home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14. Мясник

Брызги попали мне на лицо, заставив зажмуриться. Вытерев их рукавом комбинезона, я замер. Тело худощавого трясунчика окуталось плотным светло-серым коконом. Сквозь него вряд ли получится пробиться, но попробовать стоит. Только сначала предупредить остальных.

- Сообщи нашим, что объект найден, - бросил я через плечо. Настя понятливо кивнула, взяла рацию. Я не слушал, что она там говорит, сделал несколько шагов навстречу кокону. Даже внешне он выглядел прочным: жгуты энергии образовывали цельную ткань, похожую то ли на кокос, то ли на яйцо, у которого вместо скорлупы – светло-серые завихрения, излучающие магическую силу.

Если верить Лике, сломать этот кокон невозможно. Но я сам по себе тот ещё идиот, к тому же, даже до инициации был энергетическим вампиром. Все эти правила и законы – не моё.

Поэтому, лёгким усилием воли сформировав чёрный жгут из тумана, я отправил его к кокону. Энергетический провод неожиданно легко присосался к убежищу будущего мага, подождал некоторое время, а затем в меня потекла заёмная сила. Вначале мелким ручейком, дохлым, будто подтекающий кран, но с каждым ударом сердца всё сильнее. Энергия хлынула потоком, наполняя каналы и даруя ощущение могущества. На краткий миг я почувствовал себя стоящим на вершине мира, почти богом, способным лишь взглядом сжечь тысячу людей.

Наваждение исчезло так же внезапно, как и появилось. Поток энергии резко прервался, на моих глазах серый кокон распался, будто лепестки роз, выпуская пробудившегося.

Моим новым сканером мальчишка не подсвечивался каким-то сильным магом, так, середнячок, но зато эмоциональный фон у него зашкаливал. А эмоции, как известно, могут привести к непредсказуемым последствиям.

- Давай назад! – приказал я Насте. Девушка замешкалась, не сводя глаз с подростка. На лице у неё застыло выражение ужаса.

- Назад, мать твою! – крикнул я, толчком энергии заставил девчонку отлететь подальше. И вовремя: в землю, где она стояла пару мгновений назад, ударил невидимый кулак.

Пацан поднимался, уставившись на меня ненавидящим взглядом. Казалось бы, причём тут я, но, похоже, Лисицын был прав – после инициации пробудившиеся не осознают, кто они и где они. Их разум витает где-то в иных измерениях, а тело действует на инстинктах. И они твердят ему атаковать всё, что встанет на пути.

Я рванул в сторону, перекатом ушёл от следующего удара, вскочил, зигзагами помчался к мальчишке. Он оскалился, едва не заурчал от удовольствия – и мне в грудь ударила комбинация из костяных лезвий. Я ощутил резкую боль, комбинезон мигом пропитался кровью. Скосив взгляд, увидел прочертившие грудь борозды. Похоже, в этот раз синяками не отделаюсь.

Скверно.

Выдохнув, побежал влево, едва не угодив под очередной таран. Мальчишка бил беспощадно, не жалея сил, с намерением убить. Я же его убивать не хотел.

Уклонившись от очередного невидимого пресса, тотчас угодил под следующий. Левую руку дёрнуло, захрустели кости, и она повисла плетью.

Сломал, мелкий ублюдок!

Ярость тёмной волной колыхнулась внутри, побуждая бежать, рвать, грызть противника. Усилием воли я взял эмоции под контроль, ускорился, рванул напролом. Время дорого, нельзя выпустить пацана отсюда. Он половину города разнесёт в щепки. Даже с учётом выпитой мной энергии.

Прямой таран в грудь снёс меня едва ли не в дальний конец школьного двора. Давно заметившие неладное школьники то ли бросились врассыпную, то ли желали запечатлеть событие для потомков: стояли с телефонами, снимали, разинув рот.

Меня протащило по земле, обдирая ткань комбинезона и локти со спиной до крови. Нахлынула слабость, но, подавив её, я с трудом поднялся. Колени подкашивались, но не время падать без сил. Я обратился к ядру-источнику, позаимствовал немного взятой у мальчишки энергии. Зачесались ссадины и царапины, хрустнули, срастаясь, кости на руке. Сжав пальцы в кулак, сам удивился тому, как легко и непринуждённо получилось оперировать энергией. А ведь на тренировках такого не мог. Вот, что практика животворящая делает.

Усмехнувшись своему внутреннему цинику, я рванул с места. Пацан уже шагал ко мне, на ходу прихлопывая школьников, как надоедливых мух. Так они и расползались кровавыми пятнами на асфальте – вместе с телефонами в руках. Поморщившись от омерзения и жалости, я подавил рвотные позывы. Проклятье, слишком много крови и мяса. Неужели инициация настолько уродует людей?

Словно отвечая, мальчишка взмахнул рукой – и Настю тараном унесло в кусты, попутно пропахав ею школьную территорию.

- Сучёныш! – прорычал я, ускоряясь. На ходу вызвал несколько щупов из тумана, направил в сторону пробудившегося. Двое он смёл на подлёте, удивительно ловко и легко обрубив костяными лезвиями. Но третий угодил в бедро, принялся тянуть энергию. На мгновение свечение вокруг пацана померкло, задрожало. И сам он затрясся, будто в лихорадке, что-то заорал, схватился за щуп.

И меня выбило из сознания внезапное видение…

… Я медленно брёл по парку. Смеркалось, уже зажглись тусклые фонари, едва разгоняющие вечерний мрак. Где-то неподалёку смеялась шумная компания, справа хрустнула ветка, то ли под собачьей лапой, то ли под ногой очередного маньяка. Я поёжился, вспомнив, как неделю назад без вести пропала сестрёнка. Пошла гулять с подружками ближе к вечеру – и не вернулась. Мама с папой обзвонили все морги, дали ориентировки, объявления, воспользовались соцсетями – без толку. Катю никто не видел.

В душе колыхнулась боль. На глаза навернулись слёзы, но я усилием воли подавил их. Нельзя плакать! Надо найти сестру. Она точно жива, я это чувствую. Но где? Кому могла понадобиться четырнадцатилетняя девчонка? Глупенькая, нескладная, в уродливых очках с толстенными линзами, вечно шутящая по поводу и без…

По щеке всё же скатилась слеза. Я вытер её рукавом куртки, шмыгнул носом. Нельзя!

Справа мелькнула тень, раздались приглушённые голоса. Один из них показался смутно знакомым. Медленно, я направился туда, к кустам. Пригнувшись, почти прижимаясь к траве, выглянул на небольшую полянку, образованную несколькими старыми деревьями и десятком более молодых кустарников.

И увидел Натку.

Довольно улыбаясь, она стояла, сложив руки на маленькой груди, глядя на то, как дюжий мужик непонятного возраста, пыхтя от вожделения, срывает одежду с девчонки. Приглядевшись, я понял, что это – одноклассница Натки. Такая же, как и Катя.

Элементы головоломки сложились воедино. Зарычав, будто раненый зверь, я проломился сквозь кустарник, схватил с земли небольшую ветку, не глядя замахнулся, ударил мужика по затылку. Что-то хрустнуло, ветка переломилась, а насильник рухнул, как подрубленный. Девчонка, испуганно икая, попятилась назад. Я же повернул бешеное лицо к Натке. Та уже не выглядела довольной. Скорее, наоборот: осознав, что попала, она повалилась на землю, на коленях поползла ко мне.

- Егор, миленький, не сдавай! Я не специально. Это весело было, мы ведь шутили. Да и девчонкам приятно, сами потом спасибо скажут.

Я молчал, глядя сверху вниз на ту, кого ещё недавно считал красивой и умной девочкой. Но внешность обманчива. А поведение – лишь маска, иллюзия.

Натка глянула с надеждой, робко улыбнулась.

- А хочешь, отсосу? Я хорошо умею, мой парень доволен.

Мои губы задрожали, искривились в презрительной усмешке.

- Лучше извинись, - тихо, на грани рыка, выдавил я. – И верни мне Катю.

Натка осеклась, отвела взгляд.

- Катю? Так она ведь пропала. Откуда мне знать, где Катя?

Её слова звучали так же лживо, как выглядела маска приличной девочки на её лице. Я почти видел эту мразь насквозь: обеспеченная девчонка из богатой семьи. Родители со связями, в случае проблем способны отмазать дочурку от чего угодно. А ей мало нормальных развлечений, хочется остроты. Секс она перепробовала в разных вариациях ещё в тринадцать лет. Скучно. А вот играться людьми – весело. Особенно, если это близкие подруги, которые ей доверяют.

Натка отлетела от удара, врезалась в дерево, сползла, как куль с дерьмом, захныкала, прижимая ладони к лицу. Я удивлённо глянул на собственную руку. Момент, когда без замаха врезал девчонке по морде, прозевал. Впрочем, она заслужила.

- Я не дам тебе покоя, до тех пор, пока ты не извинишься перед всеми, кто пострадал. И вернёшь Катю, - тихо сказал я, уверенный, что она услышала. Развернувшись, выбрался с поляны. Телефон сам скользнул в руку, а пальцы механически набрали номер.

- Диспетчер полиции, слушаю вас, - раздался на том конце приятный женский голос.

- У меня есть информация о местонахождении насильника, - сказал я. На душе было мерзко. Словно вторя эмоциональному состоянию, сверху закапало. Сначала робко, но с каждой минутой всё сильнее.

Вскоре дождь превратился в самый настоящий ливень…

… Я дёрнулся, сделал судорожный вдох. Воспоминание было ещё более реальным, чем те, что мне показывал Щит. Словно бы я сам побывал в шкуре этого пацана.

Глянув перед собой, увидел, как мальчишка корчится на земле, сжимая руками рубашку на груди. По щекам текли слёзы, а рот искривился в злой усмешке. Вокруг тела слабо светилась энергия. Её едва хватало на то, чтобы поддерживать в нём сознание.

Недавняя злость улетучилась, оказалась раздавлена бетонной плитой жалости. Теперь, когда я ощутил то, что чувствует этот мальчик, мне было проще понять его. И проникнуться. Обнаглевшая от безнаказанности девчонка годом младше, одноклассница его сестры, подставлявшая своих подруг насильнику-педофилу. Пацаны-одноклассники и из параллельных классов, всё время шпынявшие нескладного мальчишку, цеплявшиеся по поводу и без. Учителя, чьё ограниченное мировоззрение не позволяло допустить наличие личных проблем и переживаний на душе у пятнадцатилетнего подростка. Всё это соединилось в жгучий клубок ненависти и обиды на весь мир.

И открыло врата инициации.

Я шагнул к Егору. Мысленным усилием отозвал щуп, перестав терзать мальчика. Он затих, скорчившись, тяжело дыша, размазывая слёзы, но по-прежнему ощущая ненависть ко всему живому.

Краем глаза я увидел, как в школьный двор ворвалась группа во главе с Марией Олеговной. Успокаивающе поднял руку, жестом попросил их остаться на месте. Нельзя спугнуть его. Любое лишнее движение, и Егор сорвётся вновь. И сожжёт себя.

Я был уже в нескольких шагах, когда на крыльце показалась какая-то девчонка. Окинув взглядом двор, она отшатнулась, округлила глаза, открыла рот.

И закричала.

Егор вздрогнул. Девчонка взорвалась кровавым веером, а воздух вокруг нас сгустился, налился силой. В самом мальчике её осталось лишь малость.

Пространство набухло, будто перезрелая опухоль, обвисло старой кожей. Чуть помедлив, лопнуло гнойным нарывом. И на асфальт школьного двора шагнуло существо.

Невысокое, метра полтора, больше похожее на подростка, с красной потрескавшейся кожей, неестественно вывернутыми назад коленями и ступнями, сутулой спиной и уродливой мордой, напомнившей гротескную харю из самых злостных кошмаров: узкое, почти треугольное лицо, на котором прямоугольной щелью выделялся рот, глаза представляли собой две заштопанные грубыми нитками полоски, а вместо носа было сочащееся кровью отверстие. Им существо и втянуло воздух, радостно захлюпав, огляделось. Щель рта раздвинулась, наружу высунулся узкий, но гибкий и длинный язык, облизнул окровавленный нос.

- Что ты, мать твою, такое? – прошептал я, отшатнувшись. Демон вздрогнул, резко взглянул на меня, заклокотал. Рот расширился ещё больше, обнажив мелкие треугольные зубы в два ряда.

Я выдохнул, потянул из источника все запасы, чувствуя, как налились мощью каналы, набухли от переизбытка энергии. Часть её я направил циркулировать по телу, усиливая скорость и регенерацию. Чувствую, в битве с этой тварью они мне понадобятся. Оставшиеся запасы превратил в два туманных клинка, тяжестью легшие в ладони.

Взмахнув ими, я медленно направился к врагу. Понятия не имею, какой там маг этот мальчишка, но он затронул те слои мироздания, прикасаться к которым категорически воспрещено. Призвал обитателя Ада. Существо, слепленное из страха, страданий и комков мёртвой плоти.

Демон заклокотал ещё громче, наклонился, лизнул щёку Егора, довольно ухнул и, выпрямившись, рванул ко мне.

Двигался он странно: немного скособочившись, но быстро, едва не прыжками. Моей реакции хватало, но впритык. Столкнувшись с тварью, я получил хлёсткий удар когтистой лапой, пришедшийся по пострадавшей ранее груди. Боль резанула по нервам, пробудила ярость. Пригнувшись, я рубанул клинком из тумана. Лезвие вгрызлось в плоть демона, увязло в плечевом суставе. Я рыкнул, надавил сильнее. Брызнула кровь, а правая рука твари шлёпнулась на землю. Демон заревел, отскочил, но я не отступал. Следом за ним помчался по двору, ударил ногой под колено, швырнув наземь, а затем, не давая опомниться, вонзил лезвие второго меча в шею. Тварь завопила так, что у меня заложило уши. Скривившись от боли, закусив до крови губу, я надавил, ещё и ещё, другим клинком пригвоздил нижнюю часть, в районе поясницы. Демон дёрнулся, попытался взглянуть на меня, но не смог. Харкнув кровью, впился когтями в асфальт – и издох.

Тяжело дыша, я упал рядом. Туманные клинки клочьями развеялись по ветру, а энергии в моих каналах осталось – кот наплакал. Неосознанно, повинуясь подсознательному желанию, я потянулся к ближайшему источнику. Тонкий, едва заметный щуп вонзился в тело Егора.

Я лениво проследил за ним взглядом, с трудом осознал, вскрикнул, отозвал жгут энергии, но поздно. Мальчик дёрнулся последний раз и затих.

Я ощутил в себе силы подняться и, встав на ноги, медленно побрёл к телу пробудившегося, не обращая внимания на крики сзади. Присел, дотронулся ладонью до плеча Егора.

- Прости, - прошептал едва слышно. – Ты пытался найти сестру и помочь другим. Но надо было сразу рассказать родителям. Теперь они не смогут наказать виновника. А я постараюсь. Даю слово.

Очередное знание, дарованное Чёрным Королём, внезапным порывом всколыхнулось в голове, побудило действовать. Я сложил пальцы в странную фигуру, похожую на одну из мантр. Подождав, направил в них капельку энергии. А затем, повинуясь интуиции, коснулся лба мальчика.

Ничего не произошло. Я сидел, напряжённо дожидаясь хоть какого-то знака, но тщетно: Егор был мёртв. Вздохнув, я поднялся, повернулся к Марии Олеговне.

- Хотите, можете наорать, ударить или наказать. Но я действительно сделал всё, что мог.

Вместо ответа она сграбастала меня в крепкие объятия, ласково погладила по голове.

- Ты молодец, - прошептала на ухо. – Никто из них раньше не сталкивался с таким уровнем силы. Не будь тебя, погибла бы Воронцова. Ты всё сделал правильно. А этот мальчик был обречён. Его дар слишком ужасен.

Я аккуратно отстранился, глянул на Егора.

- Что это за магия?

- Магия плоти, плюс слабые зачатки магии воздуха. Хороший талант, но сомневаюсь, что он мог бы применить его во благо.

Левое веко мальчика вдруг дрогнуло. Я подскочил, дотронулся пальцами до шеи, проверил пульс. Слабый, но он был.

Довольно улыбнувшись, глянул на Марию Олеговну.

- Получилось.

Она не поверила, подошла, присела, проверила сама. Зрачки куратора расширились от изумления.

- Как? Он ведь был мёртв!

- У меня был один небольшой трюк в запасе, - устало сказал я, пальцем подманивая Мишу и остальных. Они подошли, неуверенно переглядываясь. Думаю, после тех прыжков и кастов, что я тут продемонстрировал, меня ждёт серьёзный разговор. Но это будет потом. Не здесь, и не сейчас.

- Берите его и в машину. Нужен врач, - распорядился я, поднимаясь. Поймал задумчивый взгляд майора Григорьевой. – Что?

- Да вот думаю, кто же ты такой на самом деле? И в кого сможешь вырасти?

На эти вопросы я ответить не смог. Потому что сам хотел бы знать ответ.


Глава 13. Практика | Щит Королей. Книга первая | Глава 15. Тень