home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Зал был переоборудован под домашний кинотеатр. Большую часть стены занимал огромный плазменный экран, над ним был намалеван от руки плоский ромб с вписанным в центре кругом и острой точкой алого зрачка. Знак ромба являлся символом жесткой идеи, некой парадигмы, олицетворяющей ударную силу, могущество, при этом последнее качество у ромба было представлено особенно агрессивно. Ромб был диктатом единственной властной силы. Круг, напротив, олицетворял вечность, мудрость и спокойствие, а красная точка в его центре ассоциировалась с вечным контролем высших сил. Знак «Братства крови» был заимствован в рунической письменности, принятой у северных германских народов, начиная с первого века, вплоть до раннего Средневековья. Большая часть магических ритуалов совершалась под эгидой этого знака.

Дети смотрели видео как завороженные. Маленький человек был похож на истерика. Он артистично заламывал руки, сотрясал кулачками, кусал губы, остервенело выпучив глаза.

Съемки были черно-белыми, неважного качества, однако бешеная энергия оратора исходила через большую плазменную панель.

– Вы видите доктора Геббельса! – прозвучал голос невидимого в темноте зала человека. – Один из лучших ораторов всех времен. Его интеллект и энергия покоряли миллионы людей, притом что подавляющее большинство не было знакомо с ним лично. Умение воздействовать на сознание масс было даровано доктору Геббельсу свыше!

В зале царил полумрак, блики от плазменной панели бросали рефлекс на лица, окрашивая болезненным синим цветом. Астра сидела с краю. Она увидела, как, пользуясь темнотой, Дрозд и Ромул выскользнули незамеченными. После полудня наступило время смены охраны. На протяжении десяти – пятнадцати минут охранники собираются в вагончике, пьют кофе, накуриваются всласть. Курение было строжайше запрещено на территории лагеря.

Маленький человечек с ранними залысинами был похож на сердитую обезьянку. Он потрясал в воздухе сомкнутыми кулачками, твердо повязанный галстук тесно обхватывал худую, с выступающим кадыком шею. Лающий немецкий язык в его изложении мало напоминал человеческую речь. В нижней части экрана побежали русские субтитры. Человечек призывал к массовым убийствам славян, евреев, цыган и коммунистов. Он был смешным и страшным одновременно, как талантливый шизофреник, сбежавший из психиатрической лечебницы.

Быстро промелькнули кадры на экране, теперь видео демонстрировало узников концентрационного лагеря. Похожие на живых мертвецов люди были облачены в полосатые куртки и штаны. Землистая кожа обтягивала высохшие черепа, на изможденных лицах невозможно было прочесть какие-либо человеческие эмоции. Покорная обреченность вымученных существ, перешагнувших черту между жизнью и смертью.

– Идея всемогущества богоподобных личностей получила яркое отображение в постулатах национал-социализма! – бодро проговорил Мастер. – Фашисты не случайно выбрали для реализации своего эксперимента еврейскую нацию. Представителей этой национальности всегда отличала уникальная выживаемость. К концу тридцатых годов двадцатого столетия каждый десятый житель Берлина был евреем. Спустя несколько лет благодаря политике геноцида численность евреев сократилась в восемь раз! – В нотках его голоса угадывалось восхищение.

Камера вильнула в сторону, в кадр попал мальчик, подросток. Противоестественная худоба ребенка поражала. К нему склонился тучный мужчина в немецкой военной форме, протянул шоколадку в блестящей обертке.

– Сознание избранных людей формируется очень быстро… – сказал Мастер. – По истечении небольшого срока богоподобный человек перестает ассоциировать свой вид с видом субъекта, занимающего низшую ступень в иерархической лестнице. Отношение становится сродни человека и собаки, с той разницей, что собака способна приносить пользу, а низший человек будет постоянно одержим жаждой мести.

Астра обеспокоенно шевельнулась. Она слушала комментарии Мастера невнимательно, а видео вызвало приступ тошноты. Особенно в том месте, когда «богоподобные» люди, облаченные в белые халаты, склонились над невероятно худым обнаженным юношей. Звука не было, но, судя по распахнутому в немой корче рту и дугообразно выгнувшейся впалой грудной клетке, мальчик испытывал сильнейшие страдания.

По ее расчетам, Дрозд с Ромулом должны были вернуться назад. Время просмотра познавательного фильма подошло к концу, сейчас в зале зажгут свет, и пытливый взор Мастера обнаружит недостающих учеников. Девочка неприязненно покосилась на красное око в центре ромба. Мастер любил повторять, что Высший видит их всех. И судьба счастливчиков, которые отправляться в Вальхаллу, всецело зависит от Его благосклонности. С некоторых пор Астра стала подвергать сомнению изречения Мастера, хотя он неоднократно демонстрировал свое могущество. А опыт со змеями навеки врезался ей в память. На одно из занятий охранники внесли в зал большой ящик. Внутри находилось что-то живое. Тема занятий была посвящена управлению своими эмоциями и верой. Согласно кодексу «Братства крови», любой член братства пребывает под неустанной протекцией со стороны Высшего, до той поры, пока в сердце его нет места для своеволия и тайн.

– Здесь у нас есть сигнал… – Мастер указал безымянным пальцем в точку между своих светлых бровей. – Если нам нечего скрывать, то и бояться нечего. Дикие звери чувствуют импульс, исходящий из сигнала. Они никогда не нападут на смелого. Таким образом, скрытность и страх – одно и то же.

Астра всегда боялась пауков и змей, а когда белую, как молоко, руку Мастера опоясала толстая гадюка, ей стало дурно. Девочка испугалась, что потеряет сознание. Но это было всего лишь начало эксперимента. Мастер доставал обвисшие, как живые лианы, змеиные тела и передавал их воспитанникам. Астра пыталась убедить себя, что для урока используются неядовитые гады. Ужи, полозы. Но здравый смысл исчез без следа, когда в опасной близости от ее лица зависла тяжелая треугольная голова пресмыкающегося. Желтый язычок выскользнул наружу, она с удивлением отметила, что змеиная кожа оказалась сухой и твердой на ощупь. Астра закрыла глаза, окружающий мир на мгновение сконцентрировался на слуховых и тактильных ощущениях. Тугие кольца сжали оголенное предплечье, раздраженное шипение было слышно совсем рядом. Змея скользнула по руке, язычок тронул девичью шею. Ничего более отвратительного она не могла себе на тот момент представить! Сердце лихорадочно билось в груди, девочка понимала, что если хлопнется в обморок, то поневоле придавит змею, и здесь никакой Высший ее не спасет!

Она услышала ободряющий голос за спиной:

– Расслабь мышцы…

– Что?!

Страх оказал парализующее действие. Она не сразу поняла, что услышала голос Гонзо.

– Если ты расслабишь мышцы, змея не причинит тебя вреда.

Гонзо был уникумом. Он был единственный из членов братства, кто помнил свое прошлое. Однажды он появился в лагере, молчаливый, невероятно спокойный симпатичный мальчик с непокорной косой челкой на лбу и доброжелательной улыбкой на губах. Говорили, что он провел почти сутки в карантине, где всех прибывающих детей подвергали ментальной обработке, в результате которой воспоминания о предыдущей жизни обращались в набор бессвязных меж собой картинок, хаотично всплывающих в сознание, чаще во время сна. Гонзо владел телепатией, но редко ею пользовался при общении с товарищами. У него был вшит специальный чип под кожей на ладони, который позволял отслеживать его местонахождение. Так рассказал про себя Гонзо. Он собственноручно при помощи походного швейцарского ножа вскрыл себе кожу и извлек чип! И сделал операцию сам себе без наркоза! Когда Гонзо рассказывал об этом, демонстрируя свежий шрам на коже, впечатлительному Рыжику стало дурно. Астра умела лечить прикосновением рук, но стоматолога боялась до тошноты, а здесь такое мужество!

– Чужая мысль, не прошедшая через сито личного опыта, обесценивается… – так сказал Гонзо. Он часто говорил непонятно, хотя спустя время смысл сказанных им фраз доходил до слушателя в полном объеме.

Он был первым, кто подверг сомнению волю Высшего, стал открыто бойкотировать речевку.

– Ты не веришь в существование Высшего?! – изумленно воскликнул Ромул.

– Глупо не верить своим глазам, – все с той же ироничной улыбкой ответил Гонзо. – Смена времен года, умное устройство планет и звезд, даже наше собственное тело, такое хрупкое и устойчивое одновременно, все это заставляет поверить в существование Высшего Разума. Только никто из нас не может знать Его волю и намерения. Иначе Он перестанет быть всемогущим…

Астре иногда казалось, что всесильный Мастер побаивается Гонзо. Боится и ненавидит его. Он натравил Солдата на Гонзо, но сильный мальчик пасовал под взглядом противника. Ребята хлопали в ладоши, Мастер надрывался, навязывая темп боя, но Солдат стоял неподвижно, опустив руки, и взгляд его стал пустым, стеклянным.

– Не получается! – простонала девочка. Она на секунду открыла глаза и увидела черный зигзаг на спине пресмыкающегося. Гадюка! Мысль парализовала волю. Мастер передавал змей детям по рядам, раскачиваясь, будто пребывал в состоянии транса.

– Закрой глаза! – сказал Гонзо. – Вообрази картинку синего неба…

Простой рецепт! Легко сказать – не просто сделать! Мастер не обратил внимания на короткий диалог мальчика с Астрой.

– Власть над живой природой! – прогромыхал его голос над сводами зала. – Прямо сейчас вы доказываете свою преданность и искренность Высшему и учитесь обретать власть!

Из динамика прозвучали слова речевки, передавая из рук в руки шипящих пресмыкающихся, дети выкрикивали чеканные слоги:

– Тьма египетская опустилась над миром!

– Чертог наполнялся друзьями…

Девочку словно захлестнула волна тепла. Неимоверным усилием воли Астра расслабила плечевые мышцы, ощутила, как жар растекся по коже. Ее мускулы закаменели, а после незначительного снятия напряжения кровь хлынула по сосудам к поверхности кожи. Она поняла, что это сделал Гонзо.

– Кулак мой ударом разит!!!

Послышался слабый крик, скорее удивленный, чем реакция на боль.

– Не смотри туда! Продолжай держать мышцы расслабленными!

Астра готова была поклясться, Гонзо рта не раскрыл, хотя и стоял за ее спиной и девочка не могла его увидеть. Его словесный призыв прозвучал у нее в голове, как музыкальный всплеск. Словно громыхнули аккорды на пианино, но звуки музыки чудодейственным образом трансформировались в слова. Она послушно расслабила плечи, руки безвольно опустились, правая кисть придерживала тяжелую змеиную тушу. Страх исчез, появилось ощущение безмятежного покоя.

– Продолжать речевку! – закричал Мастер. – Пощады вовек не дождутся враги!

– Пощады вовек не дождутся враги!!! – послушно закричали дети.

Астра наклонилась, протянула руку, змея соскользнула на пол и поспешно устремилась к спасительному выходу. Пресмыкающиеся были напуганы не меньше детей. Вбежали охранники, при помощи рогатины и мешка они собрали змей, укладывая их в ящик. Укушенный мальчик побледнел, цвет его кожи стал сопоставим с пергаментной бледностью Мастера, ужаленное предплечье распухло, покрылось лиловой синью.

– Вот лжец! – пронзительно закричал Мастер. – Лжец!!! Речевку!

– Тьма египетская опустилась над миром… – нестройно запели дети, но как-то неохотно, вразнобой.

По залу озабоченно шныряли охранники, собирая змей, укушенный мальчик опустился на пол, его вырвало. Прибежал врач в белом халате, бросил короткий, красноречивый взгляд на Мастера, вместе с охранником они вывели подростка на улицу. Ноги его подгибались, на губах выступила пена.

– Речевку!!!

– Чертог наполнялся друзьями!

Астра автоматически повторила слова речевки:

– Кулак мой ударом врага поразит!

– Не произноси больше слов речевки! – Будто приказ, появилась новая мысль в ее голове.

Девочка замолчала. Она поискала глаза Гонзо, но тот словно сквозь землю провалился. Ужаленного подростка она больше ни разу не видела. А спустя короткое время пропал и Гонзо. Эпизод со змеями случился две недели тому назад.

Видео закончилось, Мастер отвлекся на беседу с охранником. Астра переплела указательные пальцы обеих рук и мысленно проговорила молитву: «Помоги, помоги! Не бросай меня в беде!»

Девочка не знала наверняка, где она услышала этот набор слов, больше похожий на детскую считалку, но пользовалась ею в кризисных ситуациях. Распахнулась дверь на улицу, хлынул поток солнечного света в сумрачное помещение. Час творческого созидания, как именовались занятия по укреплению духа, подошел к концу. Впереди были обед и свободное время до отбоя. Обычная программа воскресного дня. Каждое занятие завершалось традиционной речевкой, но сегодня Мастер задержался. Запела рация, он тихо разговаривал с кем-то важным, судя по напряженным голосовым интонациям. Едва слышно скрипнула дверь, полоска света моргнула и тотчас погасла, почти бесшумно скрипнул стул. Дрозд с Ромулом успели вовремя. Спустя секунду включился свет, Мастер стоял на возвышении перед экраном. Его губы были стянуты в тонкую нить, белая кожа отдавала синевой. Он машинально погладил татуировку дракона на своем плече.

– Я только что получил плохое известие! – сказал он глухо. – Боюсь, отправиться в Вальхаллу смогут немногие из нас. Сейчас по распорядку обед и свободное время. Завтра утром нас ждут серьезные новшества.

Он развернулся и вышел на улицу. Впервые за недели пребывания в лагере «Братьев крови» Мастер пренебрег речевкой.

Группу к столовой повел Солдат, такова была общая практика, принятая в братстве. Хождения поодиночке по территории лагеря были запрещены. Шагая рядом с Дроздом, Астра коротко спросила:

– Вы были в лазарете?

Мальчик кивнул.

– И еще нам удалось подобраться к карцеру. – Он покосился на хмурое лицо Солдата, помял шишак под глазом.

– Как вы туда попали?!

Сунулся непоседливый Ромул.

– В карцере сидит Гонзо! – выдохнул он. – Мы видели его через окошко.

– Разговоры! – нахмурился Солдат.

За спортивной площадкой показалось приземистое одноэтажное строение. Оттуда запахло тушеной капустой и жареным мясом.

– Потом поговорим! – шепнул Дрозд.

Строй остановился напротив входа, ребята по одному заходили в столовую. Если раньше Астра чувствовала сильный голод, то сейчас он напрочь исчез. Она привычно открывала впустую рот во время речевки, думая о своем. Сегодня ночью ей приснилась женщина. Женщина плакала, и девочка проснулась посреди ночи с мокрыми щеками. Незнакомка с миндалевидными темными, как зрелая вишня, глазами была ее матерью.


Глава 1 | В пяти шагах от Рая | Глава 3