Авдеев подмигнул горе-напарнику.

– Ты на шоу собрался? – спросил он.

– В каком смысле? – обиженно моргнул парень.

– В таком! – передразнил мальчишку Авдеев. – Такой прикид называется «мечта снайпера»! – Он кивнул на чемодан. – У тебя там наряды?

– Ну да… Еще запасной ноутбук, смена белья…

– Пошли!

Авдеев зашагал к стеклянным дверям, референт поспешил за ним следом, колесики его чемодана зашлись юзом, издавая громкую трель. Они остановились перед черным жерлом приемника, миловидная женщина в костюме авиакомпании «Пулково» смотрела поверх голов пассажиров.

– Ставьте вещи на транспортер! – сказала она механическим голосом, избегая встречаться взглядом с пассажирами.

В сумке Авдеева помимо пистолета лежал армейский нож, который он заблаговременно переложил из кармана куртки.

«Вот потеха будет, если Кремер их не предупредил!» Он улыбнулся, представив на минутку выражение лица служащей, обнаружившей в сумке пухлую пачку денег, ствол марки «Беретта» с запасной обоймой в специальном отсеке, армейский нож типа «Каратель». Однако спецслужба «Росметаллстроя» не зря отрабатывала свой хлеб. Лицо служащей осталось непроницаемым, пока сумки проезжали сквозь черное жерло прибора.

– Счастливого пути! – все тем же голосом робота сказала женщина.

Авдеев не удержался от радостной ухмылки, а Горюнов перевел дыхание.

– Пронесло! – выдохнул референт и вытер взмокший лоб ладонью.

– Ты думаешь? – процедил сквозь зубы Авдеев.

Он не мог ошибиться. Возле пропускников собралась большая очередь: три терминала обслуживали рейсы, вылетающие в Анталью. Уставшие от долгой зимы россияне спешили на курорты Средиземноморья, в конце апреля турфирмы открыли продажу авиабилетов на чартерные рейсы. Фигуру двухметрового богатыря было сложно не заметить. Жердь появился в дальнем углу просторного холла аэровокзала и тотчас скрылся из поля обзора. Уже позже, поднимаясь по ступеням в салон самолета, Авдеев вспомнил. На большом электронном табло было вывешено расписание рейсов. Следующий рейс в Краснодар следовал через сорок пять минут. В совпадения он не верил, вряд ли в задачу «грузчиков» входили проводы хлопотного клиента до аэропорта. Горюнову он ничего не сказал. Парень и так дрожал как осиновый лист. Он пожал влажную ладонь референта.

– Подумай лучше, что ты будешь друзьям потом рассказывать!

– Ага… – сказал Горюнов и вымученно улыбнулся.

Вышла стюардесса, пилот объявил о готовности самолета к взлету, загудели мощные турбины, белая разделительная полоса на асфальте слилась в сплошную линию. Колеса шасси оторвались, лайнер взмыл в небо, внизу блеснула черная полоска Невы. Перед тем как отключить смартфон, Авдеев обнаружил три входящих сообщения. Одно было от Надежды. Не скупясь на изобилие восклицательных знаков и закачанных из Интернета потешных зверушек, женщина благодарила, клялась в вечной любви, готова была ждать у подъезда, как верный пес. Если бы письмо было написано по старинке, чернилами, бумага была бы закапана пятнами слез. Надо же так возлюбить деньги! А Черныш оказался парень что надо! Два следующих сообщения были от Жанны. Одно следовало за другим, как случается, когда абонент сильно спешит или волнуется. «Осторожно… вспомни…» Только два слова было написано в первом СМС, а второе ему не удалось прочесть. Самолет занял эшелон, связь отключилась. До места прибытия оставалось два часа десять минут, настроение у Авдеева приобрело оттенок голубого неба, что простиралось за бортом лайнера. Он дружелюбно хлопнул Горюнова по коленке.

– Не очкуй, братишка! Я везучий!

– Да… – протянул вундеркинд. – А я вот не очень!

– Все хорошо будет! Обещаю! – сказал Сергей, откинул спинку кресла и спустя пять минут крепко заснул.


Глава 2 | В пяти шагах от Рая | Глава 1