home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Песня восьмая

е адская стража демонов преграждает им вход в проклятый город.

1 Когда к стенам мы башни приближались,

То видели еще издалека,

Что на ее вершине загорались,

4 Как звездочки средь тьмы, два огонька,

И, по условью точно, засверкали

Такие же два яркие значка

7 На дальней башне. Путь мы продолжали.

И я сказал: «В всеведенье глубок,

Как море, ты. Зачем же запылали

10 Те огоньки? Скажи, кто их зажег?

Что означают огненные знаки?»

Поэт ответил: «Если бы ты мог

13 Поверхность вод распознавать во мраке,

То знал бы сам, что впереди нас ждет…»

Неуловимы молнии зигзаги,

16 Неуловим и быстр стрелы полет,

Но тот челнок, что нам навстречу мчался,

Скользя под испареньями болот,

19 Быстрей стрелы и молнии казался.

Один гребец сидел в нем и кричал:

«Преступный дух! Ты наконец попался!

22 Ты уже здесь!» Мой спутник отвечал:

«О, Флегиас[40]! Ты сердишься напрасно!

Язык твоих угроз бессилен стал:

25 Пока ты можешь только безопасно

Перевезти через болото нас».

Как человек, которому ужасно

28 Скрывать бессильный гнев, так Флегиас

Умолкнул вдруг. Учитель в челн спустился,

Я вслед за ним, и челн на этот раз

31 Гораздо глубже в волны погрузился.

Когда по темной, мертвой глубине

Летели мы, вдруг грешник появился,

34 Весь тиною покрыт, и молвил мне:

«Скажи, кто ты? Зачем ты раньше срока

Блуждаешь в этой адской тишине?»

37 Я отвечал: «То время недалёко,

Когда могу отсюда я уйти.

Но кто ты сам, скажи мне, так жестоко

40 Истерзанный? Кто ты?» «В своем пути

На вечный, вечный плач осуждена я», —

Сказала тень. «Лети же ты, лети,

43 Проклятый дух, спокойствия не зная!

Рыдания и скорби — твой удел.

Твое лицо в грязи распознавая,

46 Тебя теперь припомнить я успел», —

Ответил я… Тут грешник обе руки

Простер к челну, как будто бы хотел

49 В нем отдохнуть от нестерпимой муки,

Но спутник мой столкнул его назад:

«Иди ты прочь, туда, где слышны звуки

52 Проклятий псов, как ты, попавших в Ад».

Затем поэт, меня обняв, как брата,

Поцеловал и молвил: «О, стократ

55 Блаженна мать, носившая когда-то

Тебя во чреве! Чистая душа,

Себя ты уберег среди разврата.

58 Знай: эта тень[41], всю жизнь свою греша,

Всех презирала в собственной гордыне,

Лишь злобой постоянною дыша.

61 Беснуется и здесь она доныне.

И много гордых некогда владык

В зловонье этой мерзостной пустыни

64 Здесь пресмыкаться будут каждый миг,

Как свиньи, в мире общее презренье

Оставив за собою. Их постиг

67 Стыд и позор». «Могу ль без затрудненья,

Учитель, — я сказал, — теперь взглянуть,

Как будет это жалкое творенье

70 В грязи и тине медленно тонуть?..»

И мне ответил мудрый мой учитель:

«Еще в ладье мы не окончим путь,

73 Увидишь ты, как флорентинский житель

Казним в Аду…» И видел я вблизи,

Как грешника карает Вечный Мститель.

76 Его давили призраки в грязи;

«Филипп Ардженти! — все они кричали. —

Вот он! Сюда! Дави его, рази!»

79 И призрак флорентинца окружали,

А он с себя зубами тело рвал…

За эту казнь, не чувствуя печали,

82 Я Небеса тогда благословлял.

Тут мы его оставили… Стенанья

Вдруг поразили слух мой, и сказал

85 Вергилий мне: «Ты обрати вниманье

На этот город: Дис[42] его зовут.

Преступники в нем терпят наказанья,

88 В Аду их духи мрака стерегут».

«Учитель, — я воскликнул, — на поляне,

Мне кажется, я вижу, как встают

91 В багровом, в ярко-огненном тумане

Вершины башен». «Да, — сказал поэт, —

Горит огонь в них вечный, — знай заране,

94 Что он стенам дает багровый цвет».

Печальный град был рвами опоясан,

Где челн наш оставлял чуть видный след;

97 Ряд стен был из железа, и для нас он

Казался неприступным. Наконец

Мы к берегу пристали. В этот час он

100 Пустыней был. Тут закричал гребец:

Увидел я, бледнея, как мертвец,

103 Сонм демонов в тьму бездны Небесами

Низвергнутый. Их крик достиг до нас:

«Кто в Царстве мертвых бродит между нами?

106

Мой спутник подал знак им, что желает

Им молвить слово втайне, и, смутясь,

109 Они смирили гнев свой. Восклицает

Один из них: «Лишь ты к нам подойди,

А смертный, что с тобой в наш Ад вступает,

112 Пускай уйдет и путь свой назади

Переследит без страха, если может,

Тебя оставив здесь!..» В моей груди

115 Проснулся ужас: кто теперь поможет

Мне выбраться когда-нибудь назад?

Кто мне в пути преграды уничтожит?

118 «Наставник мой! Семь раз, спускаясь в Ад,

Избавил от опасности меня ты

И бодро вел сквозь этот адский смрад.

121 Не оставляй меня ты в тьме проклятой! —

В отчаянии так я восклицал. —

И если впереди нас ждут утраты

124 И путь в Аду нам недоступным стал,

То поскорей вернемся мы обратно».

Но мой путеводитель отвечал:

127 «Не бойся, говорю неоднократно,

Никто дороги нам не заградит:

Над нами Тот, чья сила необъятна.

130 Здесь жди меня; пусть страх не шевелит

Твоей души; тебя я не покину

В кромешной тьме. Прими спокойный вид».

133 Так нежно говорил он, словно сыну,

И удалился. В страхе и смущен

Остался я и ужаса причину

136 Напрасно позабыть хотел. Но он,

Учитель мой, недолго был с бесми.

Что говорил он с ними — посвящен

139 Я в это не был, только перед нами

Метаться стали демоны, закрыв

Ворота башни. Тихими шагами

142 Поэт вернулся, голову склонив.

В его лице заметил я смущенье;

Вздохнул он, тихо слово проронив:

145 «Кто вход мне преграждает?» В заключенье

Он мне сказал одно: «Да не смутит

Тебя мое невольное волненье.

148 Пусть нам сонм этих демонов грозит,

Но все ж они должны мне покориться.

Высокомерье их — не ново. Стыд

151 Их пораженья должен совершиться,

Как некогда, у первых адских врат,

Где думали преградою явиться

154 Те демоны; но вход в подземный Ад

Остался без затворов[43]. Там, у входа,

Заметил надпись страшную твой взгляд.

157 Но знай, мой сын: в глубь этого прохода

Спускается один сюда с высот

Защитник человеческого рода,

160 Сюда грядет могучий ангел, тот,

Перед которым бесы содрогнутся,

И двери недоступных нам ворот

163 Покорно перед нами распахнутся».


Песня седьмая | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Песня девятая