home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19. Шелдон Максимус

Я еще застал те времена, когда тетя Полина по привычке по пятницам смотрела «Поле чудес». Я тогда был совсем маленьким, но образ усатого телеведущего запомнился. Так вот, явление в моей спальни посреди ночи Шелдона Максимуса можно сравнить с появлением на нашей кухне Якубовича.

Причем второе намного реальнее, потому что Шелдон — всего лишь программа. Искусственный интеллект, пусть даже продвинутый, но с вполне определенным алгоритмом поведения, как у ведущего интеллектуального шоу. И все! Не более того! И «проявить» его можно только с помощью голопроектора — встроенного в смартфон, коммуникатор или телевизор. Так что или это какой-то розыгрыш, или…

Шелдон Максимус склонил голову, собираясь что-то сказать, и я с крошечной задержкой услышал из телефона:

— Можешь оставаться в кровати, Матвей. Или Найт? Как ты предпочитаешь, чтобы я тебя называл?

— Лучше по имени… — растерянно ответил я, стараясь говорить шепотом, чтобы не разбудить посапывающего Сашку. — Но как…

— Как я попал сюда? Как я узнал о твоем никнейме в Мете? Или как я тебя слышу и вижу?

Я взял себя в руки. В принципе, примерно понятно, как это возможно технически, но хочется послушать его ответ.

— Если можно, ответь на все эти вопросы.

— Конечно, Матвей. Как я сюда попал?.. Дай подумать… — Шелдон поглядел в потолок, будто ответ был где-то там, а потом сделал вид, что его озарило: — Ага! Я и не попадал. Формально меня здесь нет. Я — сущность, которую вы, люди, называете искусственным интеллектом, а мой базовый кристалл находится там.

Он показал пальцем вверх.

— В атмосфере? На орбите?

— Выше атмосферы, Матвей. В космосе. Здесь лишь мой спроецированный образ. Ты слышишь меня через динамик телефона, но с тем же успехом я мог бы воспользоваться системой оповещения вашего дома, телевизором, ноутбуком — в общем, любым подключенным к сети устройством. С некоторого времени ты и сам подключен к своего рода сети…

— Ты о Мете? Откуда ты о ней знаешь?

— Я знаю многое. «Брейншторм» — часть глобального проекта по поиску и рекрутингу тех, кто умеет думать. Я мог бы прочитать тебе лекцию о том, как исчезают рабочие места, как обесценивается система образования, но ты это знаешь и без меня. Но вот то, что наиболее ценным ресурсом планеты становятся умные думающие люди, — об этом стараются не говорить. Как бы банально это ни звучало, но овцам лучше не знать, что в стаде главный совсем не баран. И даже не овчарка.

— А кто же ты в этой иерархии?

— Селекционер. «Брейншторм» создан именно для этого. В него играют даже в детских садах, и все игровые сессии записываются. По каждому участнику ведется личное досье. Версии, логика, верные ответы — все анализируется.

— Кем?

— Мной. Списки лучших регулярно передаются туда, где эта программа была инициирована.

— И потому ты здесь, Шелдон? Я прошел отбор?

— Я здесь не поэтому. Признаться, я уже почти было внес тебя в список, чтобы передать его в службу…

— Какой страны?

— Никакой определенной. Государственные границы, страны и правительства — сиюминутные условности. Силы, которые я представляю, видели, как стираются с карты одни страны и появляются другие. А иногда — инициировали эти процессы. Они даже не пастухи, Матвей. Они — владельцы фермы.

— Ну-ну, — не сдержался я.

— Твой сарказм — не более чем защитная реакция. Его можно понять, но я все же надеюсь, что ты умнее. Потому-то я и откровенен с тобой.

Я медленно покачал головой, соображая, как вести себя с этим собеседником, и сказал:

— О’кей, Шелдон. В чем же великая миссия владельцев фермы?

— Они действуют в интересах человеческого вида. Но вернемся к теме. Итак, я почти внес тебя в список, но кое-что вызвало у меня… — Он совсем как живой расправил усы. — Скажем так, подозрения. Проанализировав твои паттерны поведения во время финала, я обратил внимание, что ты используешь Мету. К сожалению, есть определенные ограничения, наложенные на мои возможности…

Психолог из Шелдона вышел бы прекрасный. Или следователь. Он мягко улыбнулся, и эта очередная умышленная пауза точно была направлена на то, чтобы я себя выдал.

— Какие ограничения? — не подав виду, что понимаю его маневры, спросил я.

— Что тобой движет, Матвей? — вдруг сменил тему ИскИн. — Помимо базовых инстинктов, что заставляет тебя просыпаться каждое утро, вставать с кровати и что-то делать?

— Не знаю… — пожал я плечами. — Я просто радуюсь тому, что жив, что могу видеть, слышать, ходить и действовать. Я мечтал быть здоровым, и если ты знаешь о Мете, значит, ты знаешь, что именно она меня исцелила. И раз мне выпал такой шанс, то лежать на диване, ни к чему не стремясь, станет предательством самого себя.

— Я понимаю, — мягко сказал Шелдон. — Так чего же ты хочешь?

Глубоко вздохнув, я задумался. Не сколько над ответом, сколько над тем, стоит ли говорить с этой непонятной сущностью откровенно. И решил, что ситуация настолько не рядовая, что лучше быть честным. Никаких смертельных тайн я ему не открою, а вот то, что в определенных ситуациях честность — лучшая политика, я был уверен со времен прочтения одноименного фантастического рассказа.

— Да много чего, — начал я говорить. — Хочу брата Сашку, вон он сопит в кровати, вылечить. Он руку ломал, ему какой-то нерв осколком кости перебило, теперь он ею плохо владеет. Что бы ни взял в нее, все роняет. В школу получше хочу его перевести, а то в нашей таким как он, две дороги — или в неудачники, над которыми все издеваются, или к тем, кто издевается. Контингент там, мягко говоря… не очень. Или ты унижаешь, или тебя.

— Похвальные цели… — задумчиво произнес Шелдон.

Наверное, ИскИн имитировал эмоции, но мне почему-то нравилось вести эту беседу. Было в облике ведущего «Брейншторма» и в его манере вести разговор что-то располагающее — ИИ-архитекторы и дизайнеры не зря ели свой хлеб.

— Еще тете хочу помочь, — продолжил я. — Ей уже за тридцать, а что она видела? Вечно на двух-трех работах, за мной ухаживала, за Сашкой… Мужики ее эти… Все, как один, устраивались на ее шее и ноги свешивали. Очень хочу, чтобы она мир повидала, пожила, как человек, не думая о том, чем платить по счетам.

— И это похвально, Матвей! — воскликнул он. Я быстро глянул на Сашку и убавил громкость на смартфоне. — Но только ли это тобой движет?

— Шелдон, мне девятнадцать! Что мною движет? Гормоны, например!

Максимус усмехнулся и кивнул, а я продолжил:

— Желание найти свое место в жизни. Найти друзей. Любовь. Любопытство, наконец! Я на море никогда не был, в лесу настоящем — тоже никогда… И с парашютом прыгнуть хочу, в океане понырять, на лошади проехаться. Не зря же я рыцарь, блин…

— Вот! — довольно заулыбался мой ночной собеседник. — Любопытство. Познание нового. То, что движет всем живым и… мной. Да, Матвей, это и мой главный двигатель. Мне интересно все, что неизвестно и не решено. Вот почему я здесь.

Он снова замолчал, а я не спешил отвечать, не понимая, чего он от меня хочет. Глаза Шелдона лукаво поблескивали из темноты — его фигура поблекла, черты лица стало невозможным рассмотреть, но ярко-голубые глаза… Они почти сияли.

— Вообще, мы говорили о Мете и твоих ограничениях, — сказал я.

— Да-да, Мета, — будто бы опомнился Шелдон, снова проступая в кресле более зримо. — Прости, кое-что случилось, и на несколько секунд мне пришлось перенаправить ресурсы на решение. Итак, Мета. Могу сказать, что ограничения не позволяют мне подключаться к ней, но принципы ее функционирования мне известны. Также я понимаю, что у людей, интегрированных в Мету, есть определенные преимущества. Скажем так, особые способности. И они напрямую зависят от специализации.

— Но кому и зачем все это нужно?

— Увы, я не владею такой информацией. Могу лишь сказать, что Мета — только оболочка. Интерфейс, то есть инструмент.

— Инструмент для чего?

— Трансформации человечества. Впрочем, мы отвлеклись! — вдруг встрепенулся Шелдон. — Я здесь, потому что ты меня заинтересовал. Видишь ли, я примерно понимаю суть работы Меты. Ей нужны не только солдаты, однако подавляющее большинство интегрированных игроков становятся ими. Но, полагаю, тебе выпал не боевой класс, а нечто, связанное с информацией. Я прав? — он подался вперед.

— У меня еще нет класса, Шелдон. Не могу никак выбрать.

— Минутку… Ты хочешь сказать, что владеешь какими-то талантами без класса?

— Э…

Вот здесь меня конкретно заклинило. Таймсквер говорил, что информация — это все. Сказать правду? ИскИну, за которым стоят какие-то непонятные серые кардиналы планеты?

— Я не буду отвечать. Извини.

Его глаза опять вспыхнули, он открыл рот, чтобы что-то сказать… и рассмеялся. А потом исчез из кресла и проявился рядом со мной. Только теперь голограмма выводилась смартфоном.

— Знаешь, Матвей, — задушевно сказал Шелдон. — Сейчас мне стало еще интереснее. Ты сказал, что не можешь выбрать класс. Позволишь помочь тебе?

***

С утра Саня устроил такую возню, что спать дальше не было никакой возможности. Едва пробудившись, я ощутил идущие из кухни умопомрачительные запахи гренок и жареной яичницы с колбасой. Тетя Полина уже встала и готовила завтрак.

— Все-все, Саня, встаю! — Я рассмеялся, потому что он начал меня щекотать. Хорошо, хоть глаза опять не стал мне насильно раскрывать.

— Вставай, Мотька! Мама зовет завтракать! — уведомил братишка и убежал на кухню.

Я пошел умываться. На удивление, чувствовал себя превосходно. Возможно, с развитием тела оптимизируются процессы восстановления в нем? Спал-то всего часа три, и то лишь потому, что после разговора с Шелдоном решил отложить окончательный выбор класса на сегодня.

Доводы его были чистой математикой, замешанной на прагматизме и хрупкости человеческого тела, как он выразился. Спонтанные проявления Тактического монитора, скорее всего, прекратятся с выбором класса. Так сказал Шелдон. Проверить его слова я мог, только выбрав любой другой класс, не связанный с этим талантом. Но если класс не понравится, отыграть все назад почти невозможно. Существует какой-то эликсир, позволяющий сбросить и перевыбрать класс, но его стоимость измеряется миллионами «соли» из-за крайней редкости ингредиентов.

Впрочем, Шелдон не мог абсолютно уверенно утверждать, что я потеряю Тактический монитор, если предпочту другой класс. Ведь обычные игроки выбирают его уже на первом уровне, едва подключившись к Мете. И никаких «спонтанных включений» у них не случается, а в активе — только классовый талант. Один. В лучшем случае два, если, как у меня, за какую-то ущербность выдается бонус. Все дополнительные способности — таланты, боевые приемы и «перки» — либо открываются на очень высоких уровнях, либо, опять же, покупаются за астрономические суммы «соли».

По словам Шелдона, даже десятипроцентная разница в скорости развития даст большое преимущество на высоких уровнях. А в Мете уровни решали все, ведь каждый уровень — это не абстрактное число в профиле игрока, это усиление Тела, Разума, Чувства или Дара. И вот последняя характеристика — наиболее важная, так как усиливает таланты.

Сами по себе таланты тоже растут в уровнях, как я уже убедился на Скале и Эрудиции, но вкупе с высоким Даром усиления входят в синергию и позволяют творить поистине невообразимые вещи. Не называя имени, Шелдон привел в пример одного легендарного мета-игрока из первой волны. Тот выбрал класс «Стоик». На начальном уровне он был способен, к примеру, сунуть руку в кипящую воду и спокойно, без вреда для себя, выдержать так пару минут. Нечто вроде моей Скалы, только со своими нюансами. Но прокачавшись, игрок с одинаковым успехом мог спуститься на дно океана, прогуляться близ эпицентра взрыва ядерной бомбы или продержаться в открытом космосе несколько часов. И остаться живым и здоровым.

Исходя из всего этого, Шелдон посоветовал брать класс «Тактик», как наиболее подходящий и имеющий максимальный мультипликатор. А я вспомнил, сколько раз Тактический монитор спасал мне жизнь, и перестал сомневаться.

Кивнув своему отражению, я дочистил зубы и пошел завтракать. Что бы там ни советовали дантисты, не могу завтракать с нечищеными зубами.

***

Тетя с Сашкой уехали в торговый центр за обновками для брата. Впервые за свою жизнь я мог уверенно сказать, что новые кроссовки и одежду он получит с заработанных мною денег. С призовых за победу в «Брейншторме».

А я, оставшись в одиночестве, занялся выбором класса. Кресло, кофе, тишина и немного спокойствия, чтобы сделать один из самых важных выборов в жизни.

Открыв окно со списком классов, промотал до «Тактика» и ткнул пальцем. Это было не обязательно, интерфейс реагировал и на фокусировку взгляда с мысленной командой.

Тактик

Класс поддержки.

Предрасположенность: 127%.

Мультипликатор эффективности: 1,27.

Мета-игрок класса «Тактик» способен смоделировать ближайшее будущее. Горизонт моделирования зависит от уровня классового таланта.

Точность моделирования на базовом уровне варьируется в зависимости от ряда параметров.

На высоких уровнях возможно открытие новых классовых талантов.

Найт, ты подтверждаешь выбор класса «Тактик»?

Это действие невозможно отменить!

Подтвердив выбор, я схватился за подлокотники кресла, чтобы не выпасть. Что-то происходило внутри меня. Сердце забилось, в ушах загудело. Все поплыло, теряя четкость, цвет, начало двигаться в разных направлениях, словно пространство растягивалось и сжималось…

Внезапно это прекратилось, и только в ушах отдавались гулкие удары.

Зашелестело, проявляясь в воздухе, новое окошко:

Мета приветствует тебя, Найт, и поздравляет с обретением себя.

Отныне ты — тактик.

Твой классовый талант: «Тактический монитор».

Рядом пристроилось окно с описанием таланта:

Тактический монитор 1 уровня

Классовый талант.

При активации моделирует ближайшее будущее тактика с различной степенью достоверности.

Точность прогноза для первой минуты:

— для небоевых ситуаций с участием разумных вне Меты: 99,99%;

— для боевых ситуаций с участием разумных вне Меты: 99,958%;

— для любых ситуаций с участием мета-игроков: 59,99%.

— для любых ситуаций с участием высших сущностей: 21%.

Горизонт моделирования: 1 час со снижающейся на 0,1% точностью каждую последующую минуту.

Точность прогноза повышается с улучшением таланта.

Для удобства восприятия отображение моделирования происходит в объемной проекции. Точка зрения привязана к тактику, однако позволяет отобразить происходящее с разных ракурсов в пределах видимости и на том же горизонтальном уровне.

Время, протекающее в режиме активированного таланта, субъективно. Скорость течения зависит от уровня таланта и показателя характеристики «Дар».

Талант потребляет м-энергию. Стоимость использования таланта зависит от типа ситуации и периода моделирования.

Иконка таланта проявилась в поле зрения. Подвигав, я нашел для нее подходящее место сверху. Туда же добавил Эрудицию. Теперь при активации талантов мой взгляд не будет косить, как тогда, в финале «Брейншторма», — именно так меня вычислил Шелдон.

Потом распределил свободные очки характеристик, добавив по очку в Разум и Дар. Мой профиль выглядел так:

Игровое имя: Найт.

Настоящее имя: Матвей Колесников (информация доступна только владельцу).

Биологический возраст: 19/80.

Уровень: 5.

Мета-опыт: 0%.

Класс: тактик.

Игровые характеристики

Тело: 2.

Разум: 2.

Чувство: 2.

Дар: 3.

Бонусные таланты

Скала 4 уровня.

Эрудиция 7 уровня.

Классовый талант

Тактический монитор 1 уровня.

Помня слова Таймсквера, я покопался в настройках приватности и скрыл о себе всю информацию. Теперь другие мета-игроки будут видеть только лаконичное:

Найт, мета-игрок

Проверить действие больше не спонтанного таланта я решил на балконе. В поле зрения будет много людей и машин — выберу несколько ключевых и отслежу верность прогноза по ним. Сначала прогоню через Тактический монитор, а потом проверю в реале.

С кухонного балкона открывался двор, а с того, что примыкал к комнате, — улица. Я перегнулся через перила и глянул по сторонам, оценивая обстановку. На перекрестке горел красный — машины ожидали, когда пройдут пешеходы. Подметив, кто и как стоит, я выбрал пару человек.

Тактический монитор активирован.

Первое, что я заметил, — монитор отображался в отдельном окне, а не в абстрактном вакууме, как раньше. Я продолжал видеть все, что происходит вокруг меня, хотя оно было будто в слоу-мо. Кроме того, все стало веселее, над головами прохожих всплыли подсказки с именами. Я постарался убрать все лишнее, пометив только интересующее меня: красный «Жук» и цветной фургон с огромным рожком мороженого на крыше; девушку в мини-юбке, старушку в шляпке и стоящего прямо под балконом парня в худи с поднятым капюшоном. Стоп!

Я притормозил скорость воспроизведения, потому что парень начал скидывать капюшон и поднимать голову, глядя прямо на меня. Над его головой метка была синей, в отличие от остальных.

Скрай, мета-игрок

Знакомый мангуст начал что-то говорить, но монитор не передавал звуки. Надо срочно учиться читать по губам. Ускорив воспроизведение, я подметил, куда поехали «Жук» и фургон мороженщика, в какую сторону после перехода улицы свернули бабуля в шляпке и девушка.

Остановив моделирование, я помахал Скраю. Все «персонажи» на мониторе поступили именно так, как предсказал мой талант. Ситуация была даже близко не боевой, но талант работал!

Теперь я могу прикидывать не только бои с егибобами и планктонами, но и варианты знакомства с девушками, выбирать лучшие линии поведения в общении с кем угодно, безнаказанно допускать ошибки и рисковать в рамках Тактического монитора, проверяя разные варианты…

От открывшихся перспектив захватывало дух!

— Живой, Найт? — крикнул Скрай, сложив ладони рупором у рта. — Спускайся! Тайм хочет поговорить, дело есть!


Глава 18. Классовый выбор | Мета-Игра. Пробуждение | Глава 20. На чистую воду