home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2. Существует ли много идей или только одна?

1. Кажется, что не существует множества идей. Ведь идея в Боге есть его сущность. Но сущность Бога только одна. Следовательно, и идея — одна.

2. Кроме того, как идея является началом познания и действования, так и искусство и мудрость. Но в Боге не существует многих искусств и мудрости, и, следовательно, многих идей.

3. Если же скажут, что идеи умножаются согласно отношению к различным творениям, то можно возразить, что можественность идей существует вечно. Следовательно, если идей существует много, творения же являются временными, то временное было бы причиной вечного.

4. Кроме того, эти отношения существуют или согласно вещи только в творениях, или также в Боге. Если только в творениях, то, поскольку творения не являются вечными, множественность не была бы от вечного, если бы идеи умножались только согласно такого рода отношению. Если же они реально существуют в Боге, то следует, чтобы в Боге была иная реальная множественность, чем множественность Лиц, что противоречит Дамаскину (О вере православной, I, 10), говорящему, что в Божественном многое суть единое, кроме «непорожденности, порожденности и исхождения». Таким образом, не существует многих идей.

Но против то, что говорит Августин в «Книге восьмидесяти трех вопросов» (q. 46): «Идеи суть изначальные формы или понятия вещей, постоянные и неизменные, поскольку сами они не получили форму, и из-за этого вечны, и всегда существуют одним и тем же образом, поскольку содержатся в божественной сущности. Но в то время, как сами они не возникают и не исчезают, согласно им, однако, говорится, что оформляется все, что может возникать и исчезать, и все, что возникает и исчезает».

Отвечаю: следует сказать, что необходимо полагать существование многих идей. Для очевидности этого следует рассмотреть, что во всяком действии то, что является предельной целью, является собственным предметом намерения (intentum) первого действующего; как расположение войск является предметом намерения командира. То же, что является наилучшим в существующих вещах, есть благо порядка универсума, что ясно благодаря Философу в двенадцатой книге «Метафизики» (1075a 13). Следовательно, порядок универсума является собственным предметом намерения Бога, а не привходящим акцидентальным образом в результате преемственности действующих, — как некоторые говорили, что Бог сотворил только первое творение, каковое творение сотворило второе творение, и так далее — до тех пор, пока не было произведено все множество вещей; согласно этому мнению Бог имел только идею первого творения.

Но если порядок универсума сам по себе сотворен Им и является объектом Его намерения, то необходимо, чтобы Он имел идею порядка универсума. Ведь не может быть понятия какого-либо целого, если не имеется собственных понятий того, из чего составляется целое, как строитель не мог бы схватывать вид дома, если наряду с ним не существовало бы собственное понятие всякой его части. Так, следовательно, надлежит, чтобы в божественном уме были собственные понятия всех вещей. Поэтому Августин говорит в «Книге о восьмидесяти трех вопросах» (q. 46), что единичные вещи сотворены Богом посредством их собственных понятий. Поэтому следует, чтобы в божественном уме были многие идеи.

То же, что это никоим образом не противоречит божественной простоте, легко увидеть, если некто рассмотрит, что идея произведенного существует в уме производящего как то, что познается, но не как вид, посредством которого нечто познается, то есть как форма, делающая интеллект актуальным. Ведь форма дома в уме строителя есть нечто, познанное им, по уподоблению чему он придает форму дому. То же, что Бог познает многое, не противоречит Его простоте; но против Его простоты было бы, если бы Его интеллект получал бы форму благодаря многим видам. Поэтому многие идеи существуют в божественном уме как познанные им. Это можно рассмотреть таким образом: ведь Он познает свою сущность в совершенстве, поэтому познает ее согласно всякому способу, посредством которого Он познаваем. Но Он может быть познан не только согласно тому, что Он есть сам по себе, но и согласно некоторому способу уподобления ему творений. Но всякое творение имеет собственный вид, согласно которому оно некоторым образом причастно божественной сущности. Так, следовательно, коль скоро Бог познает свою сущность, которой таким образом подражает такое творение, то он познает ее как собственное понятие и идею этого творения. И схожим образом относительно других. И, таким образом, ясно, что Бог познает многие собственные понятия многих вещей, то есть многие идеи.

1. Итак, относительно первого следует сказать, что божественная сущность называется идеей не потому, что она сущность, а потому, что она — подобие или понятие той или иной вещи. Поэтому, поскольку существуют многие понятия, познанные из одной сущности, постольку они называются многими идеями.

2. Относительно второго следует сказать, что мудростью и искусством называется то, посредством чего Бог познает, а идеей — то, что Бог познает. Бог же познает многое посредством единого, и не только согласно тому, что оно есть само по себе, но также согласно тому, что оно является познанным, то есть — познание многих понятий вещей. Так, когда мастер познает форму дома в материи, то говорится, что он познает дом, когда же он познает форму дома как созерцаемую им, то благодаря тому, что он познает себя познающим ее, он познает идею или понятие дома. Бог же не только познает многие вещи благодаря своей сущности, но также познает себя, познающего многое посредством своей сущности. Но это значит познавать многие понятия вещей, или то, что в его интеллекте существуют многие идеи как познанные.

3. Относительно третьего следует сказать, что такого рода отношения, посредством которых умножаются идеи, имеют в качестве причины не вещи, а божественный интеллект, соотносящий свою сущность с вещами.

4. Относительно четвертого следует сказать, что отношения, умножающие идеи, существуют не в сотворенных вещах, а в Боге. Однако они не реальные отношения, как те, благодаря которым различаются Лица, а отношения, познанные Богом.


Глава 1. Существуют ли идеи? | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Глава 3. Познаются ли Богом идеи всех вещей?