home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

ЖИЗНЬ НА КРАЮ

— У тебя нет внутреннего чутья, — со знанием дела сказал Харли. — Помяни мое слово, Боб где-то наверху, в городе. И неплохо проводит время!

— Не может быть! — горячо возразил я, но в глубине души понял, что Дэнторп, скорее всего, прав.

Часовой проверил наши документы, и мы поднялись на лифте к основанию купола. Наш путь лежал через помещения с глухо гудящими насосами и огромными вентиляторами, мимо грузовых шлюзов, в которых поблескивающие своей гладкой поверхностью субмарины ждали разрешения на выход в океан.

— Все-таки давай поищем его! — предложил я.

— Вот то-то! — Дэнторп не мог скрыть своего злорадства. — Значит, ты все-таки признаешь…

Он осекся, вздохнул, посмотрел куда-то в сторону, а потом постучал пальцем по стеклу своих часов.

— Я же говорил тебе про свои планы, — неуверенно объяснил он. — Я бы мог составить тебе компанию, но через три часа я должен быть на обеде в доме отца. Я думал, ты тоже пойдешь…

— Хорошо, только помоги мне найти Боба, — предложил я.

Он на секунду задумался, а потом пожал плечами:

— Ну, ладно! Только учти, что я не намерен пожертвовать ради этого блюдами, которые приготовил лучший повар Маринии. Если мы не найдем Эскова к семи вечера, я выбываю из игры.


Мы воспользовались кольцевым транспортером, а потом пошли по радиальному тоннелю, который вел к центру города.

— Те, кто хочет поразвлекаться и посмотреть город, идут прежде всего в верхние ярусы юго-восточного сектора, — уверенно заявил Дэнторп. — Там находится местный Бродвей — район, где сосредоточены наши лучшие театры и рестораны. Кстати, хочу предупредить, что такому салаге, как ты, лучше держаться за поручень транспортера, а то не удержишься на ленте. Смотри, как это делаю я!

— Но вообще-то я не салага, — спокойно возразил я.

— Это ты так считаешь, — тоном умудренного жизнью человека возразил Дэнторп. — Но ты провел в этом городе всего две недели, а я живу здесь с самого рождения. Может быть, по отношению к самым зеленым новичкам ты и не салага, но по отношению ко мне…

Он снисходительно улыбнулся.

— Ладно, пойдем. Со мной не пропадешь!

Мы подошли к еще одному блоку лифтов.

— Начнем с того, что Кракатау-Доум — это правильное полушарие, — с интонацией лектора начал объяснять Дэнторп. — К этому полушарию примыкает труба, ведущая к терминалу на поверхности океана. Диаметр купола — шестьсот метров, высота — триста… Это без учета того яруса, где расположены насосная станция и склады, — он вырублен прямо в скальной породе. Ну и, конечно, не считая станции «К».

— Понятно, — с трудом следя за его рассказом, кивнул я. Я внимательно смотрел на прохожих, пытаясь высмотреть среди них Боба.

— Благодаря мощным насосам мы избавляемся от проникающей под купол морской воды. Что касается землетрясений, то они едва ли могут повредить купол — он способен выдержать восьмибалльные и даже девяти-, десятибалльные толчки. Но наше уязвимое место — это скальная подушка, на которой стоит город. Там нет иденитовой пленки, и достаточно даже небольшого землетрясения, чтобы произошла катастрофа. Если в определенной точке пройдет разлом, то под купол хлынет океан!

Я покосился на Дэнторпа — он явно увлекся собственным рассказом.

— Но только ты не паникуй заранее, — поспешил успокоить он меня. — Мы действительно живем на грани риска, в активной сейсмической зоне. Ну и что из этого? Конечно, если насосы выйдут из строя и скальная подушка даст трещину, океан проникнет под купол. Но даже в этом случае для нас еще не все будет потеряно. Я не имею в виду станцию «К» — она, конечно, погибнет. Но сам купол разделен на восемь секторов, каждый из которых может быть в течение секунды герметически изолирован от остального пространства.

— Это понятно, — покачал я головой. — Ну а если этой, секунды не будет?

— Тогда ничего не поможет, — вздохнул Харли. — Особенно если откажет система энергообеспечения и автоматика не сможет опустить изолирующую иденитовую переборку.


Я не возражал против его болтовни. Пусть отведет душу! Он пытался запугать меня как последнего салагу — но что бы он ни думал, я давно уже не принадлежал к этому сословию. Я слишком любил подводный мир, чтобы считать его своим врагом.

Как-то незаметно мы оказались на двенадцатом ярусе.

— Знаешь, Харли, — прервал я наконец своего «гида». — Мне хочется сосредоточиться на поисках Боба.

— Я вижу, ты уже сдрейфил? — улыбнулся он и тут же добавил дружеским, хотя и слегка фальшивым тоном: — Ладно, так и быть. Мы ведь проскочили больше десяти ярусов. Здесь есть большая торговая зона. Давай осмотрим ее внимательнее.

Мы вышли на заполненную народом улицу. Она почти ничем не отличалась от оживленных улиц больших надводных городов. Лишь подняв голову, можно было понять, что источниками света здесь являются мощные тройоновые лампы, укрепленные на двенадцатиметровой высоте под гладким металлическим потолком.

Нам то и дело приходилось пробираться через толпы народа возле голографических кинотеатров и ресторанов. Здесь было много штатских, встречались моряки с грузовых и пассажирских судов и даже люди в военной форме. Несколько раз я замечал в толпе курсантов нашей академии, их было легко узнать по алой форме. Но Боба нигде не было.

Встав на ленту транспортера, мы добрались до следующей радиальной улицы, а потом, воспользовавшись еще одним транспортером, вернулись к остановке лифтов.

Дэнторп многозначительно посмотрел на часы.

— Длина улиц в Кракатау составляет почти тысячу километров. Даже передвигаясь на транспортере со скоростью шесть километров в час, мы затратим на осмотр не меньше недели. А Эсков тем временем войдет в какое-нибудь здание. Так что оставь эту бесплодную затею. Пойдем вместе со мной!

— Давай осмотрим хотя бы еще один ярус, — попросил я.

Мы поднялись на следующий ярус. Транспортер вез нас мимо казино, тиров, залов с игорными автоматами, сувенирных лавок, в витринах которых были выставлены небольшие пластмассовые копии подводного купола Кракатау. И здесь встречалось немало людей в военной форме. Но я не заметил никого похожего на Боба.

— С меня хватит, — покачал головой Дэнторп. Я с досадой вздохнул.

— Предлагаю тебе подняться на следующий ярус, там находится дом моего отца, — предложил Харли. — Заодно ты можешь продолжить свои поиски.

В этом был резон. Мы поднялись еще на один ярус и вышли на широкую улицу, сплошь застроенную дорогими ресторанами. Лента транспортера доставила нас в фешенебельный жилой сектор, где жил отец Дэнторпа. Улицы здесь были гораздо шире. Под светом тройоновых ламп зеленели аккуратно подстриженные газоны. Жилые особняки сияли чистотой. У тяжелых дверей стояли дорогие электронные «лакеи».

— Давай зайдем! — повторил свое приглашение Дэнторп. — Останешься на обед. Отцовский повар может приготовить такое…

— Да нет, спасибо, — решительно отказался я. Дэнторп пожал плечами, и мы распрощались.

Я встал на ленту транспортера и доехал до проема в предохранительной переборке, обозначавшей границу сектора.

За ней начинался совсем другой квартал. В нем были сосредоточены банки и финансовые компании. Рабочий день уже закончился, и сейчас улицы представляли собой огромные пустынные тоннели из стали, стекла и гранита. Здесь едва ли можно было встретить Боба, и я перебрался в следующий сектор.

В этом уголке подводного города жизнь била ключом. Сектор занимали многонаселенные жилые дома среднего и низшего сословий. Конечно, жилье клерков, рабочих и моряков не шло ни в какое сравнение с роскошным особняком Дэнторпов. Я заметил два-три небольших магазина в нижних этажах жилых зданий. На балкончиках сидели мужчины с газетами в руках, на улице гоняли мяч мальчишки, с ними вступали в перепалку женщины в яркой домашней одежде.

Поняв, что тут Бобу тоже нечего делать, я решил продолжить свои поиски в торговом квартале и уже направился к ленте кольцевого транспортера, как вдруг увидел… Эскова!


Он разговаривал с мужчиной — тем самым маленьким пожилым китайцем, которого я видел возле нашего общежития. Я уже рванулся к ним, но, спохватившись, вовремя остановился. Как ни печально было это признавать, а я стал невольным свидетелем какой-то аферы, и в нее так или иначе оказался втянутым мой друг Боб Эсков. Я не был ни шпионом, ни частным детективом — им, наверное, доставляет удовольствие выслеживать человека и заставать его на месте преступления. Мне это удовольствия не доставляло. К тому же здесь происходило что-то странное. Я не мог перейти к решительным действиям, не разобравшись окончательно в ситуации.

Боб и его собеседник вели себя необычно. Они явно не хотели, чтобы их видели вместе. Обменявшись несколькими короткими фразами, они сразу же разошлись. Боб шагнул на ленту транспортера и, опустившись на одно колено — так, будто он завязывал шнурок на ботинке, стал незаметно осматриваться по сторонам. Маленький китаец отошел в сторону и бросил монетку в щель торгового автомата, но на самом деле он тоже с подозрением оглядывал улицу.

Я спрятался за выступом дома.

Когда Боб, а за ним и китаец уехали на ленте транспортера и скрылись за переборкой, разделяющей сектора, я тоже вскочил на движущуюся ленту. Я решил держаться на минимально безопасном расстоянии.

Эсков и китаец сошли возле лифтов. Я сделал то же самое и тут же прижался к стене.

Хотел бы я посмотреть на того секретного агента, который пошел бы на задание в ярко-красной форменной одежде! Я давно не оказывался в более глупой ситуации. Но сейчас было не до переживаний.

Боб ждал прибытия лифта в окружении целой группы громко переговаривавшихся друг с другом подводников. Маленький китаец не дошел нескольких шагов до площадки перед лифтами и остановился возле информационного телемонитора. Наклонившись над экраном, он незаметно наблюдал за всей площадкой. Подозрительность, с которой Боб и его сообщник делали каждый шаг, все больше убеждала меня в том, что остерегаются они не зря.

Я решил использовать ту же самую тактику. Возле витрины с любительским водолазным снаряжением стояли два курсанта с учебной субмарины «Саймон Лэйк». Я встал рядом с ними и повернулся лицом к витрине. Теперь ни Боб, ни маленький китаец не могли заподозрить во мне преследователя. Курсанты не обратили на меня никакого внимания — они слишком увлеченно рассматривали роскошное хромированное снаряжение, которое, впрочем, вызвало бы снисходительную улыбку у любого бывалого подводника.

Глядя в хромированную поверхность ранцевого акваланга, я увидел, как Боб вместе с шумной компанией моряков заходит в кабину лифта. Китаец тотчас же отошел от телемонитора и присоединился к группе людей, ожидающих следующей кабины.

Едва двери лифта открылись, я подскочил к кабине и успел войти в нее вслед за китайцем. Лифт устремился вниз.

Китаец серьезно и неторопливо, словно трехлетний, ребенок, принялся разворачивать пачку жевательной резинки. Но я сумел поймать на себе его короткий настороженный взгляд.

Мне стало ясно, что передо мной вовсе не дряхлый, выживший из ума изгой «поднебесной империи».

Это был ловкий и неглупый человек — достаточно было встретить настороженный взгляд его глаз, чтобы заметить светившийся в них ум. Я был уверен в том, что китаец узнал меня. Он не сделал попытки заговорить со мной, но выражение его лица было красноречивее всяких слов.

Пока я искал Боба, мне в голову не раз приходила мысль о нависшей надо мной опасности. Во взгляде маленького китайца я тоже прочитал предупреждение. Опасность грозила, но не только мне! У этого маленького человечка был взгляд измученного, затравленного зверька. Он был чем-то страшно напуган. Китаец еще раз, теперь уже долго и открыто, посмотрел на меня полными ужаса глазами и отвернулся… Зверек, попавший в западню и все же надеющийся, что его кто-нибудь вызволит…

Я ничего не понимал.

Я решил отвернуться в сторону, и мы больше не смотрели друг на друга.

Лифт остановился на первом ярусе. Двери раздвинулись, и мы вышли. Я поискал глазами Боба. Его нигде не было. У меня оставался единственный выход — не отставать от китайца.

В течение часа я не выпускал его из поля зрения. Мы долго блуждали по разным ярусам, но я довольно быстро понял, что он водит меня за нос. Он прекрасно знал, что я «сижу у него на хвосте». В такой слежке было мало толку. Но у меня не было другого выхода, и я продолжал идти за ним по пятам.

День кончался, на моих часах было около восьми. Наступало то самое время, когда Боб должен был прибыть на дежурство в бункер, чтобы в присутствии лейтенанта Цуйя убедиться в ошибочности своего прогноза. С того момента, когда я потерял Боба из виду, прошло уже немало времени, и он вполне мог вернуться на станцию. В глубине души я надеялся, что именно так он и поступит. Но даже его возвращение не могло пролить свет на некоторые загадочные обстоятельства: что заставило Эскова уйти в самоволку? Что связывало его с человеком, которого я преследовал?

Стрелки часов приближались к восьми, я заметил, что маленький китаец нервничает все сильнее. Он то и дело поворачивался и пристально смотрел на меня. Пару раз китаец даже делал шаги мне навстречу, но тут же изменял свое решение и отворачивался. Я понял, что причиной этого было не только его недоверие ко мне. Он бросал тревожные взгляды по сторонам — на стены домов, на идущих неподалеку прохожих.

Его ум точила какая-то тревожная мысль.

Я не мог понять, чем он обеспокоен, до той секунды, когда по всему куполу разнесся глухой, похожий на стон звук. Он шел откуда-то снизу, издалека и был похож на очень далекий страшный вой.

Потом пол у меня под ногами заходил ходуном, и все сразу стало понятно.

Землетрясение!

Прогноз Боба оправдался! Я слышал, как дико начали кричать люди на улице. Старый китаец бросился ко мне.

Тут я заметил, как сверху, со стены здания, на меня падает что-то большое. Я попытался отпрыгнуть, но не успел. Меня отбросило в сторону, я упал на спину и больше ничего не видел.


6 ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЙ ЗОНД | Подводные тайны. Трилогия | 8 ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ ЦЕНОЙ В МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ