home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26. Рейд

Вместо ожидаемой стаи собак мы вдруг увидели девушку. Обычную девушку, чуть высоковатую, немного прихрамывающую и очень-очень странную — в деловом костюме на каблуках и неестественно вывернутой головой.

— Ревенант! — заорал Тайм. — Всем стоять! Я сам!

Пыхнув в лицо воздухом, булава по моей команде мгновенно перекочевала из интерфейса в правую руку. Я узнал девушку — это была та самая Незнакомка, за которой когда-то гнались Пух и Чуча. Тактический монитор!

Найт, обнаружена враждебная мета-сущность: Ревенант.

Ревенанты — бывшие мета-игроки, отринутые Метой, но сохранившие особые способности за счет поглощения свойств внемировых существ. Являются прямой угрозой всему Мета-сообществу, так как целенаправленно охотятся на мета-игроков.

Это существо было двадцать первого уровня, ниже, чем Таймсквер, но тот не успевал при любом раскладе. В каждом сценарии его тело только-только начало растворяться в воздухе, как оказавшаяся ревенантом Незнакомка, по-птичьи переведя взгляд с одного из нас на другого, наводила вытянутую руку на Клевер, вращала кистью, вокруг которой тут же разгоралось синее пламя, и выстреливала сгустком энергии. Пух метал воздушное ядро, пытаясь сбить сгусток с траектории, но тоже не успевал — смертельный снаряд врезался Клевер в грудь и убивал.

Более-менее сработал только один вариант, и я, поспешно захлопнув монитор, подтолкнул Пуха, из-за чего ядро с его руки полетело точнее. Мелькнула мысль, что с развитием таланта мне все проще удается выполнить задуманное — практически точь-в-точь, как в моделировании…

Сгусток энергии скользнул по правому плечу Клевер, а второго выстрела ревенант нанести не успела: Тайм размолотил ее на куски явно нечеловеческой плоти, съеживавшейся и быстро впитывающейся в землю. Прозвенели очки начисленного мета-опыта.

— Разведка у нас ни к черту! — выругался клан-лид. — Откуда она взялась? Клевер, продолжить сможешь?

Девушка, болезненно скривившись, качнула головой:

— Сильный дебаф, скоро отключусь. Сама не выхилю, ты же знаешь, ревенанты…

— Знаю, — перебил ее Тайм. — Жаль. Сама выберешься? О’кей, возвращайся в фургон… Бегом!

Проводив ее взглядами, мы поспешили на звуки боя впереди, и Скрай возбужденно заговорил:

— Я че-то вообще ни черта не понял! Что здесь происходит? Что эта тварь на свалке забыла? Мы к Хирургу в гости пришли — а тут вдруг ревенант, ну ни фига себе!

— Может, она с Хирургом как-то связана? — предположил я.

— Ревенанты никому не подчиняются и никогда никого не слушаются, — возразил Соник. — Это ж, считай, ожившие мертвецы, игроки-зомби. Блин, да ревенанты вообще самые загадочные твари в Мете!

— Баал загадочнее, — отрезал Таймсквер. — Но если Хирург как-то смог…

Он не договорил — из-за постройки снова донесся такой звук, как будто там взлетела серия ракет. Раздались быстрые удары, и через низкую жестяную крышу на нас перебросило облезлую псину, пробитую десятком длинных тонких кольев. Из чего они состоят, было невозможно понять даже при помощи гиперзрения, казалось, что колья спрессованы из земли, металла, пластика и черт-те чего еще.

Пет был жив, когда свалился, разбрызгивая кровавые капли, на голову Соника. Тот вскрикнул от неожиданности и сбросил с себя извивающееся тело.

— Ха! — выдохнула Чуча, скорее издевательски, чем сочувственно.

— Чертова псина! — крикнул Соник. Его лицо и ярко-синие волосы запятнала кровь, а хохолок волос, раньше залихватски торчащий вверх, был смят и безвозвратно испорчен.

С другой стороны постройки завизжали и захрипели. Отвлекшись на атакованного Торпедой пета, мы не сразу заметили, как слева вылетела бешено лающая собака. Она был мельче первой — из тех дурных дворовых созданий, которых обычно называют шавками. Такие опасны именно потому, что без царя в голове. Оскалив клыки и разбрызгивая слюну, собака ломанулась прямо на Пуха. Тот встретил ее ударом своего ядра, но шавка успела на бегу нырнуть в сторону. Все же невидимый воздушный снаряд зацепил ее, расплющив позвоночник. Злобно визжа, она поползла прочь от нас, куда-то к клеткам, волоча задние лапы.

— Внутрь! — приказал Таймсквер.

Возможно, дверь в постройку и была заперта, мы этого так и не узнали. Соник свел руки вместе и, нагнувшись, ткнул ребрами ладоней в землю. От него вперед пошла волна вибрации, земля задрожала, по ней побежал ровный вспучивающийся бугор, будто след на воде от плывущей неглубоко акулы. Вибрация ударила в дверь и с лязгом выворотила ее из петель. Дверь опрокинулась, открыв ведущие вниз решетчатые ступени. Дальше была широкая комната с нишами по стенам.

— Это какой-то фильм ужасов! — воскликнул Скрай, первым заглядывая внутрь.

Здесь кошмарно пахло — ставшие уже привычными запахи свалки уступили место сладковатой вони мертвечины. Пол усеивали кости, хрящи и осколки черепов.

На другом конце комнаты начиналась вторая лестница, бетонная. Это место не было отстроено Хирургом с нуля, а являлось частью какой-то инфраструктуры, возможно, имеющей отношение к гигантскому мусороперерабатывающему заводу, который мы видели во время разведки. Как только переключившийся на новую локацию Тактический монитор показал первый сценарий, я крикнул:

— Тайцы сидят в этих нишах, первыми атакуют те, что слева! Их не пять — больше!

На мониторе в прямоугольнике комнаты заметались четвероногие силуэты, и одновременно из ниш слева выпрыгнули два клона.

Они были абсолютно одинаковыми: поджарые, мускулистые, крупные, с торчащими вверх треугольными ушами и хищными мордами. И двигались синхронно, будто пара автоматов, очень быстро, но при этом немного механически. Их одинаковые движения сбивали с толку.

— Работаю! — крикнул Скрай, блеснув синими клинками.

Таймсквер с Чучей пошли вперед, держась ближе к другой стенке, где были ниши, из которых еще не показались псы. По-моему, в действии клонов присутствовала определенная тактика: они хотели увидеть, как будет драться враг, прежде чем атаковать все вместе, и поэтому выпустили первыми только двух псов.

Клинки Скрая оставили за собой расплывчатые синие полосы, когда он бросился вперед, на ходу растворяясь в воздухе. Находящийся ближе к нему клон прыгнул навстречу, но белобрысый был слишком опытным рогой, чтобы атаковать в лоб, — весь смысл таланта заключался в том, чтобы противник не понимал, откуда ждать удара. Обежав его, невидимый Скрай напал с фланга, и бок клона прорвался кровавым взрывом. Пес упал, дергая ногами. Судя по топоту подошв и хрусту костей, Скрай перемахнул через него и понесся ко второму псу.

Я закричал Пуху, увидев новые события на мониторе:

— Сзади!

Обернуться тот не успел. Пух стоял под лестницей, занеся руку, готовый выпустить воздушное ядро и слишком занятый происходящим впереди. Я находился ближе всех к нему и крутанулся на месте, увидев теперь и в реале то, что мгновение назад заметил на мониторе.

С верхней ступеньки лестницы на Пуха прыгнула собака с перебитыми задними лапами. Не знаю, как она добралась сюда — обычный пес на такое точно не способен, но ведь этой шавкой управлял Хирург…

Пух вскрикнул, когда клыки вонзились в его толстый загривок.

— Берегись! — всполошенно заорал стоящий рядом Соник.

Увалень держал воздушное ядро наготове, чтобы можно было в любой миг швырнуть его. Пытаясь избавиться от собаки, он откинул поднятую руку, и в результате ядро будто сорвалось с цепи. Раздался громкий хлопок, когда оно улетело вперед вдоль стены.

Булавой попасть было трудно, я рисковал врезать по Пуху, поэтому переместил оружие в интерфейс и выхватил из ножен на ремне сверлонож. Пух упал на колени, рыча от боли, согнувшись пополам и пытаясь сорвать с себя собаку. Крутанув большим пальцем диск, я ударил. Сверлонож тонко загудел. Стоило этому оружию хотя бы немного проколоть оболочку, как бешеное вращение и особенности конструкции втягивали его внутрь жертвы. Нож дернул руку, входя в загривок шавки. Она заверещала, а я уперся ногой в ступеньку и рванул, выдрав из нее шмат плоти. За коническим клинком, наматываясь, потянулись длинные пласты мяса и жилы.

Когда я выключил нож, собака была уже мертва, а Мета сообщила о новом, шестом, уровне. Не сомневаясь, я вкинул очко в Дар.

Сбросив мертвого пса, Пух вскочил на ноги. По его шее текла кровь, куртка на спине потемнела.

— Малой! — крикнул он испуганно и побежал вперед.

Там два клона лежали неподвижно, один — расплющенный воздушным ядром, другой — зарезанный Скраем, которого пока не было видно.

Соник находился рядом со мной, а Тайм и Чуча пробирались вдоль стены справа. Из ниш перед ними одновременно выскочили еще несколько псов.

— Да сколько их тут?! — завопил Соник.

Чуча успела на пару шагов опередить Таймсквера, и когда показались новые клоны, ее фигуру окружил каркас светящихся линий, будто лазерных лучей. Они соединились плоскостями, образовав световой доспех. Голову скрыл шлем. Из кулака правой руки в две стороны выстрелили стержни света, на их концах выросли широкие плоские лезвия, будто лопасти весла.

Она бросилась вперед, вращая своим огромным оружием. Пригнулась, подрубила все четыре лапы первого клона, и пока он выл, пытаясь встать, раскроила череп второго от пасти до затылка. Кость лопнула, как разбившаяся об асфальт дыня.

Оттолкнувшись лезвием от пола, будто прыгун с шестом, Чуча взмахнула другой рукой, из которой выплеснулся клубящийся багровый хлыст. Она захлестнула его вокруг шеи третьего пса. Шерсть задымилась, он захрипел, а Чуча, пустив хлыстом волну, швырнула тварь через всю комнату и насадила боком на торчащий из бетонной стены штырь.

Клон еще издыхал, суча лапами, а она уже бежала дальше. Перед ней остались три пса, но первый из них оказался ловчее тех, с кем она успела разобраться. Он прыгнул на стену, сильно оттолкнувшись лапами, атаковал ее сбоку. Броня полыхнула светом, отражая удар, и Чучу бросило в сторону.

— Чуча, осторожно! — крикнул Соник.

Все же девушка смогла устоять, хотя и упала на одно колено, а силовой доспех защитил тело от когтей и клыков. Втянув хлыст обратно в руку, Чуча крутанула своим оружием, похожим на весло с заточенными лопастями, и перерубила хребет пса.

Два оставшихся клона бежали к ней и были уже совсем близко. Выругавшись, Таймсквер исчез.

Но совсем не так, как Скрай. Белобрысый мангуст двигался быстро, но не более того. В конце концов, и Чуча тоже была очень шустрой, как и любой мета-игрок с прокачанным Телом. Но когда Скрай исчезал, его все же можно было разглядеть в виде стеклистого прозрачного силуэта, а вот Тайм со своей способностью тормозить время переходил в какой-то другой поток бытия, просто становясь невидимым.

Два алых взблеска мигнули в комнате. Первый клон ударился о стену, превратившись в шерстяной мешок, набитый расплющенными внутренностями и костями. Через долю секунды вращающаяся, как юла, голова второго клона врезалась в потолок и прилипла к нему посреди расплескавшегося темного пятна. С влажным хлюпом она отделилась от бетона и свалилась обратно, прямо на обезглавленное туловище, неподвижно растянувшееся на полу.

Таймсквер возник позади псиных трупов, на другом конце комнаты, наклонившись вперед и упершись в стену ладонью. По правой руке, сжатой в кулак, стекали затухающие алые отблески. Он перекинул через голову цепочку медальона, развернулся и позвал:

— Пух!

Тот, присев над растянувшимся у левой стены телом Скрая, ругался:

— Малой, твою мать! Очнись! Да пошевелись ты! Малой!

Когда мы подошли, Пух поднял к нам растерянное лицо:

— Зацепил его ядром. Оно с руки сорвалось, понимаете? Из-за той гребаной шавки! Я раскатал второго пета, но и Малого задел…

Чуча, чей силовой доспех и оружие уже погасли, оттолкнула его, встала на колени и положила пальцы Скраю на шею.

— Он жив. Только без сознания. Оглушен.

— Ты и сам ранен, Пух, — заметил Таймсквер.

Здоровяк уперся рукой в стену, выпрямился. Его качнуло.

— Вся спина в крови, — добавил Соник.

— Выноси его отсюда, — Тайм кивнул на оставшуюся позади лестницу. — Дальше мы сами.

— Слушай, я не хотел…

— Как вышло, так вышло. Вы оба сейчас не бойцы. Выноси!

Увалень больше спорить не стал — обхватил Скрая за плечи и потащил к лестнице. Видно было, что ноги у него подгибаются.

— Соник, разберись с дверью.

Тот с громким выдохом снова врезал по полу ребрами сведенных вместе ладоней, и ударная волна вибрации вынесла запертую дверь в конце комнаты.

— Двигаемся дальше. — Таймсквер, зашагав к проему, на ходу вытащил синий элик из ячейки на поясе. — Это против головной боли. Хотя так себе помогает.

— Ты мне помешал! — в голосе Чучи была злость. — Вот на хрена ты включился? Я бы справилась со всеми, а ты использовал способность и через пять минут не сможешь драться из-за своей гребаной мигрени!

Ничего ей не ответив, Тайм заглянул в следующее помещение и бросил через плечо:

— Тут коридор. Найт, что впереди?

— Дальше пара пустых комнат, от них в стороны уходят какие-то каналы. По-моему, это часть дренажной системы. В конце — большое помещение. Самое большое в этом месте. Внутри Хирург.

— Там должны быть волкодав и Хирург, — поправила Чуча.

— Нет, он внутри один.

— А где пет из первой стаи? — не понял Соник. — Умник так им стращал, ну и где он?

— Не знаю, не вижу его. Кстати, Умник говорил со слов Мутабора про пятерых клонов, а их оказалось больше. Так вот, мы входим туда… — Я помолчал, наблюдая за монитором. — Тайм дерется с Хирургом…. Непонятно, что происходит, ты же действуешь мгновенно. Вы просто разлетаетесь в разные стороны. Потом оба встаете. Потом Чуча… О черт! Кажется, Хирург убивает тебя. Или сильно ранит и оглушает.

Они все уставились на меня, и я ответил:

— Если Тайм атакует, то я пока что вижу такой вариант.

— Ну так ясно же! — Чуча мотнула головой в сторону клан-лида. — Ты посмотри на него.

Шагающий рядом с ней Тайм морщился и тер виски.

— Пока еще терпимо, — сказал он. — Элик немного сбивает боль.

— Это пока. А если ты сейчас включишься еще раз…

— Станет хуже, — согласился он. — Но все равно смогу действовать.

— Блин, кому ты втираешь? — возмутилась она. — Типа я не видела, как тебе башку ломит после двух раз. Ты аж синим от боли становишься.

— Все видели, — согласился Соник.

— Я не храбрюсь, какой смысл, — возразил Тайм. — Говорю как есть: еще драться смогу. Найт, дальше монитор крути.

— Я кручу. Теперь вижу, как ты убиваешь Хирурга. Вы оба падаете, но ты встаешь первый и разбиваешь его голову о стену. Но я не понимаю, в каком случае побеждает он, а в каком ты.

— Из-за того, что монитор не показывает мои действия в заторможенном времени?

— Да, он не успевает отработать картинку. Ты можешь сделать в этот момент что-то одно, а можешь другое, и я не вижу, какой вариант удачный, чтобы сказать тебе.

Коридор закончился, и мы заглянули в бетонную коробку, куда он нас вывел. Услышали тихий шум воды за стенами и пошли дальше, к проему в другом конце. Под ногами похрустывали кости — они снова начали появляться еще в коридоре, а теперь их становилось все больше.

— Соник, будь наготове, — скомандовал клан-лид.

— Есть, босс!

— Но смотри, если в той комнате земляной пол, то лучше не надо… — не очень понятно для меня добавил Тайм. — Найт, а сейчас что видишь?

Мы были уже перед дверью, за которой находился Хирург.

— Отмотал почти десяток раз… и не могу понять, что вижу, — признался я.

— Объясни! — потребовала Чуча.

— Во-первых, Хирург как будто не пытается подготовиться к нашему появлению. Просто занимается своими делами.

— Но он точно ждет нас, — возразил Соник. — Через своих петов он уже давно знает о нашем приближении.

— Я понимаю. Но все равно он ведет себя так, словно все нормально. А потом он встает под стеной комнаты, где стоит какая-то непонятная штука, и начинает меняться.

— Это как?

— Ну, он словно бугрится, и монитор начинает показывать его в виде такого непонятного искаженного силуэта. В таком виде он дерется с нами со всеми, и иногда побеждаем мы, но чаще всего он….

— Ну так и нечего медлить! — перебила Чуча. — Вперед!

Не дожидаясь ответа, она толкнула дверь и шагнула дальше. Мы вошли за ней. Это было действительно большое помещение, с высоким потолком, к тому же освещенное лампами. Висящие на протянутых по кронштейнам проводах, они были заключены в абажуры из собачьих черепов. Тусклый свет, льющийся наружу через глазницы, ушные отверстия и пасти, озарял столы с собачьими тушами, ветошь и шкуры под стенами. И большую металлическую раму, в которой на ремнях был растянут очень крупный мохнатый пес со сдавленными тугим намордником челюстями. Тело его слабо содрогалось, покачиваясь на ремнях. Стоящий вполоборота к нам человек в закатанных до колен армейских штанах оглянулся.

— Вот он, ирландский волкодав… — растерянно пробормотал Соник. — Он его, что ли, модернизирует?

— А вот и Хирург, — прошептала Чуча.

А потом я увидел Трезубец.

***

Реликт остриями вверх торчал из стоящей в дальнем углу комнаты деревянной подставки, на него было надето массивное кольцо из синеватого металла, удерживаемое кронштейном. От кольца кабель шел к гудящему железному коробу на стене, а с другой стороны от короба расходились провода. Некоторые тянулись через всю комнату, на них-то и висели лампы, заключенные в собачьи черепа. Трезубец мерно пульсировал золотистым свечением, и мне почудилось, что с каждым усилением света короб начинает гудеть чуть громче, а лампы едва заметно разгораются.

Сверкнув темными глазами, Хирург не то проговорил, не то пролаял сиплым голосом, в котором звериного было больше, чем человеческого:

— Кто вы? Убиваете моих псов. Шумите. Кто такие?

Очередная прокрутка Тактического монитора впервые показала мне сценарий, в котором я подбираюсь к Трезубцу и хватаю его, выдирая из подставки и кольца. Затем Хирург, успевший оглушить Тайма и ранить Чучу, настигает и убивает меня. Плохо. А что, если действовать так… Или так…

— Эй, волосатый, мы вообще-то не к тебе, — проговорила Чуча.

— Хирург, есть возможность избежать драки, — сказал Тайм. — Мы пришли забрать одну вещь. Если отдашь — уйдем по-тихому.

Раз за разом прогоняя новые сценарии, я стал медленно отходить вбок, к стоящим вдоль стены железным столам с собачьими трупами.

— Избежать драки?! — пролаял Хирург и то ли ухмыльнулся, то ли оскалился. Скорее все же первое, хотя в его исполнении это выглядело так, как если бы улыбался бультерьер-убийца, только что насмерть загрызший человека. — Знаю, зачем пришли! Не думайте теперь, что я вас отпущу! Пойдете на корм!

Фигуру Чучи окутало сияние силового доспеха, лезвия оружия выстрелили из ее правой руки, а в левой возник багровый хлыст. Только атаковать она не успела — Таймсквер без предупреждения использовал свой талант.

Мы не видели, как он столкнулся с противником, зато хорошо разглядели последствия. Мигнул алый взблеск, и одновременно все рубцы и шрамы Хирурга налились густо-зеленым светом, на несколько секунд покрыв тело уродливой сетью пятен и ломаных линий. В режущей глаза изумрудной вспышке Хирург с грохотом отлетел назад, перевернув раму с волкодавом. Но и Тайм не устоял — выпав обратно в нормальное время, он кубарем покатился в другую сторону.

Оказавшись у стены, я переместил булаву из интерфейса в правую руку и начал протискиваться вдоль края стола, где лежала туша мертвой собаки.

Кажется, изумрудная вспышка оглушила Таймсквера — он лежал навзничь и пока что лишь слабо шевелился. Чуча выругалась и побежала, замахнувшись хлыстом. Хирург схватился за опрокинутую раму. Несмотря на то, что вместе с массивным туловищем волкодава рама казалась очень тяжелой, он легко приподнял ее, защищаясь, и хлыст ударил по железу. Гибкий конец, исходящий багровой дымкой, случайно захлестнул за мохнатую голову волкодава и рванул ее. Пес захрипел сквозь стянутые челюсти.

Встав на колени, Хирург взревел: «Знаю, зачем пришли!» — и швырнул раму навстречу Чуче, которая в последний момент успела перескочить через нее.

Втянув в руку хлыст, она обрушилась на противника сверху, ударив заостренной лопастью оружия, как топором. Хирург двумя руками поставил блок. Я помнил, как легко Чуча прорубила хребет пса, и ожидал то же самое сейчас. Рубцы, покрывающие волосатые руки, сверкнули зеленым, и хотя от удара колени Хирурга глубоко ушли в слой костей, а сам он болезненно проскулил, но оружие Чучи со свистом отбросило назад, будто сработала большая и тугая пружина.

— Вам не получить псарню! — пролаял Хирург нечто непонятное.

Я рванулся, сумел выдраться из-за массивного стола и поспешил дальше, мимо следующего, на котором в кровавой луже лежали кости. Хирург бросил взгляд в мою сторону.

— Куда?! — рявкнул он. — Назад! Псарня моя!

Я по-прежнему абсолютно ничего не понимал в его бессвязных выкриках. Тем временем Чуча отшатнулась, едва устояв на ногах, но сумела воспользоваться инерцией своего длинного тяжелого оружия и, прокрутив его в руках, ударила Хирурга сбоку. Эту атаку тот отразить не успел. Лопасть отшвырнула его к столам, он свалился у моих ног, рыча и брызгая слюной, начал вставать.

На другом конце комнаты Таймсквер тоже вставал, ему помогал что-то взволнованно квохчущий Соник. Чуча шла к нам, оружие вращалось над головой, будто пропеллер грузового вертолета. Багровый хлыст снова выплеснулся из ее руки.

Хирург был рядом, и я ударил его булавой, но из-за того, что совсем близко была стена, не сумел толком размахнуться — локоть уперся в нее, и удара не получилось. Хирург в последний момент подбил мое запястье, а потом просто выхватил оружие из руки. Увидев это, Чуча побежала, и он с разворота метнул булаву ей навстречу.

Силовой доспех вспыхнул, отражая разряд моего оружия. С громким треском оранжевые огни пробежали по Чуче — судя по силе вспышки, сработал эффект «Ухмылка смайла». В доспехе что-то закоротило, он часто замигал, отчего его хозяйка стала напоминать ходячий стробоскоп. Хлыст с протяжным хлюпаньем распался на дымные завитки и исчез.

— Что с моей броней?! — заорала она возмущенно, приплясывая на одном месте и хлопая себя по бокам, будто пытаясь потушить огонь.

Материализовав сверлонож, я ударил Хирурга им.

В последний момент тот сместился на полшага, и жужжащий смертоносный конус, вместо того чтобы попасть в левую половину его груди, воткнулся в длинный широкий рубец на ключице. Шрам загорелся бледным травянистом светом, и нож не провалился дальше, как было в предыдущие разы, его наоборот толкнуло назад вместе с моей рукой. От шрама за ним потянулся клейкий сгусток, похожий на густую зеленую слизь, оторвался от основания и стал стремительно намазываться на нож. Тот пронзительно загудел, руку затрясло, будто в конусе сбилась ось вращения. Вещество залепило все щели и выступы, нож зарокотал, затрещал, от него посыпались искры. Рукоять почти мгновенно раскалилась.

Сообразив, что сейчас произойдет, я швырнул сверлонож в Хирурга, но оружие взорвалось, не долетев до его головы. Вскинув руку, я сам едва успел защитить лицо. Мелкие обломки дробью пробарабанили по тыльной стороне ладони, запястью, предплечью. Удары были сильными, выданная Завхозом броня частично спасла от ранений, но по руке все равно потекла кровь. Толчки заставили меня быстро просеменить через просвет между столом и стеной, хорошо, что вообще сумел устоять на ногах.

Хирургу не повезло больше. Когда он прыгнул за мной, я увидел, что осколки оружия оставили кровавые раны на правой половине его головы, а правый глаз серьезно поврежден.

Рыча совершенно по-звериному, он ударил, и твердый, как камень, кулак врезался в челюсть, отшвырнув меня дальше вдоль стены.

Я упал, почти лишившись сознания от боли. Кое-как сумел приподняться. Теперь до Трезубца оставалось недалеко — по ходу схватки я переместился через две трети комнаты.

Хирург схватил меня за шею и плечо, приподняв, бросил лицом в пол. Скала, хоть и повысила уровень только за сегодня дважды, теперь срабатывала реже, это зависело и от отката, и от регенерации ф-энергии. Ударом под ребро он перевернул меня на спину, я снова сделал попытку подняться, беспомощно бросив взгляд в сторону соклановцев — Тайм еще не пришел в себя настолько, чтобы атаковать, а Чуча пыталась разобраться с последствиями неполадок в доспехе, который окончательно пошел в разнос.

Хирург высоко занес ногу, и тяжелая ребристая подошва армейского ботинка начала опускаться на мое лицо.

От отчаяния я запустил Тактический монитор. Откатиться не успеваю, убрать голову тоже, только выставить перед собой руки… Так я и сделал. В предплечьях хрустнуло, но удар получилось смягчить. Хрипло ворча, Хирург схватил меня за лодыжки, вздернул в воздух и с размаха врезал головой о стену. Багровое марево залило глаза, но вовремя откатившаяся Скала спасла от смерти.

— Пора уже сдыхать, щенок! — рыкнул Хирург немного удивленно, увидев, что я еще дергаюсь.

Он швырнул меня на пол, схватил со стола кривую реберную кость, с которой полетели капли собачьей крови, и хрустнул ею об колено. Отбросив отломанный кусок, замахнулся белой дугой с острым сколом.

Рядом что-то протяжно свистнуло, почти заглушив остальные звуки. Я увидел, как с хлюпаньем из-под мышки Хирурга выскакивает острие непонятно откуда взявшегося тонкого кола. Еще два, отраженные вспыхнувшей зеленой «броней», отскочили и упали на пол. Закряхтев, Хирург потянул кол из себя, вытащив, бросил на пол и обернулся.

Неподалеку от нас появились высокая хрупкая девушка и парень с бесстрастным сосредоточенным лицом, оба в облегающей кожаной броне. Это же Торпеда и Фокусник! Они пошли вперед, на ходу девушка скупыми движениями рук формировала из костяной массы колья и резким толчком отправляла их в Хирурга. Тот, отбив несколько прямо в воздухе, упал на четвереньки и, не выпуская из рук свою костяную саблю, помчался к ним, уворачиваясь от летящих в него кольев. Я заметил, что его левая рука, под которую воткнулся первый снаряд Торпеды, двигается хуже.

— Мои щенки кусались больнее! — проревел Хирург.

Фокусник, что-то быстро сказав Торпеде, негромко хлопнул в ладоши. В то же мгновение оба исчезли, а спустя пару секунд Хирург пронесся через то место, где те только что стояли, и врезался в стол.

Он зафыркал, слегка оглушенный, затряс головой.

Первой появилась Торпеда. Она оказалась сбоку от Хирурга в момент очередного формирования кольев. В шаге от нее возник Фокусник, все так же бесстрастно наблюдающий за противником. Торпеда обозначила толчок руками, и три кола с тонким свистом полетели в цель. Первые два Хирург отбил костью, но третий не смог, и тот вошел в его плечо. Завывая от боли, он снова бросился на Торпеду с Фокусником, и те снова исчезли.

Увидев, что будет дальше, я закричал мангустам:

— Нет, влево! Отходите влево!!

Но я опоздал. Каким-то звериным чутьем Хирург угадал, куда на этот раз они переместятся под прикрытием таланта Фокусника, и метнул обломок кости, как бумеранг. С треском из воздуха выпал оглушенный Фокусник и без сознания повалился на пол. Торпеда мгновенно тоже стала видна. Растерявшись, она не успела среагировать, подскочивший к ней Хирург вырвал из своего плеча осколок кола и наотмашь врезал ей по виску, будто кастетом. Кол треснул, раскрошившись в труху, а Торпеда упала поперек тела напарника.

Сначала моя атака, а потом появление этих двоих дали время остальным мангустам прийти в себя. Таймсквер уже встал при помощи Соника, а Чуча неслась к Хирургу как маленькая разъяренная ракета. Ее доспех погас, а хлыст исчез, но свое веслообразное оружие она выставила перед собой. Заточенная лопасть врубилась в живот едва успевшего обернуться врага будто копье.

Чуча бежала дальше, поднимая оружие все выше. Не знаю, как маленькая девушка могла удерживать на весу здорового крепкого мужика, но у нее получалось. Спина Хирурга врезалась в стену, он заелозил ногами, пытаясь дотянуться до пола. Чуча хрипло орала, вдавливая его в бетон, пытаясь пробить зеленую сеть, полыхавшую на его теле.

— Дави гада! — исступленно кричал подпрыгивающий Соник. — Дави!!

Нижняя челюсть у меня жутко ныла, кровь текла по подбородку и шее. Поднявшись, я подковылял к Трезубцу. Когда кинул взгляд через плечо, рядом с Чучей уже возник Таймсквер, и кулаки его ритмично врезались в прижатого к стене Хирурга, разбивая всмятку вторую половину лица.

Трезубец был прямо передо мной, и я протянул к нему руку, но тут сзади снова закричал Соник, вопль его стал испуганным. Когда рука коснулась реликта, меня пронзил разряд тока. Сжав зубы и заставив себя не размыкать пальцев, я опять оглянулся.

Соник заметил то, что еще не заметили Чуча и Таймсквер, слишком занятые превращением Хирурга в отбивную. Его ноги болтались в полуметре над полом, и носком левого ботинка Хирург зацепил задник правого, стащил его, открыв голую ступню. Пальцы на ногах у него были с темными, давно нестриженными ногтями.

Он задрал ногу и, согнув пальцы, будто обезьяна, пробороздил ногтями лицо Чучи.

Она вскрикнула, отшатнулась, и ее оружие, мигнув светом, исчезло. Кулак Таймсквера врезался в стену над головой упавшего на ноги Хирурга, тот мгновенно ударил клан-лида в голову и тут же — Чучу, но не позволил мангустам отшатнуться, а обеими руками схватил их за шеи и приподнял.

Мгновенно ситуация стала кардинально другой. Таймсквер дергался, Чуча пинала противника в бок и живот. Лицо Хирурга было страшно изуродовано, но это не помешало ему развести вытянутые руки шире и с хриплым рычанием свести их вместе, с громким стуком столкнув две головы.

Таймсквер обмяк и безвольно свалился на пол, когда пальцы на его горле разжались. Схватив вяло извивающуюся Чучу двумя руками, Хирург поднес ее ближе к себе и вдруг укусил за голову.

— Отпусти ее! — панически заорал Соник.

Хирург высоко поднял девушку над собой, словно маленькое бревно, и швырнул о стену.

— Соник, нет! — выкрикнул я, когда понял, что сейчас будет.

Лицо синеволосого мангуста стало безумным. По-моему, он уже ничего не соображал. Вскинув сведенные вместе руки, Соник присел и с отчаянным криком врезал ребрами ладоней по слою костей, послав под ноги Хирурга тугую волну вибрации. Останки захрустели, разлетаясь. Хирург, будто собака, вспрыгнул на стоящий сбоку железный стол, и оттуда на четвереньках перескочил на следующий. За ним комнату пересекла трещина, кости и земля посыпались вниз, а вызванная Соником волна вибрации врубилась в бетонную стену и расколола ее.

Пол провалился, разделив комнату на две части почти по диагонали. Чуча, Таймсквер, Торпеда, Фокусник и сам Соник рухнули в провал. Куда делся Хирург, я не увидел — сотрясение пола швырнуло меня на колени. Успев рвануть Трезубец, я выдрал кабель из гнезда на боку железной коробки и потом упал. Тяжелое кольцо свалилось мне на голову.

— Вы все пойдете на корм! Скоро я приду за вашими семьями! — успел я услышать сиплый вопль Хирурга, когда пол подо мной ушел вниз.

Я покатился, ударился обо что-то, сверху на меня съехал целый пласт земли, стало темно… И последней моей мыслью было: Трезубец в моих руках, а мстительного безумца надо остановить.


Глава 25. Совет | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 27. Трезубец