home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Песня двадцатая

На дне четвертого рва Данте нашел кудесников и лжепророков. Повесть об основании Мантуи — родины Вергилия.

1 Иные скорби, горе и мученья

Должны во мне стих новый возродить;

В двадцатой песне этой в сокрушенье

4 Я должен муки новые излить.

Я был уж приготовлен к наблюденью

Других причин и мог свой взор вперить

7 В обитель плача, предан сожаленью.

В долине круглой множество теней

Я увидал; подобно погребенью

10 Там, на земле скончавшихся людей,

Их шествие печальное тянулось;

У всех струились слезы из очей…

13 Я наклонился ниже — содрогнулась

Тогда моя усталая душа

И сердце с жгучей болью встрепенулось…

16 Заметил я невольно, чуть дыша,

Что у теней всех свернутые шеи,

Что задом шли они, вперед спеша,

19 Идти, как все мы, больше не умея.

Так изувечить может паралич,

Суставы человека не жалея.

22 Ужасней казнь уму нельзя постичь,

И худшего уродства на земле я

Еще не знал. «Читатель! Кликну клич

25 Тебе! Как мог я, не бледнея,

Переносить подобной казни род,

Как мог я в этот миг, не костенея,

28 Смотреть на изувеченный народ:

Из глаз толпы — нет в мире казни злее —

Лилися слезы на спину… Урод

31 Не мог иначе плакать… Плакал тоже

И я, склонясь над бездной у скалы,

Рыдал — и пробегала дрожь по коже. —

34 Тогда поэт не скрыл своей хулы!

„Как, на других глупцов и ты походишь…

Они преступны, бешены и злы,

37 А ты к ним сострадание находишь!

Здесь состраданью места вовсе нет,

Ты их по преступленью превосходишь,

40 Когда, спустясь в подземный этот свет,

Жалеешь о Небесном приговоре.

Так посмотри сюда ты, мой совет, —

43 Взгляни в лицо того, кто в лютом горе

В глазах Фивян был поглощен землей,

При общих криках о его позоре:

46 Амфиарай[113], зачем, покинув бой,

Сквозь землю провалился ты?“ Оттуда

Не мог уж снова выползти герой:

49 Его тотчас земли покрыла груда,

И Минос под землей его схватил…

Взгляни теперь; над ним свершилось чудо.

52 Где прежде грудь свою он находил

Под бородой, теперь спина явилась:

Он, двигаясь назад, запас истратил сил.

55 Взгляни — Тирезий[114] вот. Преобразилась

Его фигура. Некогда был он

Мужчиною, но из него явилась

58 Вдруг женщина: он стал перерожден,

Потом опять он вдруг переменился,

Когда им змей двойной был умерщвлен,

61 И в образе мужском он вновь явился.

А вот, взгляни, Аронт[115] за ним идет;

Средь Лунских гор он прежде поселился,

64 Из мраморной пещеры небосвод

Мог наблюдать и вечные светила

Следить любил на небе ночи… Вот

67 И женщина: всю грудь ее закрыла

Теперь коса, а весь спинной хребет

Открыт для глаз. Ей имя Манто[116] было.

70 Немало стран та жрица исходила,

Пока остановилась в той стране,

Где суждено родиться было мне.

73 Когда отец волшебницы скончался

И посвященный Вакху город пал,

Той девственницы снова путь начался.

76 В Италии прекрасной между скал

Есть озеро Бенако[117] близ Тироля.

В то озеро со всех сторон впадал

79 Источник за источником в приволье

Меж Гардой и Валь-Камонико;

Кругом тучнеют пастбища, раздолье

82 Потоков освежает их легко.

Там на пути лежит одно болото,

К которому не подходил никто.

85 Явившись там, той путнице охота

Пришла остановиться на пути,

Вдали людей с рабынями без счета

88 Она приют умела там найти,

И волшебством свободно занималась,

Стараясь от людской толпы уйти.

91 Когда же смерть нежданная подкралась

И девственница тихо умерла,

То в те места, где схимница скончалась,

94 Где меж болот былинка не росла,

Отвсюду люди начали сходиться,

И там, где чародейка та жила,

97 Стал постепенно город возноситься

И в честь Манто — Мантуей назван был,

Чтоб не могло той имя позабыться,

100 Которую мантуец каждый чтил.

В дни прежние в местах тех было людно,

Пока там Казалоди[118] не сгубил

103 По воле Пинамонте безрассудно

Весь город. Я об этом рассказал,

За тем, чтоб после было всем не трудно

106 Мантуи знать начало; я слыхал

Неверные одни предположенья

О том, как город этот возникал,

109 Но древнее его происхожденье

Точнее всех я объяснил теперь,

Так что не может быть опроверженья».

112 Я отвечал: «Учитель мой, поверь,

В твоих речах все ясно и понятно,

И никого не стал бы я теперь

115 Иного слушать… Сильно мне приятно

Доверие твое: скажи мне об одном:

Среди теней ведь есть же, вероятно,

118 Единый дух, в котором мы найдем

Хоть что-нибудь достойное вниманья?

Вот, спутник мой, я думаю о чем».

121 Ответствовал учитель в то ж мгновенье:

«Смотри: вот этот с длинной бородой —

В те дни, когда вся Греция в смятенье[119]

124 Была перед грядущею бедой

И многих славных воинов в сраженье

Лишилась вдруг, вот этот муж седой

127 Авгуром был с Калхасом прозорливым.

В Авлиде первый он лишь подал знак

Рубить канат. Он звался Еврипилом

130 И мной воспет в трагедии был так,

Как, вероятно, помнишь ты прекрасно.

А вот другой — он был великий маг —

133 Вот он, с щеками впалыми ужасно,

Микеле Ското[120], вещий астролог;

А вот, провозглашавшие бесстрастно

136 Судьбу людей — Бонатти[121], а другой

Асдент[122], который рад бы, может статься,

Свой промысел припомнив дорогой,

139 За шило и за дратву снова взяться,

Но слишком поздно каяться он стал

И уж ему из Ада не урваться.

142 Ты далее несчастных увидал:

Веретено с иглою побросали

Они за тем, чтоб мир в них почитал

145 Волшебниц злых. Людей они смущали

Посредством разных зелий. Но пойдем

Туда, где нас с тобой не ожидали.

148 Уж месяц с роковым своим пятном —

С изображеньем Каина[123] поднялся.

В ту ночь луна — припомни ты о том —

151 Была полна и темный лес казался

При лунном блеске ночи прошлой нам

Не столько страшным: путь наш освещался

154 Вплоть до зари… Так по моим следам

Иди теперь…» — проговорил Вергилий,

И следовал я по его стопам

157 И не щадил в пути своих усилий.


Песня девятнадцатая | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Песня двадцать первая