home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4. Мозгоправ

Напряжение этого дня сказалось довольно быстро: после душа, переодевшись, я разомлел и, извинившись перед Настей, лег в постель и почти сразу уснул.

Что любопытно – снов не было. Только какое-то незыблемое спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Последний раз подобное ощущал в начальной школе, когда родители были живы и здоровы, а дома царила крайне дружественная атмосфера.

Проснулся ещё до рассвета, на часах пять утра. Потянувшись, поплёлся умываться, на обратном пути невольно зацепился взглядом за Майю.

Одеяло девушки сползло на край кровати, обнажив аппетитную ножку, чёрные кружевные трусики и край плоского живота с кубиками пресса. Благо, на соседке была надета футболка, что избавило меня от очередной неловкой ситуации. Но и так организм резко отреагировал и, сглотнув, я тряхнул головой и вышел из комнаты.

Прогулка по коридорам базы привела к спортивным залам. Всего их было пять, и я совсем не обладал уверенностью, что мне позволят войти в такой час. Однако, стоило поднести пропуск к датчику у входа, как он загорелся зелёным, шлюз зашипел и раздвинулся, словно пасть дракона.

Хмыкнув на подобное сравнение, я вошёл в зал. Стоило перешагнуть порог, как под потолком загорелся мягкий свет, позволив разглядеть убранство.

Пол устилали маты, или что-то, на них похожее: плотный пружинящий материал, на который, даже если упадёшь, разве что набьёшь синяки да ссадины. Удобно.

Стены также были обиты чем-то наподобие, но более твёрдым. В дальнем конце зала виднелись двери в раздевалки, для парней и девушек. Уверен, что там же можно отыскать и душ. Полный фарш. Хорошо всё обустроено, живи, тренируйся, впитывай кожей дух воинского братства. И сестринства, ага.

Качнув головой, подошёл к висящей на цепи груше. Принялся разминаться. Разогрел суставы, выполнил растяжку, навернул пару кругов по залу, после чего, хрустнув шеей, накинулся на снаряд.

Да, я сказал Насте, что не люблю спорт, и даже не соврал. Спортом я действительно занимался последний раз в четвёртом классе. Но зато у меня была другая школа, более эффективная, чем все единоборства, вместе взятые: улица. Огромное количество драк с разными противниками, частые переломы, порезы, ушибы. Всё это является проблемой для родителей и причиной частых переживаний, а также приводит к нередкому появлению широкого следа от ремня на заднице – но оно того стоит. Я научился стоять за себя, немного закалил волю и характер. Иначе вряд ли согласился бы на предложение полковника так легко. Уверен, он в курсе моего прошлого, но просто так не дамся, поломаю комедию. Не скучать же в четырёх стенах, верно?

Отрабатывать удары на груше было приятно: материал оказался плотным, жёстким, даже при неплохо поставленном ударе мои кулаки покраснели. Решив не усердствовать, я отдышался и, глянув на часы, пошёл обратно.

Девчонки уже проснулись и даже успели принять водные процедуры, судя по мокрым волосам Насти. Она вновь щеголяла в весьма фривольном наряде, не на шутку испытывая мою нервную систему. С утра оно как-то сложнее воспринимается.

Майя вчерашний урок впитала, была в форменном комбинезоне. Со мной обе поздоровались по-разному: одна сдержанно, другая с лёгким заигрыванием. Не забыла обещание, по глазам вижу, будет специально подначивать, пока либо я её не завалю на кровать и не поимею, либо ей не наскучит. Стерва!

Завтракали втроём, молча. Девчата задумались, я же разглядывал курсантов вокруг. Да, сегодня местные девушки показались даже более симпатичными, чем вчера. Все спортивные, подтянутые, со стержнем. Даже на расстоянии ощущается некая общая черта, которая роднит каждую девчонку и каждого парня в зале – принадлежность к единому делу. Они чувствовали себя частью некой системы, и только я, словно белая ворона, из этой стройной картины выпадал.

Подкрепившись, уточнил, в какую сторону мне идти, чтобы попасть на курс молодого бойца.

- В тренировочный блок, - ответила Настя.

- Это который в нашем крыле?

- Нет, - фыркнула девушка. – То залы для индивидуальных тренировок, блок в правом крыле.

- Покажешь дорогу? – попросил я. Она задумалась.

- Ладно. Но будешь должен мне желание.

- Без проблем, - легко согласился я. Думаю, одно желание этой прагматичной девчонки как-нибудь переживу.

Простившись с Майей, мы направились в правое крыло базы.

- Как спалось на новом месте? – полюбопытствовала Настя, покосившись на меня.

- Более чем, - усмехнулся я. – А что? Храпел во сне?

- Слава богу, нет, - фыркнула она. – Иначе пришибла бы.

- Жестокая ты, сударыня, - попенял я. Девушка сдвинула брови.

- Уверен? Ты ещё не видел, что я могу.

- Как и ты, - подмигнул я. Она открыла рот, закрыла, призадумалась.

- Ладно, слушай сюда, курс включает в себя набор тестовых заданий на определение твоего уровня физической и умственной подготовки. В принципе, ничего сложного, но отнесись к этому серьёзно. Даже если тебя не отправят в поле, лучше приложить максимум усилий и поработать над собой. Полезно. Ну и есть шанс, что руководство заметит, могут взять на задание, поглазеть, опыта набраться. Там интересно.

Я скромно умолчал о том, что вчера ухитрился побывать в нескольких заварушках с участием целого Короля. Не стоит раскрывать карты раньше времени.

- Спасибо, - поблагодарил за советы. Настя кивнула.

- Не за что. Отработаешь потом натурой.

И, поймав мой лукавый взгляд, выругалась.

- Не то, о чём ты подумал, извращенец! Будешь мыть вместо меня комнату!

- Договорились, - я примиряюще поднял руки. – Не кипятись так, сама ведёшь себя порой… как умничка.

Уклонившись от удара в печень, я перехватил руку девушки, притянул миниатюрную красавицу к себе. Стоило приблизить своё лицо к её, как Настя зарделась, тяжело задышала. Вот как? Сдаёшься без боя?

Щелчок по лбу заставил её обиженно вскрикнуть и отшатнуться, потирая ушибленное место. В глазах при этом застыло выражение, словно я у ребёнка отобрал конфетку.

- Мы – брат и сестра, помнишь? – ухмыльнувшись, сказал я. Настя поджала губы, но не выдержала, рассмеялась.

- Один-один, Юра. Молодец, быстро учишься.

- Может, просто всегда умел, - пробормотал я, чем вызвал очередной задумчивый взгляд в свою сторону.

В тренировочном блоке было много народу. Судя по всему, в утренние часы как раз и проводятся занятия по физическому развитию. Хотя, если вспомнить количество людей в столовой, то становится ясно, что здесь их минимум раз в пять меньше. Наверное, одни новобранцы.

Кто-то выполнял нормативы под зорким наблюдением тренеров, кто-то отрабатывал связки и удары. В целом блок представлял собой большую зону, состоящую из нескольких секций, поделенных прозрачными перегородками. Уверен, по крепости они выдержат и выстрел из пулемёта.

В стороне, за столом, расположились две женщины, о чём-то негромко разговаривавшие. Увидев нас, обе замолчали. Та, что постарше, поднялась, направилась в нашу сторону.

Я оценил крепкую, но аккуратную фигурку, больше подходящую девушке лет двадцати пяти, притом, что по морщинам на лице можно было уверенно сказать – женщина перешла этот рубеж давным-давно.

Остановившись напротив, она смерила меня внимательным взглядом.

- Кадет Костров?

- Он самый, - я на всякий случай выпрямился, как мог. Женщина едва заметно усмехнулась.

- Я – тренер Григорьева, Мария Олеговна. Буду твоим куратором по рукопашному бою.

- Рад встрече! – бодро воскликнул я. Рядом старательно сдерживала смех Настя, и даже в глазах тренера я прочёл веселье. – Что не так?

- Всё нормально, - успокаивающе сказала Мария Олеговна. – Просто у нас не приняты гражданские обращения. В данном случае тебе следовало ответить «есть».

- Учту, - буркнул я, раздражённо покосившись на соседку. Могла бы и предупредить! Хотя и сам хорош, должен был догадаться, чай, не дурак.

Настя махнула рукой.

- Увидимся на обеде.

После чего, старательно виляя бёдрами, вышла в коридор. Я взглянул в лицо тренеру Григорьевой.

- С чего начнём, госпожа тренер?

Её глаза как-то странно блеснули, мне даже на секунду стало неуютно.

- С общего теста выносливости. Следуй за мной.

Я послушно поплёлся за ней в другой конец блока, где была пара пустующих секций. Одну из них мы и заняли, причём выход Мария Олеговна заблокировала.

- Твоя задача – пробежать сорок кругов. Желательно, в как можно более высоком темпе. Без остановки. Остановился – начинаешь сначала. Лимит времени – полчаса. Всё понятно?

Я несколько заторможенно кивнул. Бег – это круто. Вот только я его ненавидел ещё со школы. Ощущение, что вот-вот выблюешь лёгкие во время пробежки на три километра ни с чем не сравнить. Даже когда кости ломал, и то не так мерзко было.

- Тогда вперёд, - скомандовала тренер. Я вздохнул и побежал. Сначала медленно, привыкая к ощущениям. На удивление, комбинезон не доставлял неудобств, наоборот – компрессировал нагрузку, немного поддерживая мышцы в тонусе. Да и обувь была удобная: на мягкой подошве, словно специально созданная для бега. Сделав пару кругов на пробу, я ускорился.

Первые кругов семь прошли относительно легко. По моим прикидкам один круг по секции был примерно метров триста. Не слишком много. Но в сумме накапливалось прилично, особенно для человека, который мало внимания уделял аэробным тренировкам.

После пятнадцатого круга я начал сдавать. Появилась одышка, волосы намокли от пота, ноги потяжелели. На двадцать седьмом хотелось сдохнуть. Но зоркий взгляд инструктора жалил похлеще очереди из автомата, да и позорно сдаваться на глазах у женщины не хотелось. Взыграла гордость.

Добежав сороковой, я рухнул неподалёку от Марии Олеговны, дыша, как загнанная лошадь. Лёгкие горели огнём, ноги гудели от нагрузки, и вообще, школьные марафоны теперь показались увеселительной прогулкой. Убить мало того, кто такой тест придумал!

- Три минуты на отдых, - спокойным тоном сообщила тренер. – Потом силовой тест.

Я заскрипел зубами. Проклятье, это ведь только начало! Соберись, тряпка! Вот из принципа сдам все эти грёбанные тесты, сколько бы их там ни было. Люблю доводить всё до конца. Ставить логическую точку.

- Подъём! – скомандовала инструктор.

Три минуты кончились как-то слишком уж быстро.

- Силовой тест, полагаю, для тебя не составит труда, - с плохо скрываемой насмешкой сказала Григорьева. – Нужно выполнить жим своего веса на максимум повторений, а затем сделать возможное число подтягиваний.

Звучит несложно? Да, но только для спортсмена, или любителя с хорошей подготовкой. Я же привык драться на улице, и то, в буйные школьные годы. Моё размякшее тело вымоталось ещё на первом тесте. Второй его доконает.

Тем не менее, я послушно лёг под гриф, обхватил руками этот железный дрын с блинами, общим весом в семьдесят пять килограмм. Вдох-выдох.

Забавно, но удалось выжать эту бандуру целых семь раз. На восьмом я сумел опустить штангу, но вот выпрямить руки не получилось. Извиваясь, словно контуженный червь, я с мольбой посмотрел на Марию Олеговну. Фыркнув, тренер подошла, одной рукой поставила штангу на стойку. Что-то черкнула у себя на планшете.

Я же, сев, смерил женщину подозрительным взглядом. Да, тренированная, но чтобы одной рукой семьдесят пять кэгэ, словно пакет с чипсами? Выглядит бредом. Если только она не обладает магическими способностями. Или какими-нибудь имплантами.

- Слабенько, - вынесла вердикт инструктор. – Что ж, в целом мне всё ясно. Теперь идём к доктору.

- А уколы ставить не будут? – опасливо поинтересовался я. Тренер Григорьева покосилась, едва слышно фыркнула.

- Не будут. Проведут исследование организма на предмет общего состояния. Ну и выпишут оптимальный курс добавок, чтобы быстрее восстанавливаться после тренировок. Они будут посложнее этих тестов.

Я поёжился.

- Терпеть не могу спорт.

- Ничего, я помогу тебе его полюбить, - негромко пообещала женщина. И от тона её голоса у меня внутри всё содрогнулось.

Медпункт обнаружился в другом конце коридора. Довольно близко, что, в общем-то, логично, учитывая расположение блока. Наверняка курсанты часто калечатся, и посетителей у местного доктора много.

Вот только внутри никого не оказалось, кроме девушки лет так девятнадцати, в коротком обтягивающем халатике и юбке, опять же, весьма фигуристой, но с лицом типичной куклы – глупым и не обезображенным интеллектом.

Услышав шелест шлюза, она глянула на нас. По тренеру скользнула спокойным взглядом, на мне задержалась, улыбнулась приветливо, но я успел ухватить на лице тень какой-то эмоции: то ли раздражения, то ли вожделения.

Странные они все тут.

- Новенький, - бросила Мария Олеговна. – Займитесь обследованием, я пока переговорю с начальством. Как закончите, жди меня тут.

Последняя фраза предназначалась мне.

- Есть, - помня совет, отозвался я. Инструктор хмыкнула и, не обращая больше на нас внимания, вышла в коридор, на ходу углубившись в планшет. Похоже, в её обязанности помимо обучения меня входит что-то ещё. Серьёзная женщина. Опасная. От такой лучше держаться подальше, во избежание.

Девушка поднялась, подошла ко мне, наклонилась, будто нарочно выставив напоказ полушария – две верхние пуговицы на халате были расстёгнуты.

Осмотрев ухо-горло-нос, она подошла к шкафу, извлекла кучу проводов, присосок, прикреплённых к какому-то прибору. Подключила в розетку, после чего принялась лепить все эти провода на меня.

- Зомбировать будете? – пошутил я. Девушка фыркнула.

- Нет, наоборот. Сделаю из тебя секс-гиганта.

Я закашлялся, затем поймал её насмешливый взгляд и понял, что глупое выражение лица – всего лишь маска, за которой кроется умная и расчётливая стерва.

- А если я и так – ого-го?

Она задумчиво облизнула губы, не прекращая подключать меня к прибору.

- Ну ты зайди ко мне вечерком, проверим.

- Чего тянуть? – хмыкнул я, положил ладонь её на талию, мягко, но настойчиво притянул к себе. Она не сопротивлялась, отложила провода, наклонилась так, что моё лицо едва не зарылось в ложбинку меж грудей, нежно заставила взглянуть на себя.

- Не наглейте, курсант.

Стальной голос, больше подходящий какому-нибудь генералу, взбодрил похлеще ледяного душа. Я разжал руки, позволив доктору отстраниться и продолжить свою работу.

И впрямь странные они тут все. То ведут себя как шлюхи, то наоборот, будто заправские палачи. И не пойму пока, где грань между притворством и искренностью.

Прибор работал долго, примерно полчаса. Всё это время я вынужден был сидеть спокойно, дышать ровно и не глазеть по сторонам. Доктор, словно специально подразнивая, устроилась напротив, закинув ногу на ногу, расстегнула ещё одну пуговицу, периодически меняла положение, позволяя увидеть то, что скрывалось под юбкой.

Трусиков на девушке не было.

Я не испытывал уверенности, что прибор сработает как надо, если буду возбуждаться, поэтому старательно смотрел в стену перед собой, мысленно размышляя на тему тварной природы человека. В конце концов, поняв, что меня не пронять, доктор вздохнула, поднялась, выключила прибор и одним ловким движением сняла все присоски с моей головы.

- Скучный вы человек, кадет Костров, - заметила она, глядя на экран прибора и фиксируя что-то на своём планшете.

- Потому что не повёлся второй раз?

Девушка усмехнулась.

- Верно. Как-то неправильно это, вы же молодой человек, мужчина в расцвете сил, такие игры для вас как красная тряпка для быка.

- И что, я должен был открыть рот и пускать слюни? – фыркнул я. Она на полном серьёзе кивнула.

- Так и есть. Девяносто процентов мальчишек, что приходят на обследование в первый день обучения в корпусе, поступают схожим образом. Большинство из них младше вас, но есть и те, кто постарше. И тем, и другим сложно удержаться от соблазна. Бывали случаи, когда меня пытались изнасиловать. Благо, я проходила кое-какие курсы.

Я готов был в это поверить, ведь от маски дурочки не осталось и следа. Серьёзный взгляд, полная сосредоточенность на работе, но при этом ухитряется говорить со мной.

- А что с теми десятью процентами, которые сумели взять эмоции под контроль?

Она прекратила фиксировать показания, взглянула на меня.

- С такими обычно сложнее, чем с большинством. Но и результат куда лучше. Я не про обследование, если что, а в общем про обучение. Так что готовьтесь, кадет Костров, лёгкой жизни вам тут не видать.

Я поёжился.

- Спасибо за предупреждение.

Она кивнула. Затем вдруг подалась ко мне, тесно прижалась, обвила руками шею, впилась в губы страстным поцелуем. И, когда я готов был возмутиться, отстранилась, хитро улыбаясь.

- Очередной тест? – недовольно спросил я, чувствуя, как бешено колотится сердце. Доктор пожала плечами.

- Может, да. А может и нет. Но, если что, после девяти вечера здесь никого не бывает. Это так, к слову.

Я медленно кивнул.

- На этом всё? Могу идти?

- Идите, кадет. И удачи.

В коридоре, едва за спиной с шелестом сомкнулись створки шлюза, я вытер испарину на лбу. Страшная женщина! Даром, что выглядит моложе меня, но от неё тоже стоит держаться подальше. А то неясно: или изнасилует, или прибьёт.

- На сегодня тесты закончились, - раздался рядом спокойный голос Марии Олеговны. Инструктор по-прежнему держала в руках планшет, не отрываясь от текста говорила со мной.

- Ждём результатов обследования, после чего составлю для тебя индивидуальную схему тренировочного процесса. Пока же, иди за мной. Полковник хотел тебя видеть.

Вновь потянулись коридоры базы, в которых я, вроде как, даже начал немного ориентироваться. Хотя вычленить из многообразия поворотов определённый алгоритм было всё же сложновато. Мне бы карту, или ещё чего, не искать же постоянно проводника. Этот вопрос я и задал куратору.

- Перед началом тренировочного цикла тебе выдадут КПК, - сказала она. – Там будет расписание занятий, информационный раздел и карта базы. Пока придётся потерпеть пару дней.

- Терпи, казак, если зубы не лишни, - вздохнул я. Уголки губ тренера чуть дёрнулись. Неужели у неё есть чувство юмора? Вот так открытие! До этого момента Мария Олеговна казалась почти роботом: эмоции строго по делу, и даже насмешка во время физических тестов выглядела искусственной. Что ж, радует, что она не какой-нибудь андроид. Но, вместе с тем, и пугает: военные слишком уж дисциплинированные ребята. Не хотелось бы превратиться в такой вот бездушный механизм.

Поплутав по коридорам базы, мы вышли к уже знакомой мне двери с табличкой «заместитель командира корпуса». Только сейчас до меня дошло, что полковник Лисицын, оказывается, не главное лицо на базе. Тогда кто этот таинственный командир? Любопытно.

Постучавшись и подождав разрешения войти, инструктор толкнула дверь, зашла первой. Я юркнул следом и замер: в кабинете на сей раз было людно. Кроме самого полковника имелся невысокий крепенький мужичок с пробивающейся на голове лысиной и… Лёха. Друг сидел по правую руку от Александра Сергеевича, нахально скалясь, и глядел на меня.

- Майор Григорьева, благодарю, вы свободны, - сухо сказал Лисицын. Судя по недовольному лицу, соседство Лёхи несколько напрягало полковника. Мой приятель же, по-видимому, вообще не испытывал ни малейших неудобств.

Инструктор вышла из кабинета, мне же взглядом предложили занять свободное место. Едва я сел, Александр Сергеевич деловито кашлянул, покосился на Лёху, заговорил:

- Как настроение, кадет Костров?

- Отличное, господин полковник, - отрапортовал я, вызвав у Лёхи сдавленный смешок.

- Славно. Что ж, посовещавшись с Алексеем Владимировичем, мы пришли к консенсусу. Блок памяти в вашем сознании необходимо снять. Для этого и был вызван соответствующий специалист.

- Значит, это тот самый мозгоправ? – я с любопытством глянул на незнакомца. Он приветливо кивнул.

- Дмитрий Павлович Верёвкин. В прошлом – семейный психотерапевт, ныне же практикующий маг-менталист, - пояснил полковник. – Если верить словам Алексея Владимировича, блок в вашем сознании довольно сильный, и могут быть некие последствия. Поэтому я должен спросить: вы готовы рискнуть?

Я задумался. С одной стороны, пока что мне слабо представляются все эти колдовские штучки, пусть и был свидетелем того, как Лёха использовал телепорт. Поэтому гляжу на всё как бы через призму, будто бы и не со мной происходит эта мишура, а с кем-то другим.

С другой же, добродушного вида Дмитрий Павлович собирается ковыряться в моей голове, которой я дорожу. Зря, что ли, накапливал в неё знания двадцать с лишним лет? И если он что-то там повредит, я могу стать пускающим слюни идиотом.

Но есть и третий момент – любопытство. Мне интересно, кто и зачем наложил блок на мои воспоминания. Что там можно блокировать? Случайно увидел то, что не следовало? Или узнал? Непонятно. Но жутко интересно.

Мне не мешали, но в глазах Александра Сергеевича я видел тревогу. Полковник сомневался во мне, наверняка считал, что в присутствии Лёхи я буду на стороне друга. Оно, в общем-то, справедливо, вот только мы заключили с Лисицыным контракт, и теперь я принадлежу корпусу. Это целиком меняет вектор.

- Готов, - сказал я, и порадовался тому, что голос даже не дрогнул. Во взгляде Лёхи мелькнуло удивление, оно же показалось и в глазах полковника.

- Хорошо. Дмитрий Павлович, можете приступать. Алексей – на вас защита от всплесков. Я же поставлю экран, - распорядился Лисицын.

Верёвкин поднялся, подошёл ко мне. Лёха подобрался, неотрывно глядя на меня, сам же полковник направился к окну. Вокруг его фигуры мне почудилось фиолетовое свечение.

Он тоже маг?

Коротышка подвинул стул поближе, сел напротив меня, буквально впился взглядом. Его карие глаза показались двумя острыми льдинками, готовыми пробурить отверстие в моей голове.

- Смотрите мне в глаза, - тихо попросил он. И я послушался.

Сначала ничего не происходило. В комнате воцарилась тишина, слышно было только, как где-то за окном, далеко, пролетел самолёт. Я смотрел на Дмитрия Павловича, он на меня.

В конце концов, мне это надоело. Открыв рот, чтобы возмутиться, я вдруг почувствовал, как омут карих глаз расширился, занял собой всё обозримое пространство. И затянул меня, словно водоворот.

Краткий миг полёта – и я с воплем рухнул на какую-то каменную площадку. Процедив сквозь зубы ругательство, поднялся, скривившись от боли – в падении ушиб локоть левой руки. Огляделся.

Вокруг была каменная площадь. Под ногами – плиты, с вырезанными на них странными символами. Наклонившись, я присмотрелся получше. Нет, это были не символы.

Это было изображение щита, по центру которого находился летящий ворон, объятый пламенем, у верхнего края - символ - закрытый глаз, от него в стороны разбегались три луча.

Необычно.

Выпрямившись, я заметил, что в общем-то площадь пуста. Никаких зданий, людей или статуй. Только плиты с изображением щита. А дальше, за краем площади… пустота. Серый клубящийся туман, от которого буквально веяло опасностью. Туда лучше не соваться.

Зачем я здесь?

- Полагаю, чтобы встретиться со мной, - раздался сзади голос. Обернувшись, я увидел мужчину лет двадцати семи-тридцати, с короткой стрижкой, скуластого, с ярко-зелёными глазами, прямым носом, в синем костюме-тройке, со старенькими потёртыми часами на запястье правой руки. От него веяло силой, ещё больше, чем от Лёхи. Но, вместе с тем, я ощущал с этим странным незнакомцем какое-то родство.

- Кто ты? – пробормотал, на всякий случай сделав пару шагов назад.

Он усмехнулся.

- Хороший вопрос. Сложный. И, пожалуй, перед тем как ответить, я покажу тебе кое-что важное.

Он взмахнул рукой и в мою сторону полетело тёмно-серое облачко. Я не успел даже испугаться, как оно накинулось со всех сторон, поглотило меня, завертело, потащило куда-то вниз…

И с размаху выбросило на каком-то холме. Здесь дул ледяной ветер, где-то вдалеке грохотал гром, а мрачные тучи, нависшие сверху, предвещали ливень. Но не это было самым важным.

Передо мной стояло полукругом семь человек в одеждах разных цветов. Глянув в пространство между ними, я увидел гроб: массивный, металлический, прямо саркофаг.

Внутри лежал человек, отправивший меня сюда. Незнакомец со старыми часами на руке. Правда, одежда на нём была другая, более древняя. Но лицо то же самое. И даже возраст.

И выглядел он при этом совершенно мёртвым.


Глава 3. Соседи | Щит Королей. Книга первая | Глава 5. Инициация