home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17


Боль и зуд были настолько сильны, что хотелось взвыть и судорожно чесать все тело, покрытое язвами и коростой. Но нельзя. Если буду чесаться, станет еще хуже. Все это я понимал, мутным взглядом озираясь вокруг, и с трудом различая таких же бедолаг, прижавшихся друг к дружке в попытке согреться и почесаться. В голове было одно лишь желание: побыстрее бы отмучиться. И только где-то далеко на задворках сознания бродила ленивая мысль о том, что это все сон, это невозможно в реальности. Просто я опять сплю, и нужно просто захотеть проснуться, но эта мысль была где-то там далеко и для меня привычна. Каждый из местных хотел уснуть и не проснуться, ибо будить себя нельзя — грех, как и соседа — ибо еще более страшный грех. Вот и оставалось только сидеть на месте, прижавшись спиной к холодной бетонной стене, слегка покачиваясь вперед и назад. Так терпеть боль было проще, как и не думать о постоянном желании расчесать собственную кожу до крови.

В какой-то момент где-то вдалеке, среди полумрака огромного туннеля, возник шум, что с каждой секундой приближался ко мне все ближе и ближе. Впрочем, когда я смог рассмотреть причину этого шума, то и сам упал на колени, неистово молясь, с надеждой и верой глядя на приближение фигуры молодого парнишки с идеальными чертами лица и серыми глазами с вертикальным зрачком. Одет он был в объемную мантию, расшитую золотом и камнями. На его голове возвышался убор цилиндрической формы с яркой звездой, испускающей лучи теплого фиолетового света. Откуда-то в голове вспыхнуло знание, что это альв-ребенок, но тут же его затопило неистовое желание быть избранным посланником богов в нашем мире. Это было единственным доступным нам спасением.

Меж тем ребенок неспешно шел по центру туннеля, имевшего в ширину более десяти метров, с прижавшимися к стенам и упавшими на колени оборванцами, с мольбой смотревшими на посланника чистого и светлого. Иногда дитё останавливалось и обращало внимание на кого-то из бедолаг. Приближалось к нему, притрагивалось двумя пальцами правой руки к грязному лбу, а после продолжало движение. Наконец светлоликий оказался напротив меня. Повернулся. И о счастье! Он обратил внимание. Идет ко мне. Сердце стучит так, что еще немного и выскочит из груди. Ладони вспотели, а в голове одна сплошная молитва и надежда. Когда же его пальцы коснулись моего лба, я застыл на месте, не в силах поверить в то, что стал избранным.

— Встань. — Раздался рядом негромкий приказ одного из слуг светлоликого, как только сам посланник богов уже удалился метров на десять дальше.

Приказ я выполнил не задумываясь. Да и как тут не выполнить? Боль, зуд и все, что до этого мучило меня, исчезло как дым. Это было настолько нереально, что я пребывал в какой-то эйфории.

— Готов ли ты сражаться за нашу веру и свободу против еретиков? — Пристально глядя на меня своими черными как смоль глазами, произнес суровый мужик в форме армии слуг бога.

— Да!

Яростно воскликнул я. Да и какие могут быть сомнения? Эти твари лишили нас всего что было. Посмели усомниться в вере и боге. Нет прощения таким созданиям, ибо только из благодати божьей я смог выжить в этом безумном мире.

— Не ори. — Спокойно произнес он, поморщившись. — Вставай в строй и следуй за нами.

Я тут же согласно кивнул и быстро примкнул к таким же как я, что шли за светлоликим и его слугой. Мы шли еще полчаса по, казалось бы, бесконечному туннелю. Месту, где еще удавалось выжить людям, ибо там, наверху, жить было уже давно нельзя. Отравленный воздух и земля — и все это из-за богопротивных еретиков, посмевших восстать против воли Его. Избранных светлоликим становилось все больше и больше, а после мы достигли конца туннеля. Прошли мимо поста армейцев, что защищали нас от возможных диверсий еретиков, и стали подниматься наверх. Мимо нас из бокового ответвления выехала здоровая телега с цистерной, а за ней еще одна, а потом еще и еще. Бедолагам в туннеле повезли еду. На удивление, мне самому есть не хотелось. Так что я проводил желанные, до этого, повозки равнодушным взором. Мы поднялись еще выше и попали в огромное помещение со многими дверями.

— Все! Стоп! — Бодро выкрикнул тот самый армеец, глядя на нас. — Сейчас, все вы! Быстро скидываете все свои шмотки вот сюда!

При этом он указал на открывшуюся дыру у правой стены. Сам же посланник бога, не обращая внимания на нас, шел дальше, но тут вдруг резко остановился и обернулся. А армеец все продолжал зычно сыпать командами.

— Бегом в то помещение, мыться!

Указал он на открывшиеся створки дверей, за которым можно было легко разглядеть ряды душевых кабин. От увиденного мы все буквально замерли на месте. Вода — это одно из самого ценного, что осталось в нашем мире. Умыться, и то считалось счастьем, а уж как тут, помыть все свое тело, не мог никто и мечтать.

— Сержант. — Негромко окликнул армейца светлоликий. Отчего сержант реально подпрыгнул на месте, развернувшись в воздухе лицом к посланнику бога.

— Готов исполнить вашу волю, о великий. — Упав на колено и опустив голову в поклоне, произнес с почтением сержант.

— Вот этот и вот этот отправятся со мной. — Указав перстом на меня и на кого-то чуть левее, произнес плавно посланник.

— Будет исполнено. — Бодро вскочил сержант, с подобострастием добавив. — Отправить их в душевые?

— Нет. — Безразлично произнес он. — Просто выдай им чистую форму.

Вот тут и случилось чудо. То, что заставило меня замереть на месте, а остальных молиться и смотреть с огнем веры на нас и богообразного. И я их понимаю, как никто другой. Всего одного движения бровей светлоликого хватило для того, чтобы у меня исчезла вся одежда, если эти лохмотья можно было так назвать. Но не это поразило больше всего. Мое тело прямо на глазах стало идеально чистым, а главное, без единых следом язв и коросты. С дрожью в руках я дотронулся до своей кожи, ощущая ее, словно только что заново рождённый. Это было просто потрясающее ощущение. Внутри разгорался огонь веры и неистового поклонения великому, что соизволил обратить свое внимание на меня. Хотелось броситься на колени и молиться, но одного только взгляда великого хватило, дабы остановить мой порыв. Одно осталось со мной навсегда: безумная благодарность и вера в посланника бога.

— Быстро оделись.

Четко приказал сержант, протягивая мне в руки чистую военную одежду, сложенную аккуратной стопкой. Я даже и не заметил того момента, когда она появилась в его руках. Еще один военный, возникший словно из воздуха, вручал такой же комплект второму счастливчику. Понимая, что каждое мгновение задержки для светлоликого стоит больше, чем моя жизнь, я еще никогда в жизни так быстро не одевался. Мы оба буквально за тридцать секунд умудрились облачиться во все новое и приятно пахнущее чистотой.

— Следуйте за мной. — Певучим голосом произнес посланник и, развернувшись плавным движением, последовал дальше.

Мы же молча бегом бросились его догонять, смиренно следуя за великим на почтительном расстоянии. Я слабо различал и понимал, куда именно мы идем. Все плыло перед глазами от счастья. Мне выпал великий шанс стать полезным для великого! А остальное меня мало волновало. Сейчас я был готов исполнить любой приказ светлоликого. Только когда мы вышли на поверхность, я слегка замешкался. Для нас всегда существовала правда, что наверху жить нельзя. Там только невидимая смерть, что разлагает тело неведомым излучением, и безжизненная пустыня. Но вокруг нас были деревья, кусты и трава. Зеленая трава! Такое я видел только на картинках книг, что изредка попадали к нам и бережно передавались от одного к другому.

Видя, что великий все так же спокойно идет дальше в направлении огромного дворца, утопающего в зелени, я опомнился. Чему я удивляюсь? Сила великих огромна, и они смогли очистить небольшой участок земли для жизни, став на страже жизней оставшихся верующих. Именно они были главной нашей защитой от врагов в лице еретиков с их мерзким оружием. Бросив быстрый взгляд назад, я различил в глазах второго избранного свет веры. Видимо, он тоже осознал всю правду о жертве великих ради общего блага. За нашими спинами остался мощный бункер с воротами, что вели к нашему убежищу.

Догнав спокойно идущего светлоликого, мы смиренно пошли следом. Пройдя через весь огромный сад, мы оказались у входа во дворец. Везде ходили вооруженные огнестрельным оружием армейцы, а рядом с ними бегали, принюхиваясь к округе, волкодавы. Эти боевые животные верой и правдой служили верующим многие века. Вот и сейчас именно они находились на острие защиты человечества. Мы же последовали дальше. Внутри дворец был еще роскошнее, чем снаружи. Огромные залы, украшенные картинами неизвестных мне художников; сверху свисали немыслимой красоты люстры, а пол блестел лакированным деревом. Роскошь этого места бледнела перед последним залом, в который мы вошли. Там за огромным столом неспешно поглощал еду сам его святейшество. Великий патриарх верующих и наместник повелителя, того, что напрямую общался с нашим богом.

От вида святого у меня задрожали ноги, сами собой сгибаясь до пола. Но быстрый взгляд светлоликого не позволил мне упасть ниц перед великой фигурой. На краю сознания возникла пугающая своей ересью мысль. Почему мы там прозябаем под землей, питаясь крохами и не имея возможности на нормальную жизнь, а они тут живут в роскоши и довольстве? Но я тут же придавил эту гадину на корню. Явно еретики попытались внушить мне богохульные мысли. Конечно, великие должны жить именно так. Ведь они есть защита наша и опора. Как иначе? Мы живем лишь из-за милости их, да еще и по сути объедаем тех, кто и без нас может спокойно прожить. Но они слишком благочестивы, и не могут бросить на произвол судьбы народ. Потому и пекутся о нашем существовании, не щадя себя в трудах ежедневных.

— Это те, кого ты выбрал? — Равнодушно спросил патриарх, кинув на нас свой взор серых глаз с красным зрачком.

Откуда-то опять появились странные мысли, мол, это какой-то демон. А кто такой демон? Демон — это посланник бога? Наверно, так и есть. Но откуда у меня возникло это слово? Может опять внушение еретиков? Все не успокоятся, уроды. Все пытаются влиять на наши мысли исподтишка.

— В них больше всего силы. — Пожав плечами, произнес светлоликий.

— Действительно. — Хмыкнул патриарх, откидываясь на спинку стула. — Хороший потенциал. Ладно. Выбрал, так выбрал. Только учти, если и в этот раз проиграешь сражение домену Версала, я тебя лично скормлю собакам.

От этой фразы светлоликий вздрогнул, а я осознал, что понимаю речь великих. Но как? Откуда? Конечно, многие слова я осознавал с трудом. Какие-то дома, собаки. О чем он? Но то, что они говорят на высоком языке, доступном только высшим существам, я понял только сейчас. Почему-то решил сделать вид, что не понимаю, о чем они говорят. Испугался? Но чего? Великие всегда поймут и оценят по заслугам. Так чего тогда я страшусь? Или же это просто… Додумать я не успел. Ибо в это мгновение от патриарха пошла какая-то незримая волна, что коснулась нас обоих, а после произошло то, о чем я даже мечтать и не думал. Во мне вспыхнуло что-то особенное и знакомое. Родное и близкое. Впрочем, на этом изменения не закончились. Я неизвестно откуда знал, что это во мне проснулось, и как это все применить. Но откуда?

— Я разблокировал им магию и духовную силу. — Безразлично произнес патриарх. — Заодно частично восстановил им память. Знания у них на примитивном уровне, но голой силы должно хватить с лихвой. Если ты только правильно их направишь.

— Признателен вам, господин. — Поклонившись, с почтением произнес светлоликий.

— На этом все. Иди. Не проиграй. — С угрозой посмотрел на него патриарх. — Ставки высоки. Это тебя ясно?

— Да, господин. Я выиграю этот бой. — Уверенно произнес светлоликий и, обернувшись, произнес на родном нашем языке. — Великий патриарх решил даровать вам великие силы, и вам двоим предстоит нанести удар по самому сердцу еретиков. Вы готовы?

— Да!!! — Хором вскрикнули мы.

Все прежние мысли и сомнения исчезли без следа. Вот она, главная честь. Уничтожить ненавистных еретиков. Что может быть лучше? Даже дарованная сила, что казалась родной и близкой, меркла перед возможностью совершить подвиг во имя веры, народа и великих. Великая честь дарована нам, и я уверен в том, что мы оправдаем возложенное на нас доверие великих.

— Следуйте за мной. — Коротко бросил светлоликий и вышел из зала.

Находясь в каком-то приподнятом состоянии, я шел за великим с одной лишь мыслью: как же мне сегодня повезло. Видимо мои молитвы наконец услышал бог и, уделив частичку своего внимания, изменил мою жизнь, вернув в нее цель и, главное, смысл. Через час ходьбы мы вышли на какое-то большое поле, вот только под ногами была не земля, а странное серое покрытие. Кажется, оно называется асфальт, вроде бы. А вокруг стояли железные боевые машины. Тут же в памяти всплыли названия этих аппаратов: вертолеты и самолеты. Они несли в себе смерть на головы еретиков.

Задачу нам поставили простую и понятную. Сесть в боевую машину, достичь назначенного места, а там нанести удар по одному из поселений еретиков и полностью его уничтожить. На этом задача не заканчивалась. После уничтожения поселения мы должны были сразиться с теми, кто сумеет выжить после магического удара, нанесенного лично светлоликим, который отправлялся вместе с нами. Там же мы узрели еще одно чудо. Одежда светлоликого изменилась за одно мгновение, превратившись в закрытый армейский комбинезон. А за спиной светлоликого появились рукояти мечей.

Меня же переполняла гордость. Я буду сражаться плечом к плечу с великим. Кажется, сегодняшний день становится все лучше и лучше. Чуть вдалеке в огромные чрева транспортных самолетов грузились те самые избранные, которых еще недавно выбрал светлоликий. Все мужчины и женщины были одеты в армейскую форму с огнестрельным оружием в руках. Судя по тому, что я теперь ощущал каждого разумного в округе с помощью своей духовной силы, то отчетливо осознал: в этих бойцах не было скверны и былой болезни. Они были полностью здоровы. Кажется, божья благодать коснулась и их тел тоже. И это радовало безмерно мое внутреннее "я".

Буквально за час все было готово к отправке. Четыре транспортных самолета выруливали на взлет, а мы, сев вместе с великим в вертолет, пристегнулись ремнями. Взревев форсажем, машина стремительно ввинтилась в небо. Пока мы следовали к цели, я судорожно перебирал все свои способности и умения. И хотя мне было неведомо, каким образом за одно мгновение я теперь знаю столь многое, но это не мешало мне тщательно изучить все, что теперь доступно. Конечно, полностью со своими возможностями разобраться я не успел, но и то, что было, казалось очень серьезным оружием против еретиков. Магия огня могла сжечь все на огромной площади, а холодом я мог заморозить целое поле. С духовной силой мое тело стало крепче стали, а удары теперь способны разрушить любую преграду. Да о чем говорить, если я теперь бетонные стены могу крошить голыми руками.

— Мы на месте. — Раздался голос пилота, усиленный магией, так как даже несмотря на шум, мы прекрасно его услышали.

— Отлично. — Кивнул головой светлоликий и, открыв боковую дверь, добавил. — Узрите, на что способна сила, дарованная богом.

Я с огромным интересом уставился на то, как он готовит заклинание, а после одним движением отправляет его вниз, на головы еретиков. С нашей высоты было прекрасно видно утопающие в зелени дома этих уродов. Мы там под землей ютимся, а эти гады шикуют наверху. Отравили нам землю, а сами живут припеваючи. Ну ничего. Сейчас вы прочувствуете силу веры. С каким-то божественным трепетом я смотрел на то, как голубой росчерк магического удара устремился к земле, а после столкнулся с ней, породив на месте столкновения огромный кратер. На этом воздействие не закончилось. Волна земли устремилась в стороны от удара, а ветер сносил все вокруг. Дома и постройки корежило и плющило в лепешку. Камни, взлетевшие в воздух от магического удара, начали падать на землю, отлетая при этом на приличное расстояние. Приятное зрелище. Так и надо этим уродам.

(Прим. автора. удар магией по поселку https://coub.com/view/2bjgei)

— Высаживаемся и добиваем. — Довольно усмехнувшись, произнес великий и просто спрыгнул вниз.

Я и второй избранный последовали за ним без тени страха. Наши силы позволят нам приземлиться без всяких проблем. Возле нас расцветали куполами парашютов бойцы, спрыгнувшие с транспортных самолетов. Вот и прибыла на место армия уничтожения ненавистных еретиков. Все выглядело красиво и величественно. То, что самолеты и вертолет, развернувшись, улетели, меня не смутило, как и не было даже единой мысли о том, а как мы, собственно, вернемся обратно после того, как уничтожим еретиков? Да и какие могли быть мысли, если именно в этот момент от земли в нашу сторону устремились трассеры крупнокалиберных пуль, а среди десанта промелькнула яркая и безумно смертоносная молния. Кажется, не все еретики погибли от удара великого. Ну да ничего. Сейчас мы спустимся и добьем этих уродов.

Приземлился я легко, тут же приняв на воздушный щит гроздь пуль, а после ответил волной огня, сжигая еретиков, посмевших поднять оружие. Внутри меня пылал огнь веры, в венах текла сила магии, а тело переполняла духовная энергия. Я был словно молния. Перемещался от одной группы врага к другой, оставляя за спиной смерть и хаос. Чуть вдалеке слышались взрывы, и вверх взлетали огромные камни — это вечный косил врагов, а справа от меня развлекался мой напарник. Сзади слышалась стрельба и крики. Это наши соратники добивали еретиков. Я же искал того, кто посмел запустить молнию в небо, тем самым убив многих из верующих. Во мне горела ярость и жажда мести.

Вылетев на окраину города, я увидел спокойно стоявшего на крыше одного из домов еретика с мечом в руках. Вокруг него сверкала молния. А вот и он — мысленно возрадовался я, устремившись к нему. Заморозив воздух вокруг его фигуры, дабы он не смог убежать, я со всей силы ударил огнем, а после стремительно сблизился с ним, чтобы добить. В голове резко потемнело, а я осознал себя летящим вниз. Упав на землю и при этом образовав своим телом глубокую яму, я болезненно вскрикнул. Было не просто больно, а безумно больно. Даже когда мое тело покрывали язвы, боль не была такой сильной. И только после того, как тело перестала бить дрожь, и я скатился на дно ямы, осознал, что все это время меня било электричество. Силы иссякли. Я просто лежал на спине и смотрел в небо, серое вечернее небо.

Свои болезненные ощущения я отключил как-то легко и просто. Перестав чувствовать не только боль, но и позор, что сейчас растекался лужей подо мной. Все же от ударов током были неприятные и позорные последствия. Да еще и в моем теле торчал меч этого еретика. Жизнь медленно покидала меня. Жаль, отсюда не видно, как протекает бой. Я все слышал, но не видел. Взрывы, вопли, треск и много еще чего из звукового сопровождения боя, что до сих пор длился вокруг меня. Жалел ли я, что умираю? Нет. Я был счастлив, что смог послужить вере и народу. Надеюсь, я оправдал надежды великих и бога. Через часа два по внутреннему счетчику бой закончился, и вокруг стало неестественно тихо. Только изредка где-то раздавался вскрик или единичный звук выстрела.

— Господин, тут один из их магов до сих пор жив. — Раздался незнакомый голос над моей головой.

Слегка сместив взор, я увидел, как над ямой стоит тот самый ненавистный мне еретик. Я хотел хоть что-то сделать, но сил не было совсем. Даже звук издать не получилось, только тихий стон. Осознать, что мы проиграли, было немыслимо больно. Мы подвели великих.

— Какой интересный экземпляр. — Задумчиво произнес подошедший к первому еретику, встав рядом с ним, похожий на обычного человека второй, вот только зрачок у него был полностью красного цвета. — Сотри ему память, вылечи и брось к остальному "мясу" в подземелье. Потом, как нужно будет, активируем.

— Будет сделано, господин. — Поклонившись, произнес первый, спрыгивая ко мне в яму.

— Эх, не ценит Бархам расходный материал. — С осуждением покачал головой второй. — Такого потенциального бойца выкинул из-за обычного спора.

В этот момент первый поднес какую-то коробку к моей голове, и в тот же миг сознание померкло.

***

Я резко вскочил на ноги, судорожно обернувшись. И только после того, как убедился, что я все там же в своем доме, выделенном учителем Элимом, с облегчением выдохнул. Очередной странный сон. Я даже уже устал эти сны считать за прошедший месяц тренировок. Хотя их лучше назвать избиением и издевательством над моим бренным организмом. Месяц меня гоняет учитель по площадке, но не тренирует, а как и сам говорит — заставляет вспоминать.

Вытерев пот, выступивший на лице, я устало опустился на свой лежак. Правильнее назвать это "татами", со слов учителя это означает жесткий складывающийся мат. Уж не знаю, откуда он это слово взял, но то, что это явно жесткий мат, как в прямом, так и переносном смысле — абсолютно верно. Что же касаемо снов, то тут все пошло как-то уж слишком быстро. Если после первого нашего спарринга, или точнее ломания моих костей и позвоночника путем одного единственного удара, который я даже не смог различить, ничего не произошло. То после третьего подобного случая мне приснился первый сон, в котором я с кем-то дрался, используя только свое тело. С тех пор все изменилось.

Я каждый день становился сильнее, но и учитель тоже не стоял на месте. Казалось, у него нет предела скорости. Каждый раз, когда я думал, что вот оно, я смогу, но нет. Элим ускорялся, и я опять отключался из-за болезненных травм. Он не врал, когда заявил о том, что каждый раз я буду на волосок от смерти и фактически буду умирать. Все так и было. Собственно, если бы не сны, я бы давно уже потерял счет времени. Но в последние дни сны стали другими. Сначала лишь мельком показывая что-то новое и неизвестное, а вот сегодня полноценное "кино" посмотрел. Настолько реальное, что аж вспотел.

Поднявшись с места, я вздрогнул. Просто, как и во сне, я на автомате потянулся к духовной силе и магии, а в ответ глухая тишина. Это было больно. Не физически, а душевно. После испытанного ощущения стать опять обычным и без возможностей страшно неприятно. А еще одолевали мысли о смысле сна. К чему он был? Я уже давно понял, что эти сны несут в себе всегда что-то важное. Вот только понять, что именно, безумно сложно иногда. Как сейчас. Какие-то фанатики, и я среди них, такой же безумец, не видящий дальше своего носа. Это же надо настолько слепо верить в кого-то? Да так, что готов за ложные идеалы умирать. Или мне таким образом намекнули, что я по сути такой же, как тот, во сне? Так же слепо верю в бога, который ничего хорошего не сделал. Только наказывать умеет тех, кто плохо произносит молитвы.

Пока размышлял, на автомате готовил себе завтрак и варил кофе. Слишком рано я проснулся. Всего полшестого утра. В такое время Рэм еще спит, а жаль. Кофе он варит так же классно, как и Артур. Интересно, как там ребята? Все ли с ними в порядке? Учитель говорит, что до тех пор, пока извращенец-альв не воскреснет, им ничего не угрожает. Очень хочется верить в то, что все так и есть. Все равно я пока еще не готов для того, чтобы отправиться в путь. Одно хорошо. Спасать ребят я буду не один. Мне поможет Рэм, ну или я ему. Тут как посмотреть. В любом случае, мы сначала спасем ребят и его сестру, а уж потом будет что-то делать с этим извращенцем. Осталось только дожить до вечера, мне или Рэму, чтобы узнать наконец способ очистить мир от извращенца-альва. Правда, пока что у нас не особо получается. А если быть точным, совсем не получается.



Глава 16 | Безнадежный | Глава 18