home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28. Новая жизнь

Раннее утро в нашем дворе было тихим и безмятежным настолько, что я, оглядываясь на события последних дней, не верил, что все это произошло со мной.

Алина, сорвавшаяся с базы на свалку, когда все пошло не так, довезла меня до дома. Мне нужно было появиться лично и успокоить распереживавшихся из-за моего долгого отсутствия тетю и Сашку. Остальные выжившие уехали на базу раньше, не дождавшись меня, так как свалку оцепила полиция. Как я пробирался к машине Алины, скрываясь от полиции, — отдельная и не очень интересная история.

Здоровье Скрая, Клевер и Чучи было не очень, да и Пуху досталось. Что касается Грава, Торпеды, Фокусника и Соника, то их так и не нашли, а продолжать поиски стало невозможным из-за появления на свалке толпы полицейских. В общем, Тайм решил свернуть операцию и готовить новую чуть позже, когда там более-менее утихнет. Мы договорились с ним встретиться уже на базе, так что я удивился, когда увидел его у своего дома.

Лидер мангустов стоял у стены и жевал травинку, а когда я вылез из машины, шагнул навстречу.

Голова у него была замотана бинтом, поверх которого он натянул бейсболку. Тайм прихрамывал.

— Все нормально?

— Жив, — кивнул я.

— Ну и я жив, как видишь. Ладно, подожду тебя в машине, — Тайм махнул рукой в сторону припаркованной «Ламборджини». — Алин, ты можешь возвращаться. Я сам подвезу Найта.

Девушка кивнула, чмокнула меня в щеку и уехала. Я же поднялся к себе.

Мое появление вызвало переполох. Тетя Полина наворачивала вокруг меня круги, гневно кудахча и сыпля упреками. Она казалась невыспавшейся, видимо, переживала — все-таки вторую ночь подряд ее племянник не ночевал дома. Но на то, чтобы приготовить завтрак и сварить кофе, ее хватило. Я никак не решался завести с ней серьезный разговор, все ждал подходящего момента, пока не вспомнил, что внизу остался наш клан-лид.

Я отписал Тайму, что мне нужно еще немного времени, на что он ответил: «Не спеши, я пока решаю всякие дела».

— Мам… — я неосознанно обратился так к тете Полине, а осознав, запнулся.

— Да, сынок… — Она подалась ко мне, чтобы обнять.

Я прильнул к ней, женщине, воспитавшей меня, как родного сына.

— Тогда, после комы, в больнице… — медленно заговорил я. — В общем, кое-что случилось. Нет-нет, не волнуйся, ничего страшного. Не знаю почему — то ли операция сказалась, то ли травма… В общем, я стал умнее.

— Ты всегда был умным, Моть!

Я улыбнулся. Она с первых же дней, когда я начал понимать, втолковывала мне, какой я умный.

— А стал еще умнее. Ты помнишь, как легко я сдал пропущенную сессию? Потом была победа в «Брейншторме»… В общем, меня заметили и предложили для начала поучаствовать в одном проекте.

— Кто заметил?

— Одна небольшая, но очень перспективная компания. Утром мы завершили проект. Успешно. И я заработал большие деньги. Двести тысяч долларов.

— Что? Двести тысяч?! — поразилась тетя, и тут до нее дошло. — Долларов?..

Хорошо, этого не слышал Сашка, иначе он бы уже попытался от радости залезть мне на голову. Тетя же просто открывала рот, но не могла вымолвить ни слова. Сумма ее ошарашила. Кажется, таких денег она не заработала и за всю жизнь.

И откуда? От ее старшего, который всегда был в семейном бюджете статьей затрат, ведь тех денег из пиццерии хватало только мне на проезд да обеды в университетской столовой.

— Моть, за что? — растерянно спросила тетя.

— За расчеты. Оказалось, никто лучше меня в этом городе не может просчитать последствия сложного проекта, от которого многое, очень многое зависит.

— За расчеты… — уважительно протянула тетя Полина. — Ну, Мотька…

Слов она не нашла. Зайдя с козырей, я сказал, что мне прямо сейчас надо собираться в командировку на несколько дней, а для нее есть специальное задание.

— Какое, Моть?

— Даже два. Во-первых, найти хорошую квартиру. Все заработанное я отдам вам с Сашкой. А сам переберусь в отдельную квартиру к работе поближе. Компания предоставляет жилье. Так что за меня не переживай…

— Я не могу эти деньги взять! — испугалась она.

— Можешь, можешь.

— Да ни за что!

Пришлось уговаривать ее, и в конце концов я нашел убедительные доводы.

— Боюсь даже представить, каким будет второе спецзадание, — засмеялась тетя Полина.

— Оно будет попроще. У Сашки каникулы, да и ты никогда нигде не была. А не слетать ли вам куда-нибудь на море?

— На море… — с сомнением повторила она, но ее глаза заблестели. Заискрили. — Это же дорого, наверное…

— Не дороже вашего здоровья. Съездите! Морским воздухом подышите, позагораете…

— А ты?

Пришлось напомнить про срочную командировку. Сам же решил для начала перебраться на базу, а там уж определиться с тем, где жить.

Моей доли с выполненного заказа покойного Артура Кана хватит, чтобы вылечить Сашке руку, а тете Полине переехать в район получше, с хорошей школой для брата. В том, чтобы подарить ей новый телевизор и абонемент в фитнес сложностей я тоже не видел. Денег хватит. После этого можно будет сказать, что две тетины мечты из трех сбылись. Да и на любовном фронте у нее все должно наладиться со сменой окружения…

В дверь позвонили.

— Сиди, я открою, — быстро сказал я, опережая тетю.

Подумал, что это Тайм, машинально глянул на мини-карту, но иконка клан-лида показывала, что тот во дворе. Я ожидал увидеть за дверью кого угодно, но там стоял… Вова. Гладко выбритый, в брюках и выглаженной светлой рубашке, он топтался на одном месте. Причесанный и посвежевший. И от него за версту разило одеколоном.

— Привет… — Он запнулся. — Матвей. Полина дома?

— Чего хотел?

Сзади появилась сама тетя:

— Моть, пусти его.

Я посторонился, впуская гостя, и прикрыл дверь. Сам прислонился к стене, сложив руки за спиной. Вова неуверенно оглянулся на меня, но я уходить не собирался.

— Я это… Попрощаться. Уезжаю я. И извиниться. В общем, ты это… Полин… Не держи зла. И ты, Моть, — обернувшись, добавил он. — Бес попутал, в долги влез. Когда проигрывал — бухал, когда выигрывал — бухал и того хлеще. А ведь мне тридцать пять скоро…

Вова уезжал на буровую. Сказал, что устроился вахтенным разнорабочим, а в промежутке между вахтами будет ездить в родной город, присматривать за старенькой матерью.

— В общем, прости меня, Полин. Ты баба хорошая, у тебя еще все будет. А я… — Он тяжело вздохнул и вдруг улыбнулся так, как умел, лицо разгладилось и на какой-то миг снова стало молодым и чистым. — Я тоже чего-нибудь хорошее еще получу… Прощай!

После ухода Вовы тетя Полина сначала поникла, а потом воспрянула духом:

— А я все-таки рада, что он за ум взялся, — сказала она. — Да и мне спокойнее, знать, что он далеко…

Я собрал нехитрые пожитки — ноутбук, сменное белье, пару джинсов и футболок, решив, что пора обновлять гардероб. Расцеловавшись с тетей и обнявшись с Сашкой, собрался уходить. На пороге остановился, почесал затылок и уверенно вернулся к его кровати:

— А знаешь, что, братишка? Держи! Дарю!

С этими словами я вручил ему свой новый ноутбук и, потрепав по голове радостно орущего Саню, вышел.

Спустившись на улицу, направился к машине Тайма, когда передо мной выросла тень какого-то парня. Приглядевшись к профилю, который высветила Мета, я вспомнил, кто это. Герман Марусевич, ухажер Оли Воронцовой. Он встал прямо у меня на пути, и я остановился.

— Ты же Матвей? — у него-то мета-интерфейса не было, а потому он меня узнал не так быстро.

— Да, я. А ты — Герман. Знакомый Оли.

— Я ее парень!

— Да? Поздравляю. — После всего пережитого я был далек от всего, что бы он ни хотел мне предъявить. А то, что он с претензиями, было легко понять по его набыченному виду, странному возбуждению и сквозившей в каждом слове агрессивности. — Пройти дай.

— Стоять! — рявкнул он. — Слушай сюда! Я везу Олю в Италию! Не в отпуск на неделю, а на два года, и оплачиваю ей учебу в школе моделей! Я должен понимать, в кого вкладываю деньги, тебе понятно?

— Рад за Олю.

— Нет, ты не понял. В «Лунном сумраке» у меня есть свои люди!

Он говорил о том клубе, где мы с Олей… В общем, где у нас все было.

— И?

— Че ты мне лепишь тут? Под идиота косишь? Не старайся, ты и так им являешься! Видели, как вы зависали в лаунже, а потом заняли вип-кабину! И закрылись там! Признавайся, что у тебя с ней? А? Было?

Парень был на взводе. Его отношение ко мне скакало от ненависти до презрения и, видимо, измерялось в зависимости от того, верил он в то, что Оля могла ему изменить со мной, или нет.

— Нет, — просто ответил я. — У нас с ней никогда и ничего не было, Герман. А если бы было, я бы стал самым счастливым человеком на свете. Так что я тебе реально завидую, чувак. А ты что, реально мог подумать, что такая, как Оля, и вдруг со мной?

Настороженность на его лице сменило самодовольство. Он смерил меня взглядом с головы до ног и расплылся в улыбке:

— Ты точно идиот! Тебе до Оли — как до Луны! Пешком! Ты посмотри на себя, нищеброд! Ты себя в зеркало видел? Вон, видишь тачку? — он показал на свою «бэху». — Или вон, гляди, еще круче — «ламбочка» чья-то… Такие, как Оля, общаются с теми, кто ездит на таких машинах. А тебе на такой даже прокатиться не дадут, не твой уровень! Понял?

Посмеиваясь, он снисходительно похлопал меня по плечу. Я поразился его логике — только что переживал, что Оля была со мной, а получив отрицательный ответ, тут же зарядил прямо противоположную мысль. Да и черт с ним. Надеюсь, Оля будет с ним счастлива. Сердце пропустило удар — при мысли о девушке в груди что-то защемило. Захотелось ей позвонить…

Послышался звук хлопнувшей двери автомобиля. Из желтой «ламбы» выбрался Таймсквер и вразвалочку подошел к нам. Небрежно отодвинув в сторону Германа, поинтересовался:

— Найт, я не понял, а чего этот перец в мою сторону пальцем показывал?

— Он не на тебя, а на машину твою.

— С фига ли мою? — делано удивился Тайм. — Она твоя. Бонус от… компании за успешный проект! Ладно, поехали, народ тебя ждет.

Мы сели в машину. Герман, слегка потерявший дар речи, проводил нас взглядом, который ощущался даже спиной. Потом все-таки нашел в себе силы вернуться в свою тачку и завестись. Я бросил взгляд в ту сторону и увидел, как с пассажирской стороны тонированное стекло BMW опустилось. Там сидела Ольга. Она кивнула. Профиль, выданный Метой, показал, что ее отношение ко мне сменилось с «Симпатии» на «Уважение».

— На базу? — спросил я Тайма. — Или в «Корпорацию»? Трезубец при мне, я его тебе передам, когда скажешь.

— На базу, — коротко бросил он, выезжая с нашего старого, такого маленького и тихого дворика. Желтая «Ламборджини» увозила меня в новую жизнь, которая никогда не будет такой же маленькой и тихой.

— А как же заказ? Они уже наверняка знают, что мы забрали реликт…

— Ты чего, Найт? — удивился он, покосившись на меня. — Всерьез считаешь, что я собирался отдавать его Кану? Боевой артефакт божественного класса? Да еще после того, как Умник поднял инфу по всему сету, в который входит Трезубец… Даже не думай, мы оставим его себе. Передашь мне его на базе. И… знаешь что, Найт? С этим реликтом мы подомнем под себя весь город! А когда добудем остальные два — весь мир станет наш!

Эпилог

— Вы уверены, что все идет по плану? У меня такое чувство…

— Оставь чувства другим, Тодд, я ценю тебя не за них. Все идет по плану. Я бы даже сказал — все почти идеально. Мангусты сделали свое дело, а Таймсквер… Этот парень неплох, а? Даже чертовски хорош!

— Друзья Хирурга внесли его новичка в KoS-лист. За его голову объявлена большая награда.

— «Его новичок», Тодд, это страдавший ДЦП парень, чья болезнь дала ему на старте уникальные возможности. Я не зря приказал инициировать его — ты еще много про него услышишь.

— Не сомневаюсь. Тем более что сейчас большинство мета-наемников, ловцов душ, торговцев рабами и психов начинают охоту за ним. Награда и «солью», и кэшем, поэтому они будут действовать решительно. К тому же я получил информацию, что его усиленно ищет какой-то вендиго.

— Вот и понаблюдаем. Главное ведь, что в результате он справился, не так ли?

— Да, Трезубец у мангустов. И теперь очень трудно будет вырвать его из рук Таймсквера.

— Ты полон скепсиса, Тодд. Это полезно, но иногда нужно мыслить позитивно. Сейчас важно, что они уже идут по следу Эгиды. А затем мангусты в любом случае будут полностью уничтожены. Не сомневайся, все три реликта попадут ко мне, мой человек в их клане поможет с этим. Теперь нам не помешает никто, все уверены, что я мертв, и это был очень хороший ход с нашей стороны: полностью отвести подозрения от «Корпорации». Ну а божественный сет… Тодд, ты и близко не представляешь, что могут три эти реликта, если их объединить. Все прошлые сотрясения Меты окажутся слабым ветерком по сравнению с тем ураганом, который поднимется, когда реликты окажутся у меня.

— Хорошо, это ваша операция, вам решать. Что дальше?

— Наблюдай за мангустами. Докладывай ежедневно. Собирай информацию от наших людей и нелюдей в провинции. Я ожидаю скорое прибытие в город «Пестрого купола», они всегда появляются на запах мертвечины. Вот тогда здесь начнется настоящий кризис!

Кивнув, американец Тодд Сквочер, главарь группы «Проклятых», заключивших постоянный контракт с кланом «Корпорация», вышел из секретной комнаты на двадцать седьмом этаже кланового небоскреба.

Когда дверь за ним закрылась, сидящий в кресле Артур Кан сдержанно улыбнулся.

— Интересно, будешь ли ты благодарен мне, Матвей Колесников, когда узнаешь всю правду, или, наоборот, проклянешь меня? — пробормотал он, задумчиво поглаживая бородку.

На миг вместо человека в кресле проступило что-то огненно-красное, косматое — будто очертания какого-то чудовища возникли там.

Но лишь на миг.

Конец первой книги


Глава 27. Трезубец | Мета-Игра. Пробуждение | @books_fine канал в телеграме