home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10. Мета-интерфейс

Всю дорогу домой я изнывал от нетерпения — так чесались руки поскорее разобраться с Метой и интерфейсом игры. Но я бил себя по рукам и старался не обращать внимания на повсплывавшие окна. Подумал лишь, что они перекрывают мне нормальный обзор, и так немудрено споткнуться или врезаться во что-нибудь. В тот же миг окна уведомлений стали прозрачнее, а потом и вовсе свернулись в кубики и исчезли где-то на краю поля зрения.

Домой попал без приключений. Очаг планктона и та тварь с щупальцем включили во мне повышенный уровень паранойи, и я теперь в каждом видел потенциального нечеловека. Но при пристальном изучении попутчики и прохожие оказывались обычными людьми.

Сразу взяться за изучение интерфейса не удалось, сначала тетя Полина усадила меня ужинать. Подозрительно принюхавшись, она недовольно заметила:

— Выпивал?

— Есть немного, — признался я. — Отметили с ребятами мое выздоровление.

Я рассказал, что меня допустили до сдачи сессии и приняли в университетскую команду по «Брейншторму», чем вызвал неописуемый восторг у Сашки — даже малой увлекался этой игрой. В школе они играли в детскую версию с соответствующими вопросами.

— Ладно, Мотька, иди отдыхать, — сжалилась тетя. — После больничного покоя и тишины тебе, наверное, непросто сегодня пришлось?

— Да, теть Полин, событий слишком много для одного дня.

— И событий, и алкоголя, — грустно улыбнулась она. — Растешь… Все, отдыхай. Сашка побудет со мной, чтобы тебе не мешать.

В нашей с братишкой комнате я лег в кровать, прикрыл глаза и начал разбираться с интерфейсом, раскрыв первый из свернутых кубиков. Ярко-золотистый, он мерцал активнее других, и я резонно предположил, что с него и стоит начать.

Добро пожаловать в Мету, Найт!

Достижение тобой первого уровня разблокировало все возможности игры.

Для начала рекомендуется ознакомиться с профилем персонажа.

Открыть профиль?

Я хмыкнул: «Да», и окошко сменилось другим, с информацией обо мне:

Игровое имя: Найт.

Настоящее имя: Матвей Колесников (информация доступна только владельцу).

Биологический возраст: 19/81.

Уровень: 1.

Мета-опыт: 0%.

Класс: не определен.

Прогнозируемая категория класса и вероятность:

класс поддержки (38%)

боевой класс (26%)

смешанный класс (18%)

управляющий класс (11%)

другое (7%)

Я остановил заинтересованный взгляд на пункте «другое», и он тотчас раскрылся в список прочих классов, вероятность получить которые составляла менее семи процентов: скаут, торговец, алхимик, духовник, реферер, инвентор…

Игровые характеристики

Тело: 1.

Разум: 1.

Чувство: 1.

Дар: 1.

Нераспределенных очков игровых характеристик: 1.

Найт, желаешь распределить?

Я-то, конечно, желал, вот только разобраться бы сначала, на что они влияют и как. И снова, стоило подумать, всплыли подсказки.

Игровые характеристики отображают развитие персонажа в каждом из четырех аспектов. Базовый показатель «1» принят как усредненный показатель обычного человека. Повышение игровой характеристики на один уровень значит, что данный аспект улучшен на 10% от базового.

Улучшения характеристик могут быть временными и постоянными. Постоянные улучшения могут быть произведены не только естественным путем, но и искусственным: при развитии персонажа за счет бонусных очков игровых характеристик или с помощью сильных артефактов и эликсиров.

Игровые характеристики находят отражение не только в игре, но и в реальности за счет преобразований игрока.

Изучив вводную информацию, я задумался. Мета заметно упростила все, что было мне знакомо по компьютерным РПГ. Всего четыре игровые характеристики, если не считать здоровья и двух видов энергии.

Поднявшись, я взял с кровати Сашки свой ноутбук и открыл документ. Надо бы делать пометки. Перенес в таблицу свой профиль, и перешел к детальным описаниям характеристик, внимательно вчитываясь и запоминая:

Тело

Уровень тела отвечает за физическое развитие — силу, выносливость, ловкость, скорость реакции, координацию движений и уровень здоровья.

Кроме того, объем и скорость восстановления ф-энергии напрямую зависят от уровня телесного развития.

Разум

Развитие разума улучшает умственные характеристики игрока, когнитивное мышление, объем и эффективность кратковременной и долговременной памяти, способность к аналитическому и критическому мышлению. Объем и регенерация м-энергии растут пропорционально показателю разума.

Чувство

Характеристика отображает способность восприятия окружения. Острота восприятия касается не только основных органов чувств, таких как зрение, слух, осязание, вкус и обоняние, но и многого другого. Высокий показатель характеристики позволит видеть незримое с точки зрения усредненной человеческой физиологии, а именно: волны, излучения, радиационный фон, наличие газовых примесей, магнитные поля, гравитационные искажения…

Проявления интуиции и чувство верного направления также зависят от высокого показателя чувства.

Дар

Уровень характеристики прямо влияет на эффективность использования талантов и классовых способностей мета-игрока.

И здесь я крепко задумался. Очко характеристик хотелось вложить и в Тело, чтобы стать сильнее и спортивнее — моя несбыточная мечта с того дня, когда я впервые обратил внимание на девочек, — и в Разум, чтобы стало проще готовиться к сессии. Развитие Чувства тоже было очень соблазнительным — видеть незримое всегда не помешает, особенно если в этой игре есть артефакты. Станет обидно осознавать, что прошел мимо скрытого артефакта, лежащего у тебя под ногами, просто потому, что ты его не увидел. Помню, в какой-то игре я специально взял класс разбойника, чтобы видеть скрытые тайники и вскрывать запертые сундуки.

В итоге я вложился в Дар. Скала уже спасла мне жизнь, а за счет улучшенной Эрудиции я и ребятам смогу помочь в «Брейншторме», и, возможно, лучше сдам экзамены. Добавив пункт в характеристику, я подтвердил изменения и сжался в ожидании чего угодно. И это «что угодно» произошло: у меня перехватило дыхание и сердце обмерло, будто я падал с большой высоты. Но через мгновение все закончилось.

Я все так же сидел на своей кровати, с ноутбуком на коленях. Осмотревшись, не заметил никаких изменений, кроме… Не мешкая, схватил со стола остро заточенный Сашкин карандаш и воткнул в бедро. Зажмурившись и сжавшись.

Скала сработала как надо. Вот только ф-энергии теперь на нее ушло куда меньше — оставалось на еще одно применение.

Разобравшись с характеристиками, я перешел к изучению интерфейса. Первое, на что обратил внимание, — шкала мета-опыта. Короткий всплывший текст пояснил, что по достижении нового уровня очки мета-опыта не переносятся на следующий, и каждый новый уровень начинается с того же нуля.

Шкала была разбита на сотню пустых сегментов, по одному на процент, полагаю. Мне захотелось узнать, за что вообще, кроме выполнения мета-заданий, выдается опыт, и ответ не заставил себя ждать.

Мета поощряет развитие игроков за любые действия, направленные на собственное развитие и гармонизацию мира. Высшая цель любого мета-игрока — в максимально доступной мере овладеть энергиями и возможностями Канона для выполнения Замысла.

Вопросов стало еще больше. Что такое Канон? Что еще за Замысел? Да так пафосно — с заглавной буквы. Гуглить даже не стоит, поисковик по таким запросам выдаст столько хлама, что разгребать мне его аж до тепловой смерти вселенной. Эрудиция отреагировала предсказуемо:

Неуспешный запрос!

Не соблюден критерий: процент знающих ответ на вопрос меньше необходимого.

Следующим пунктом в моем разборе интерфейса стала карта. По мысленному клику иконка земного шара раскрылась в виртуальный 3D-глобус со всеми горами, возвышенностями, океанами, лесами и пустынями. Все выглядело как настоящее и напоминало вид с орбиты, разве что без атмосферы и облаков. По желанию на глобусе проявились города, а потом и границы стран.

Я пошел дальше, увеличив масштаб над нашим городом. В максимальном приближении увидел свою улицу и двор. Немного схематично, но вполне узнаваемо — вот мой дом, вот соседний, вот через улицу — супермаркет. Улица была безжизненной: ни машин, ни людей. Я уменьшил масштаб и заметил, что эта часть города выглядит несколько ярче, чем остальные. После короткого размышления понял, что исследованные мною места осветляются, а те, где я не бывал, — тусклые. Нейроморф будто взял знакомые участки из моей памяти, а остальное дорисовал, исходя из собственных данных. Надо заметить, впечатляющих. Особенно если вспомнить, какие нюансы он передавал на Тактическом мониторе.

Я попробовал поставить метку на здание супермаркета. На карте появился синий крестик, и от значка, изображающего меня, протянулись две линии: прямая, с четким обозначением расстояния в сто шесть метров, и кривая пунктирная, пешеходная в обход дома, через арку. Она, ожидаемо, была длиннее — сто семьдесят три метра. Более того, стоило мне прикрыть карту, как передо мной проявилась трехмерная стрелка с направлением к цели. Правда, вела она не на выход из комнаты, а в окно.

Закончив с картой, я нашел что-то вроде меню настроек, где можно было вывести в постоянную видимость ряд информационных панелей, сродни тем, что выдают смарт-часы: частоту сердечных сокращений, потраченные килокалории, время и дату. А еще показатели усталости, голода, жажды и сна…

Я активировал все это, сделав автоматическое скрытие при отсутствии фокуса на элементах, вывел мини-карту, включил автоматическое заполнение логов заданий.

Других атрибутов RPG-игр интерфейс не отображал. Я думал, что его изучение позволит понять, что же мне делать и к чему стремиться, но ничего, кроме того, что надо как-то качать персонажа во имя Замысла, не узнал.

Свернув все активные окна, я снова открыл поиск в интернете, и только в этот момент сообразил, что вокруг что-то не так. За окном стемнело, а я все так же сидел без света, не видя ничего, кроме ярких окон интерфейса и экрана ноутбука. Осознание того, что в комнате я не один, а из другой комнаты слышатся крики и плач Сашки, заставило вскочить на ноги.

— О, и ноут заберем, — услышал я рядом чей-то охриплый голос. — Слышь, Данилыч, тут еще комп!

— Да все греби! — донеслось из кухни. — Тут микроволновка еще, стремная, но пойдет. Пацанам в бытовку поставим!

И только сейчас я увидел рядом людей. Тот, который говорил хрипло, высокий и небритый, дернул у меня из рук ноутбук, а на попытку не отдать среагировал настолько же просто, насколько неожиданно — врезал мне в скулу. Вернее, попытался.

К удивлению Хриплого, да и к моему собственному, удар не опрокинул меня обратно на кровать, а прошел вскользь.

Скала предотвратила получение урона, снизив ф-энергию. В следующие мгновения произошло сразу три события: Хриплый, не найдя кулаком опору, по инерции стал заваливаться на меня; я запоздало начал поднимать руки и зажмурился, готовясь к вспышке боли; спонтанно активировался Тактический монитор.

Время остановилось, и я словно провалился в космическое ничто, только вид нашей квартиры со срезанным потолком напоминал, что я не в межзвездном вакууме, а все там же, у себя дома. Я успел подумать, как с хоть какой-нибудь точки зрения, хоть научной, хоть фантастической, можно объяснить изменившееся восприятие времени? Ведь сколько бы я ни провел времени здесь, но «снаружи» Тактического монитора оно всегда умещается в одно-два биения сердца.

Сразу после этой крайне интересной, но нерациональной мысли я сдвинул ползунок скорости моделирования влево до упора, выставив «0,1х». Теперь можно было оценить диспозицию и попытаться понять, что вообще происходит. А происходило следующее.

Всего в квартире я насчитал шестерых, включая меня, Сашку, тетю Полину и Вову. Причем остальные домашние находились на кухне, что значило: чужаки — не воры. Если я правильно понимаю работу воров, то те предпочитают работать тайком, обкрадывая жертв незаметно для них. Возможно, это были грабители, но, насколько я понимаю, они тоже стараются оставаться неузнанными. А тут два мужика, не скрываясь, выносят ценное и, что удивительно, ведут себя так уверенно, будто квартира пуста, а хозяева где-то на курорте. Или…

Или у них есть право так себя вести. В их понимании, разумеется. Тогда остается только одно — Вова доигрался. В прямом смысле: доигрался на ставках, влез в долги и задолжал тем, кому не следовало. Возвращать долг не стал или не смог, что уже неважно. Поэтому кредиторы считают себя в полном праве выносить все ценное, чтобы хоть как-то вернуть свое.

Моим первым импульсивным желанием было забиться в угол и сжаться в комок. Но Тактический монитор действовал так, что я полностью избавлялся от воздействия эмоций. Холодный вакуум этой способности был настоящим царством чистого разума. Именно это позволило мне спокойно, рационально оценить собственные ощущения со стороны: испуг и желание избежать конфликта, скрыться и не отсвечивать. Я по жизни избегал конфликтов, и не сказать, что раньше у меня существовал другой выход. Но сейчас выход как раз был, да не один, и пока хватало вариантов действий, а также м-энергии, я планировал испробовать все.

В первом случае события развернулись так: я забился в дальний угол кровати, прижался к стене и так и сидел до конца тактического моделирования. Хриплый, заглянув за кровать, выдернул шнур питания и вместе с блоком закинул все в объемный рюкзак. Потом он так же деловито подобрал Сашкин дешевый детский планшет, порылся в нашей одежде и не погнушался — выгреб его вещи. Возможно, у него был сын или братишка того же возраста. В моих глазах эта версия его не оправдывала, но позволяла понять мотивацию грабителя. Поняв, что больше у нас поживиться нечем, он перешел в гостиную и занялся телевизором.

Его подельник Данилыч тем временем схватил тетю Полину за задницу и резко притянул к себе. Что-то в его облике показалось мне знакомым — камуфляжная военная форма, берцы… Да это же тот самый военный из больницы, который привез тетю с Сашкой ко мне в больницу! Только тогда он казался приличным человеком, а сейчас…

Вова же даже не шевельнулся — как сидел за столом, так и продолжал. Данилыч что-то ему сказал, и он, засуетившись, стал помогать переносить технику к двери. К этому моменту я начал догадываться, куда на самом деле ушел мой старый комп и машина тети Полины.

Отлипнув от тети, Данилыч с Хриплым стали выносить вещи. Вова им в этом помогал, причем нес самое тяжелое. За остаток времени моделирования будущего Вова так и не вернулся, и куда он делся, осталось неизвестным — Тактический монитор не показывал мне происходящее вне определенного радиуса. Самым странным было то, что я по-прежнему ничего не чувствовал. А ведь когда у тебя на глазах какие-то уроды выносят хату, а тетин хахаль им в этом помогает, это должно, по идее, взбесить и наполнить праведным гневом.

Потом я увидел нечто вроде семейного совета — я, то есть Матвей-2, утешал тетю Полину и Сашку, а тетя, видимо, пыталась объяснить мне, что произошло. На этом первая прокрутка закончилась, и на полувздохе реального тела я активировал вторую, с другой тактикой действий — агрессивной, успев при этом заметить, что Хриплый продолжает заваливаться вперед, а я сдвигаюсь в сторону.

Агрессивная тактика стала намного более вредоносной. Я полез в драку с Хриплым и предсказуемо получил звездюлей. Все-таки здоровое тело без умения драться не дает никаких преимуществ. Противник, судя по профилю, хорошим здоровьем не отличался, и жизнь ему была отмерена непродолжительная, но удар имел поставленный. По крайней мере, для такого неискушенного соперника, как я. На шум прибежала тетя Полина и полезла с кулаками на Хриплого. Досталось и ей. Дальнейший сценарий не сильно отличался от предыдущего, разве что щупать мою тетю Данилыч в этот раз не стал. Они с Хриплым быстро собрались и так же, с помощью Вовы, вынесли вещи. Семейный совет переместился в нашу с Сашкой комнату, только слез и утешений на этот раз стало больше, как и синяков на моем теле.

Последний просмотренный вариант привел к наилучшим результатам. Не то чтобы хорошим, но с наименьшим ущербом.

Отскочив в сторону от Хриплого — уже в реале, а не просматривая моделирование, — я перехватил ноутбук покрепче и поспешил на кухню. Тетя Полина, всхлипывая, прижимала к себе Сашку. Вова сидел, опустив голову и спрятав лицо в ладонях. Данилыч отключал микроволновку.

— Здрасте, — сказал я, привлекая к себе внимание. — А что здесь происходит? Вы кто? Вроде бы Павел? Это же вы ко мне в больницу приезжали с тетей Полиной?

— Все нормально, парняга, иди к себе, — буркнул Вова.

— К себе? — возмутился я. — Там мужик какой-то, хотел ноут мой забрать, а когда я не отдал, попытался ударить меня в лицо. Кто эти люди?

Следом за мной из комнаты появился Хриплый.

— Напомни, кто он? — спросил Данилыч, кивнув в мою сторону.

— Мотя, племяш Полинкин, — пояснил ему сожитель тети.

— Угомони пацана, Вовка! Или я сам это сделаю. И ноут отбери. Ты нам столько торчишь, что ничего из этого барахла и половины не покроет! С компьютером останешься должен меньше.

Вова хмуро кивнул и, поднявшись со стула, сделал шаг ко мне. Я спрятал ноут за спину и вытянул руку, не давая ему добраться.

— Ноутбук не отдам. Он мой, не его, — я кивнул в сторону Вовы. — Здесь ничего его нет, вы хоть в курсе? Он вообще здесь не живет. Здесь все — тети Полины. Хотите, чтобы я позвонил в полицию?

— И телефон у него забери, — не моргнув глазом, заметил Данилыч.

— Да-да, щас, — суетливо ответил Вова.

Я покачал головой. Ситуация развивалась в жизни, а не в пространстве Тактического монитора, так что чувство несправедливости происходящего накрыло меня с головой, а следом пришла и злость.

— Короче! — как бы я ни старался говорить уверенно, голос все равно сорвался. — Если вы прямо сейчас не свалите, я вызову полицию! И ты, Вова, тоже катись со своими дружками! Это не твой дом, и вещи не твои! Где мой компьютер? Где машина тети Полины? Тоже проиграл?

— Я же говорила, — подала голос тетя. — Он на работу компьютер забрал.

— Нет никакой у него работы, тетя Полина, и не было, — заявил я, надеясь, что не ошибаюсь. — Он продал машину и проиграл деньги на ставках!

— Он же мне зарплаты показывал, Мотя… — Тетя неуверенно переводила взгляд с меня на Вову, ожидая от него разъяснений. — Работал он, я даже была у него на работе. Оптовый склад…

— Не продавал я машину! — подал голос Вова.

Я отступил к стене и прижался к ней спиной. И Хриплый, и его подельник внимательно и, думаю, развлекаясь, следили за этой внутрисемейной разборкой. К Вове они, как я понимал, теплых чувств не питали и даже относились с презрением. Так что в этой ситуации произошло то, чего я ждал.

— А малой-то прав, Полина Александровна, — хохотнул Данилыч. — Чтобы этот валенок где-то работал? Да скорее я — балерина! Все правильно пацан говорит: и машину он нам заложил, и комп какой-то. Там на корпусе наклейка еще — типа такой красный гвоздь и подкова поверх. Твой же? Ну вот. Парни на нем щас в какие-то стрелялки режутся.

— Да, режемся, — подтвердил Хриплый. — Так это что, пацана, что ли?

— Ну да, его. Ну Вова, ну молодец! Сколько тебя знаю, все удивляюсь! Как ты умудряешься таких баб охмурять? Ты посмотри только: симпатичная, фигура, все что надо, на месте, так еще и квартира, машина, техника! Чем ты их только берешь? А хотя, понятно чем! — Данилыч расхохотался.

Хриплый поддержал сальную шутку седовласого подельника, выдав физиологические подробности процесса охмурения Вовой тети Полины, и было это настолько мерзко, что сработало именно так, как я надеялся.

Горькая правда сняла с тети розовые очки. Все ее смутные подозрения, которые она упорно прятала внутри и которым не давала выхода, подтвердились. Неверие в очевидное и любовь к придурку Вове смыло, и где-то глубоко внутри в ней начали пробуждаться нужные чувства: гнев и ярость обманутой женщины. Я не знаток слабого пола, но тетю изучил хорошо: под сильными эмоциями думает она не очень, зато в обиду себя не даст. Правильно Данилыч заметил — хорошую бабу себе Вова нашел, при квартире и машине. Причем не по наследству ей все это досталось, а заработано честным трудом, еще и с двумя, считая меня, детьми на руках.

А дальше началось то, что я уже видел, правда, с незначительными корректировками. В моделировании тетя Полина орудовала кулаками и кухонным полотенцем, которым она отхлестала и Вову и Данилыча по мордам. В жизни вышло еще жестче — перехватив с плиты сковороду, она начала крыть пришельцев вместе с теперь уже бывшим хахалем матом, забыв о присутствии Сашки, и угрожающе размахивать сковородкой. Хорошая сковородка, замечу, лично помогал тете выбирать — увесистая, с многослойным дном, тефлоновым покрытием и, что важно, длинной ручкой. Такая, чтобы сподручно было готовить на ней сразу на всю семью.

И при этом она орала. Гневно, хрипло — на весь дом. И про урода-Вову, и про полицию, где у нее были знакомые и которая сейчас всех их отсюда вывезет.

Не знаю, что подействовало больше: психологическая атака с обещанием проломить «тупые бошки» и «оторвать яйца», а также позвонить загадочному Сереже, полковнику полиции, или свист проносящейся перед носом сковородки. Но через пару минут и столь уверенный в себе Данилыч, и тупой Хриплый, и чудак на букву «м» Вова бесславно сбежали, ничего с собой не прихватив.

Высунувшись с балкона, я заорал вслед:

— Эй, Вов! Ты мужик или кто? Обещал же, что комп вернешь! И машину верни!

— Верну, верну! — обернувшись, огрызнулся тот. — Не ссы! Я свое слово держу — еще увидишь!

— Ну-ну… — тихо сказал я сам себе под нос.

Тем временем тетя Полина, заперев дверь на все замки, кому-то позвонила, а потом бессильно опустилась на пол и сначала беззвучно, а затем истошно, в голос, разревелась.

Я к этому был готов и тут же приступил к утешениям. Очень быстро ко мне присоединился Сашка.

Удивительнее всего, что и Мета не осталась в стороне.

Важное деяние!

Найт, потенциально опасная ситуация разрешена с наименьшим ущербом. Зафиксировано слабое положительное влияние на мир.

Мета-опыт: +1%.


Глава 9. Очаг планктона | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 11. Экзамены