home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9. Очаг планктона

Я пристальнее вгляделся в билборд, и вроде бы увидел что-то на его поверхности. Показалось? Нет, там явно что-то есть. Надо попробовать иначе.

Расфокусировав зрение, различил на билборде что-то, смахивающее на крупные прозрачные зерна. Или скорее — икру, подрагивающую, стеклистую. Она прилипла к рекламному щиту, как слой жира. Это и есть «эмо-планктон»? И он сосет эмоции из людей?

Черт! Как эта штука оказалась в нашем мире? Ее надо обязательно убрать оттуда!

Ага, легко сказать… как убрать?

Из туннеля уже какое-то время нарастало гудение, и наконец подошел поезд. С шумом раскрылись двери, мимо заспешили люди, толкая меня, пришлось отойти.

Как избавиться от паразита? Сломать билборд у всех на глазах? Мгновенно прибежит станционная полиция. Как-то счистить «икру»? Да она же совершенно потусторонняя с виду. Но даже если можно счистить — когда я стану делать это на виду, меня опять же схватят.

Тут мне пришло в голову, что я уже привлек или скоро привлеку внимание КУБа. Так называли ИскИна, который мониторил весь городской метрополитен и выявлял угрозы на ранних стадиях. Я читал, что КУБ — Комплекс Управления Безопасностью — запоминает сотни паттернов поведения, стандартно демонстрируемых людьми на станциях, и сразу замечает, если кто-то начинает вести себя не по шаблонам. Это сам себе каждый из нас кажется единственным и неповторимым, а если брать статистику с большой выборкой — мы как муравьи. Ну а я тут вроде собирался покинуть станцию, но в последний момент свернул к платформе, однако и в подошедший поезд не сел… Что за странные метания на платформе?

Надо попробовать разыграть сценарий, будто кого-то жду.

Я глянул на наручные часы, пытаясь снова делать то, что вернет меня к стандартным паттернам поведения. Перевел взгляд на электронное табло, висящее над темным жерлом туннеля. Могу я тут поджидать, скажем, девушку? Конечно, могу. А она опаздывает, такая вот ветреная подруга мне досталась.

Хмуро покачав головой, я отошел от платформы и стал прохаживаться туда-сюда, изображая раздражение.

Любая непонятная активность возле билборда сразу привлечет внимание. Как же разобраться с планктоном?

Например, сжечь его.

Мысль была неожиданной и на первый взгляд казалась глупой. Но если подумать, то билборд стоит так, что можно зайти за него и оказаться в узком закутке. Позади вдоль туннеля тянется проход к служебным помещениям, и там меня никто не увидит, главное, чтобы в этот момент не появился какой-нибудь работник станции.

Дальше надо облить билборд с тыльной стороны чем-то горючим, поджечь и сразу уходить оттуда. Не бежать, просто выйти с деловым видом, будто ты имеешь право находиться в таких местах. Но КУБ отследит меня — он умеет вычислить человека по походке, которая у каждого уникальна, как отпечатки пальцев или радужка.

Значит надо действовать иначе.

Наметив план решения квеста, я зашагал на выход. Быстрый взгляд вверх и по сторонам показал, что в этом месте видеокамер КУБа нет… либо они как-то очень уж хитро скрыты, но тогда я ничего сделать с этим не могу. Когда проходил мимо билборда, идущая впереди маленькая девочка вдруг заплакала и покрепче ухватила за руку свою мать, испуганно глядя вбок, на рекламный щит. Она что, тоже видит паразита?

Не успел я об этом подумать, как и меня накрыло — будто вдруг скребком провели по мозгу, счищая с него все эмоции. Нахлынули безразличие и вялость, ноги стали подкашиваться, а в горле пересохло. Немного закружилась голова.

Внимание! Обнаружено стороннее вмешательство!

Неестественное снижение уровня ф-энергии! Неестественное снижение уровня м-энергии! Рекомендуется максимально быстро покинуть зону воздействия либо предпринять незамедлительные меры к его погашению!

На душе стало уныло, краски поблекли. Вот как эта пакость работает!

Я побыстрее, расталкивая огрызающихся людей, проскочил то место. Взбежал по лестнице, пытаясь стряхнуть тусклую апатию, и только на свежем воздухе кое-как пришел в себя.

Инициирована усиленная выработка дофаминового нейромедиатора.

Активировано восстановление уровня гликогена.

Задействованы резервы саркоплазмы…

Стало как-то веселее. Ну и мерзкая штука этот планктон! Откуда бы он там не взялся (кстати, действительно, откуда?), обязательно надо с ним разобраться, пусть даже я вызову на станции панику. Он ведь и на детей воздействует, и на стариков…

Заглянув в торговый центр поблизости, я купил серый анорак с просторным капюшоном, сразу в магазине переоделся. Там же приобрел темные очки и неприметные мокасины. Свои старые, сильно стоптанные кеды без сожаления выбросил, а в мокасины, вспомнив какой-то фильм, под пятки сунул скомканные бумажки, которыми поддерживают форму обуви на полках в магазинах. Теперь я с непривычки слегка нелепо переваливался при ходьбе — значит, не только внешность у меня изменилась, но и походка.

В другом отделе купил емкость с бензином для зарядки Zippo и саму зажигалку. Выбрал все самое дорогое, чтобы точно сработало, там же мне ее заправили.

Теперь я был готов.

***

Баллончик с зажигалкой лежали в большом кармане-кенгуру, капюшон был наброшен на голову, глаза скрыты под очками. Вернувшись на станцию, я спокойной походкой направился к билборду. Зашел за него, ссутулившись и наклонив голову, ожидая услышать окрик «Эй ты, куда лезешь?» — но позади царил обычный для станции метро гулкий гомон толпы.

Стало тише, билборд немного гасил звуки. Дальше вдоль стены тянулся полуоткрытый служебный коридор с тремя дверями, плавно изгибающийся вместе с туннелем и пропадающий за плавным поворотом.

Я уже собрался приступить к делу, когда ближайшая дверь начала открываться. Донеслись голоса:

— Степка, японский городовой! Ты какого хрена ключи там оставил?

— Михалыч, да не нарочно же!

Сердце чуть не выскочило из груди. Дверь буквально в трех метрах впереди! Открывается она, правда, в мою сторону, то есть те, кто оттуда выходят, пока что скрыты ею, но буквально через три-четыре секунды они меня увидят.

Убежать назад я не успевал и сделал единственное, что мог в этой ситуации: перемахнул через невысокое ограждение, которое отделяло коридор от туннеля.

Ухватившись за нижнюю часть ограждения, повис на нем. Ноги уперлись в бетон сбоку от рельсов, и я присел пониже, нагнул голову, прячась.

— Пошли быстрее, сейчас поезд будет.

— Да иду я, Михалыч, не наезжайте вы.

Поезд?!

Донеслось нарастающее гудение, и я сообразил, что оно уже какое-то время лилось сзади, а теперь стало быстро усиливаться, заглушив и удаляющиеся шаги, и гул толпы на платформе. Я зажмурился, думая о том, что если полезу обратно, то машинист меня точно увидит, я ведь в туннеле почти прямо перед ним.

Пот выступил на лбу, а от затылка по позвоночнику скатилась ледяная волна, и вдруг перед глазами выскочил Тактический монитор. Может, это испуг и напряжение сработали, как спусковой крючок?

Возникла та же иллюзия, что и возле паба: будто я незримый наблюдатель, зависший где-то выше, и все происходит подо мной. Станция, отходящий от нее тоннель, люди на платформе, поезд. А вот и я — скрючился возле рельса. Нет, поезд меня не зацепит, только оглушит звуковой волной.

Грохот стих, когда он остановился на станции. Зашумели открывающиеся двери. Я отчетливо слышал звуки, хотя после включения моделирования будущих событий они как бы отодвинулись на второй план, стали будто закадровыми шумами.

Монитор показал две удаляющиеся фигурки в рабочих униформах, которые свернули в узкий технический туннель.

Меня накрыло грохотом: поезд тронулся с места. Тактический монитор дрогнул, подернулся рябью, а потом шторм звуков будто смел его с поля зрения. Я сжал зубы, зажмурился еще сильнее. Только бы не зацепило! А то потащит вдоль путей!

Казалось, что вагоны проносятся мимо целую вечность, хотя на самом деле прошло всего несколько секунд. Грохот колотил меня в спину, долбил в затылок. Когда он начал удаляться, я осознал, что все это время не дышал. Выдохнув, подтянулся. Перебравшись через ограду, потрогал ладонями уши и нетвердой походкой поспешил обратно к билборду.

Неудачно, что монитор пока активируется только сам собой. Наверное, это потому, что у меня нулевой уровень. Не успел я про это подумать, как он снова ненадолго включился и показал мне возвращение Степы с Михалычем через две минуты, а еще то, как они хватают меня, поднимают шум и зовут полицию. Надо спешить!

Перед билбордом я поднял емкость, собираясь сорвать с нее пластиковый колпачок, но тут меня буквально физически пригнуло к полу, когда планктон отреагировал на мое появление. Не устояв, я упал на колени. Обе шкалы энергии начали сокращаться прямо на глазах.

Внимание! Обнаружено стороннее вмешательство!

Критическое падение уровня ф-энергии! Критическое падение уровня м-энергии!

Может, мне и почудилось, но иллюзия была очень зримой: от меня к билборду по воздуху потянулись прозрачные струйки. Трепеща, извиваясь, они втягивались в залепившую поверхность стеклистую «икру», которая, оказывается, была и на внутренней стороне рекламного щита.

Максимально быстро покиньте зону воздействия! Вероятность летального исхода: 52%…

Я попытался встать, но не смог. Меня будто затягивало в пропасть без краев и дна. Что происходит? Ведь другие люди проходят мимо, и никто не гибнет, даже не падает, они только меняются в лице, теряя часть жизненной энергии. Может, для планктона мета-игрок — как деликатес?

Попытка усиленной выработки дофаминового нейромедиатора…

Неуспешно…

Вероятность летального исхода: 55%… 57%…

Попытка усиленной выработки дофаминового гормона…

Неуспешно…

Активация надпочечников… Активация выработки норадреналина…

Неуспешно…

Вероятность летального исхода: 63%… 65%…

У меня никогда не было депрессии, но я помнил минимум два сильных ее приступа у тети Полины. Ее накрывало после того, как она выгоняла очередного непутевого сожителя. Даже глаза менялись — становились тусклыми, безжизненными, она лежала на диване и ничего не могла делать…

Вероятность летального исхода: 67%… 69%…

Кажется, мне сейчас было еще хуже, чем ей тогда. Будто все депрессии мира разом влились в меня. И виноват «планктон». Вяло, без всяких эмоций размышляя об этом, я с огромным трудом распрямил ноги.

Вероятность летального исхода: 71%… 73%…

Усилия для этого потребовались такие, будто я выжал тяжелую штангу. Рука с баллончиком весила килограмм сорок. Я все же поднял его и другой рукой с трудом сорвал красный колпачок, а потом плеснул на билборд бензином. У хороших зажигалок он специальный, очищенный от масел, легко загорающийся…

Ноздрей коснулся бензиновый дух. Хотя запахи были приглушены, да и звуки доносились как сквозь толстый слой ваты, поэтому я едва ощутил его.

А может, планктон атакует меня так мощно потому, что ощутил угрозу для своего существования? Кажется, сейчас я умру. Даже эта мысль не вызвала никакого эмоционального всплеска, никакого отклика в душе. Умру — и ладно, может, так лучше, это существование все равно невыносимо…

Чиркнула Zippo: раз, второй. Я с отрешенным удивлением поглядел на нее. Мои пальцы — будто чужие — сами собой щелкали металлической крышечкой. А другая рука снова наклонила емкость, выливая весь оставшийся бензин на билборд. Нечто, находящееся внутри меня, какое-то внутреннее «я», еще противостояло атаке планктона, заставляя руки двигаться.

Вероятность летального исхода: 89%… 91%…

Перед глазами начало меркнуть — и вдруг в этом умирающем сером мире алым цветком вспыхнуло пламя.

Мне почудилось, что планктон ужаснулся, ощутив близость смерти. Он пыхнул в меня такой мертвенной волной, что я качнулся назад, но последним усилием воли толкнул свое тело обратно и вместо того, чтобы упасть на спину, повалился вперед.

Вероятность летального исхода: 93%… 95%…

Рука, сжимающая горящую зажигалку, ткнулась в билборд. Поверхность того была уже так залита горючкой, что полыхнула сразу. Руку обожгло, но боли я почти не ощутил.

Перед глазами колыхнулось что-то незримое, запузырилось, беззвучно вопя, содрогаясь… хотя как оно могло вопить и содрогаться? На миг мне показалось, что колония планктона соединена тонким прозрачным стеблем ментальной энергии с чем-то, находящимся будто за границей мира. Стебель бешено извивался, как подыхающая змея, передавая кому-то информацию про уничтожение этой колонии.

Я сделал шаг назад, ощущая бегущие по лицу слезы, и сунул зажигалку с легким пустым баллончиком в карман. И побрел, спотыкаясь, в обход билборда, почти ничего не видя и не обращая внимания на происходящее вокруг.

Постепенно мне становилось лучше, мир все еще казался серым и угрюмым, но он уже не был той мертвой пропастью без дна. Я протер рукавом глаза, поглубже надвинул на голову капюшон. Позади голоса стали громче — люди увидели огонь. Вскрикнула женщина. Я поднимался по лестнице, на меня никто не обращал внимания.

Сменяя друг друга, передо мной стали возникать системные сообщения:

Очаг эмо-планктона 3 уровня уничтожен!

Мета-опыт: +100%.

Внезапно проявившаяся шкала мета-опыта заполнилась зеленым, вспыхнула, и перекрасилась в золотой. Жирный ноль слева от шкалы сменила единичка.

Ты повысил уровень!

Текущий уровень: 1.

+1 очко игровых характеристик.

Разблокирован полноценный интерфейс Меты!

Открыты и доступны следующие возможности: карта местности, отображение мета-игроков и мета-сущностей, развитие талантов и игровых характеристик…

В груди будто лопнул воздушный шарик, я раскрыл рот, пытаясь вдохнуть. В моем теле царила какая-то непонятная активность, я ощущал щекочущие прикосновения вдоль позвоночника, в ключице, возле ушных раковин… Словно перышком провели по затылку… Потом почему-то защекотало в ноздрях… Заслезились глаза… И вдруг все прошло, и меня накрыло такой волной приятных ощущений, что я помимо воли широко улыбнулся.

Индикаторы ментальной и физической энергии наполнились до предела. Системные сообщения померкли, а сверху поля зрения одна за другой посыпались разноцветные иконки. Не чувствуя ног, я ошеломленно выскочил из станции метро. Во мне разгорался геймерский азарт.

Ну что — давайте поиграем!


Глава 8. Брейншторм | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 10. Мета-интерфейс