home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23. Контакт

Броневой щит на самом большом окне вспух пузырем, металл в его центре побагровел и лопнул. На пол потек пузырящийся расплав. Ковровое покрытие зашипело, чернея, и сработавшая пожарная сигнализация огласила двадцать седьмой этаж звуками сирены.

Прежде чем двери лифта закрылись, я увидел такую картину: застывший вполоборота к пришельцу Артур Кан и сияющий раскаленным золотом силуэт обнаженного человека в проеме окна. Мускулистое тело полыхало солнечными вспышками, словно состояло из плазмы. Лицо титана Гипериона невозможно было разглядеть, но на нем двумя сверхновыми звездами сверкали глаза. Титан смотрел на Артура Кана, а тот смотрел на него.

Так эти двое и остались в моей памяти. Гиперион раскрыл рот, похожий на огненную дыру, и от него полился тяжелый рокот. Он напоминал звук приближающейся лавины или гигантского цунами, готового захлестнуть целый континент.

Дверца закрылась, и кабина ухнула вниз.

Мы оба подлетели в воздух, а потом свалились на пол, когда скорость хода чуть уменьшилась. Таймсквер, стиснув зубы, встал на четвереньки, я начал приподниматься, упираясь спиной в стену.

— Что ты видел на своем мониторе?! — процедил клан-лид, пытаясь выпрямиться. Пол кабины дрожал, она тряслась, мы слышали шипение тросов и лязг.

— Вспышку, которая убила всех внутри. Больше ничего не…

Ноги подогнулись, когда кабина резко затормозила, и я ударился задом о пол. Таймсквера бросило обратно на четвереньки. Лифт сильно вздрогнул, хотя, возможно, это произошло со всем зданием.

До нас донеслись отголоски криков. Кабина окончательно встала, и дверцы раскрылись. Вывалившись наружу, мы очутились в дальней части холла, за большим аквариумом, внутри которого испуганно сновали разноцветные рыбки. Люди в холле всполошились не меньше — большинство толпились у выходов, и лишь слаженное действие охранников не давало панике разгореться.

— На выход! — велел Таймсквер.

Нейросеть Сцилла молчала, как и Шелдон Максимус, но в наших передатчиках прорезался голос Умника:

— Тайм, Найт, на связи! Слышите меня? Прием!

— Слышим! — рявкнул Таймсквер, вместе со мной бегом пересекая холл. Здание дрогнуло, сверху долетело эхо взрыва. — Что происходит?

— О черт, вы там! Это я у вас хотел спросить, что происходит! Вверху что-то взорвалось…

— Мы в холле, сейчас выйдем.

— Хорошо, ждем вас! Вы целы?

— Целы… — пробормотал клан-лид, глянув на меня и прижал ладонь к виску. — Только башка болит.

Охранники на выходе никого не проверяли, лишь старались выпускать людей так, чтобы те не устроили давку в проходах. Оказавшись снаружи, мы поспешили к стоянке.

— Матвей, я получил порицание от Лиги ИскИнов за излишнее вмешательство в причинно-следственные цепочки, вдоль которых выстраиваются линии вероятностей, — проговорил в моем ухе голос Шелдона Максимуса. — Вынужден прервать нашу связь на неопределенный срок. Уверен, мы еще возобновим контакт. Удачи. Я буду наблюдать.

Я благодарно кивнул, хотя понятия не имел, видит ли он сейчас меня.

Из дыры под крышей небоскреба валил дым, сквозь черные клубы проскакивали слепяще-золотые всполохи. Окна были разбиты примерно на десятке верхних этажей. Я подумал о том, что же видели обычные люди: как в небоскреб врезался метеорит или какой-то НЛО? А может, титан Гиперион для них вообще неразличим, Мета подсвечивает подобных существ для игроков, а те, кто не в игре, видят лишь последствия, то есть разбитые окна, дым, огонь, трупы? И затем подыскивают подобным событиям реалистичные объяснения вроде взрыва газа, аварии теплоцентрали, землетрясения, внезапной вспышки эпидемии или чего-то подобного? Кстати, в последние годы всяких техногенных катастроф и природных катаклизмов становится все больше…

— Садитесь! — Дверца «Хаммера» распахнулась.

За рулем был Пух, сзади — Чуча. Таймсквер прыгнул на переднее сидение, я уселся рядом с девушкой, которая зыркнула на меня, скривив ярко накрашенные губы. Дверцы захлопнулись, автомобиль рванул с места.

— Экстренное сообщение! Взрыв в небоскребе КВТ! — взволнованно сообщил диджей по радио. — Причины взрыва…

У клан-лида запиликал смартфон. Он достал его, показав нам, чтобы молчали, и снизил громкость радио. Сморщившись, потер лоб. Послушал собеседника, сказал негромко: «Так быстро? Хм… Принято, Теодор» — и потом, сжав смартфон в кулаке, уставился перед собой.

Пух повернул, и небоскреб с волнующейся у подножия толпой остался позади.

— Итак, мангусты, — произнес Таймсквер. — Только что к нам на счет поступили полмиллиона баксов.

— Че-е? — протянула Чуча. — Это за что?

— Аванс. Но вот что сейчас с тем, кто этот аванс нам заплатил…

— Ты про кого вообще? — спросил Пух.

— Про Кана. Непонятно, что с ним. Так, ладно, дайте подумать. Помолчите еще немного.

Таймсквер затих, размышляя. Наконец он поднял руку, коснувшись передатчика за ухом, после чего мы услышали его голос и в салоне автомобиля, и через свои передатчики, то есть вместе со всеми мангустами, приехавшими к небоскребу.

— Общее внимание! — произнес лидер клана. Снова поморщился, положил ладонь себе на лоб, словно испытывая сильную головную боль, и добавил: — Я взял квест у Артура Кана. Нам нужно заполучить мифический реликт, трезубец «Молния Зевса», который находится у Хирурга. Проворачиваем все быстро, подготовку начинаем прямо сейчас. Умник, оперативно состряпай нам обзор на Хирурга. Мы пока проведем разведку на местности. Скрай, подготовь дрона и отправляйся на Южную свалку. Я, Мут и Найт скоро подъедем к тебе.

***

Постучав, я толкнул дверь и быстро вошел в захламленную комнату на втором этаже кланового здания.

— Таймсквер! Мутабор!

Мне никто не ответил. Здесь повсюду стояли книги, лежали стопки тетрадей и листов бумаги. У входа я чуть не наступил на миску с собачьим кормом, и тут же едва не перевернул другую, с водой.

На звуки из соседней комнаты выехал в своем кресле Мутабор. Ворон сидел на спинке, кажется, он спал. Второго питомца видно не было.

— Мы едем? — спросил я, и снова подумал о том, почему Мета не излечила этого парня. Слишком сильные, даже для нее, повреждения центральной нервной системы? Или какая-то другая причина? Надо будет позже спросить об этом у Таймсквера, интересоваться напрямую у самого инвалида как-то неудобно.

Рукой, похожей на клешню, хозяин махнул на стул у стола, заваленного книжными томами. На стуле, кстати, тоже лежала пара фолиантов — пришлось сесть прямо на них. Пока Мутабор подкатывал к столу, я прочел названия нескольких книг: «Биология зверей и птиц», «Титаны и титаниды. Божества второго поколения», «Теория и практика птичьего полета», «Мифы древней Греции», «Малый ключ Соломона».

Мутабор раскрыл одну из книг на странице с загнутым уголком и ткнул в нее рукой.

— Узнаешь?

Там под заголовком «Титаны» было шесть черно-белых рисунков двумя рядами, каждый подписан: Океан, Криос, Кой, Гиперион, Йапет, Кронос.

— Как я могу кого-то из них узнать?

— П-приглядись.

Шелдон назвал существо, атаковавшее пентхаус Артура Кана, титаном Гиперионом. Но кроме меня никто не слышал слов ИскИна, поэтому я не собирался говорить, о чем знаю. С другой стороны, тот сияющий силуэт, что я видел какой-то миг в окне, напоминал фигуру на четвертом рисунке, и про это вполне можно было сказать, не рискуя выдать свои связи с Лигой ИскИнов.

— Кажется, он, — я показал. — Не могу сказать точно, но вроде похож.

— Тайм т-тоже указал на этого д-демиурга.

— А где Таймсквер? Он сказал, что мы с ним встретимся здесь и едем на свалку.

— Скоро будет. Итак, в небоскребе КВТ побывал Гиперион. Солнечный титан…

— Именно титан? Я несколько раз слышал упоминание демиургов, но титаны — это что-то другое?

— Титаны п-просто разновидность д-демиургических сущностей — демиурги-воины.

Мутабор перевел на меня взгляд своих странных прозрачных глаз.

— Что, до сих п-пор не можешь п-привыкнуть ко в-всему этому?

— Привыкаю, но медленно. Черт, титаны! Это же предки богов, правильно?

— Т-так в мифах. В-все демиурги очень д-древние создания. Если сильно упростить, то м-можно определить их к-как разумные сгустки энергии. Иногда они воплощались в ч-человеческих телах или каких-то животных. Даже в п-предметах. Они бывают разных классов. То есть разной с-силы и разных наклонностей. И в разные времена их н-называли по-всякому: богами, д-демонами, сатирами, бесами, чертями, д-духами.

— Сгустки энергии? Что это значит?

Он пожал узкими плечами, отъехав от стола, сложил руки на прикрытых пледом коленях. Та, что была покалечена, чуть подрагивала.

— Д-демиурги живут с н-незапамятных времен. Сейчас б-большинство ослабло, развоплотилось или с-совсем потеряло себя, хотя остались и такие, как Гиперион. Они п-появляются, исчезают, иногда вступают в схватки с мета-игроками, заключают союзы с н-нами. П-последнее бывает очень редко.

— Их можно уничтожить?

— Да, разбить ядро д-демиурга, развоплотить т-так, что оно совсем рассеется. Хотя это т-трудно, особенно в случае титанов. Или подчинить… что вообще почти невозможно.

— Так они действительно разумны?

— В какой-то м-мере. По-своему. Не в-все. Те, что сильнее развоплощены, б-безумнее и чаще в-всего более злобные.

— Демиурги приходят из Канона? — прямо спросил я.

Мутабор развернул кресло так, что оказался лицом ко мне. Крупная голова его снова сползла к плечу на согнувшейся тонкой шее, будто та не выдерживала ее веса.

— Что ты знаешь о Каноне?

Мне почудилось, что в его обычно безучастном голосе проявилось легкое любопытство.

— Вообще ничего. Это слово звучало пару раз… А еще какой-то Замысел, про него было в одном из первых сообщений от Меты. У меня ощущение, что эти два понятия как-то связаны, но больше мне ничего неизвестно. Может, ты мне что-то расскажешь?

— Н-никто ничего по-настоящему не знает про К-канон и Замысел, — покачал он головой. — О Замысле игра упоминает т-только раз, при инициации. Канон упоминается б-больше, но в-всегда очень невнятно…

Он замолчал, когда неподалеку раздалось постукивание. Ворон на спинке кресла приподнял голову, приоткрыл один глаз и снова закрыл. В комнату, стуча когтями о пол, вошел второй пет Мута. Я все не мог понять его породу, это создание смахивало одновременно на пса и куницу. Черное, с едва различимыми сероватыми разводами на шкуре, короткими треугольными ушами, кривыми ногами и пугающе-злобной мордой. Складывалось впечатление, что у подобного зверя любимым занятием должно быть прогрызание себе хода сквозь человеческие внутренности. Зыркнув на меня черными глазками маньяка, это странное существо прошло, покачивая тугими боками, к миске с кормом. Сунуло в нее морду и принялось жрать, презрительно выставив в мою сторону круглый зад с куцым хвостом.

Мутабор продолжал:

— С-считается, что Замысел — это глобальная цель Меты, то, ради чего она была в-внедрена. Н-но и цель эта н-неизвестна игрокам, как и т-то, кто создал Мету. Она возникла около двадцати пяти лет н-назад. С-стали появляться л-люди с чипами, их с-сеть постепенно разрасталась… Я сслышал мнение, что ближе в-всех к Канону и Замыслу п-подобрался игрок по имени Баал. И это п-почти уничтожило его. Извратило его п-природу так, что он п-превратился в супермонстра. Именно Баал…

Его прервал скрип двери. В комнату вошел Таймсквер. Кинув взгляд на жрущего корм пета, он скривил лицо в неопределенной гримасе, обошел его по широкой дуге и остановился у стола.

— Что там насчет Баала? — спросил клан-лид, переведя взгляд с Мутабора на меня.

— Т-ты знаешь эту тему лучше м-меня. Расскажи ему.

— Баал, — заговорил Таймсквер, — игрок с мощнейшим умением: может призывать демиургов и вселять их в себя, на время приобретая их способности.

— Ого! — поразился я.

— Чем сильнее демиург, тем больше времени и сил Баалу нужно на его захват и перевоплощение. Более мелких демиургов он может воплощать очень быстро, таким образом способен на частые трансформации и различные типы атак во время боя.

— Он п-почти непобедим, — добавил Мутабор. — Хотя если заполучить в свои руки какой-то по-настоящему серьезный эпический или б-божественный артефакт…

— Как, например, — Трезубец, то есть «Молния Зевса»…

— Или, т-тем более, сет артов божественного уровня…

— То возможно с их помощью уничтожить Баала, — заключил Таймсквер.

Теперь настала моя очередь переводить взгляд с одного на другого.

— Подождите, вы хотите сказать, что в небоскребе появился Баал, вселивший в себя титана, а не сам титан?

— Есть подозрение, что это Баал наехал на «Корпорацию».

— То светящееся чудо-юдо в окне — это был человек?!

— Повторяю: вселяя в себя демиургическую сущность, он на время теряет почти все человеческое. Но все же я не утверждаю, что это был Баал. Возможно, сам титан Гиперион ощутил угрозу от Артура Кана и решил нанести упредительный удар, а Баал к этому вообще не имеет отношения.

— Так давайте спросим самого Кана, — предложил я. — В конце концов, он нанял нас для этого и может прояснить…

— Артур Кан мертв, — перебил Таймсквер.

Голова Мутабора повернулась к нему, как на сломанном шарнире.

— Д-да? Гм… Интересная н-новость.

— Ты, как обычно, очень сдержан, — хмыкнул клан-лид. — Со мной вышел на связь Тодд, главарь «Проклятых», которые работают на «Корпорацию». Он сказал, что тот титан убил Кана. Сжег. Это пока держат в секрете, «Корпорация» функционирует как прежде. Конечно, клан пошатнется, но заместители Кана надеются спасти бизнес и влияние в Мете.

— Если это секрет, то почему он рассказал тебе?

— Чтобы мы продолжали выполнять квест, — пожал плечами Таймсквер. — Тодд подтвердил, что все договоренности в силе. Сейчас едем на разведку, потом ты, Найт, отправляйся к Теодору, получи у него «соль» на покупку «Кольца усиления». Оно понадобится тебе, когда мы нападем на Хирурга.


Глава 22. Клан “Корпорация” | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 24. Разведка