home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Песня пятнадцатая

Поэты проходят по каменным переходам Флегетона. Навстречу им попадается Брунетто Латини, бывший учитель Данте, которому он предсказывает славу и несчастья.

1 По каменному берегу мы шли.

Над пропастью, как облака, вставали

Густые испарения вдали

4 И пламя то мгновенно поглощали,

Которое дождем лилось в поток.

Как против волн плотины воздвигали

7 Во Фландрии, — напор их был жесток —

Меж Бригге и Кадзантом[84], или точно

На Бренте[85], часто, полные тревог,

10 Падуи обитатели нарочно

Окопами спасали города

И замки все, построенные прочно,

13 Так зодчий Ада создал навсегда

Плотину вдоль печального потока,

Хотя не так обширна и горда

16 Она на вид… Оставили далеко

Мы за собой зловещий, темный бор:

Когда б назад мы устремили око,

19 То леса не заметил бы наш взор.

Толпа теней навстречу нам попалась.

Как в поздний час, когда ночной дозор

22 Начнет луна, прохожему случалось

Внимательно смотреть на нас сквозь мглу,

Что над землей туманом расстилалась,

25 Иль как портной, вдевающий в иглу

Нить тонкую, прищуря глаз единый,

Когда сидит с работой он в углу, —

28 Так точно, тихо шествуя долиной,

Смотрели зорко призраки на нас.

Вдруг тень одна с какой-то странной миной

31 Воскликнула, невольно ухватясь

Своей рукой за плащ мой: «Что за чудо!»

И от меня не отводила глаз.

34 Обожжено, измучено и худо

Лицо той тени было, но узнать

Успел знакомый образ я, покуда

37 Тень продолжала за полу хватать

Меня рукой. «Брунетто[86], вы ли это?» —

Тень грешника я начал вопрошать.

40 И отвечал с мольбою мне Брунетто:

«Мой милый сын! Прошу я об одном,

Коль стою я участья и привета:

43 Умерим шаг и дальше отойдем

От призраков». И отвечал я тени:

«Отказывать вам не могу я в том

46 И, если вы хотите, на мгновенье

Могу теперь присесть я подле вас,

Когда на это даст мне позволенье

49 Мой спутник, помогавший мне не раз».

«О, сын мой, — он ответил, — ожидает

Столетняя беда того из нас,

52 Кто на пути ужасном отдыхает,

И пролежит за это он сто лет

Под тем дождем, который сожигает;

55 За медленность для нас спасенья нет.

Иди же ты вперед своей дорогой,

И за тобой отправлюсь я вослед,

58 Чтоб вновь потом с уныньем и тревогой

Пристать к толпе измученных теней,

Не ведавших конца их кары строгой».

61 Я не посмел сойти с тропы моей,

Чтобы идти с несчастной тенью рядом,

И шел вперед дорогою своей.

64 С опущенным в задумчивости взглядом

Спросила тень: «Как ты сюда попал,

Когда еще не поглощен ты Адом?

67 И кто тебе путь в Тартар указал?»

«Там, на земле, где блещет свет доныне,

Я заплутался, — так я отвечал, —

70 В одной глухой, таинственной долине,

Хотя еще пути земного срок

Не перешел. Уже хотел в кручине

73 Вчера поутру я идти назад,

Как пред собой увидел мудреца я,

И с ним тогда, не побоясь преград,

76 Ужасные картины созерцая,

Я двинулся по этому пути».

И грешник отвечал: Не уставая,

79 Ты должен за звездой своей идти,

И если я угадывать умею,

То на земле успеешь ты найти

82 Удел великий. Участью твоею

Я занялся с успехом, может быть,

Когда бы мог, — о чем я сожалею, —

85 В могилу слишком рано не сходить.

И, видя милость Бога над тобою,

Я мог бы каждый труд твой поощрить…

88 Поставлен выше многих ты судьбою, —

Но знай, неблагодарный тот народ

За все добро отмстит тебе враждою.

91 Народ, сошедший некогда с высот

Старинной Фиезолы[87], беспрестанно

Тебя везде преследовать начнет.

94 Но это, сын мой, вовсе мне не странно:

С рябиной горькой рядом не растет

Развившийся в саду благоуханно

97 Румяный, наливной и сладкий плод.

О, жалкое, безнравственное племя!

Недаром про него молва идет,

100 Что тяготит на нем пороков бремя…

Грехами их себя не оскверни.

О, от тебя недалеко то время,

103 Когда слепцы очнутся, и они

Начнут тебя молить о возвращенье,

Поклонятся тебе в иные дни,

106 Но уж бесплодны будут их моленья.

Пусть, как скоты, толпа фиезолан

На месте мрет, не видя сожаленья,

109 Но пусть нога бессмысленных граждан

До почвы той случайно не коснется,

Где семя благородное римлян,

112 Быть может, неожиданно пробьется.

Я отвечал: «Доныне, может быть,

Вам не пришлось бы с смертию бороться.

115 Доныне бы могли вы в мире жить,

Когда б моим молениям внимали…

Но в памяти я бережно хранить

118 Ваш образ буду, с трепетом печали

Припоминая прошлые года,

Когда еще вы в мире обитали

121 И были в нем отцом моим, когда

К бессмертию мне путь прямой открыли,

Путь славы и упорного труда,

124 И я — клянусь — с собой в одной могиле

О вас воспоминанье схороню…

А все, что мне вы в будущем открыли,

127 Я запишу и вместе сохраню

С другими предсказаньями до слова:

Их тайный смысл тогда я оценю,

130 Когда его мне разъяснить готова

Святая дева[88] будет, если я

Когда-нибудь с ней повстречаюсь снова.

133 Но знайте вы, — скажу я, не тая:

Готов на все я в жизни испытанья,

Была бы лишь чиста душа моя.

136 Не страшны для меня все предсказанья…

Так пусть, не подчиняясь никому,

Фортуна награждает, и старанье

139 Приложит каждый к делу своему».

Тогда учитель тихо мне заметил:

«Не изменяет память лишь тому,

142 Кто слушал чутко всех, кого он встретил».

И подвигался дальше я вперед

И ждал, чтобы Брунетто мне ответил.

145 Кто жалкий жребий вместе делит с ним

И кто его товарищи в несчастье.

Он отвечал: «Их много здесь. К иным

148 Питаю я невольное участье,

О многих же не стоит говорить,

А время мчится быстро. Вне пристрастья,

151 Однако, их умею я ценить:

Из звания духовного на свете

Поистине могли те люди слыть

154 Учеными, и все попали в сети

Единого греха… Вот Присциан[89]

Идет в толпе, где плачут тени эти,

157 И слезы их текут по язвам ран.

А вот Франциск д’Аккорсо[90]. Если б даже

Ты захотел увидеть сквозь туман

160 То зрелище, которого нет гаже,

То я б тебе на призрак указал

Развратника[91]. Он под охраной стражи, —

163 Как Господа служитель приказал[92],

Был сослан к берегам Бакилионе,

Где смерть от истощения узнал.

166 О множестве ужасных беззаконий

Тебе, мой сын, я мог бы рассказать,

Но впереди я вижу чад зловоний:

169 Оттуда к нам идет другая рать

Несчастных душ, но с ними здесь встречаться

Не должен я…» И побежал он вспять.

172 Так на бегу Веронском люди мчатся

За призом из зеленого сукна[93],

И каждому могло бы показаться,

175 Что впереди несчастного должна

Приветствовать победа и награда

В том месте, где угрюмый сатана

178 Терзает лишь всех поселенцев Ада.


Песня четырнадцатая | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Песня шестнадцатая