home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Песня четвертая

Поэт вслед за Вергилием спускается в первый круг Ада, где в особой светлой обители находит призраки знаменитых людей древности, которые приветствуют их и продолжают с ними путь. Ряд других знаменитых мужей. Вергилий ведет поэта дальше, в Царство мрака.

1 Раскатом грома был я пробужден

И от его ударов содрогнулся.

Развеялся тяжелый, смутный сон;

4 Раскрыв глаза, кругом я оглянулся,

Желая знать, где я, куда попал,

И над зиявшей бездною нагнулся:

7 Из бездны гул стенаний долетал

До нашего внимательного слуха, —

Внизу под нами вечный стон стоял,

10 То грозен был, то замирал он глухо,

Была темна той бездны глубина,

И если вопль мог долетать до уха,

13 То глаз не мог увидеть бездны дна,

Хоть напрягал усиленно я зренье.

«Пусть эта пропасть вечная мрачна, —

16 Сказал поэт и побледнел в мгновенье, —

Мы в этот мрачный мир теперь сойдем;

За мною смело следуй без смущенья».

19 В лице переменился он. О том

Заметил я: «Уж если ты бледнеешь,

В моих сомненьях ставши мне щитом,

22 Могу ль быть смел, когда ты сам робеешь?»

Он отвечал: «В лице, в моих глазах

Всех чувств моих читать ты не умеешь.

25 Я чувствую теперь не жалкий страх,

Но ощущаю только состраданье

К судьбе теней, томящихся впотьмах,

28 Под безысходной карой наказанья.

Иди за мной. Наш путь еще далек,

Нам медленность не принесет познанья…»

31 И за собой поэт меня увлек

К ограде первой бездны непроглядной.

Хоть вопль теней к нам долетать не мог,

34 Но самый воздух пропасти той смрадной,

Казалось, словно вздохами стонал:

То было Царство скорби безотрадной,

37 Отчаянья без боли, где блуждал

Сонм призраков — мужчины, жены, дети.

Тогда путеводитель мне сказал:

40 «Что же меня не спросишь ты, кто эти

Несчастные? Ты должен все узнать,

Чем были эти призраки на свете,

43 Пока вперед мы не пошли опять.

Так знай: им неизвестно преступленье,

Но недоступна Неба благодать,

46 Лишь потому, что таинством крещенья

Своих грехов омыть им не пришлось, —

Они бродили в вечном заблужденье

49 В те дни, когда в мир не сходил Христос.

Их вера до Небес не воспарила.

Я сам в незнанье их когда-то рос:

52 Неведенье одно нас погубило,

И за него мы все осуждены

На вечное желанье за могилой,

55 Надежды, милый сын мой, лишены…»

От этих слов тоска мне сердце сжала:

Страдать все эти призраки должны,

58 Хоть их чело величием блистало.

Кто скажет им, что в будущем их ждет?

И я хотел, во что бы то ни стало,

61 Проникнуть тайну Неба и вперед

Узнать предел их горького страданья;

И так сказал: «Меня желанье жжет,

64 Поэт. Скажи мне: в Царстве наказанья

Ужель никто доныне не умел

Спасенье заслужить и оправданье

67 За подвиги и славу прежних дел?

Ужель никто спасти их не решался?»

И отвечал учитель: «Мой удел

70 Еще мне нов был здесь, когда спускался

Сюда во мрак Спаситель мира сам

И лаврами победы увенчался.

73 Спасен был им наш праотец Адам,

И Ной, и Моисей — законодатель,

И царь Давид, и старый Авраам,

76 Рахиль, — и многих спас тогда Создатель,

И в горние селенья перенес,

Прощая их, Божественный Каратель.

79 До той поры до мира вечных слез

Ни разу не коснулось искупленье…»

Мы дальше шли. И скоро нам пришлось

82 Переходить пространство. Привиденья,

Как лес густой, являлись впереди,

Неуловимы, точно сновиденья.

85 Оставивши вход в бездну назади,

Мерцавший свет во тьме я вдруг заметил,

И сердце шевельнулося в груди.

88 Я угадал, что в сумраке был светел

Душ избранных особый уголок.

«Учитель мой! Я жду, чтоб ты ответил

91 И назвал тех, кому всесильный рок

Дал светлую, особую обитель

И в бездну тьмы с другими не увлек!»

94 «Их слава, — отвечал путеводитель, —

Их пережив, живет до поздних дней,

И им за то Небесный Вседержитель

97 Отличье дал в обители теней».

И в тот же миг услышали мы слово:

«Привет певцу! Привет его друзей!

100 В мир призраков он возвратился снова…»

Тут голос стих. Четыре тени шли

Навстречу к нам. Страдания немого,

103 Иль светлой, чистой радости земли,

В их лицах прочитать мы не могли.

106 Тогда слова поэта прозвучали:

«Смотри, с мечом[14] вот выступил вперед

Певец Омир: царем его считали

109 Поэзии. Гораций с ним идет,

А вот Лукан с Овидием. Привета,

Такого же привета, как и тот,

112 Что я сейчас услышал от поэта,

Они достойны все…» И я вошел

В собрание певцов великих света,

115 В ту школу, где над всеми, как орел,

Вознесся царь высоких песнопений…

Кружок теней со мною речь завел,

118 Приветствуя мой восходящий гений;

Вергилий тут не мог улыбки скрыть.

Затем, вслед за приветствием видений,

121 Певцами был я приглашен вступить

В их тесный круг, и был шестым меж ими.

Мы стали меж собою говорить

124 В согласии, как братья. Вместе с ними

Я шел туда, где бледный свет мерцал;

И с спутниками, сердцу дорогими,

127 Величественный замок увидал,

Кругом семью стенами обнесенный;

Поток реки тот замок обвивал.

130 И чрез поток, певцами окруженный,

Я перешел, как через сушу, вдруг;

Чрез семь ворот вступил я, пораженный,

133 На длинный двор, где цвел зеленый луг.

На том лугу иные тени были:

На лицах их — спокойствие без мук

136 И словно думы строгие застыли.

Величием запечатлен их вид;

Они почти совсем не говорили,

139 Но мне казалось — голос их звучит,

Как музыка. С холма смотреть мы стали

Кругом себя, — с холма был нам открыт

142 Весь светлый луг, где призраки блуждали.

На множество прославленных теней

Мне спутники в то время указали

145 Среди поляны. Видел я на ней

Электру[15] вместе с многими тенями:

Вот Гектор, всем известный, вот Эней,

148 Вот Цезарь с ястребиными очами,

С Камиллою[16] Пентесилея[17] вот,

Вот царь Латин[18] с Лавинией пред нами;

151 Вот Брут, а вот Лукреция идет,

Вот призрак одинокий Саладина[19],

Тень Марции[20] и Юлии[21] встает

154 С Корнелией[22]; вот новая картина:

Вкруг мудреца[23] философы сидят,

Ему дивясь и славя воедино;

157 Сидел Платон, с ним рядом и Сократ.

Вот тени Диогена, Демокрита[24];

Вот призраки знакомые стоят

160 Фалеса, Эмпедокла, Гераклита.

Вот и Зенон, и он, Диоскорид[25],

В котором знанья много было скрыто;

163 Анаксагор и геометр Евклид,

Вот призрак Цицерона и Орфея,

Тит-Ливия, Сенеки; вот скользит

166 Тень Иппократа с тенью Птолемея;

Вот Галиен, мудрец Аверроэс[26]

Не в силах передать теперь вполне я

169 Всех предо мной являвшихся чудес

И слов не нахожу для выраженья.

Перед мной круг спутников исчез.

172 Из светлого приюта в то мгновенье

Мой проводник со мной спускаться стал

В зловещий, мрачный мир грехопаденья,

175 Где даже воздух самый трепетал,

Куда сквозь мрак, который там гнездился,

Луч света никогда не западал.

178 И в этот мир с поэтом я спустился.


Песня третья | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Песня пятая