home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Трейси казалось, что после обеда время не движется, вечер не наступает, а ей страшно хотелось выбраться из тесной пещеры и поиграть. Она очень гордилась, что утром вспомнила конец молитвы. Мамочка так радовалась, так крепко обнимала ее, что Трейси почувствовала себя увереннее. Сейчас Мамочка писала в дневнике и бормотала себе под нос.

– Пойдем на улицу! – попросила Трейси.

Мамочка окинула ее отсутствующим взглядом, уже открыла рот, но потом молча склонилась над дневником.

– Мамочка! – позвала Трейси.

Мамочкин карандаш перестал бегать по бумаге, но глаза не отрывались от исписанной страницы.

– Я была им в тягость, – пробормотала она и яростно застрочила в дневнике.

Трейси озадаченно заморгала.

– Что ты сказала?

Ответа не последовало, а переспросить Трейси не решилась. Она тихонько села на матрас, потом легла и принялась размышлять, что случилось и почему Мамочка ведет себя так странно.

Мамочка вдруг вскочила, прошлась по пещере, а Трейси перевернулась на бок, чтобы ее видеть. Мамочка резко остановилась, будто вспомнив о существовании малышки, и обожгла девочку гневным взглядом. Перепуганная Трейси села и прижала колени к груди.

– Так не пойдет, – покачала головой Мамочка.

Трейси испугалась еще сильнее.

– Я больше не буду! – в отчаянии пролепетала она.

На губах Мамочки заиграла странная улыбка.

– Хорошо, давай поиграем, – сказала она.


– Я никому не говорила, где Родни, даже родители не знали. – Пастор Летт не сводила глаз с дороги. – Они думали, что я его похоронила.

– Вы слишком долго несете свое бремя, – сказала Молли.

– Это не бремя. Родни не бремя.

– Дело не в Родни, а в тайне. Она давит на вас, вздохнуть не дает. Наверное, давно хотите от нее избавиться?

Пастор кивнула.

– А от родителей почему скрывали?

– Потому что если бы моего брата начали искать, как искали вы, – пастор осуждающе взглянула на Молли, – и если бы я его якобы не похоронила, то Родни нашли бы и снова заставили страдать.

Молли спросила, как удалось инсценировать похороны, и получила вполне правдоподобный ответ:

– Коронеру я сказала, что хочу побыть с телом брата, пока гроб не заколотят. Бальзамировщик – мой старый приятель, у него был должок передо мной. Я знала, что могу ему доверять. – Пастор провела рукой по лицу, словно стирая эту мысль. – Той ночью мы перенесли Родни к нему и вместе выходили. Мой приятель сделал вил, что забальзамировал тело, а гроб мы набили мешками с песком. Песка понадобилось немало: Родни – парень крупный. С тех пор как начались видения, родители не желали о нем заботиться. Для них это было чересчур. Сколько лет Родни прожил со мной в Бойдсе, а отец с матерью ни разу его не навестили. По-моему, им было проще думать, что он погиб.

– Господи! – процедила Молли, машинально зажала рот рукой и прошептала сквозь пальцы: – Извините.

– Ничего страшного.

Пастор Летт вытащила из кармана семечки и отправила несколько штук в рот.

– Вы часто его навещаете? – спросила Молли.

– Часто. Видите ли, у пастырской службы уйма плюсов – никто тебя не контролирует, нет жесткого распорядка. Я говорю секретарше, что несколько часов меня не будет, а вопросы она никогда не задает.

– А Родни помнит… как его били? – спросила Молли, когда пастор Летт остановила машину.

Пастор покачала головой:

– Он помнит, как жил со мной здесь, в Бойдсе, и все эти годы зациклен на девочке, которая попала в темное место с мамочкой. Порой с ним очень тяжело – он замыкается в своем мире, и его не вытащить оттуда никакими силами. Но он жив, и для меня это самое главное. Но эти рисунки и его сегодняшнее состояние… – Пастор замолчала и растерянно посмотрела на Молли.

На стоянке Молли сказала:

– Нужно решать: мы идем туда сами или вызываем полицию. Родни упоминать не обязательно. Возьму все на себя, мол, очередные видения нахлынули, тем более они уже в курсе.

Пастор Летт чуть расслабилась. Она вытащила из сумки Молли сотовый и протянула ей. Быстро темнело, становилось прохладно. Молли набрала номер сержанта Мелера.

– Слушаю вас, Молли. – Голос Мелера был сух.

– Мне нужно поговорить с вами и с Сэлом. Майк, я знаю, где она. (В трубке тяжело вздохнули.) Майк?

– Молли, нельзя же…

– Майк, это важно. Я знаю, где Трейси!

– Молли, сейчас нам не до ваших догадок, – раздраженно ответил Мелер. – Утреннюю операцию детектив Браун назвал напрасной тратой времени и денег.

– Но…

– Молли, – резко сказал Майк, но тут же чуть смягчил тон, – мы с Сэлом очень благодарны за все, что вы делаете. Мы даже не исключаем, что у вас действительно эти… видения или как вы их называете, но мы ограничены в средствах и не можем прорабатывать каждую фантазию.

– Фантазию?! – Теперь уже Молли разозлилась. – Так вы считаете это фантазией? Я знаю, где Трейси. Майк, пожалуйста!

– Мне очень жаль…

В трубке послышались короткие гудки. Молли выругалась, и пастор Летт посмотрела на нее с сочувствием.

– Простите, – буркнула Молли, набрала номер Коула и скороговоркой рассказала, в чем дело. – Коул, мне нужна твоя помощь! Очень нужна.

– В туннели? Молли, ты хочешь прогуляться по туннелям, да еще в темноте? Ни за что. Ты слишком далеко заходишь. Это дело полиции, а не твое!

– Полиция слушать меня не желает.

– Как думаешь, почему?

– Плевать мне почему! Коул, я знаю, где Трейси, я все видела. С тобой или нет, я за ней пойду!

– Выбирай, либо туннели, либо я.

– Что? – Молли не верила, что Коул ставит ее перед таким выбором.

– Ты меня слышала. На сей раз ты не просто перегнула палку, ты ее почти сломала. Если полиция тебе не верит, нужно отступиться. В туннелях тебе делать нечего, а я не стану ждать, когда ты выберешься из них, никого там не найдя, с пустыми руками.

Никогда в жизни Молли не слышала в голосе Коула столько злости. Она помолчала, обдумывая его слова, но оставить в беде Трейси она не могла – не могла предать ее, как предала Аманду. Восемь лет прошло, а все еще не давали покоя испуганные глаза пятилетней Аманды, ее крики, взгляд мужчины, заталкивавшего девочку в черный минивэн, его злые слова: «Куклу ей не купил». Если бы она только вмешалась, если бы доверилась интуиции, если бы не игнорировала сны, которые снились следующие три дня, возможно, Аманда была бы жива, а похититель сидел бы в тюрьме. Лучше умереть, чем погубить еще одного ребенка.

– Поступай так, как считаешь нужным, я сделаю то же самое, – проговорила Молли и дрожащим пальцем нажала на красную кнопку.

Пастор Летт свернула с дороги, и машина начала взбираться по поросшему травой холму к скаутскому привалу. Пастор не оставляла попыток отговорить Молли: неизвестно, что за зло прячется в туннелях, но та уже все решила, лишь попросила на всякий случай покараулить у входа. Молли казалась очень уверенной, но в ее душе царило смятение. Она рискует своим браком, но иного выбора не существует: она должна спасти Трейси. Если она не найдет ее живой… Эта чудовищная мысль сметала все сомнения. Пастор Летт остановила машину, достала из багажника два больших фонаря и снова села за руль.

Молли молчала.

Они въехали на вершину холма – там начинались деревья, которые росли до самой поляны. Молли глубоко дышала, стараясь успокоиться.

– Простите меня, простите за все, – сказала она тихо.

Пастор Летт кивнула. Они вышли из машины и направились к поляне. Каждый шаг словно прибавлял Молли сил, разгорающаяся надежда манила вперед. Пастор Летт взяла ее за локоть.

– Вы точно хотите туда пойти? Это ведь риск не только для вас, но, возможно, и для Трейси. Давайте поедем в полицию, переубедим их…

– Я уже все обдумала и решила.

Молли перевела сотовый в беззвучный режим, запретив себе думать, что в туннелях наверняка нет сигнала. Подрагивающие руки она сунула поглубже в карманы. Мысли, как назло, закрутились вокруг Эрика. Молли нервно сглотнула: нет, назад она не повернет.

– Ну, каков план? – спросила пастор Летт.

Молли приблизилась к деревянному ящику, возле которого нашла фантик, и тотчас почувствовала леденцовую сладость.

– Если мы с Родни правы, вход здесь.

Пастор Летт недоверчиво посмотрела на нее.

– Ну, помогите открыть! – раздраженно попросила Молли.

Они вместе приподняли крышку и заглянули внутрь. В глубине лишь деревянное днище, никакого входа в туннель.

– Здесь валялся фантик, значит, здесь Трейси вошла в туннель, – проговорила Молли.

– Фантик? – удивилась пастор.

Молли сцепила зубы: не станет она ничего объяснять. В сердцах она с силой пнула ящик, да так, что крышка с грохотом упала.

– Черт!

– Ну, что там? – Пастор Летт сунула голову в ящик.

Молли оттеснила ее, чтобы посмотреть самой. От удара днище сдвинулось, в одном углу зиял черный провал. Молли и пастор переглянулись: Молли с нервной улыбкой, пастор – нахмурясь.

– Молли, вы точно готовы?

– Да, черт подери, готова! – Хватит бояться, хватит думать о Коуле и сыне, надо сосредоточиться на плане. – У вас ведь есть семечки. Дайте! – потребовала она внезапно.

Пастор Летт достала пакетик из кармана.

– Еще!

– Зачем вам? – со вздохом спросила пастор и вытащила второй пакетик.

– Тропинка из хлебных крошек, – ответила Молли и шагнула к ящику. – Не знаю, далеко ли мне идти за Трейси, не знаю, в туннелях ли сейчас они с той женщиной, но если через пару часов не вернусь, звоните в полицию.

– Молли…

Та подняла руку: тише, мол, тише.

– Я ухожу. Неизвестно, ловит ли там сотовый. Если ловит и что-нибудь случится, отправлю вам сообщение.

Молли глубоко вдохнула и полезла на ящик. Теперь лишь страх может помешать ей спасти Трейси, а она не позволит ему взять над собой верх. Молли спрыгнула с шаткого насеста в лаз и приземлилась с глухим ударом. Пастор Летт тут же бросила ей фонарь.

– Даю вам два часа. Если не вернетесь, вызываю полицию.

– Я совершенно не волнуюсь, – соврала Молли, посветила перед собой, потом вверх: футах в восьми над ней маячило встревоженное лицо пастора Летт. – Вперед по кроличьей норе, Алиса!

Сердце Молли бешено стучало. Вход быстро слился с окружающей чернотой. Узкий, чуть шире плеч, туннель пах сыростью. Света фонаря хватало футов на десять, дальше начиналась кромешная тьма. Только бы батарейки не сели! Молли нащупала в кармане сотовый: на месте. Так и подмывало глянуть, есть ли сигнал, но Молли боялась шуметь, ее и так беспокоило, что похититель увидит свет фонаря. Отчаянно хотелось развернуться и убежать. «Вперед! – велела себе Молли. – С тобой все в порядке. Действуй!» Она смотрела в черный зев туннеля и продвигалась: шаг, еще шаг, губы шевелились в беззвучной молитве. Молли просила Господа помочь ей отыскать девочку и вернуть родителям живой. Наверху пастор Летт несомненно молилась о том же. Молли зачерпнула в кармане горсть семечек и стала ронять по одной через каждый шаг.

Молли представила, как боялась Трейси в тот роковой день, как брела по темным туннелям, вне себя от ужаса. А о чем думала Аманда сразу после похищения? На этот раз она спасет девочку, обязательно спасет. Спасет… Молли отогнала опасную мысль о том, что никого не найдет, а лишь потеряет – Коула и семью.

«Чертов Коул! Он должен мне верить, должен!» Молли понимала, что злиться глупо, только как не злиться, если ее откровенность наткнулась лишь на неприятие и насмешки. Молли все дальше уходила по туннелю, все ее чувства были обострены. Мертвую подземную тишину нарушал лишь шорох ее шагов, да сердце еще барабанило вовсю.

Всплыла Картина: Трейси опускают в деревянный ящик. Молли поняла, что она в нужном месте. Только бы Картины не подвели… И что, если она потеряет сознание, а похититель или убийца ее найдет? Хватит! Молли решительно отогнала сомнения. Семечки бесшумно ложились на землю с каждым ее шагом. Впереди вдруг что-то блеснуло. Молли нагнулась и подняла обрывок фантика. Она вытащила из кармана зеленый затертый обрывок и приложила к только что найденному, белому. Получился целый фантик. Сил тут же прибавилось, и Молли ускорила шаг.

У развилки Молли остановилась: один туннель убегал вправо, другой – влево. Какой выбрать? Молли прислушалась, но в туннелях стояла мертвая тишина. Молли внимательно изучила землю и свернула направо: там следы казались свежее. Пару семечек она бросила у входа в туннель, потом еще пару, потом еще… Слева наметился темный провал. Молли вслушалась в тишину, затем опасливо заглянула в пещеру, готовая к борьбе или к бегству.

В пещере не было ничего примечательного, лишь валялась пара поленьев. Молли перевела дух и двинулась дальше. Теперь она шла гораздо медленнее, с замиранием сердца обследовала каждую пещеру, попадавшиеся все чаще, осматривала стены, земляные полы в надежде найти следы пребывания людей.

У следующей развилки Молли снова посветила на землю. Она надеялась, что выбирает правильную дорогу, ведь иначе заблудиться недолго. Слева следы казались отчетливее, туда она и свернула. Перед мысленным взором мелькнула Трейси: убегающая девочка манит ее за собой. Молли остановилась, обернулась, посветила назад и решительно зашагала обратно к развилке. Она собрала брошенные семечки, шагнула в правый туннель и уронила семечки там.

– Я иду, Трейси! – прошептала она. – Иду!

Силы вдруг оставили ее, заныла нога, на смену всплеску эмоций пришла усталость. Дышать было все труднее, хотя к спертому воздуху Молли уже привыкла. Возле очередной развилки она тяжело вздохнула и впервые спросила себя, какого черта здесь делает. Кем она себя возомнила? Не исключено, что Коул прав. Молли двинулась вправо – там туннель был шире, но ниже. Мрачные мысли прервал негромкий шум. Неужто голос? Молли замерла, выключила фонарь и прислушалась. О Коуле она тут же забыла.

Сердце колотилось так, что заглушало все остальные звуки. Молли старательно напрягла слух. Стало еще страшнее: теперь звук донесся из мрака за ее спиной.


* * * | Аманда исчезает | * * *