home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



15

ПОКИНУТЬ КОРАБЛЬ!

«Дельфин» лежал на брюхе на крутом склоне впадины, покорно дожидаясь, когда с ним расправится «Касатка».

Из машинного отделения выскочили Гидеон и Боб.

— Еще чуть-чуть — и мы взорвемся! — закричал Эсков. — Реактор слишком перегрелся. Нам надо немедленно уходить!

Фэрфэйн молча кивнул головой. Его лицо было таким спокойным, словно он стоял у классной доски на занятиях по тактике или навигации.

Сонар еще работал, вытягивая остатки энергии из разряженных аккумуляторов. На экране был виден размытый силуэт «Касатки». Она маневрировала на порядочном расстоянии от нас. Джо Тренчер выжидал.

Наш корабль почти не подавал признаков жизни, лишь в трубопроводах реактора продолжали идти необратимые процессы. Ядерная реакция протекает бесшумно. До того как прогремит взрыв, нас ничто не предупредит об опасности. Слышалось только слабое потрескивание металла и короткие резкие щелчки: разряжающееся иденитовое покрытие миллиметр за миллиметром уступало колоссальному давлению воды.

«Дельфин» лежал с сильным креном на корму. Роджер Фэрфэйн крепко сжимал одной рукой манипулятор руля, безразлично глядя в пустоту. Наконец он очнулся и посмотрел на нас.

— Приказываю покинуть корабль!

В биографии «Дельфина» ставилась точка. Мы собрались в камере аварийного шлюза на последний военный совет.

— Сейчас мы всего в нескольких километрах от подводной базы Джейсона Крэкена, — сказал Роджер. — Дэвид, ты поведешь группу. Нам надо беречь энергию, поэтому фонарь на шлеме будем включать по очереди. Держитесь все вместе! Если кто-то отстанет — считайте, что он пропал. На остановки у нас нет времени, запаса воздуха хватит не больше чем на полчаса. Но еще раньше могут разрядиться батареи, и тогда скафандры не выдержат давления. Надеюсь, вам все понятно?

Мы переглянулись и утвердительно кивнули.

После этого мы проверили друг у друга снаряжение. Скафандры были довольно хрупкими конструкциями из алюминия и пластика. Без иденитовой пленки они не продержались бы и секунды, а, как уже сказал Роджер, выдохшиеся батареи не могли долго подпитывать иденит энергией.

— Опустить забрала! — приказал Фэрфэйн.

Как только мы герметически закрыли шлемы, электрическая цепь каждого скафандра замкнулась, и иденитовое покрытие замерцало слабым голубоватым светом.

Роджер поднял руку. Лэдди Энджел, стоявший ближе всех к запорным ручкам шлюза, закрыл внутренний люк. В открывшиеся впускные клапаны хлынула вода. Даже отражаясь от защитных переборок, она едва не валила нас с ног, но в мгновение ока камера была заполнена.

Тут же раздвинулась диафрагма внешнего люка, и мы ступили на древний склон впадины Тонга.


Позади нас ярко светился иденитовый корпус «Дельфина». Казалось, что этого сияния достаточно для того, чтобы осветить все морское дно. Но, приглядевшись внимательнее, я понял, что этот свет с каждой секундой слабеет.

Теперь надо было смотреть только вперед. Мы выстроились в колонну по одному и пошли вслед за Дэвидом.

Каждый из нас потратил несколько секунд на то, чтобы подогнать вес своего скафандра и без особых усилий совершать большие, плавные прыжки над топким илистым дном. Позади остались первые метры пути.

«Дельфин», который только что сиял как полная луна, теперь был почти неразличим. Но вокруг все равно было светло.

— Черт возьми, в чем дело? — громко спросил я, забывая, что меня все равно никто не слышит. Свет на шестикилометровой глубине — это казалось мне абсолютно невероятным!

Еще более невероятным казалось то, что нас окружала растительность.

Морское дно было сплошь покрыто черным илом. Но он не был безжизненным. На склоне горы перед нами раскинулся целый лес мерцающих, слабо колышущихся водорослей. Их тонкие гибкие стебли уходили высоко вверх и терялись во мраке. От стеблей отходили ветви с причудливыми мясистыми листьями. И все это — стебли, листья, диковинные цветы — испускало мягкий зеленоватый свет.

Я ускорил движение и, нагнав Дэвида Крэкена, похлопал его по плечу. Иденитовые пленки его скафандра и моей перчатки вспыхнули ярким светом. Дэвид не почувствовал моего прикосновения, но заметил краем глаза эту вспышку и резко, всем корпусом повернулся в мою сторону. Я смутно увидел его лицо под щитком из прозрачного пластика.

Не говоря ни слова, я указал ему на светящиеся водоросли.

Он кивнул и беззвучно пошевелил губами. Я не мог понять, что именно он ответил, но было ясно, что такой пейзаж не вызывает у него удивления.

Я сразу же вспомнил странную акварель, висевшую в комнате над его кроватью. И подводные заросли, и горный склон были точно такими же, как на рисунке.

Но на том рисунке художник изобразил не только подводный лес, но и его обитателя: огромную страшную рептилию.

Раньше мне казалось, что такое чудовище может существовать только в воображении художника. Теперь подводные заросли были перед моими глазами. А ящер?

Я решил не думать о ящерах. У нас и без этого хватало причин для беспокойства.

Мы продолжали двигаться большими замедленными прыжками — как попавшие на Луну кенгуру. Вскоре Дэвид, который чувствовал себя здесь как дома, сделал знак остановиться. Во главе нашего небольшого отряда встал Гидеон, включивший фонарь на своем шлеме. Роджер и Дэвид уступили ему место и выключили свои фонари. По-другому было нельзя — фонари светили слишком ярко и поглощали слишком много драгоценной энергии. К тому же энергию надо было расходовать поровну на всех, иначе у одного из нас могла обесточиться иденитовая пленка.

Хруст скафандра был бы последним звуком, который услышал этот несчастный!

Мы продолжали идти. Наверное, до цели и впрямь было несколько километров, но мне они казались бесконечными.

Меня охватило странное, беспричинное веселье. Стала кружиться голова. Вскоре я понял из-за чего. Мне не хватало кислорода.

В этот момент я ощутил сильный толчок в спину — настолько сильный, что меня буквально бросило вперед. По воде раскатился приглушенный гул. Так же, как и все остальные, я попытался принять вертикальное положение и занять свое место в колонне.

Обернувшийся ко мне лицом Гидеон указал туда, где остался «Дельфин». Мне все стало ясно.

Поврежденный атомный реактор взорвался. «Дельфин» превратился в прах. Слава Богу, что мы уже скрылись за каменистой грядой и оказались вне зоны взрыва.

Через несколько секунд мы продолжили движение. Нам пришлось обогнуть естественный барьер из застывшей лавы. Извергнутая когда-то подводным вулканом, она застыла в виде причудливых каменных пузырей. Мерцающие водоросли, казалось, росли здесь прямо из горной породы.

Я скользнул взглядом по зарослям, и мне почудилось, что в них кто-то шевелится. Я пригляделся. Там скрывалось… нечто огромное.

Я не мог разглядеть неизвестное существо как следует. Фосфоресцирующие водоросли давали слишком слабый свет. Когда я, моргнув, снова вгляделся в заросли, там уже никого не было. Пока я вглядывался в подводные джунгли, мои товарищи опередили меня.

Прибавить темп оказалось вовсе не просто. Теперь я не сомневался в том, что виной моей слабости была нехватка кислорода.

Мы спустились по склону и пошли по равнине. Здесь тоже повсюду виднелись светящиеся растения. Черные утесы, через которые мы только что пробирались, скрылись за живым фосфоресцирующим занавесом.

Дэвид остановился и широко взмахнул рукой.

Решив, что Дэвид предлагает мне возглавить колонну, я, кашляя и задыхаясь, рванулся вперед. Но место лидера уже занял Лэдди Энджел. Нет, Дэвид просто показывал мне что-то.

Я поднял голову и посмотрел вверх. Там, в просветах между зарослями, виднелась какая-то темная стена. Подводная гора! А на ее вершине — мерцающий голубоватый купол.

Это был иденитовый купол крепости Джейсона Крэкена.

Но не слишком ли поздно мы его увидели?

Кто-то из нас. — я не мог понять кто — зашатался и стал оседать на дно, потом с трудом выпрямился и, как поплавок, повис в полуметре от дна. Кто-то — по-моему, Гидеон — поспешил к нему на помощь.

Мне стало ясно, что кислород кончался не только в моем акваланге.

Мы возобновили движение, но сбавили темп и стали держаться ближе друг к другу.

Краем глаза я снова уловил непонятное движение. Я повернул голову — в тайной надежде, что мне это померещилось. Но моя надежда тут же развеялась.

Он был по-прежнему там — огромный, наводящий ужас, скрывающийся в полумраке, но вполне реальный.

Морской ящер медленно плыл по направлению к нам.

Чтобы привлечь к нему внимание всей группы, я включил свой фонарь и направил его луч на скрывающееся в зарослях чудовище.

Мои товарищи увидели его. Это было ясно по их позам и движениям.

Дэвид стал отчаянно жестикулировать, но я не мог понять, чего он хочет. Все остальные, словно по команде, бросились врассыпную. С трудом преодолевая сопротивление воды, мы устремились к ближайшим зарослям, тонкие колеблющиеся стебли которых казались нам каким-то подобием укрытия.

Я ничего не слышал, кроме собственного прерывистого дыхания. Неожиданно в глазах у меня потемнело, голову сковала тупая боль. Воздух, который я жадно хватал ртом, был настолько отвратителен, что у меня больше не было сил двигаться. Мне хотелось остановиться, расслабиться, лечь, уснуть…

И все-таки я заставил себя прыгнуть в гущу ярко мерцавших водорослей — и там упал. Тяжело дыша, я лежал на спине и почти равнодушно наблюдал за тем, как ко мне приближается громадная ластоногая рептилия. Я не мог не заметить, что она до мельчайших подробностей напоминает мне рисунок Дэвида — вплоть до фигуры наездника на спине.

Действительно, на спине ящера кто-то сидел. Кто-то похожий на человека. Это была девушка — стройная, темнокожая, черноволосая, с такими же отливающими жемчугом белками глаз, как у Джо Тренчера. Ее облегающая голубовато-серебряная одежда фосфоресцировала так же, как водоросли. Она была настолько близко от меня, что я без труда мог разглядеть выражение ее лица, ее слегка нахмуренные брови. И все же главным объектом моего внимания был огромный ящер. Даже находясь на грани смерти от удушья, я видел в нем страшную опасность. Толстая, как бревно, шея по-лебединому изогнулась, и надо мной нависла исполинская голова. Эта пасть могла заглотнуть меня целиком, даже не раскусывая. Торчавшие в ней зубы были острыми и длинными, как стальные сабли.

Голубоватое мерцание зарослей померкло и стало расплываться. Зато я отчетливо видел узор чешуи на шее ящера и огромные когти, которыми оканчивались его ласты.

Гигантская голова раздвинула стебли светящихся водорослей. Открытая пасть выглядела воротами в ад.

Вокруг меня все обратилось во мрак. Этот мрак завертелся колесом и наполнился ужасным ревом.

Почувствовав резкий холод, я потерял сознание.


14 ПОДВОДНАЯ БАТАЛИЯ | Подводные тайны. Трилогия | 16 ОТШЕЛЬНИК ВПАДИНЫ ТОНГА