home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Молли убежала намного дальше, чем собиралась, – завершила трехмилевый круг на Барнсвил-роуд и направилась к окружному магазину, помахав водителям, которые ехали по встречке, чтобы освободить ей место. Обочины на проселочных дорогах нет, поэтому бегать опасно, и Молли ценила деликатность водителей. Она ускорилась и понеслась вниз по склону мимо окружного магазина. У витрины стояла Иди, лицо почему-то испуганное. На скамье – Бойдская бригада.

– Привет, ребята! – крикнула Молли.

Харли отвернулся, Мак вперил глаза в землю, а Джо уже начал поднимать руку, но, получив под ребра от Мака, уставился на свои ноги. Их поведение все больше раздражало Молли: неужели старики не так просты, как кажутся? Завершилась пробежка в конце дороги, где пожарные и патрульные машины загородили подъездную аллею Перкинсонов. Травянистые участки оцепили желтой лентой с надписью «Полиция. Не пересекать». Молли подошла к полицейскому, одетому в оранжевый жилет дорожно-патрульной службы. Темные волосы, седые виски, осунувшееся лицо – он казался ровесником Молли.

Она поздоровалась и стала ждать, когда на нее обратят внимание.

Полицейский поднял голову – в голубых глазах читалось раздражение.

– Здравствуйте, мэм.

– Извините, но не могли бы вы объяснить, что здесь происходит?

– На озере работают водолазы, мэм.

В небе кружил вертолет.

– Зачем? – спросила Молли, на миг вспомнив Ханну, стоящую на коленях в лесу.

– Мы ищем пропавшую, мэм, – объяснил полицейский строгим голосом.

– Ту девочку? Трейси Портер?

– Не могу сказать, мэм, мы проверяем озеро.

– Думаете, Трейси там?

– Мэм, мы просто выполняем свою работу.

– А вертолет? Его тоже для поисков привлекли?

– Да, мэм, на нем есть тепловизоры для обнаружения тела в воде.

Молли поняла, как надоели ему подобные вопросы.

– Спасибо! – поблагодарила она, побежала к своей машине, но на полпути обернулась: – Сэр!

Полицейский неохотно взглянул на нее.

– Сколько времени займут поиски?

– Трудно сказать, мэм. День, а то и два, от результатов зависит.

– Еще раз спасибо!

Молли села в пикап и уронила голову на руки. Из глаз брызнули слезы, точно прорвалась плотина, которая доселе их сдерживала. Отчаянные всхлипы сотрясали тело. «Неужели это снова случилось? – с горечью подумала Молли и кулаком заколотила по приборной панели. – Трейси жива! – заявила она зеркалу заднего обзора. – Иначе я знала бы, я бы непременно почувствовала».

Молли просидела в пикапе несколько часов, наблюдая, как водолазы поднимаются из воды с пустыми руками, как вертолет опускается и снова набирает высоту. У озера собрались зеваки. Наконец около пяти вечера водолазы выбрались из воды, вертолет улетел на юг, а Молли вылезла из пикапа и снова подошла к седоватому полицейскому в оранжевом жилете.

– Ну, как успехи?

– Мэм, вы еще здесь?

– Да. Нашли девочку?

– Нет, мэм, не нашли.

От радости у Молли чуть сердце не остановилось, да и в глазах полицейского мелькнула улыбка.

– Точно? – с опаской спросила она.

– Точно, – кивнул полицейский и положил ей руку на плечо. Ладонь тяжелая, но получилось очень ободряюще. – В озере девочки нет. Это мы знаем наверняка.

Не сказав ни слова, Молли пошла к пикапу. Она не понимала, что плачет, пока не села за руль и не взглянула в зеркало.


Дом встретил ее темными окнами, на подъездной аллее стояла машина Коула. Молли открыла дверь и громко окликнула мужа. Отозвались лишь собаки. Играла негромкая музыка, на звук которой Молли прошла в озаренную свечами гостиную, сняла рюкзак и двинулась на второй этаж.

– Коул! – позвала она.

У спальни шумел душ, Молли юркнула в комнату, взяла черный свитер, джинсы, чистое белье и скрылась в ванной Эрика. Через несколько минут Коул встретил ее внизу и протянул бокал белого «зинфанделя».

– Вот, подумал, тебе не помешает чуток расслабиться. – Коул поцеловал ее в щеку.

– И даже не чуток. – Молли взяла бокал, спустилась на ступеньку, оказавшись вплотную к мужу – так близко, что чувствовала мятный аромат зубной пасты. – Привет! – шепнула она.

– Привет. – Коул нежно поцеловал Молли и прижался к ней лбом.


– Спасибо, что все это приготовил! – сказала Молли по пути в столовую.

– Готовил не я. – Коул исчез на кухне и вскоре вернулся с сашими, роллами «Калифорния» и суши, красиво разложенными на одном подносе, и мисочками с супом мисо – на другом. – Это «Цукидзи» старались.

Несколько минут они молча потягивали вино. Больше Молли не вытерпела: ей хотелось обсудить увиденное. Оказалось, Коул тоже видел пожарные машины и очень сочувствовал родителям Трейси.

– Наверное, если бы девочка умерла, я бы это знала, – начала Молли и тут же заметила, как тяжелеет взгляд Коула. – Понимаю, о чем ты думаешь. Это не Филадельфия, а Трейси – не Аманда. И все же. Пусть Аманду я не спасла, но вдруг Трейси получится?

– Не представляю, как можно настолько погрузиться в чужие проблемы! Я в своих едва разбираюсь, а ты рыщешь по городу, играешь в детектива.

– Это не игра! – возразила Молли. – Просто… чувствую себя обязанной найти Трейси. Ты считаешь это странным, даже ненормальным, но что-то не позволяет мне бросить поиски. Что-то дергает меня, о чем бы я ни думала. Это дело… словно умоляет разобраться, что к чему.

– Мы это уже проходили, Молли. Это только начало, еще немного – начнешь бродить по дому в полной прострации и терзать себя мыслями, где и когда ошиблась.

– Спасибо за доверие, – буркнула Молли.

Они неприязненно смотрели друг на друга. Коул не мог примириться со стремлением жены разыскать Трейси, а Молли не могла простить ему равнодушия к чужой беде.

Зазвонил телефон, и она вскочила, радуясь поводу отвлечься.

– Молли? – Женщина говорила с акцентом, голос вроде бы незнакомый.

– Кто это? – настороженно спросила Молли.

– Иди. Из магазина.

– Иди? – Понадобилось мгновение, чтобы сообразить, кто это.

– Хочу с тобой говорить. Ты можешь со мной встречаться? – Иди говорила быстро, чувствовалось, что она напугана.

– Конечно, Иди. Завтра загляну к вам в магазин, – удивленно пообещала Молли.

– Нет, не магазин. Ты встречать меня в «Синий лиса». Через один час.

Ресторан «Синяя лиса» располагался в невзрачном кирпичном строении с коричневыми ставнями, коричневой крышей и небольшой деревянной террасой, где стояли кованые столики и стулья. Молли вошла в ресторан, в ушах все еще звучали слова Коула, брошенные ей в спину: «Аманду ты не убивала, зато, возможно, убиваешь нас». Глаза привыкли к полумраку, и Молли огляделась. Зал освещали лишь свечи на столиках. Чуть сбоку от входа за стойкой скучал тощий пожилой бармен в заношенном жилете. В ответ на улыбку Молли он скривился, сдернул с плеча белое полотенце и стал вытирать стаканы.

Молли оглянулась на звук тяжелых шагов. Из-за распашной двери с надписью «Кухня» вышла низенькая коренастая горбунья. Поверх красно-белого платья на ней был поварской фартук. Наряд дополняли белые гольфы и черные туфли. Молли словно угодила в прошлое. Горбунья хмуро смотрела на Молли. Ее макушка едва доставала гостье до подбородка. Молли растянула губы в улыбке, но ответной не дождалась.

– Сюда! – грубо скомандовала горбунья.

«Как же они держатся на плаву? – подивилась Молли. – Обстановка мрачная, сервис отвратительный».

– Что, простите? – спросила она. – Извините, у меня тут встреча.

Горбунья издала странный горловой звук, доковыляла до ближнего столика и взяла меню.

– Сюда! – еще раз велела она.

Молли вдруг стало весело, она едва не расхохоталась. Ее сопровождали к определенному столику, хотя других посетителей в ресторане не было. За окном ярко вспыхнули фары, секундой позже дверь открылась и вошла Иди. Черная шапочка, темные очки, коричневая мешковатая кофта – Иди явно замаскировалась.

– Иди, по-моему, очки – это уже чересчур, – заметила Молли.

Иди подошла к столику, недоверчиво посмотрела по сторонам, очки сняла, но шапочку оставила.

– Не хочу риск, не хочу, чтобы люди меня узнать.

– Ведь здесь никого нет, – сказала Молли. – Ресторан, похоже, из позапрошлого века.

Иди глянула на бармена – тот угрюмо протирал стаканы, но расщедрился на кивок.

– Напитки, – монотонно проговорила вернувшаяся к столу горбунья.

Молли попросила лимонад, Иди – холодный чай.

Горбунья вскоре вернулась с заказами.

Иди поводила пальцем по ободку стакана, старательно пряча глаза.

– Ну, в чем дело? – не выдержала Молли.

Кореянка не ответила. Лишь нехотя подняла голову и посмотрела на Молли.

– Я не должна тебе говорить, – сказала наконец она, отпила чай и снова уставилась на стакан.

– Что не должна говорить? – нетерпеливо спросила Молли. Игра в кошки-мышки порядком ей надоела.

– Это я писать записки, – бесцветным голосом сообщила Иди. – Я заплатить девчонка, чтобы она позвонить тебе.

– Зачем?! – потрясенно воскликнула Молли.

Кореянка упорно смотрела на стакан, игнорируя обвиняющий взгляд Молли.

– Иди, я ничего не понимаю! – разозлилась Молли. – Если ты знаешь что-то, что поможет спасти Трейси, выкладывай! Речь идет о жизни семилетней девочки.

Иди наконец посмотрела на нее – со страхом, но и с надеждой. Чуть подрагивающими пальцами схватила ладонь Молли.

– Ты ничего не понимать. Речь о многая жизнь, не одна Трейси.

Иди выпустила руку Молли и пробормотала что-то по-корейски.

– Иди, зачем мы здесь? – раздраженно спросила Молли. – От кого прячемся?

– Джин не узнай, что мы с тобой встречаться. Никогда не узнай!

– Ладно, ладно! – Молли подняла руки словно в знак капитуляции.

– Много год назад случиться плохое. Очень-очень плохое.

– Убили Родни?

– Родни, Кейт – очень-очень плохо. Родни не убивать та девочка… – Иди помолчала. – Он ее не обижай и никуда не запрятай. Никуда.

– Ясно, – кивнула Молли.

– Родни был хороший мальчик. Никого не обижай. Он… просто другой. – Иди со значением глянула на Молли. – Ты понимай меня. Ты понимай, какой он другой.

– Да, он отставал в развитии.

– Нет, нет, нет! – Иди ударила кулаком по столу. – Не потому что отставай! – Темные глаза кореянки буквально воткнулись в Молли. Та даже вздрогнула, столько ярости было во взгляде Иди. – Он другой. Как ты, – убежденно сказала она.

– Стоп, Иди, о чем ты? – Сердце у Молли забилось чаще. Она оглянулась на бармена, затем снова уставилась на кореянку.

– Он другой. Молли, ты понимай, другой! – не унималась Иди.

– Мы все разные, – пробормотала Молли.

– Я знай! – Кореянка постучала указательным пальцем по виску. – Я знай про тебя! Ты как Родни. Ты видать, что не видать другие.

Молли вскочила. Горбунья двинулась было к ним, встревоженная переполохом, но Молли жестом ее остановила и снова села за столик.

– Ладно, ты знаешь про мой дар. Откуда?

Кореянка еще раз выразительно постучала пальцем по виску. Молли вдруг показалось, что ее жизнь – один сплошной комикс, нелепый и глупый.

– Вы с Родни… чем-то похожи, – сказала Иди.

– Отлично. Только Родни погиб. – Молли резко откинулась на спинку стула. – Что толку в нашем сходстве? Что это дает?

– Родни знай про Кейт Пламмер. Он знай, где она.

– Да, я в курсе. Для меня это не новость.

– Родни знай не все, только части. Но вместе вы могли бы найти та девочка.

– О чем ты? Почему говоришь о нас с Родни? Он ведь умер.

– Родни один может помочь, – едва слышно сказала кореянка и подалась вперед. – Что я сейчас говори, ты от меня никогда не услышать.

– Хорошо, – кивнула Молли, не в силах поверить, что нашла кого-то безумнее себя.

– Ты не говори никому. И Джин не говори. – Голос Иди дрогнул.

– Обещаю!

Иди оглянулась, словно ждала, что откуда-то вынырнет соглядатай.

– Родни не забирай Кейт. Он просто видать ее здесь. – Иди указала на свой лоб. – Люди думать, он забирай ее, потому что полиция привози его в участок.

Молли снова кивнула:

– Поэтому они его убили.

– Да, сильно побить, изувечить. Старший сестра увози его дом. Сразу, в тот же самый ночь. В машину сажай и увози, пока Родни не страдай еще сильнее.

– Пока он не пострадал еще сильнее? – удивилась Молли.

– Сестра увози Родни в Делавэр, но родители говори ей «нет». Они говори, слишком много проблем. Они говори…

– Подожди! – перебила ее Молли. – Родни же погиб. Что значит «слишком много проблем»?

– Нет, Родни не погибай. Он почти погибай, но еще дышать.

– Это как? – недоверчиво спросила Молли.

– Родни не умирай, – твердо произнесла Иди.

– Он выжил? Родни жив? – Молли не верила собственным ушам.

Иди кивнула.

– Он может привести нас к телу Кейт! – заволновалась Молли.

– Нет! – Иди снова ударила кулаком по столу. – Родни не мешай сюда!

Молли схватила кореянку за руку:

– Иди, ты должна мне помочь. Раз Родни знает то, что скрыто от других, возможно, ты права, возможно, мы с ним действительно разыщем Трейси и выясним, что случилось с Кейт.

Лицо Иди словно съежилось.

– Я не знай, где он.

– Черт, чего ты боишься? – громко спросила Молли. – Где Родни? Ты наверняка в курсе.

Кореянка прошипела:

– Если полиция найти Родни, его снова арестовай. Или еще хуже, люди снова его побивать.

– Я не скажу полиции, клянусь!

Иди снова беспокойно оглядела пустой ресторан. Молли убеждала кореянку ее же собственными словами, мол, они с Родни могли бы найти Трейси Портер. В итоге Иди сдалась.

– Очень опасно, раз ты участвуй, очень опасно. Пастор Летт знай, где Родни. Я его не видать, только знать: он живой.

«Дом Перкинсонов!» – подумала Молли, вспомнив заколоченные окна и ощущение прикосновения грубых мужских рук, когда она тронула дверь подвала. А еще Молли подумала, что не сдержит обещание, данное Иди, и позвонит сержанту Мелеру.


– Почему, почему, почему? – всхлипывала пастор Летт, колотя кулаком по спинке дивана. – Почему?! Почему я должна пройти через это еще раз?

Она металась по комнате, вне себя от тревоги за брата. Пастор Летт знала, что делать. Она не напрасно следила за Молли, видела ее в лесу. Она надела пальто и перчатки, сунула в карман сотовый.

Голос Ханны звучал слабо и устало, будто она только что заснула и тут ее разбудили.

– Ханна, это Карла. Извини за поздний звонок.

– В чем дело?

– Нужно поговорить. Нам нужно встретиться, прямо сейчас. У тебя.

– Конечно-конечно. Кто ему позвонит, я или ты?

– Я позвоню, а ты приготовься. Действовать нужно без промедлений.

Пастор Летт поблагодарила Всевышнего, что Ханна не задает лишних вопросов. И набрала другой номер.

– Ньютон, это Карла. У нас серьезные проблемы.

– Карла? Так… Где встречаемся?

– У Ханны. Жду тебя там. – Пастор Летт отсоединилась прежде, чем Ньютон успел ответить.


Пастор Летт ехала по опустевшим улицам Бойдса, и ей чудилось, будто из темных окон домов за ней следят. Вот дом Таннеров. Пастор представила, как Молли в очередной раз строит планы поисков. Пастор Летт вовсе не упрекала ее в желании найти Трейси. Она вообще редко злилась на людей, но Молли не просто раздражала, а именно злила ее. Сначала ночью шныряет у чужого дома, затем проникает в бывшее пасторское жилище! Пастор Летт спрашивала себя, удастся ли ей преодолеть неприязнь и простить Молли.

Когда пастор свернула к ферме, машина Ньютона уже стояла у дома. Пастор взбежала по ступенькам заднего крыльца и трижды постучала. Залаяли собаки, мгновение спустя дверь открылась. Ханна молча впустила ее, провела в гостиную, где сидел Ньютон в армейской куртке, застегнутой до самого подбородка.

– Спасибо, что нашли время, – поблагодарила пастор Летт. – У нас проблема, точнее, проблема вполне может возникнуть. Хочу подстраховаться, и времени терять нельзя.

Ханна с Ньютоном встревоженно переглянулись.

– В чем дело, Карла? Что стряслось?

– Молли Таннер все рыщет по городу, расспрашивает всех о Родни. – Пастор Летт прошлась по гостиной, остановилась у буфета, налила себе чай из серебряного чайника, заранее приготовленного Ханной, и сделала несколько глотков. Горячий чай немного успокоил.

– Молли? – удивилась Ханна. – Зачем Молли интересоваться Родни? Не понимаю!

– У нее нет причин тебе не доверять, – добавил Ньютон.

– Вряд ли она затеет что-то серьезное, но надо подстраховаться.

– Карла, что именно тебя тревожит? – спросила Ханна.

– Наверное… наверное, я боюсь, что полиция обы щет дом Перкинсонов!

Пастор Летт ощутила облегчение. Наконец-то она произнесла это вслух, выплеснула свой вечный страх. Сколько лет молчала, сколько лет пряталась за взглядами друзей, за их тщательно продуманными историями.

– Дом Перкинсонов? – эхом повторила Ханна.

– Как-то ночью она видела меня на лодке.

– Ох, Карла! – вздохнул Ньютон. – Это и вправду плохо! Что будем делать? Столько лет все шло нормально… Перкинсоны тебе доверяли! – Он весь сжался, точно эти слова причинили ему боль.

– Знаю, Ньютон! – резко сказала Карла. – Нужно сходить туда, удостовериться, что подвал надежно закрыт. Если ордер на обыск все-таки выпишут, полиция не должна обнаружить никаких… дыр.

– Да-да, верно. Сейчас и пойдем. – Ньютон вскочил.

– Что взять с собой? – спросила Ханна.

– Нет, ты останешься здесь. Время позднее, на улице холодно. В такую погоду тебе из дома лучше не выходить. Мы с Карлой прекрасно управимся вдвоем.

– Ерунда, я иду с вами. Так что мне взять? – Голос у Ханны был решительный, и Ньютон не стал спорить.

– Напрасно я вас в это втянула, – вздохнула пастор. – Напрасно, ой как напрасно!

– Ерунда! – повторила Ханна. – Мы должны друг за другом присматривать.

– Она права, Карла. Одна ты бы не справилась. – Он наклонился, подхватил большую коробку, которую принес с собой. – Ну, пошли?

Пастор Летт попросила Ханну взять побольше продуктов.

– Вода и еда. Сама реши, что понадобится мальчишке на неделю, если за домом будет следить полиция и мы не сможем к нему пробиться.

Карла представила, как мальчишка прислушивается к шуму и грохоту, как сидит, сжавшись, в страхе издать хоть звук.

– Ханна, у тебя есть плеер с наушниками? Надо ему чем-то отвлечься, если все-таки полиция нагрянет.

– Есть. – И Ханна быстро вышла из гостиной.

Продукты и воду погрузили в машину Ханны и поехали к дому Перкинсонов. Остановиться договорились в автопарке братьев Хантингтон: он ведь в той же стороне, что железная дорога. Машину они припарковали у мастерской, взяли сумки с едой и углубились в лес, начинавшийся сразу за автомастерской. По лесу пробирались без фонарей. Ханна была за проводника: «Осторожнее, ветка! Сейчас направо. Ньютон, смотри под ноги!».

Наконец они одолели холм и увидели дом Перкинсонов. У пастора Летт заныло сердце. Сколько лжи скрывают эти старые величественные стены!

Она с благодарностью взглянула на Ньютона. Как долго она колебалась, прежде чем решилась доверить ему свой секрет. Как боялась, что Карр не захочет ничего знать, и разве его упрекнешь? После месяца тягостных размышлений она решила рискнуть, тем более приближалась вторая поездка в Делавэр. Однажды вечером она пригласила Ньютона в церковь и выложила все начистоту – и о тайных встречах, и об их причинах, и, наконец, о мальчишке. Ньютон даже обрадовался. Как оказалось, он переживал за мальчика.

В отличие от Карлы, Ньютон был мастер на все руки, мог починить что угодно, разобраться и с электричеством, и с водопроводом, и со всеми вещами, о которых пастор и понятия не имела. Он даже соорудил в подвале дверь-стеллаж. Карлу восхищало упорство, с которым Ньютон штудировал всевозможные «Советы любителям мастерить». Целый месяц они каждую ночь рыли канавы для труб, проводили электричество, тайком подключившись к разводке автомастерской братьев Хантингтон. Впрочем, Карла не удивилась бы, сочини Ньютон невинную и абсолютно правдоподобную историю.

Год спустя они посвятили в секрет Ханну. Никому на свете Карла не доверяла больше, чем Ханне и Ньютону. Не было у нее никого ближе и роднее, и все эти годы она чувствовала себя ответственной за то, что взвалила на них свои проблемы. Впрочем, пастор понимала, что выбора у нее попросту не было.

По высокой траве они подошли к двери в подвал. Холодный ветер остудил вспотевшее лицо пастора Летт, взбодрил. Она сняла с шеи ключ и открыла внушительный металлический замок на тяжелой цепи. Ханна с Ньютоном наблюдали за каждым ее движением. Пастор Летт поежилась, вспомнив вдруг призрачную девочку, открыла одну створку, вторую. В подземной каморке было темно. Пастор Летт спустилась по кривым ступенькам, услышала, как за дверью-стеллажом возится мальчишка.

На то, чтобы привести каморку в порядок, ушло много времени и сил, поэтому закрывали лаз фанерой и ставили на место стеллаж куда медленнее, чем снимали и отодвигали. Ньютон выбрался из подвала последним и, прежде чем пастор Летт заперла дверь, забросал ступеньки и пол подвала старыми чурками и щепками.

– Теперь подумают, что Перкинсоны хранили здесь дрова.

Ньютон швырнул в подвал ворох старой листвы, после чего попросил Ханну передать ему коробку, которую оставил у входа в подвал. Ханна принесла коробку. Внутри что-то зашуршало.

– Карла, когда ты позвонила, я сразу подумал, что будем заниматься подвалом, поэтому тоже подстраховался.

Ньютон достал из коробки живую крысу и швырнул ее на лестницу. Потом вытащил двух дохлых крыс, одну бросил на пол, другую на ступеньки. Вонь была такая, что Ханна попятилась.

– Господи, Ньютон, где ты их взял?

– Ну и вонь! – пастор Летт тоже отступила.

– В этом весь смысл.

Они навесили тяжелый замок на место и пустились в обратный путь. До машины добрались только в третьем часу утра.

– Карла, ты неважно выглядишь, – заметила Ханна.

– Вымоталась. Просто это все… чересчур. Все идет наперекосяк.

– У каждого есть свои причины для сожалений, – ответила Ханна. – Одни поступки мы совершаем, потому что приходится, другие – потому что считаем правильными. А порой… поступок, который ты считал правильным, со временем начинает казаться иным. – Ханна порывисто обняла пастора Летт. – Только исправить ошибку уже нельзя. И мы смиряемся и бредем дальше.

Они сели в машину. Каждый думал о своем, каждый делал вид, что ничего необычного в уходящей ночи нет.


Глава 22 | Аманда исчезает | Глава 24