home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25. Совет

В библиотеке собрались семь мангустов, из бойцов не было Грава, Фокусника и Торпеды с Пузырем, а еще из знакомых мне игроков отсутствовали Теодор, Завхоз и Алина.

— Итак, внимание все! — объявил Таймсквер. — Сейчас слушаем Умника, не перебиваем. Всем заткнуться, вопросы только по делу.

— Я записал видео с дрона, стал прокручивать и изучать, — Умник говорил быстро, сосредоточенно глядя на экран ноутбука перед собой. — И вот что получается…

Изображение с его компьютера дублировалось на голопроектор, создавая объемную картинку, висящую в воздухе высоко над столом. Туда смотрели все собравшиеся в комнате.

В углу подскакивал и вертелся на стуле Соник, поведением напоминающий мне Скрая. Это был азиат с выкрашенными в ярко-синий цвет волосами. Такой себе косплей под знаменитого ежика, но при этом его талант имел совсем другую природу, а название главной способности Соника шло от слова «сонический». Он часто улыбался, несмотря на серьезность ситуации, наклонялся к разлегшейся на диванчике Чуче и начинал ей что-то втолковывать, но та лишь отмахивалась.

С другой стороны от Умника верхом на высоком круглом табурете устроился Таймсквер, дальше под стеной присел Пух. У двери в своем кресле восседал, склонив большую голову к плечу, Мутабор. Петов с ним не было.

Над столом повисло подрагивающее изображение — кадр с дрона, пропущенный через какие-то фильтры.

— Я менял диапазон, — продолжал Умник, — и обнаружил, что его тело светится… Видите?

Силуэт Хирурга был бледно-розовым и покрытым алыми пятнами. Умник плавно сдвинул движок на экране, и картинка голопроектора начала менять цвет: Хирург стал бледно-зеленым, с синеватым отливом, а пятна почернели

— Это его шрамы? — догадался я.

— Именно. В разных диапазонах они вот так выделяются.

— И что это значит? — вклинился Соник.

— Тело Хирурга искажено, это следствие обратной связи между ним и его петами.

— Как искажено? — спросил Скрай.

Умник, такое впечатление, с самого начала решил игнорировать их обоих, и обращался только к остальным.

— Чипы Хирурга и его петов постоянно обмениваются информацией, в том числе о состоянии тела, изменениях физиологии.

— К-как это влияет на Хирурга? — спросил Мутабор.

— Ну, например, у него повышенная волосатость. Это явно видно в кадрах с дрона. Еще мне кажется, что на видео заметны изменения в походке и в изгибе позвоночника…

— Не-е, стоп! — повысил голос Скрай. — Вы че хотите сказать — он сам в пса постепенно превращается? Скоро залает и хвостом замашет?

— Полная трансформация в другое существо вряд ли возможна. — Умник побарабанил пальцами по краю ноутбука. — По крайней мере, я в это не верю. Но какие-то физиологические особенности петов наверняка передались ему. Иначе и быть не может, с учетом того, в каком количестве он их заводит.

— Но мне казалось, что он вшивает им нейроморфы, а не привязывает, как Мут, — заметил я. — Скрай так говорил на свалке.

— Малой бы поменьше болтал о том, в чем не понимает, — пробормотал Умник и добавил громче: — В том-то и дело, что обычный петовод-зверятник только присоединяет петов. А Хирург не только присоединяет, но еще и вшивает им чипы. Нет-нет, псом он все же не стал. Но заполучить некоторые их фишки при подобном многолетнем образе жизни должен был.

— Ты начал говорить про шрамы, — напомнил Таймсквер.

— Шрамы, да… Ходили слухи, что Хирург посетил инстанс «Кошмар». И был атакован одним из тамошних монстров — крупным ядовитым пауком-суккумо. Он выжил, что вообще-то удивительно, и получил очень необычный баф: паутинчатую броню. Тут надо понимать, что суккумо крайне смертоносные создания, у них не только ядовитые жвала, но и ядовитые когти-сабли, которыми паук оставил на теле Хирурга множество ран.

— А еще у них, кажется, человеческие рожи, у этих пауков? — вставил Скрай. — Причем женские, да? Ну типа имитация такая хитиновая человеческих лиц… Брр!

— Так или иначе, яд сконцентрировался в коллагене рубцовых тканей, когда раны зажили и стали шрамами. Это дополнительно укрепило его тело в местах расположения рубцов. Получилась своего рода подкожная сетчатая броня.

— То есть резать его надо между шрамами? — осведомилась Чуча.

— Да. Трудно судить, насколько укреплено тело в этих местах, но гораздо проще нанести ему физический урон на участках тела, где рубцов нет.

— Значит, Чуча, бьем туда, где он волосатый, — закивал Скрай.

Чуча выдула большой пузырь жвачки, который громко лопнул, покосилась на белобрысого и ничего не сказала. Сидящая рядом Клевер закатила глаза. Она по большей части молчала.

— Продолжай, Умник, — велел клан-лид.

Насколько я понимал, он уже получил основную информацию, успел обдумать и теперь лишь ждал, когда все это услышим мы.

— Далее, — сказал Умник. — Мут подробно описал мне, что именно увидел глазами своего Масона в жилище Хирурга до того, как птицу укусил один из петов и пришлось срочно уводить ее оттуда. Мут, сам расскажешь?

— Земляной к-коридор, дальше вроде зала, — проговорил тот. — Ниши с одинаковыми п-петами. В-вроде их там пять. Потом еще лестница в-вниз, т-три комнаты и за ними логово Хирурга, но т-там я плохо видел, Масон уже был ранен. Удача, что в-вообще удалось в-вывести его обратно.

— Одинаковые петы? — переспросил я.

— Вот! — Умник поднял указательный палец. — Я навел справки и нашел частную генетическую лабораторию, в которую когда-то обращался Хирург. Он размещал в ней заказ… Меня все внимательно слушают?

— Соник! — повысил голос Таймсквер. Синеволосый мангуст громко шептал что-то на ухо отпихивающей его Чучи. — А ну заткнись!

— Я весь внимание, босс! — Соник снова завращал глазами и рукой взбил торчащий вверх над лбом ярко-синий кок. Брови у него тоже были выкрашены синим.

Умник повел курсором по экрану, и над столом возникла схема: семь собачьих силуэтов с подписью «Стая 3», от них стрелка вела к пяти силуэтам больших размеров, озаглавленных «Стая 2», дальше вторая стрелка — к одному, мохнатому, с подписью «Стая 1». От него последняя стрелка протянулась к человеческой фигуре, изображающей, надо полагать, Хирурга, и с подписью «Вожак».

— Ну ты художник! — восхитился Соник. — И когда успел?

— Судя по собранным данным, петы Хирурга разбиты на группы, которые я назвал стаями. Третья стая, самая многочисленная, состоит из новичков…

— Нубо-петы, — хохотнул Скрай.

— …то есть из наименее обученных и хуже всего подчиняющихся Хирургу. Они разных пород, а значит, имеют разную силу и скорость. Подозреваю, что среди них есть неудачные экземпляры, те, с которыми что-то пошло не так, но которых Хирург еще не отбраковал. Он привязал их недавно, не успел по-настоящему выдрессировать.

— Это не значит, что псы третьей стаи не опасны, — добавил Таймсквер. — Но они, возможно, буду атаковать более хаотично.

Умник кивнул и продолжал:

— Далее — петы второй стаи, которых Мутабор видел через ворона. Псы сидят в коридоре за дверью. Это клоны с одного образца, созданные по его заказу в лаборатории. Судя по описанию Мута — пять тайских риджбеков.

На экране появилась фотография подтянутой темно-серой собаки с торчащими вверх ушами, стоящей на фоне буддийского храма.

— Их средний вес около двадцати пяти кило, рост в холке до шестидесяти восьми сантиметров. В обычной жизни это довольно умные, но заносчивые твари, которых трудно дрессировать. А во что их превратил Хирург…

— Одному Хирургу известно, — заключил Соник и подмигнул Чуче, которая лишь закатила глаза в ответ.

— Итак, третья и вторая стаи — разношерстные новички и тайцы. Наверняка последние находятся под более жестким управлением Хирурга. Теперь стая номер один. Информация по ней только косвенная, Мутабор разглядел очень мало, но я предполагаю, что там единственный пет: ирландский волкодав.

На экране появилась здоровая мохнатая псина с неказистой мордой.

— Рост от восьмидесяти сантиметров, весит около пятидесяти пяти — шестидесяти кило.

— Какой-то он добродушный с виду, — заметил Скрай.

— Зато на сайтах кинологов пишут, что эта порода хорошо поддается дрессировке. А значит, с учетом привязки пета и вшитого ему нейроморфа, Хирург может добиться от него таких действий, на которые обычные псы вообще не способны.

— Умник считает, что пет номер один может действовать во многом автономно и проявлять недюжинный ум, — заключил Таймсквер. — На свалке прямо перед началом операции все закапают себе раствор для ночного зрения, который сделал Умник. Это даст нам хороший бонус. Делимся на две группы, в одной Торпеда, Пузырь, Фокусник и Грав, в другой те, кто находится здесь, за исключением Умника и Мутабора.

Умник успел рассказать мне про всех мангустов из группы Торпеды, уже отбывшей на свалку. По его словам, Грав умел менять направление гравитации на ограниченном пространстве. Его талант лучше работал в замкнутых помещениях, а в открытых становился более рандомным: иногда срабатывал, иногда нет.

Пузырь генерировал сферические силовые поля разных диаметров, более или менее стойкие к внешним воздействиям. Он был способен почти мгновенно формировать их вокруг любых объектов на расстоянии нескольких метров от себя и также мгновенно убирать, то есть создавал защитные пузыри, из которых игрок, работающий с ним в паре, мог атаковать противников.

Фокусник умел рассеивать свет вокруг определенных участков, делая их невидимыми. Например, мог превратить в невидимку человека или даже группу плотно стоящих людей. Чем больше участок пространства, который должен выпасть из поля зрения, и чем быстрее нужно передвигать область невидимости, тем слабее завеса, которую создавал Фокусник.

Эти трое имели не очень высокие уровни и быстро выдыхались, но хорошо научились по очереди работать в паре со старшей их группы, Торпедой. Ее талант позволял усиливать атомарные связи внутри небольших участков, спрессовывая материю в очень крепкие и острые колья, которыми Торпеда могла выстреливать в противников. Вроде бы она умела создавать даже песочные и водяные колья.

Таймсквер встал с табурета, подошел к столу с проектором и повернулся лицом к нам.

— У кого какие вопросы?

— У меня, — сказал я. — Два. Разве у нас на складе нет оружия? Я имею в виду — обычного. Мы можем взять его и расстрелять псов. Пока на шум прибудет полиция, успеем уехать оттуда с Трезубцем.

Соник громко хихикнул, и я смолк. Воцарилась тишина. Пух покачал головой, а Скрай сочувственно сказал:

— Ну ты даешь, Найт. Ничего-то ты не знаешь, Джон Сноу.

— Чего не знаю? — спросил я.

— Как-то забываю, что ты еще совсем зеленый, — заметил Таймсквер. — Тебе никто не успел сказать, что Мета наказывает за использование огнестрела?

— В смысле наказывает?

— Сначала снижает рост показателей, а потом и вообще начинает опускать в уровнях, — пояснил Умник.

— Но почему?

— Кто знает… — пожал он плечами. — У меня есть теория, что Мета заточена под личностный рост. Поощряет развитие тела и ума. А огнестрел — это… В общем, если ты начинаешь больше полагаться на него — ты меньше полагаешься на себя.

— Поэтому мы не используем огнестрел, — заключил Тайм. — Не только в разборках между собой, вообще стараемся не трогать такое оружие. Если случайно ранить или, тем более, насмерть подстрелить кого-то… Никто из нас не умеет толком стрелять, потому что никто никогда не тренировался. В клане стволов нет ни у кого, и сейчас я не успею ничего раздобыть. Какой второй вопрос?

— Второй вопрос — о твоем таланте. Я один раз видел его в действии, но точно не понял, что это было. У меня такое ощущение, что в Мете не принято прилюдно распространяться о своих талантах…

— В чем вопрос, Найт? — сузив глаза, спросил Таймсквер.

— Ты умеешь очень быстро двигаться?

Он отрицательно качнул головой:

— Нет, я торможу время.

— Вот так! — кивнул Скрай с некоторой гордостью за клан-лида.

— Можешь объяснить подробнее? — осторожно спросил я. Такая способность казалась невероятной.

— Объясняю… Я могу замедлять течение времени в несколько раз на узком участке длиной до нескольких метров прямо перед собой. И при этом сам двигаться внутри этого участка с обычной скоростью.

В этот момент я вдруг понял смысл игрового прозвища нашего клан-лида.

— Это… ну, по-моему, это очень круто, Тайм!

— Не настолько, как хотелось бы на моем двадцать восьмом уровне. Талант действует несколько секунд реального времени, затем откат на минуту. После повторного использования откат три минуты, потом пять. Четыре раза подряд я использовать его никогда не пробовал, потому что уже во время первого отката начинается сильная головная боль. Как это называется…

— М-мигрень, — сказал Мутабор.

— Да — приступ мигрени. После второго раза она сильнее, после третьего я уже почти не могу стоять на ногах. Ну а на пятое использование тупо не хватает энергии.

— Ага… — протянул я. — Понял. Спасибо, что объяснил. А еще…

— А еще у меня есть силовая руна, — он сжал в кулаке свой медальон. — У этого оружия большое ограничение, оно действует всего секунду. Но если активировать руну одновременно с использованием таланта, то действие растягивается на несколько секунд. По крайней мере, мне всегда хватало, чтоб успеть сделать все, что хотел. Еще вопросы?

— Какая тактика, все понимают? — это был первый вопрос, заданный Пухом.

— Тактика простая. Найт выдает нам сценарии. Вы со Скраем, как обычно, в паре: ты бьешь петов ядрами, Скрай режет. Клевер хилит пострадавших. Соник подключается, если нужно пробить заслон, какое-то препятствие. Ну или тотально все тряхнуть… Но вообще-то на свалке это может быть опасно для всех. Соник, ты понял?

— А то! — кивнул синеволосый.

— Главное во всем этом — вывести меня на прямую линию перед Хирургом, тогда я его сделаю, — Тайм ударил кулаком по ладони. — Пух и Скрай разбираются с третьей и второй стаями, а Чуча подключается на волкодаве и продолжает с Хирургом. Пух и Скрай, естественно тоже помогают, если останется энергия. Повторяю, я должен оказаться лицом к лицу с ним, дальше мое дело. Ну а Соник — ломает двери и баррикады, если встретятся.

— Прическу береги, синий, — посоветовал Скрай.

— Все, разговоры закончились, — заключил клан-лид. — Кто еще не снарядился, у вас пять минут. Выдвигаемся.

***

В отличие от компьютерных игр, в Мете нельзя было активировать лечебный эликсир простым нажатием на иконку. Их все-таки надо было пить, и поэтому я был подпоясан ремнем с ячейками, где плотно сидели семь маленьких бутылей фиолетового цвета. Эликсир универсального типа выдал мне Умник, сообщив, что он супердорогой и редкий. Эти элики повышали оба вида энергии.

Слева на ремне висели еще ножны со сверлоножом — он никак не мешал, а в бою важны даже те доли секунды, которые уйдут на вытаскивание оружия из инвентаря.

Таймсквер был за рулем, Умник сидел рядом с ним, а в заднем отсеке фургона устроились остальные из нашей группы. Алина, Теодор и Завхоз находились в здании клана вместе с Мутабором, который поддерживал связь с Умником — вдруг понадобится совет.

Фургон начал тормозить, поворачивая.

— Возьмите, — донесся голос Умника из-за перегородки, и стекло в окошке опустилось. — Запрокиньте головы и капните в глаза.

В салоне было темно, лишь светились датчики на приборной панели. Умник сунул внутрь плоский кожаный футляр. Пух раскрыл его, раздал нам маленькие пластиковые шприцы без иголок, с тонкими наконечниками, а Умник добавил:

— После этого постарайтесь хотя бы несколько секунд не моргать.

Закапав глаза, я зажмурился, чувствуя жжение. Когда оно сошло, я оглядел лица мангустов, которые теперь различал очень отчетливо, как и стены фургона, хотя здесь почти не было источников света, кроме приборных панелей.

— Вы видите?

Они переглянулись. Чуча заморгала, Скрай провел ладонью по лицу. Клевер просто чихнула.

— Раствор действует, — сказал Умник. — И будет действовать около получаса.

— Все на выход, быстро! — донесся снаружи голос Таймсквера.

Распахнув задние двери и спрыгнув на землю, я поправил ремень. Фургон стоял между кустов на обочине, свалка была по другую сторону дороги. Соник, спрыгнувший за мной, попытался помочь выйти Чуче, к которой, кажется, неровно дышал — протянул руку, попробовал взять ее за локоть, но она лишь оттолкнула его, буркнув: «Отвали».

Когда мы встали возле машины, оставшийся в кабине Умник объявил:

— Нет связи с группой Торпеды. Трезубец глушит и обычную связь, и клановый чат в интерфейсе.

— Как бы он и сам интерфейс нам не сломал, — озабоченно проговорил Скрай. — Судя по моему таймеру, Торпеда со своими через десять минут должны начать.

Мы поспешили к дыре в ограде, и Умник заговорил нам вслед:

— По-моему, излучение Трезубца расходится волнами. В периоды затишья я буду пробовать связаться с вами. Может, и прорвусь.

Когда один за другим мы пробрались через дыру и начали углубляться в лабиринт мусорных гор, Таймсквер объявил:

— Торпеда вот-вот начнет свою часть операции. Врубай монитор.

Группа Торпеды должна была отвлечь на себя сидящих снаружи петов третьей стаи, атаковав логово Хирурга с противоположной стороны, именно поэтому они выехали на свалку раньше и на другой машине.

Пух и Скрай двигались по правую руку, Чуча и старавшийся держаться рядом с ней Соник по левую. Мы с Таймом и Клевер оставались в центре. Несколько раз прокрутив монитор, я сказал:

— Плохо, что не можем связаться с Торпедой даже в чате. Вы пробовали?

— Я все время пытаюсь, — сказал Пух.

— Не работает, — подтвердил Таймсквер. — Вернее, у нас еще работает, но у них уже нет — значит, они ближе к Трезубцу. Что ты видишь?

— Из пяти сценариев в трех мы входим в дверь той постройки с жестяной крышей, и нас вообще никто не встречает. Один раз из-за постройки выскакивает единственный пет третьей стаи, какая-то шавка, Пух сразу раскатывает ее своим ядром. Но в последнем сценарии Грав на той стороне спотыкается о какую-то железяку и падает, а Пузырь подворачивает ногу. В результате к нам успевает прибежать два пета. Я хочу предупредить, какие действия будут неудачными, но не могу.

— Когда это все начнет происходить? — быстро спросил Таймсквер.

Я сдвинул движок на шкале времени под монитором, пригляделся к цифрам и ответил:

— Где-то через минуту.

— Вашу мать, ну так шевелите копытами!

Мы побежали. Гиперзрение подсвечивало ночной мир переливающимися, как северное сияние, красками. Я видел окружающее четко и ясно — видел каждую деталь, каждый нюанс этого мусорного царства. Впереди тихо зажурчала вода, и мы выскочили к берегу текущей по узкой низине мутной речки.

— Быстрее! — шепотом поторопил Таймсквер.

Речка изогнулась — прямо впереди была излучина. Мы обогнули холм, и нашим взглядам предстали распахнутые пустые клети и накрытое жестяной крышей логово Хирурга. Впереди раздался лай, потом хриплое завывание и истошный человеческий крик. Его сменил необычный звук, будто разом стартовало несколько миниатюрных ракет, и тут же послышался дробный стук десятка ударов.

— Пошла жара! — выкрикнул Скрай, бросаясь вперед.

Наш рейд начался.


Глава 24. Разведка | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 26. Рейд