home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

День за днем я копил факты, касающиеся мрака. Мне докладывали целители, что работали с заражёнными людьми. Делился своими наблюдениями Волчонок. Стражи собирали слухи, записывали интересные истории, передавали начальству, а те доставляли информацию мне на стол. На мои земли приходили пришлые, что делились своими историями и какие опасности встречали в городе, пока выживали там. Я и сам постоянно изучал мрак во всех его проявлениях, со всей доступной мне чувствительностью, пусть и изменившейся.

К концу второй недели постепенно стала вырисовываться картина, в каком мире мы теперь живём. Подтвердилась информация, что схожее происходит и в других уголках планеты, не только ближайших городах, так что теперь можно смело утверждать — конец света наступил, а что будет дальше, зависит уже от самих людей.

За всеми разрозненными фактами, что удалось добыть, я никак не мог разгадать намерение Пасти. В чём смысл? Что она хочет? Пока всё выглядело абсурдно.

Мой стол был завален бумагами, в которых я систематизировал узнанное. Момент первый — Пасть выбрала момент для нападения, когда в городе закрыли тринадцать проходов. Я помнил, что мне в своё время говорили. Под городом заложена древняя магия. Закрой одну Пасть — и улицы затопит хаос. Связаны ли эти три момента между собой? Выбор времени для прихода в мир людей, закрытие тринадцати Пастей и древняя магия, что оставили магические рода прошлого? Слишком подозрительно для обычного совпадения, но кто знает, может божество, стоящее за Пастью, выбрало этот момент из озорства?

А возможно это было следствием стремления людей победить Пасти. Те пытаются их закрыть, а она реагирует на агрессию ещё большей агрессией. Но выглядит всё так, что божество само подводило к этому финалу, манипулируя людьми. Или нет? Неизвестно.

Следующий известный факт — мир людей сросся с изнанкой. Той зоной, в которую раньше можно было попасть, пройдя через любую Пасть. У меня отдельная подборка донесений и слухов на столе лежит, где записаны сотни показаний, насколько странны места, где два мира схлопнулись. Изменчивая гравитация, искажённое пространство, другая температура воздуха, другое давление и даже погода. А ещё есть неподтверждённый слух, что эти места должны иметь один размер, но имеют совсем другой. Сам пока не бывал там, так что не могу наверняка утверждать, что это так.

Дальше из фактов шло самое интересное. То, какое влияние Пасть оказывает на мир через мрак. Мраком назвали плоть бога, что упала с небес. Как-то это слово быстро разошлось среди людей. Настолько быстро и единодушно, что невольно возникали подозрения.

Большая часть населения города погибла. До сих пор идут похороны того, что осталось от мертвецов. Столько пылающих костров в этом городе никогда не видели. Несколько работающих крематориев работали непрерывно. Их заняли Шелия, часто сжигающие трупы магией. Иначе было не справиться.

Те, кто выжил, постепенно адаптировались к изменениям и вот это было вдвойне интересно, потому что позволяло прикоснуться к планам Пасти.

Частицы её, в виде мрака, коснулись всего, что есть в мире и плоды этого мы только начинаем пожинать. Из города пропали животные. Почти все. Те, что ещё попадались на глаза относились к счастливчикам, что попали под защиту людей и магов. Таких, как я. Выжигая массово заразу, я спасал не только людей, но всё многообразие жизни. Куда подевалось зверьё — беспокоило не только меня, а всех, кто хоть немного задумывался о происходящем. Тут есть как угроза экологической катастрофы, так и риск нашествия новой волны тварей. Не говоря уж о том, что без животного мира люди потеряют значительный источник питания.

Аналогично с растительным миром. Почти… В чём-то судьба деревьев и прочих растений напоминала людскую. Я регулярно получал донесения, что растительность в городе вымирает. Деревья высыхают и чернеют, после чего рассыпаются. Некоторые только чернеют, продолжая расти, и к чему это приведёт, думаю, скоро узнаем и далеко не факт, что нам это понравится.

Что касается демонов, так они тоже изменились. С момента трагедии прошло десять дней и можно утверждать, что порождения Пасти мутировали, адаптируясь к новым условиям. Это стало бы проблемой, но твари почему-то затаились, что нервировало. Я не верил, что они сдохли, потому что стычки продолжались до сих пор. Но слишком редко и только в тех случаях, когда люди сами провоцировали хищников, забираясь в их логова. Склады, продуктовые и прочие магазины, дома… Нарваться можно было где угодно.

Складывалось впечатление, что демоны затаились и чего-то ждут. Я знал, что есть особые виды монстров, которые опасались магов. Скрытые, умные твари, способные разносить болезни. Поэтому можно было ожидать, что очередная эпидемия вспыхнет в любой момент.

Тоже самое с мертвецами. Трупов на улицах значительно меньше, чем должно было бы быть. Куда они скрылись? Кто-то грешил на метро, но туда люди пока не совались. Может и зря. Метро идеальное место для того, чтобы спрятать армию нежити.

Изменился даже сам воздух. На моих землях с ним было всё в порядке, но поездив по городу, я увидел, как в некоторых местах он пропитан мраком. И в нём умудрялись выживать люди.

Люди — отдельная проблема, которая тоже непонятно, куда вела. Случай в квартале сверхов лучше всего описывал, что происходит. Мрак заражал, человек резко менялся, далеко не в лучшую сторону. Пока из замеченного — все случаи работали по одному принципу. Продвинутый заражённый собирал вокруг себя других заражённых. Мы ещё несколько таких ячеек нашли, до ужаса напоминающие сектантов и вовремя их обезвредили. Но сколько ещё таких объединений по городу — неприятная загадка, на которую совсем не хочется узнавать ответ.

В новом мире информация играла решающую роль, определяя, выживешь ты или нет. На локальном уровне мне требовалось решать сотни задач, чтобы мои люди тупо не сдохли от голода, холода и прочих угроз. На уровне стратегии требовалось сплотить людей и сформировать новое общество, которое выживет в изменившемся мире. А если смотреть ещё дальше, то требовалось нечто большее, чем просто сплочённость нескольких тысяч выживших.

Рано или поздно проблемы доконают человечество в том виде, в каком оно есть. Эта простая мысль повергла меня в шок. Если ничего не изменится, люди — вымрут. Имею ввиду современного человека, не зараженного. На их смену как раз они и придут. Заражённые, да мёртвые. Но назвать их настоящими людьми уже будет нельзя, потому что они переродятся. Не уверен, что у новых видов будет собственная воля. Возможно, ими продолжит управлять Пасть.

Эта мысль, что людям конец, заставила думать о будущем. Требовалось найти решение. Когда удалось разобраться с основными проблемами, навести порядок хотя бы на своей земле, помочь Шелия решить вопрос с отоплением и электричеством, усилить оборону — после этого я выдохнул и задумался о более глобальных вещах.

Что делать, чтобы сохранить человеческий вид? Следующая мысль поставила в ступор ещё больше.

А надо ли его сохранять?

Ведь если говорить по правде, в чём-то люди сами виноваты, что пришли к такому итогу. Их тяга к насилию, войне и разрушению научила Пасть жестокости и то, что человеческая жизнь не имеет ценности. Зато война и убийства — имеют.

Так надо ли спасать человечество в том виде, в каком оно есть, если это человечество уже обречено на исчезновение?

Сколько не думал, не смог найти ответ на этот вопрос. Зато нашёл на другой. Если обычные люди должны исчезнуть, то я не хочу, чтобы их потомками стали заражённые и мертвецы.

Разве это достойное наследие? Нет.

В большинстве своем люди алчны, глупы, полны гордыни, эгоизма и невежества. Но также в некоторых людях, пусть их и не много на фоне общей массы, есть высшие качества. Способность любить, создавать, сила воли, доброта, сострадание, великодушие и прочие.

Если человеку суждено переродиться, то пусть следующее поколение будет лучше предыдущего, а не отражением его самых тёмных начал.

Так я сформировал то, чего хочу добиться. Пока не знаю как, но это не мешало мне приступить к реализации цели.

И первое, с чего я начал, запряг свою новую разведку. Когда Первый пришёл ко мне, я ожидал чего угодно, кроме того, что он попросится на службу. Его сослуживцы подтвердили это намерение и тоже захотели остаться. Просто так им было бы трудно доверять, но Первый согласился на максимальную откровенность и слил все секреты организации, про которые я спрашивал.

Когда допрашиваешь человека несколько часов подряд и можешь чувствовать его эмоции, то вероятность обмана снижается в разы. Допускаю, что его могли подготовить к этому, но… А зачем такие сложности? Убить меня? Так это глупо. В смысле глупо плодить сущности и внедрять в мою команду изменённых. Проще было послать их, чтобы они перехватили меня при выезде с родовых земель. Тем более сейчас я мотаюсь по городу часто, а времена лихие, убить меня не так уж и сложно, если подумать. Чтобы следить за мной? Тут аналогично, не вижу в этом смысла. Нет у меня больше выдающихся секретов, чтобы внедрять элитных солдат в окружение.

Из того, что я узнал… Косвенно подтвердилась информация, что организация существует давно. Первый знал, как минимум о последней сотне лет. Ну как знал, это скорее обычная логика и понимание, что такие эксперименты, которые проводились над людьми, чтобы создать их отряд, не могут взяться из ниоткуда.

Сам Первый изначально шёл на службу государству. Детдом, кто родители неизвестно, весёлое детство, кадетская школа, потом служба в армии и где-то там он записался добровольцем в секретный проект. Итог известен. Первый стал первым удачным экспериментом. И не постеснялся мне рассказать, как именно это происходило и что перед удачей были сотни неудач. Мда, лихие раньше времена царили. Правда, я так и не понял, почему Первый считает себя первым. Блин, раздражает его имя, вечная путаница с ним. Насколько помню из архивов Патриарха Асов, эксперименты над людьми проводились ещё во время войны, то есть больше шестидесяти лет назад. Был перерыв? Потеряли разработки и начинали заново? Ещё одна загадка истории, которая сейчас не играла большой роли.

За прошедшие с момента создания Первого тридцать лет, многое изменилось. Изменённые являлись собственностью организации, не имели права на имя, семью, детей и нормальную жизнь. К ним относились, как к оружию. Что являлось одной из основных причин, почему они хотели свалить. С сыном у него отдельная история вышла. Со своей драмой, интригами и жизнью в постоянном страхе, что это вскроется. Сын — главная личная причина, почему Первый решил «завязать». Он давно об этом мечтал и конец света дал ему такую возможность. Информацию больше не утаить, слишком много свидетелей, а значит лично ему возвращаться обратно никак нельзя. В новых условиях интерес к ребенку изменённого, что вполне мог унаследовать его мутации и гены, только возрастёт.

Когда Первый это мне рассказывал, его глаза напоминали две льдины, в которые запаяли детекторы, отслеживающие мои реакции. Ведь и у меня мог возникнуть интерес как к созданию изменённых, так и к сыну мужчины.

У меня интерес возник, ещё какой, но обо всём по порядку.

Отряд изменённых называли «Призраками». За умение оставаться незамеченными и за специфику их работы. Первый рассказал, как за мной следили, какие технологии и приёмы использовали. Рассказал в том числе о попытках влияния, когда меня хотели настроить против магов.

Я слушал, кивал, сопоставляя то, что мне известно с рассказом и только диву давался, насколько плотный за мной контроль шёл. В основном с помощью технологий, которые как раз поставлял Нойманн Рихт.

— Что ты о нём знаешь? — спросил я тогда Первого.

— Не многое. Знаю, что он имел большое влияние на организацию.

— Не в курсе, он жив?

— Без понятия. Этого человека я один раз вживую видел. Зато знаю, что он смоделировал твои способности, когда Константин тебя к нему привёл.

Как я и думал. Надо же было так попасться… Но винить себя смысла нет, потому что я не предполагал, что в этом мире есть технологии столь высокого уровня, что всего за пару часов общения смогут меня просканировать вдоль и поперёк. Воистину, этот Нойманн гениальный учёный.

За время расспросов я многое узнал, о тайных делах организации. В том числе о подготовке свержения магов. Этот проект давно разрабатывался и вот, наконец, они собирались достичь значительного успеха. Саммит — это вовсе не прикрытие. Его реально собирали со всеми заявленными целями.

— Там собирались выставить несколько важных проектов, — делился Первый, — Основное — это, конечно же, разработки Нойманна. Изначально был план, что его устройства покажут, как образцы всем заинтересованным. Общественность через сми специально готовилась на тот случай, если маги воспротивятся. Было разработано несколько десятков сценариев восстания.

— И тебя не смущало таким заниматься? — спросил я, желая понять, что за человек передо мной сидит.

— Меня всю жизнь натаскивали, что маги это зло. И по большей части я с этим согласен. В силу своей работы я всякое повидал.

— Ты до сих пор хочешь свергнуть магов?

— Думаю, это больше не актуально. Мир слишком изменился.

— Кто ещё планировал выступить на саммите? И что там хотели показать? — спустя минуту обдумывания ответов вернулся я к теме.

— Следующее по важности — оружие против демонов. Против магов оно тоже хорошо работает. Всё это оружие значительно превосходит то, что есть в общем доступе, так что само по себе бы вызвало фурор. Насколько мне известно, у Нойманна склады забиты этим оружием под завязку.

Логично, что тут скажешь. Если намечается война, то почему бы на ней не заработать?

— Оружие — это не только большие пушки. Системы контроля Пастей и демонов, системы обнаружения магии. У Нойманна в запасе уйма технологий, которые бы перевернули понятие войны. — уточнил Первый. — Но были и другие. Ходили слухи о других проектах «изменённых». Насколько правдивы — не знаю. Ещё знаю, что активно заманивали на саммит одного человека. Азиат, вроде как гений биоинженерии. Я видел доклад, где показывали собак, способных потягаться с демоном первого ранга.

— Ещё этого не хватало, — покачал я головой. — Он приехал?

— Не знаю. До конца так подтверждения и не поступило. Если приехал, то это прошло мимо меня. Что вполне могло случиться, потому что у нас задача на тот момент другая была. Планировался сценарий, когда саммит будет атакован магами. На самом деле это случилось. Твой сосед на пару с братом, имею ввиду двух младших сыновей Шамал, напали на иностранных граждан. Нужно ли говорить, что руководство это только обрадовало, потому что маги знатно подставились?

— Не нужно.

Стёпе, Стёпа… Я представил, какую информационную бучу собрались поднять и если бы не конец света, то… Он бы наступил просто чуть позже, вот и всё. Магов назначили бы олицетворением зла. А люди и так на взводе. Началась бы революция, беспорядки и хаос, в котором так удобно договориться и распространить устройства по закрытию Пастей.

— Ещё из интересного — доклады в области истории и социологии, — продолжил Первый.

— Это тут причём? — удивился я.

— Так недостаточно предъявить оружие против магов. Нужно ещё подтолкнуть всех к активным действиям. Для чего и готовились доклады, как маги пагубно влияют на мир, его развитие, развитие технологий и так далее. Вишенка на торте — описание нового свободного общества. Свободного от магической диктатуры.

— Основательный подход.

— Десятки лет подготовки, что ты хочешь, — пожал плечами мужчина.

— Почему именно этот город? — в конце спросил я. — Чем так здесь всем намазано?

— Здесь наибольшая активность Пасти. Главный нервный узел насколько я знаю, — ответил Первый, — И кто сказал, что только здесь? Аналогичные устройства были установлены во всех крупных городах мира.

Если так, то реакция Пасти может быть всё же следствием. Что, если она защищалась? Впрочем, это не важно. Пасть это враг и других вариантов быть не может.


Глава 16. Разговоры по душам | Война родов. Новое начало | Глава 17. Росток