home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Станция

Я шла по поезду, выглядывая охранника, а мой мозг тем временем лихорадочно работал. Я должна попасть туда прежде, чем Роб поговорит с пиарщиками об амулете. Если еще кто-нибудь сможет увидеть дерджей, все будет кончено – я никогда не получу амулет обратно. Он станет слишком дорогим, никто не захочет расстаться с ним. Но другой большей проблемой была опасность. Если Роб установит с дерджами хорошую связь, то возьмет и призовет кого-нибудь не того, когда станет демонстрировать амулет. Это может стоить ему жизни. Я вздрогнула, вспомнив, как Кэтрин напала на Грейс – я никому не пожелала бы такой участи. Но для того чтобы остановить Роба, надо сначала выяснить, где он, и оказаться там как можно скорее. Я достала из кармана огромный телефон и начала думать над тем, как буду убеждать его. Я не сомневалась, что он не обратит ни малейшего внимания на мои слова, но его надо предупредить об опасности; я должна сделать это. Разблокировав клавиатуру, я застонала от досады: в памяти телефона был только номер Джоша. Ну и как мне дозвониться до Роба? Придется догонять его.

Наконец я отыскала охранника, сидящего в небольшом кюбикле посередине поезда. Сняв очки, я постаралась принять самый что ни на есть несчастный вид и робко постучала в окошко.

Он открыл раздвижную дверь.

– Да? – спросил он равнодушно.

– Я страшно извиняюсь, – сказала я, и в моем голосе вдруг послышалось куда больше слез, чем я того хотела. – Думаю, я села не на тот поезд. Мне нужно в Лондон. – Я показала ему билет. Его привела в легкий ужас необходимость объясняться с потенциально истеричным подростком.

– Ладно, милая, успокойся. Думаю, мы можем это исправить. Так… – Он поджал губы и снял с полки изрядно потрепанное расписание. – Давай посмотрим, где ты можешь сделать пересадку.

Он быстро выяснил, что наилучшим вариантом для меня будет доехать до Ридинга и там пересесть на следующий без остановок экспресс до Паддингтона. А потом уж на подземке я смогу доехать куда захочу. Он продал мне дополнительный билет и с видимым чувством облегчения закрыл дверь.

Следующей задачей было – определиться, куда идти. В моем телефоне не было браузера, а поиски интернет-кафе в Лондоне займут слишком много времени. Мне нужна была чья-то помощь. К счастью, один номер я все-таки помнила.

– Грейс, привет, послушай, я прошу тебя об одолжении, и мне надо, чтобы ты сделала все быстро.

– Алекс, успокойся. В чем дело? Ты о’кей?

– Не совсем. Кэтрин обманула меня. Она не разбивала амулет, но его у нее все равно нет.

– Что! Где же он тогда? Что она с ним сотворила?

– У меня нет времени объяснять, прости. Я в поезде, и мне нужен один лондонский адрес. Можешь посмотреть?

– Конечно, подожди секундочку, пока я не подсоединюсь. – Повисло молчание, и я слышала, как ее длинные ногти стучат по клавиатуре. – Все в порядке, – наконец сказала она. – Гугл готов к действию и ждет. Что тебе нужно узнать?

– Офис пиарщика Стива Скейлса. Того, который работает со звездами из реалити-шоу.

– Правда? Ну как скажешь.

– Мне нужен адрес и ближайший способ добраться туда от Паддингтона.

– Паддингтон, – спокойно сказала она. – Знаешь, тебе придется многое объяснить.

– Я знаю и прошу прощения, но сейчас у меня совершенно нет времени на это. Ну так что там с адресом?

– Минутку… – пробормотала Грейс и опять стала стучать по клавиатуре, а мы тем временем наконец-то въезжали на вокзал Рединга. Я поспешила сойти с поезда, чтобы найти нужную мне платформу. Впереди я увидела Кэтрин, как ни в чем не бывало вышагивающую с почти пустой сумкой в руке. Я старалась держаться от нее подальше, радуясь, что мне никогда больше не доведется говорить с ней.

Взбежав по ступенькам, я посмотрела на информационные табло. Мой поезд прибудет всего через несколько минут, так что я не могла медлить. Я поспешила на правую платформу и встала там, где должен был остановиться головной вагон. Через пути мне была видна Кэтрин, стоящая на платформе, с которой поезда шли на запад, и старательно игнорирующая меня.

Я слышала по телефону, как Грейс по-прежнему что-то бормотала себе под нос:

– Видишь ли, они не хотят, чтобы нам жизнь раем показалась, когда мы будем искать их. А номера телефона тебе не достаточно?

– Нет, Роб привезет туда амулет – показать, что он собой представляет. Я должна остановить его.

– Что? Роб? Он-то здесь при чем? – Голос Грейс взлетел на три октавы. – Маленький…

– Грейс, – перебила ее я. – Пожалуйста, успокойся. Просто найди адрес.

– О’кей, о’кей. Я как раз пытаюсь сделать это на сайте. – И тут как раз прозвучало оглушающее объявление о том, что приближается мой поезд. – Я не собираюсь спрашивать еще и об этом, – безропотно сказала она. – По крайней мере, не сейчас. Надеюсь, ты ценишь меня?

– Ты, как всегда, самая преданная и лучшая подруга, о которой только может мечтать девушка, и я тебе благодарна за это.

– Алекс! – Голос, пронесшийся над путями, удивил меня. Я посмотрела на другую платформу. Кэтрин махала мне.

– Я забыла спросить, – кричала она. – Про то воспоминание, которое украла Оливия! Вам удалось что-нибудь извлечь из него?

– Пытаешься шутить? – крикнула я в ответ. – Оливия чуть с ума не сошла, имея дело с твоим извращенным разумом.

– Правда? Дело в том, что, похоже, я записала все это – так, на всякий случай. – Она залезла в карман и достала сложенный лист бумаги. – Я все записала. Я точно знаю, как можно спасти моего дорогого брата и его друзей, но ты никогда не получишь этой информации!

– Что? – крикнула я. – О чем ты? – Наши последние слова заглушило грохотание экспресса, и Кэтрин исчезла за неясными очертаниями металла и окон. Как только поезд, пронзительно визжа, остановился, я распахнула ближайшую дверь и побежала по вагону, чтобы посмотреть на противоположную платформу. Разглядеть что-либо было невозможно, поэтому я рванула вниз неподатливое окно и просунула в него голову. Кэтрин беззаботно удалялась прочь от меня. Я не могла пробежать по вагонам, чтобы приблизиться к ней – в поезд садилось слишком много народа. – Кэтрин! – завопила я на пределе голосовых связок, так что буквально каждый человек на платформе, остановившись, стал таращиться на меня. – Если ты знаешь это, то должна сказать мне! Не будь такой жестокой!

Она, повернувшись, остановилась, и на ее лицо вернулась самодовольная улыбка. Она медленно помахала мне:

– Прощай, Алекс.

– Чт… – Мой вопль заглушил разрывающий барабанные перепонки гудок. Я успела сунуть голову обратно в окно, прежде чем поезд на Уэст-Каунтри прогрохотал снаружи. Потрясенная, я потеряла Кэтрин из виду, поскольку он остановился между нами. Я отскочила от двери, чтобы понять, могу ли я все-таки догнать ее, но тут все на платформе пришло в медленное движение. Когда поезд стал набирать скорость, я оперлась о стену, опять потерпевшая поражение. Какой бы информацией она меня ни дразнила, узнать, правда это или нет, возможности не было.

– Черт побери! – пробормотала я про себя.

Затем вдруг услышала далекий голос:

– Алекс? Ты здесь? Что у вас происходит?

Я дико огляделась, понадеявшись на долю секунды, что это каким-то образом вернулся Кэллум, но потом поняла, что до сих пор сжимаю в руке телефонную трубку. Я поднесла ее к уху:

– Прости, Грейс, это была Кэтрин, но сейчас она уехала.

У нее был очень взволнованный голос:

– Алекс Уолкер, это совсем не смешно. Ты должна рассказать мне все.

– Я знаю, и мне очень жаль, что все получается так нелепо, действительно жаль. Я расскажу тебе о том, что произошло, как только вернусь, обещаю.

– У тебя все нормально? Ты не в опасности?

– У меня все хорошо, честно. Просто мне нужно достать тот адрес прежде, чем это сделает Роб.

– Подожди-ка, я перестала искать его, когда начался весь этот шум. Так… вот он! Не думаю, что у тебя есть ручка? – ехидно спросила она.

– Мммм, нет, ты права. Вообще при мне нет ничего полезного.

– Тогда я пошлю тебе сообщение, о’кей? На этот номер?

– Превосходно, да, на этот номер. Мой старый телефон совершенно вышел из строя. Спасибо тебе огромное, Грейс. Я позвоню тебе позже и расскажу все в мельчайших подробностях.

– Да уж придется. А пока береги себя, хорошо?

– Ага, пытаюсь. Еще раз спасибо. Пока. – Я отключила телефон, и через несколько минут раздалось биканье, извещающее о входящем сообщении. Я быстро проглядела его. Она написала мне полный адрес и ближайшую станцию подземки. Одна проблема решена, но на горизонте маячила куда более внушительная.


Я была настолько взвинчена, что не могла бы усидеть в тесном кресле, вот и стояла у дверей и смотрела с непривычного ракурса, как приближаются очертания Лондона. Я гадала, где Роб, как далеко он забрался в своей поездке к пиарщику. Мне было плохо при мысли, что, может, в этот конкретный момент он передает мой бесценный амулет какому-то незнакомцу, который будет использовать его только для того, чтобы делать деньги. Я не могла поверить, что кто-то, кого я знаю и кому я когда-то доверяла, способен оказаться столь корыстным. У меня по-прежнему не было никаких идей о том, как я уговорю его вернуть амулет, и я лишь надеялась, что все обернется по-хорошему.

Я не позволяла себе думать о последних словах Кэтрин. Решать проблемы по мере поступления – только так я могла действовать. Я верну амулет и лишь потом начну беспокоиться по ее поводу и по поводу ее странных комментариев.

Поезд подъехал к Паддингтону удивительно быстро, и я уже стояла на платформе и дико озиралась в поисках входа в подземку. Здесь было несметное число людей, слонявшихся без какой-либо цели, и мне приходилось сдерживать порыв расталкивать их локтями, стараясь поскорее добежать до эскалатора. В билетной кассе было столь же многолюдно: полчища туристов сверялись с картами и изучали автоматы по продаже билетов.

Я порылась в сумке и достала свой проездной, гадая, в каком направлении нужно двигаться. Мне нужна была линия Бейкерлоу, чтобы доехать до Пикадилли-серкус. Наконец поверх голов я усмотрела нужный указатель и побежала к эскалатору. К счастью, все остальные тоже торопились, так что я смогла добраться до платформы.

В подземке было тепло и душно, и стало большим облегчением, когда поезд наконец прогрохотал по направлению к нам, донося до платформы долгожданную струю воздуха из тоннеля. Вагон был битком набит, но я все равно слишком нервничала, чтобы сидеть, и повисла на поручне у двери, считая, сколько остановок мне предстоит проехать. Оказалось, что пять. Пять, а потом уже моя. Пять нескончаемых периодов времени, за которые одни люди выйдут из поезда, а другие втиснутся в него. Я крепко держалась за поручень, боясь, что меня оттеснят от двери. Последняя остановка на Оксфорд-стрит, казалось, длилась целую вечность, поскольку все новые пассажиры были обвешаны огромными пакетами с покупками.

Я в сотый раз посмотрела на часы, жалея, что мне не известно, на какое время у Роба назначена встреча. Потом сжала руки и почувствовала, что они у меня мокрые от пота. Я снова вытерла их о штаны и сделала два глубоких вздоха. Наконец поезд замедлил ход. Когда мы оказались на Пикадилли-серкус, я опять увидела полную платформу людей. Дверь, казалось, открывалась целую вечность, но наконец-то я оказалась на свободе и побежала сломя голову, огибая людей с чемоданчиками и сумками на колесиках и покупками, бросая через плечо извинения, когда все-таки натыкалась на кого-нибудь. Переходы внизу показались мне сначала лабиринтами, но в конце концов я оказалась на последнем эскалаторе и пробежала через последний билетный турникет.

Не думая, взбежала по ступенькам к ближайшему выходу на улицу и заморгала на ярком солнечном свете, затем резко остановилась, поняв, что не знаю, куда мне надо направиться. Оглядываясь по сторонам, я видела огромные сверкающие билборды, статую Эроса, окруженную фотографирующими ее людьми, а пройдя дальше, обнаружила, что от площади отходят шесть дорог, и я не имела ни малейшего понятия, какую нужно выбрать.

Я уже собиралась бежать обратно на станцию, где должна была быть карта, но тут вдруг заметила человека, выходящего из метро из другого выхода. В его самонадеянной походке было что-то знакомое, и я невольно задержала на нем взгляд. Солнце высветило золотую копну его волос – Роб. Я не могла поверить своему счастью – он явно еще не успел отдать амулет. Все, что я должна была сделать, так это проследить за ним и остановить его.

Но Роб был на дальнем конце перекрестка; мне нужно было пересечь три улицы, чтобы добраться до него прежде, чем он исчезнет в лондонской толпе. Я чуть посомневалась. Самый быстрый способ очутиться рядом с ним – это снова спуститься в подземный переход и выйти из того выхода, из которого он только что появился. Но это значило, что я потеряю его из виду, а мне совершенно не хотелось этого. Оценив количество машин, я решила рвануть напрямик. Уворачиваясь от такси и белых фургонов, перебежала в начало Риджент-стрит, затем преодолела следующую небольшую улицу, вытянув руку, чтобы остановить приближающуюся машину. Водитель, тормозя, сердито загудел, но, к счастью, вокруг было так шумно, что Роб даже ухом не повел. Он целенаправленно шагал по широкой улице, и я посмотрела на здании на углу, как она называется: Шефтсбери-авеню. Именно туда мне и было нужно; Роб определенно шел на встречу в агентство.

Он был на расстоянии примерно пятидесяти метров впереди меня, шел по другой стороне улицы с маленьким чемоданчиком в руке. Я быстро натянула капюшон на свои светлые волосы и засунула руки поглубже в карманы. Через пару минут он замедлил шаг и достал из бокового кармана чемоданчика листок бумаги. Изучив его, он посмотрел на мою сторону дороги. К этому моменту я уже существенно сократила расстояние между нами и потому поспешила отвернуться к витрине магазина, рядом с которым стояла. В окне, как в зеркале, я увидела, что он перешел через улицу и свернул в узкий переулок, а затем мне пришлось бежать, потому что я потеряла его из виду. А терять его было никак нельзя, хотя я знала адрес, по которому он идет.

В переулке было темнее и гораздо тише, но он был намного впереди меня, так что возможности перехватить его у меня не было. И я по-прежнему толком не знала, что скажу ему. Драка тут никак не годилась. А совесть, чтобы взывать к ней, у него отсутствовала. Единственное, что я придумала, – так это обвинить его в воровстве, а для этого вокруг должны быть люди, которые могут заступиться за меня. Я немного отстала от него, стараясь, чтобы он не увидел меня раньше времени, но внимательно следила за названиями улиц, чтобы понять, когда мы будем приближаться к цели. Мы прошли мимо дюжины ресторанов, и доносившиеся оттуда волшебные запахи заставили меня вспомнить о том, что я не ела уже много часов, но я все еще слишком нервничала для того, чтобы проголодаться. На еду у меня будет время позже, когда я воссоединюсь с Кэллумом. Я просто надеялась, что он здесь и может каким-то способом следовать за мной.

Наконец-то улочки Сохо вывели нас на зеленую площадь, окруженную высокими современными строениями. Я быстро взглянула на присланное мне Грейс сообщение: нужное мне здание располагалось в дальнем углу.

Роб снова просмотрел свою бумажку, а затем пустился в путь по левой стороне площади. У меня был шанс, и я во весь опор рванула на другую сторону, опять прячась за фургонами и такси. Когда он подойдет к двери, я уже должна быть там. Роб был слишком погружен в свои планы, чтобы замечать кого-либо вокруг, и когда он оказался у входной двери, я стояла перед ней, небрежно облокотившись на почтовый ящик – единственную примету этой широкой улицы.

Я смотрела, как он в последний раз сверяется с листком, а потом складывает его и убирает в карман джинсов. Он бросил взгляд на сверкающее современное здание, состоявшее целиком из зеркального стекла. Но Роб не любовался архитектурой, Роб любовался собой. Он смотрел на свое отражение, проводя рукой по идеально уложенным волосам и смахивая что-то с плеча дорогой рубашки. Лучшего шанса мне уже не представится.


Тактическая ошибка | Отражение. Опасность близко | Зеркала