home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20. На чистую воду

Приближаясь к клановому зданию под шум двигателей и гудки, я подумал о том, что с появлением в моей жизни Меты стал делать много такого, чего никогда не делал раньше.

Вот сейчас — впервые гоняю на мотоцикле. Ну ладно, не сам гоняю, держусь за поясницу Скрая.

Водил белобрысый мангуст по-хулигански. На запруженных улицах он вилял между машинами, резко тормозил и разгонялся. Под легким шлемом в ушах Скрая сидели подключенные к смартфону наушники, наполняющие его голову рэпом.

— Город под подошвой! — в какой-то момент выдал мангуст восторженно, явно повторяя слова из какого-то трека.

— Скрай! — прокричал я ему в ухо. — А что хочет Таймсквер?

Он показал, что не слышит, снизил громкость, и я повторил вопрос.

— Не переживай, проблем не будет! Если б не ты, босс нас бы погрыз, так что мы тебе благодарны!

— Серьезно?

— Серьезно. Даже наш Большой благодарен, только хрен он тебе это лично скажет!

Долетели быстро. Когда подрулили к стоящему посреди огражденного участка пятиэтажному дому, я снова развернул карту. На ней наши иконки вплотную приблизились к большому логотипу мангуста-боксера, отображающему клановую цитадель, слепились с ним и пропали. Так Мета показала, что мы достигли цели.

Байк свернул на паркинг, где стояли несколько скутеров и пять дорогих машин. Среди них выделялся черный «Хаммер» Пуха и очень круто тюнингованный «Ламборджини» Таймсквера.

Из-за деревьев и высоких кустов, которыми зарос участок возле здания, доносились голос, тявканье и какой-то клекот.

— Мутабор своих петов тренирует, — пояснил белобрысый мангуст.

По пустой лестнице мы поднялись на пятый этаж, и по дороге я спросил:

— А как вам достался этот дом?

— Купили, — пожал он плечами. — Вместе с участком, года два назад.

— Так это все ваше, не аренда? — поразился я. — Оно ведь стоит немерено!

Скрай ухмыльнулся в ответ, но пояснять источник таких доходов не стал, лишь добавил:

— Переехали сюда из заброшенного склада, где раньше базировались. До сих пор не всю эту домину освоили, есть пустующие комнаты.

На пятом этаже дома был просторный холл с коврами, а на диване, у журнального столика перед обитой кожей дверью, развалился Пух. Он тыкал толстыми пальцами в смартфон и хмурился чему-то на экране.

— Большой, новичок доставлен! — браво отрапортовал Скрай.

Увалень зыркнул на меня с неопределенным выражением и махнул рукой на дверь.

Таймсквер, сложив руки за спиной, стоял у стола из темно-красного дерева.

— А, парни. — Он щелкнул пальцами. — Глядите, что тут.

Мы подошли ближе. На краю стола поблескивало крошечное стеклянное блюдце, рядом лежал маленький шприц без иголки, с тонким пластиковым наконечником.

— И че? — спросил Скрай.

— Что видите?

Переглянувшись, мы склонились ниже. В блюдце было пусто, в шприце, кажется, тоже. Или там что-то прозрачное?

— Лично я ничего не вижу, — объявил Скрай, и я согласно кивнул.

— А он есть! — со значением заметил Таймсквер, отходя от стола.

— Да что там есть? — спросил белобрысый.

— Раствор с особыми частицами. Капаешь им в глаза — и можешь видеть в темноте.

— Это как?

— Частицы покрывают поверхность глазного яблока, прикрепляясь к светочувствительным клеткам. Поглощают инфракрасный свет, который мы сами не видим, и переизлучают его дальше в глаз уже в видимом нам спектре. Умник назвал это гиперзрением.

— Ни хрена не понял, но очень интересно! — энтузиазм Скрая был неподдельным. — Давай мне щас закапаем? Хочу проверить!

— Наверное, могут быть побочные эффекты? — уточнил я.

— Умник проверил, эффектов нет, — ответил Таймсквер. — Это он сделал, использовал кое-какие редкие ингредиенты.

— Их в инстансах добывают, — пояснил Скрай, заметив мой недоуменный взгляд. — Шеф, так ты себе уже это дело закапал?

Таймсквер покачал головой:

— Нет. Его действие ограничено по времени примерно до получаса, потом глаз отторгает частицы.

— А-а-а, — разочарованно протянул Скрай.

— Да, и затем несколько суток повторно использовать не получится. Умник еще работает над ним. Требует от меня большой рейд в один сложный инстанс, чтоб добыть еще того вещества, которое нужно для гиперзрения.

— Командир, да мы из прошлого большого инста еле ноги унесли.

— Думаешь, я забыл? Но Умник обещает продлить действие гиперзрения не менее, чем на сутки. Тут такое дело… Матвей, слышал про мета-интеграцию? — впервые обратился клан-лид непосредственно ко мне.

— Нет. А что это?

— Мета добавляет в себя всякие необычные усовершенствования тела, которые делают игроки! — выпалил Скрай.

— Не совсем понял.

Клан-лид мангустов стал пояснять:

— Например, знаешь про опыты по усилению кожного покрова? Для солдат, пожарных, всяких спасательных служб. Года два про них много писали, тот ученый даже получил нобелевку.

— Клод де Гран, — припомнил я. — Он разработал вещество, которое вкалывается в подкожный слой и что-то там дополнительно укрепляет…

— Вот-вот. Потом эту технологию у него выкрал клан «Сверхлюди» из Чикаго. Их лидер Дровосек вколол себе вещество. Правда, переборщил и поимел проблем…

— Его после того стали называть Железным Дровосеком! — хохотнул Скрай.

— Но важно не это, — продолжал Таймсквер. — Спустя где-то полгода в Мете появился новый талант, Скала. Тот, что у тебя, Матвей. Ты понимаешь, что произошло?

— Мета через нейроморфный чип этого Дровосека изучила изменения, произошедшие в его теле, — предположил я.

— Умник с Мутабором уверены, что так и было. То есть Мета изучила процесс, сочла нововведение интересным — и скопировала как новый талант, включив его в систему для всех игроков.

— Так что, все способности Меты — подобное копирование?

— Нет, не все. Наоборот — меньшая часть. Но попадаются и такие, интегрированные. Так что, если мы начнем активно юзать ночное видение… в общем, ты понял.

— Говорил же я тебе — Мета охренеть какая умная и продвинутая, — снова влез Скрай. — Ладно, босс, я пойду. Дела у меня.

Таймсквер не ответил, обошел стол и сел в кресло за ним. Скрай подмигнул мне, пихнул кулаком в бок и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь.

— Садись, — пригласил клан-лид, открывая невидимую мне тумбу стола. — Пивка хочешь?

— Нет, спасибо.

Я сел в изящное полукресло с атласной обивкой и резными подлокотниками. Вообще, кабинет был обставлен дорого и со вкусом. Что контрастировало с немного простецкой внешностью его хозяина.

— А я выпью. — Закрыв тумбу, в которой, скорее всего, был спрятан мини-холодильник, Таймсквер откинулся в кресле, свинтил крышку с бутылки и сделал глоток. — Люблю пиво. Честно скажу, ты меня удивил, Матвей. Но хотелось бы услышать из первых уст. Что там происходило? Опиши подробнее.

— Тебе ведь наверняка уже Алина с Пухом и Скраем все доложили.

— Давай, рассказывай.

— Ну, значит, Скрай выпустил смайликов и…

— Эту часть знаю. Скрай парень горячий, иногда ведет себя как кретин.

— Да, и поэтому босс смог их троих уложить.

— Вот! — он поднял указательный палец. — С этого момента давай подробнее.

— Таймсквер, у меня мало подробностей. Все закончилось очень быстро.

— Что именно закончилось? Как ты действовал? По всем прикидкам после того, как других членов группы парализовало, ты там коньки должен был отбросить. Но ты выжил. Как?

Пытаясь не выдать никакой лишней информации, я заговорил медленно, делая вид, что стараюсь тщательно припомнить все детали:

— У меня в руках была булава, и я ею прикрылся. Инстинктивно. И получилось, что молния из облака смайликов ударила в нее.

— То есть булава тебя невзначай так защитила?

— Да, она на себя случайно приняла разряд, ну, как громоотвод. Раскололась напополам. И ясно было, что мне с Мозгокрутом самому никак не справиться, поэтому я выбежал из цеха.

— А он погнался за тобой?

— Да, но ему Пух своим ядром врезал, поэтому босс двигался медленнее. Из-за этого я успел добежать до кара, который там всегда стоит включенный…

— Знаю.

— Сел на него и рванул к цеху.

— Зачем?

— Что? Как зачем?

— Зачем ты поехал обратно к цеху? — Таймсквер подался вперед, и я заметил, какой цепкий, внимательный у него взгляд. Клан-лид очень тщательно просеивал все, что я сообщал ему.

— Да как — зачем? А куда мне было…

— Брось, любой новичок на твоем месте метнулся бы к выходу, чтоб сбежать от Мозгокрута обратно в большое пространство.

Я хотел возмутиться: «Но там же трое игроков лежали парализованные! Ты что, я бы их не бросил!» — но понял, что начинаю оправдываться, как будто меня в чем-то обвиняют, что Таймсквер ловко загоняет меня этим разговором в какой-то непонятный угол, и резко перешел в атаку:

— А ты бы сам сбежал, да?

Он уже начал что-то говорить, но запнулся. Вопрос сбил его с толку.

— Я… — начал клан-лид.

— Бросил бы своих людей на верную смерть?! — теперь уже атаковал я.

Таймсквер нахмурился и сказал:

— Нет, я бы не бросил своих людей. Подчеркиваю: своих. Но для тебя, Матвей, они были не свои.

— Ну не знаю, — снова развел я руками. — Свои, чужие… Нет, я так не могу — кинуть трех человек на гибель. Поэтому я поехал обратно, и случайно получилось так, что погрузочная штанга кара воткнулась в брюхо босса. Как на пику его насадила.

— Но как это могло получиться? — Таймсквер взмахнул рукой, едва не плеснув пивом из бутылки. — Ведь ворота широкие, он должен был видеть приближающийся кар перед собой. Даже раненый, он — быстрая тварь. Успел бы отскочить.

— Я ехал вдоль стены, а перед воротами резко повернул.

— То есть и ты его не видел? — клан-лид заговорил быстрее, отрывистее.

— Нет, но…

— Но повернул так точно и быстро, что попал штангой ему в живот.

— Да, случайно…

— И доехал с ним, как с кабаном на вертеле, до окна на втором этаже.

— Да.

— И высадил каром окно, выбросив его с боссом наружу, за ограду! — клан-лид уже буквально выплевывал слова мне в лицо. — В твоих словах трижды повторялось слово «случайно»! Я считал! — Он врезал кулаком по столу. — Да ты у нас бог удачи, Матвей! А еще супер-гений сверхбыстрой оперативной тактики! Или! — громовым голосом произнес Таймсквер, приподнимаясь в кресле. — Или ты просто лжешь мне в лицо?!

— У меня талант, — проговорил я.

Врать дальше не было смысла — он совершенно точно понимал, что со мной что-то не так, а еще он очень умело вел разговор. Высший класс словесной разборки. Весь этот простецкий вид, татуировка на плече, джинсы с майкой и «пивко», которое он так показательно прихлебывал, — только личина, а на самом деле передо мной жесткий и умный чувак, не просто так ставший лидером серьезного клана.

— Ну вот! — Таймсквер взмахнул рукой, и пиво таки плеснулось из бутылки. Поставив ее, он удовлетворенно откинулся в кресле. — А теперь, Матвей, рассказывай по-настоящему. Правду.

***

Меньше всего я ожидал увидеть среди игроков инвалида-колясочника, но именно им оказался Мутабор. Почему Мета не вылечила этого парня? Тут явно была какая-то загадка.

Нижнюю часть его тела закрывал клетчатый плед, под которым угадывались худые ноги. Такими же были руки, торчащие из рукавов футболки, будто палки, причем правой он действовал не очень ловко, пальцы почти не гнулись, напоминая клешню. Левая сжимала джойстик кресла — навороченного, с помигивающими светодиодами, панелями, с консолью управления на раздвижной штанге. Какой-то космический модуль, а не кресло. Голова Мутабора казалась непропорционально крупной для тонкой шеи.

Его сопровождали два пета. На спинке кресла сидел лохматый ворон с синеватым отливом перьев, а на подножке, почти закрытой пледом, между ступней хозяина свернулась калачиком то ли небольшая пятнистая собака, то ли гиена… Я не понял, что это за зверь, но морда у него была совершенно страхолюдная.

— П-привет, — голос игрока-инвалида оказался тонким, надломленным.

Таймсквер допивал в своем кресле уже вторую бутылку пива, пришедший недавно Умник сидел верхом на стуле, в кресле у шкафа устроился Пух.

— Зачем п-позвали?

Мутабор остановил кресло возле меня. Голова его была наклонена и повернута так, что казалось, будто он смотрит куда-то в стену над клан-лидом.

— Итак… — заговорил Умник, побарабанив пальцами по спинке стула. — Давайте-ка я повторю то, что услышал и понял.

Он глянул на Таймсквера и продолжил:

— У Матвея с детства был ДЦП. Зимой он попал в больницу…

— Церебральный п-паралич? В-врожденный? — Мутабор, заинтересовавшись, повернул голову ко мне, отчего она еще сильнее скосилась к плечу.

— Родовая травма.

Только сейчас я разглядел его худое серое лицо. Глаза у него были как будто прозрачными, отчего взгляд казался странным.

— Бедняга.

Было совершенно непонятно, всерьез он это сказал или с иронией. У человека с такой инвалидностью, как у него, в подобной реплике могло крыться что угодно, от ядовитого сарказма до искреннего сочувствия.

— В больнице он почти умер, но его инициировал в Мету какой-то реферер. То есть это Скрай считает того человека реферером, на самом деле, точно мы не знаем. Потому что тот «доктор» проговорился, что сделал это по чьему-то заказу.

— Заказу? Хм… Б-бред какой-то. А если это р-реферер, то откуда у него чип?

— От черных вендоров? — предположил я.

Все трое посмотрели на меня, и Таймсквер спросил:

— Это тебе Скрай про них наплел?

Я не ответил, а Умник продолжал:

— Нейроморф сразу прижился, вхождение в Мету прошло на удивление быстро и гладко.

— Это называется «гладко»? — удивился я, вспоминая боль, которую испытывал тогда.

— Меня с неделю будто на клочки разрывало, — заметил Таймсквер.

— Меня — три дня, — добавил Умник. — А у новоявленного Найта все закончилось за одну ночь. Возможно, именно благодаря ДЦП что-то в нервной системе и головном мозге было уже подготовлено к таким изменениям. Так или иначе, чип исправил ДЦП, это раз. Дал талант Скала — два. И второй талант — Тактический монитор.

— Скорее свойство или особенность, что-то такое, — поправил я. — Не было никакого окна с указанием, что это талант. Но было что-то о спонтанной активации. Это уже после выбора класса «Тактик» он стал талантом. Но я его еще толком не опробовал, только выбрал класс, а тут уже Скрай под окном…

— К-крайне увлекательно, — перебил Мутабор. — Н-никогда не встречал такое сочетание слов в интерфейсе: «Тактический монитор». Ч-что он д-делает?

— Монитор позволяет… — Умник покосился на меня. — Найт, давай лучше ты сам. Заодно и я еще раз послушаю.

— Он открылся в первый раз, когда я был с сожителем своей тети в ночном баре, — стал повторять я ту историю. — Появился перед тем, как меня должны были убить там внутри, то есть перед входом в бар.

— Кто хотел т-тебя убить?

— Потом я узнал, что вы зовете его вендиго.

— Ага, так в-вот как ты разобрался с вендиго. А м-мы тут гадали. Ты его, кстати, уничтожил?

— Осколок стекла ему в рот воткнул, потом лопатой ударил в шею. И столкнул в канализацию, а лопату того… сверху в него кинул.

— Хм… — заинтересовался Умник. — Так все же убил или не убил?

Я развел руками:

— Точно не знаю.

— А запах неприятный ощутил, когда ударил в пасть?

Я вспомнил жуткий дух, который разошелся от вендиго.

— Да там так пахнуло!

— У них внутри газовый пузырь, — пояснил Умник. — Ты его мог пробить стеклом. И раз он потом провалился в канализацию, то значит таки пробил. Но надо понимать, что вендиго маниакально мстительны. Они, в смысле разума, наполовину как звери, наполовину как люди. И если этот конкретный экземпляр выжил — он тебе это никогда не простит.

Я кивнул:

— Спасибо, буду знать.

— Ладно, расскажи про свой монитор, — напомнил Таймсквер.

Несколько секунд я размышлял, затем стал говорить:

— Тактический монитор выскакивал сам собой, но перед боем с егибобой, например, мне удавалось его запускать самому. Он как карта или, скорее, схема. Или мини-план локации. Показывает ближайшие окрестности, помещения, плюс прокручивает события, которые могут там происходить. Я вижу себя и других сверху. Фигурки двигаются и взаимодействуют. Могу ускорять или замедлять их движение. Ну и просматривать разные варианты в зависимости от того, что спланирую делать и как поступать.

— Скрипты, — сказал Умник.

— Вроде того.

Ворон негромко каркнул. Поврежденной рукой Мутабор достал из кармана на подлокотнике кусок сырого мяса, сжав его своей клешней, поднял над головой. Ворон клювом ловко выхватил его, переступил с ноги на ногу и проглотил.

— К-какая максимальная продолжительность скрипта? — спросил Мутабор.

— Час. Но нет звуков, это неудобно.

— Т-так. Дайте мне с-собразить… Ты можешь в-влиять на скрипты?

— Влиять? Я просто мысленно продумываю план действий, а потом они развиваются сами по себе, без моего участия. Просто отыгрываются разные варианты…

— Это что — моделирование будущего? — требовательно спросил Таймсквер у мангустов. — Вы у меня два интеллектуала — так объясните мне.

— Ветвящиеся реальности… — задумчиво проговорил Умник. — Нет, не верю в такое.

— Я т-тоже, — заметил Мутабор. — Это не м-моделирование будущего, Мета только показывает в-варианты сценариев внутри ограниченной л-локации.

— Объясните понятнее! — повысил голос Таймсквер.

Умник принялся пояснять:

— Смотри, есть какое-то количество водных данных. План локации, неодушевленные объекты на ней, Найт, другие люди. Все юниты на локации могут действовать по-разному, но все равно варианты их действий не бесконечны. Например, в том заведении бармен не мог взлететь под потолок, а с неба не могли вдруг свалиться инопланетяне. Кофе-машина не могла начать ходить и ругаться матом. Понимаешь? На каждой локации варианты возможных событийных цепочек многочисленны, но не бесконечны.

— Потому что Мета н-наверняка отбрасывает все, что имеет шанс в-вероятности ниже определенного значения, — добавил Мутабор. — И, в-возможно, снимает данные о намерениях каждого разумного — что в-вне Меты, что мобов — и использует их в сценариях. М-мы знаем, что у Меты огромные в-вычислительные в-возможности, но в данном с-случае она банально п-перебирает варианты. П-показывает их Найту, и он уже в-волен начать действовать, исходя из п-полученной информации.

Мутабор замолчал, глядя на Таймсквера, который в свою очередь смотрел на него.

— Думаешь о том же, о чем и я? — спросил клан-лид.

Сидящий в коляске игрок кивнул, а Умник заерзал на стуле.

— Вы про что?

— Небоскреб КВТ, — произнес Таймсквер. — Этот парень может нам сейчас оказаться крайне полезен.

— Что? — Умник взъерошил свою шевелюру. — Вот черт, Артур Кан, точно! Можно взять Матвея с собой… Э, слушай, Матвей, а было такое, чтобы монитор показал тебе что-то нереалистичное или как-то подвел?

— Пока нет, — покачал я головой. — А о чем вы говорите?

Вместо ответа Таймсквер, как будто приняв какое-то решение, поднялся из кресла, обошел стол и встал надо мной.

— Мета — опасная игра, — сказал он. — По-моему, ты уже понял, новичок.

— Ну… — протянул я. — Да, вроде понял.

— Она многое дает, кому, как не тебе, это знать, — добавил Тайм. — Но в ней и многого можно лишиться. Вполне реально погибнуть. Потерять разум или извратить его до предела. Именно так получаются такие люди, как Железный Дровосек, Хирург или «Проклятые».

— «Пестрый купол», Баал, Слизь, — задумчиво добавил Умник.

— Особенно «П-пестрый купол», — проговорил Мутабор, и у меня по спине побежали мурашки, таким тоном это было сказано.

— За новичком с редким талантом откроется настоящая охота, как только о нем станет широко известно. И многие захотят не сотрудничать с ним, а подчинить. Лишить воли и навсегда сделать рабом.

— Это н-называется психорабство, — снова добавил Мутабор.

— Хотите сказать, что одиночке в Мете не выжить, а мне нужны друзья? — уточнил я.

— Друзья и соратники, — кивнул Таймсквер.

— Скажите честно, зачем я вам нужен?

— Я уже все сказал. Сейчас новички в принципе редкость. А новичок с таким талантом…

— И приличный боец, — впервые за все время подал голос Пух.

— Что-что? — переспросил Таймсквер.

— Говорю — нормальный боец, — буркнул тот нехотя. — Мозгокрута сам завалил. Для третьего уровня… Ты же третьим был на боссе? Это… — Он пожевал губами, будто пересиливая себя. — Короче, неплохо сработал.

— Хм, — сказал Таймсквер. — Похвала от нашего «танка» — офигеть редкость.

— Ты сказал что-то про небоскреб КВТ, — напомнил я. — О чем шла речь?

— Артур Кан — лидер клана «Корпорация». В прошлый раз, когда ты был у нас, я упоминал его. Это самый сильный клан в стране, и Кан там хозяйничает. Недавно он прислал гонца, мы коротко переговорили. Кан предлагает завтра встретиться у него в штаб-квартире. По словам его человека, у шефа есть «интересное предложение». Я решил пойти.

— Но опасаешься ловушки?

— Скажем так — возможно, в этом есть какой-то подвох. А может, и нет. В пентхаусе Кана никто не бывал, совершенно неизвестно, что там. Мы прикроемся со всех сторон, но все равно остается шанс, что что-то пойдет не так. «Корпорация» — это… В общем, очень серьезно. Это будет первая работа для тебя как мангуста: сопровождать меня к Кану. И крутить свой Тактический монитор до посинения.

— До посинения не получится, м-энергии не хватит. Но идею я понял. И я не мангуст.

Клан-лид кивнул, помолчал и заключил:

— Матвей, что мне тебя уламывать, ты ж не девушка. Я просто констатирую: если вступишь в клан, то получишь многое. Не только экипировку, советы, защиту, место жительства… получишь нашу дружбу. Мою, Пуха, Чучи, Скрая, Мутабора с Умником, Торпеды, Алины, Клевер, Завхоза, Теодора, всех других. А дружба — самое ценное, что может быть в этом мире.

— Я с этим не спорю.

— А с этим не надо спорить, — улыбнулся Тайм. — Добавлю, что дружба дружбой, но клан зарабатывает на, скажем так, эксклюзивных заказах. Они очень хорошо оплачиваются. Несколько таких заказов, и ты сможешь перевести родных в лучший район. С хорошей школой, между прочим.

Это был веский довод. Я уже почти сказал «Согласен», но что-то толкнуло меня изнутри, как будто внутренний голос прошептал: «Нельзя идти на поводу у обстоятельств». Не знаю, откуда взялось это сопротивление, но голос твердил мне, что все еще нужно тщательно взвесить, нужно смотреть по сторонам и собирать информацию, оценить плюсы и минусы членства в клане и лишь потом соглашаться… либо, что тоже вполне вероятно, окончательно рвать с мангустами. У них ведь есть недостатки: они безбашенные хулиганы, они даже толком не проинструктировали новичка перед его первым походом в инстанс, хотя и я тогда тупил, захваченный самой темой инстанса в Мете… Да много чего можно предъявить этому клану. Но есть в них какая-то симпатичность, и это подкупает. В общем, надо еще думать.

Размышляя про это, я едва заметно качнул головой, скорее вторя своим мыслям, чем адресуя это движение Таймскверу, но он заметил. Нахмурился, как будто начав злиться, но затем предложил:

— Знаешь что… есть вариант временного приглашения в клан. Именно на такой случай. Лови.

Мета-игрок Таймсквер приглашает тебя войти в клан «Мангусты» в статусе «союзник».

Локальный рейтинг клана: средний.

Мировой рейтинг клана: очень низкий.

Численность клана: 17.

Средний уровень членов клана: 21.

Сила клана: 13.

Бонусы клана: «Единство», «Курьер-курица», «Нужно больше соли!»…

Профиль клана содержал столько информации, что на чтение могло уйти не меньше получаса, да и не все мне пока было доступно. А ведь там почти за каждым числом скрывалась подробная детализация.

— «Нужно больше соли»?

— За свежие инстансы больше соли падает, — пояснил Пух. — Немного, но больше.

— А откуда берутся эти бонусы для членов клана?

— С каждым новым уровнем клан получает от Меты какие-то перки. За собранные артефакты, за достижения… — ответил Тайм. — Что-то от Умника. Или Теодора. Вот, например: «Совершите торговых операций кланом больше чем на один миллион солидов». Награда: бонус «Нужно больше соли!». Названиям не удивляйся, все мы когда-то были геймерами, пока не вошли в Мету. Ты почитай, почитай, если хочешь. Там много интересного.

— Потом почитаю, — ответил я, принимая приглашение на временное членство в клане. Этот вариант мне подходил. — Готово. Теперь я союзник мангустов.

— Практически уже и сам мангуст, а? Ладно, я понимаю, ты еще думаешь и можешь отказаться. В любом случае, добро пожаловать, Найт. Раз ты теперь один из нас, пора провести тебе экскурсию по нашему дому.


Глава 19. Шелдон Максимус | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 21. База мангустов