home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Пастор Летт оглядела свои исцарапанные руки и порадовалась, что, во-первых, пришли холода, а во-вторых, ей положено носить одежду с длинными рукавами. Вчерашняя вылазка, закончившаяся погоней, утомила не на шутку. Поймать и вернуть мальчишку на место удалось лишь через несколько часов. Да, она уже не так проворна, как раньше. Проблему нужно решать, нужно что-то придумать. Нельзя позволить, чтобы мальчишка опять сбежал.

Пастор понимала, что заделать проход из подвала в дом несложно, вот только сил и времени уйдет немало. Сколько лет она присматривает за домом Перкинсонов, сколько лет пользуется подвалом, а лаз за диваном не видела. Как же она так опростоволосилась?! Наверное, за прошедшие годы она слишком устала. И приятные заботы превратились в тягостное бремя.

А если… если мальчишка выберется из дома и окажется на шоссе? От одной мысли ей сделалось не по себе. Ладно, она заколотит окна, двери и как следует запрет дом. Пастор составила список необходимых дел и немного успокоилась. «Раз я так тревожусь, ничего страшного не случится, – думала она. – Даже если мальчишка еще раз умудрится пролезть в дом, на улицу попасть не сможет». Довольная своим планом, пастор, насвистывая, встала под душ.

Выспаться Молли не удалось: и тело, и мозг слишком хорошо помнили минувший день. Проснулась она с тревожными мыслями о Трейси и поклялась: эта девочка второй Амандой не станет. Молли спустила ноги с кровати. Любимая рубашка Коула, в которой она спала, задралась до талии, пижамные штаны собрались в складки. Она попробовала подняться – лодыжку обожгла боль, потерла глаза – повязка царапнула веки. Тяжело вздохнув, Молли уже собиралась разбудить Коула, но тут на радио сработал будильник.

Коул перевернулся и хотел привычно обнять жену, но Молли отстранилась, чувствуя себя виноватой. Коул точно не одобрит ее желание найти Трейси. Молли понимала, что Трейси не Аманда, но, разыскав эту девочку, она словно загладит вину перед Амандой. «Может, я с ума схожу?» – спросила себя Молли.

– Вставай, Коул, не то опоздаешь. – Молли захромала в ванную.

– Нога болит? – спросил Коул.

– Почти нет, – соврала Молли, зная, что иначе муж не пустит ее на пробежку. Вообще-то пробежка вряд ли ей светит, но нельзя же, чтобы ее заперли дома!

Улыбнувшись, на пороге ванной она столкнулась с Коулом и перехватила его взгляд.

– С каждым шагом чувствую себя все лучше и лучше! – с фальшивой бодростью объявила она.

– Угу, – хмыкнул Коул. – Только не глупи. Если больно, лучше не бегай.

Сонный и такой сексуальный в своих боксерах, Коул по-прежнему сводил Молли с ума. А ведь ему уже сорок три! Вспомнилась первая ночь, которую они провели вместе, – долгие часы секса (как-никак их первая близость!), потом разговоры до самого утра. Весь следующий день они провалялись в постели – нежились в объятиях друг друга, читали вслух…

Молли отвернулась и, поставив ногу на кровать, перевязала лодыжку.

– Милая, только палку не перегибай! – Коул вышел из ванной, обнял ее и развернул к себе. – Сама же пожалеешь! Помнишь, как ты страдала, когда не могла бегать несколько месяцев из-за тендинита?

– Помню! – куда резче, чем хотелось, ответила Молли. – На сей раз буду осторожнее. Появится боль – перейду на ходьбу. Обещаю! – с улыбкой добавила она.

– Вот и отлично! – Коул чмокнул ее в макушку, вернулся в ванную и включил душ. – Какие планы на сегодня?

Молли замерла: ложь так и вертелась на языке. Она надеялась, что успеет и просмотреть газеты – вдруг есть новости о Трейси? – и снова наведаться в лес, и заглянуть в полицию, и даже раздать флаеры. Здорово, что у нее снова есть план на день, даже если муж его не одобрит.

– Молли! – не дождавшись ответа, позвал Коул. – Знаю, ты беспокоишься о той девочке. – На миг в ванной стало тихо, Коул перестал плескаться. Потом опять зашумела вода. – Ты ведь намерена участвовать в поисках?

Вот повезло: теперь и врать особенно не придется.

– Знаешь ведь меня: побегаю по городу, послушаю, кто что говорит, – туманно сказала Молли.

Коул выключил воду и через пару секунд вышел из ванной с бледно-зеленым полотенцем вокруг пояса.

– А потом?

Молли смотрела на сильное, влажное тело мужа, на волосы, убранные с широкого лба, на его серьезные глаза. Спал ли Коул, радовался или злился – он неизменно привлекал внимание. Было в нем нечто притягательное – в квадратной челюсти, в вечной легкой небритости – уже через несколько часов после бритья пробивалась щетина цвета перца с солью, – в подбородке с ямочкой. Когда Коул входил в комнату, все взгляды непременно устремлялись на него, и мужские, и женские. Он говорил тихо, но его слушали, ловили каждое слово. Разозлившись, Коул казался выше, мощнее, даже пугал. Молли отвела взгляд: желание отступило перед чувством вины. Как же она забыла о главном, о непреклонной решимости найти Трейси?!

– А потом я сделаю то, что не сделала, точнее, не смогла сделать для Аманды. Я помогу Трейси.

Теперь в глазах Коула светилось сочувствие.

– Молли, Аманда погибла не по твоей вине. Тебе нужно просто смириться.

Коул разучился сражаться с демонами прошлого. За последние годы они присмирели, и Коул не часто вспоминал, как их отгонять. А вот его жену они могли серьезно вывести из строя.

– Слушай, я все понимаю, – снова начал Коул. – Я же был рядом, помнишь? Аманда погибла, ее не спасти. Трейси не Аманда.

– Знаю! Думаешь, я забыла?! – крикнула Молли, а сама взмолилась: пусть Коул впрямь поймет. – Я должна помочь. Коул, я только помочь хочу.

– Ладно! – Коул поднял руки в знак капитуляции. – Молли, ты меня очень тревожишь. Мы только-только пришли в себя, но второй раунд можем и не выдержать. Пожалуйста, учти, что похищения Трейси ты не видела. Эту девочку ищешь не ты одна, а весь город. – Коул махнул рукой, словно очерчивая границы Бойдса. – Весь чертов город!

Молли знала: в том, что касается их отношений, Коул прав. После гибели Аманды она не могла взять себя в руки и во всем полагалась на заботливого, понимающего мужа. Коул водил ее к психотерапевтам, он терпел приступы паники, которые случались у нее при виде плачущих детей. Когда не осталось другого выхода, муж согласился сорваться с места, бросить свою практику и уехать в провинциальный городишко. Молли была ему благодарна, понимая, что без его поддержки не справилась бы. Только смириться она не могла. Помочь Трейси – ее долг, внутренняя потребность.

– Не волнуйся, глупостей не наделаю, – уклончиво пробормотала она.

– Меня волнует не глупость, а твое клятое упрямство. Если уж ты вобьешь себе что-нибудь в голову, все, пиши пропало.


Бойдский центральный магазин стоял здесь не одно десятилетие, и, притормозив перед его главным входом, Молли подумала, что старая деревянная скамья и три старика, которые усаживаются на нее каждое утро, существовали со дня его открытия. Харли Мотта, Мака Питерсона и Джо Диллона, или Бойдскую бригаду, как про себя звала их Молли, считали глазами и ушами города. Каждому из стариков было за семьдесят. Они выросли вместе и, если верить слухам, знали всю подноготную о любом жителе Бойдса.

– Привет, ребята! – с улыбкой поздоровалась Молли.

– Привет, малышка! – отозвался Харли.

К этому по-отечески ласковому обращению Молли привыкала целых два года. Дородный фермер с седыми, зачесанными назад волосами, Харли выглядел весьма внушительно. По непонятным Молли причинам он ей покровительствовал.

Молли взяла свежие номера «Вашингтон пост» и «Фредерик ньюс пост», пролистала их на террасе магазина и покачала головой. Обе передовицы посвящались Трейси Портер: «Бойдскую школьницу похитили? Провал поисковой операции». Эх, а она надеялась, что Трейси нашли и Картина была ложной… Оторвавшись от газет, Молли посмотрела на морщинистые лица членов Бойдской бригады. Она слышала, что в молодости все трое были сорвиголовами, только эта репутация решительно не вязалась с теперешней внешностью почтенных отцов семейств.

– Знаете что-нибудь об этом? – спросила Молли, помахав газетами.

Стариковские лица тотчас посуровели. Похожий на белку молчун Мак – он вечно нервничал и дергался – поджал губы и отвернулся. Харли уставился в стаканчик с кофе, который крутил в руках, а сидевший между ними Джо откинулся на спинку скамейки.

Молли вопросительно взглянула на Харли. Тот заскрипел тяжелыми сапогами по бетонному полу и хлебнул кофе.

– Знаешь, Молли, – тихо начал он, – это… это очень похоже на историю двадцатилетней давности. – Харли взглянул на Мака, но тот покачал головой и отвел взгляд. – Вспоминать не очень приятно, даже больно…

У Молли чуть сердце из груди не выпрыгнуло. «Ты не виновата!» – напомнила себе она.

У магазина остановился синий «Шевроле» пастора Летт. Молли считала, что для служительницы церкви машина недостаточно скромная. На такие претензии пастор Летт отвечала: да, она говорит с Господом, но быть незаметной, как Он, совершенно не обязана. Синий «Шевроле-Корвет» очень нравился детям, и после воскресной службы пастор частенько катала их по Уайт-Граунд-роуд. Детские мероприятия и активный отдых пастор тоже поддерживала – ходила на бейсбольные матчи, соревнования по гимнастике и даже на скаутские сборы.

– С добрым утром, пастор Летт, – поздоровалась Молли и спросила, встревоженная словами Харли: – Как миссис Портер? О Трейси ничего не слышно?

Пастор Летт коротко кивнула Молли и, презрительно взглянув на Бойдскую бригаду, молча влетела в магазин.

Обиженная холодным приветствием, Молли повернулась к Харли:

– В чем дело?

Старики многозначительно переглянулись, только от Молли просто так не отделаешься. Она решительно втиснулась между Харли и Джо, постаравшись создать им как можно больше неудобств.

– Отлично, я подожду.

Невозмутимый, очень похожий на Грегори Пека, Джо в молодости наверняка не страдал от недостатка женского внимания. Он откашлялся, а Харли снова хлебнул кофе. Молли не шевелилась.

Пастор Летт вышла из магазина с пакетом апельсинового сока в одной руке и газетой под мышкой. Стариков и Молли, сидевших на скамейке плотно-плотно друг к другу, она и взглядом не удостоила – хлопнула дверцей машины и уехала.

– Ну, ребята, выкладывайте! – потребовала Молли. – В чем дело, Джо?

Тот отвернулся.

– Мак! – Молли решила взяться за Питерсона.

Мак уставился на свои ботинки.

– Да что это такое?! – Молли разозлилась. – Харли! – Она буквально сверлила взглядом импозантного фермера, не обращая внимания на тик, давным-давно мучивший его левый глаз.

Харли потупился, теребя полы старой фланелевой рубахи.

– Кейт Пламмер, – чуть слышно шепнул он себе под нос. – Она исчезла лет двадцать назад. Точно так же, как Трейси.

Молли перехватила неодобрительный взгляд Джо. Мак шумно выдохнул, выражая недовольство, и кивнул, да так незаметно, что не следи Молли за каждым его движением, наверняка пропустила бы.

– Что значит «точно так же»? – не отставала Молли.

– Кейт играла на детской площадке. Знаешь детсадовскую площадку за церковью на Уайт-Граунд-роуд? – Харли снова потупился, его голос зазвенел от злости. – Ее так и не нашли.

Вот так новости! Молли вскочила и посмотрела на стариков, которые молча прятали глаза. У нее возникла уйма вопросов.

– Что с ней случилось?

– Кейт просто исчезла… – начал Харли.

– Она жила здесь, в Бойдсе, у фермы старого Уэйда, – перебил Мак.

– Ага, Пламмеры тогда сильно горевали, – покачал головой Джо. – Лет пять-шесть они ждали, надеялись, что Кейт вернется или даст о себе знать. По-моему, они так и не смирились. – Он покрутил пластиковый стаканчик с остатками кофе. – Потом они уехали в Миссури, вроде бы к родственникам миссис Пламмер.

Мак и Харли согласно закивали.

Молли мерила террасу шагами; голова работала в турборежиме.

– Как же так вышло, площадка-то крохотная? – Она повернулась в сторону детского сада, вспомнив площадку размером с гараж.

– Если не путаю, дело было в конце сентября, – снова заговорил Харли. – Там отмечали детский день рождения – малыши играли под присмотром нескольких родителей.

– Ага, – кивнул Мак, – в том году кукурузу убирали поздно, потому что у Неда сломался комбайн. Харли пришлось помогать, когда он с Ханниными полями разделался.

– Да, стоял сентябрь, – подтвердил Харли. – Детишки играли в прятки, потом родители рассадили их по машинам. Тут-то и выяснилось, что Кейт пропала.

– Куда же смотрели ее родители? – удивилась Молли.

– Бонни, то есть миссис Пламмер, болела, – пояснил Джо. – Годом раньше у нее нашли рак. Операция, химиотерапия – короче, дело серьезное. За Кейт присматривали соседки – возили в школу, на скаутские сборы, встречали, провожали и так далее. Девочку растили общими усилиями.

– А отец Кейт?

– Бедняга вкалывал в двух местах, чтобы хоть как-то свести концы с концами, – вздохнул Харли и добавил: – Тут никогда такого не бывало.

Молли потрясенно молчала.

– В общем, Кейт так и не нашли, – подытожил Джо, допил кофе и смял стаканчик.

Мак встал, подошел к краю террасы и прислонился к деревянному столбу. Джо заскреб ботинками по бетонному полу, откашлялся и, перехватив взгляд Харли, недовольно поморщился. Харли пожал плечами.

– В чем дело? – встрепенулась Молли. Ее взгляд метался от Джо к Харли.

Харли глубоко вдохнул, медленно выдохнул и будто нехотя произнес:

– Кейт исчезла без следа, зато известно, кто это сделал.

На террасе воцарилось напряженное молчание. Прервала его Молли:

– И кто это сделал?

– Мерзавец Родни, младший брат пастора Летт, – изрыгнул Мак.

– У пастора Летт есть брат? – искренне удивилась Молли. – Вроде бы давно ее знаю, но ни разу не слышала, чтобы она упоминала брата.

– У пастора Летт был брат Родни, – поправил Мак. – Он погиб в тот же год, когда пропала Кейт.

Молли вспомнила, как пастор Летт пронеслась мимо них, как обожгла стариков презрительным взглядом и едва кивнула ей.

– Что же с ним случилось?

– Он слишком много знал. Чертов убийца! – Джо неожиданно разозлился и зашагал взад-вперед по террасе.

Харли, ожесточенно водя ладонями по коленям, словно стараясь посильнее испачкать свои бедные джинсы, добавил, что вскоре после исчезновения Кейт к пастору Летт заглянул журналист, а на террасе у той как раз сидел Родни.

– Негодяй посмотрел журналисту в глаза и заявил, что Кейт в темном месте и не мучается. – Харли откинулся на спинку скамьи, словно готовясь рассказывать долгую историю. – Дальше все пошло как по накатанному. Копы, журналисты, разъяренные соседи… – Харли тяжело вздохнул. – Родни увезли в участок, а он и там все твердил, что Кейт с мамочкой. Другими словами, признался, что убил девочку и где-то закопал, чтобы она отправилась на небеса, куда со временем попала бы и Бонни…

– Раз Родни все это выложил, неудивительно, что его арестовали. Почему же тело девочки не нашли, если он знал, где ее останки? – спросила Молли.

– Копам не хватило доказательств, чтобы засадить этого говнюка. Не представляю, чем думали копы, но сучонка выпустили! – Мак швырнул стаканчик в урну. – Выпустили, хотя Родни твердил, что девочка в темном месте.

– Вы сказали, что он погиб. Как это случилось?

Старики молчали, старательно пряча глаза, но Молли твердо решила выбить из них ответ. Харли встретил было ее взгляд, но тут же отвернулся и чуть слышно произнес:

– Его забили до смерти… Мы здесь тяжело переживаем убийства и похищения маленьких девочек.

У Молли голова пошла кругом.

– А если Кейт была жива?! После гибели Родни найти ее стало невозможно. Те, кто его убил, – преступники! Они отняли у бедняжки последний шанс на спасение! – Голос Молли звенел от гнева, от горькой правды по спине бежали мурашки. Она-то после гибели Аманды тысячу раз упрекала себя в том, что не набралась смелости и сил разыскать ее убийцу.


Глава 5 | Аманда исчезает | Глава 7