home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Песня третья

Данте, следуя за Вергилием, достигает дверей Ада, куда оба входят, прочитавши у входа страшные слова. Вергилий, указывая поэту на мучения, которые заслужили трусы, ведет его далее. Они приходят к реке, называемой Ахерон, у которой находят Харона, перевозящего души на другой берег. Когда Данте переехал чрез Ахерон, то он заснул на берегу этой реки.

1 «За мной — мир слез, страданий и мучений,

За мною — скорбь без грани, без конца,

За мной — мир падших душ и привидений.

4 Я — правосудье высшего Творца,

Могущества и мудрости созданье,

Творение Небесного Отца,

7 Воздвигнутое раньше мирозданья.

Передо мной — прошел столетий след,

Удел мой — вечность, вечность наказанья,

10 За мной ни для кого надежды нет!»

Над входом в Тартар надпись та чернела.

Я страшные слова прочел. «Поэт,

13 Смысл этих слов, — воскликнул я несмело, —

Наводит страх!» Вергилий угадал,

Что сердце у меня оледенело.

16 «Здесь места страху нет, — он отвечал. —

Мы подошли к обители печали

Тех падших душ, — Вергилий продолжал, —

19 Что на земле безумцами блуждали»[12].

И мне с улыбкой руку сжал певец;

Я стал бодрей, и вот мы увидали

22 Обитель вечной тайны, наконец,

Где в безрассветном мраке раздавались

Вопль и стенанья из конца в конец;

25 Повсюду стоны, где мы ни являлись,

И я заплакал, выдержать не мог…

Мы ближе, — вопли грешников сливались

28 В смесь разных языков, в один поток.

Хулы, проклятья, бешенства визжанье,

Ужасные движенья рук и ног, —

31 Все в гул сливалось в общем завыванье.

Так ураган крутит степей пески.

Ревет и губит все, без состраданья.

34 В неведенье, исполненный тоски,

Воскликнул я невольно: «О, учитель!

Уже ль грехи теней так велики,

37 Теней, попавших в страшную обитель?

И кто они?» «Ничтожество — они

В толпе людей, — сказал путеводитель. —

40 При жизни на земле в иные дни

Жалчайшими их тварями считали.

Им на земле, — кругом себя взгляни, —

43 Хулы иль похвалы не воздавали;

Теперь — они вступили в сонм духов,

Которые Творцу не изменяли,

46 Но грех давил их тяжестью оков

И не было в них веры в Провиденье.

Великий Бог их свергнул с облаков,

49 Чтоб Небеса не знали оскверненья,

И даже Ад впустить их не хотел:

В Аду гнушалось даже преступленье

52 Ничтожеством и мерзостью их дел».

«Какие же назначены им муки?

Какой у них, наставник мой, удел?

55 Пронзительны их страшных воплей звуки…»

И отвечал Вергилий: «Лишены

Они надежды; скованы их руки.

58 В их настоящем скорби так сильны,

Они всегда завидовать должны.

61 Мир их забыл — и нет конца забвенью:

Их не щадят, но также не казнят,

Приговоривши к вечному презренью.

64 Но прочь от них и брось вперед свой взгляд,

Иди теперь за мной неутомимо».

Я сделал шаг, но отступил назад:

67 Передо мной промчалось знамя мимо,

Так быстро, словно вихорь уносил

Его вперед, вперед неудержимо.

70 За ним летели призраки могил

Несчетной вереницей: страшно было,

Что столько жизней в мире, столько сил

73 Смерть в призраки немые обратила.

Один из них мне словно был знаком:

Известный образ память сохранила.

76 Смотрю: да, это точно он, о ком

Народ с презреньем часто отзывался,

Кто, покривя душой и языком,

79 Высоким отреченьем запятнался[13].

Тут понял я, что этот сонм теней

Собраньем душ отверженных являлся,

82 Презренных для врагов и для друзей.

Их жизнь была не жизнь, а прозябанье,

И здесь теперь, при наготе своей,

85 Достались эти жалкие созданья

На жертву насекомых — мух и ос —

И терпят беспрерывные терзанья.

88 По лицам их, мешаясь с током слез,

Струилась кровь и к их ногам стекала,

Где множество червей в крови вилось,

91 И эту кровь мгновенно пожирало.

От них я отвернулся. Вдалеке

Немало новых призраков стояло

94 На голом берегу, столпясь к реке.

«Учитель, — я спросил, — чьи тени эти,

Что переправы словно ждут в тоске?

97 Их вижу я едва при тусклом свете».

«Об этом ты узнаешь, — молвил он, —

Когда, — я побледнел при том ответе, —

100 Откроется пред нами Ахерон».

Мы дальше шли, и я хранил молчанье,

Пока не увидал со всех сторон

103 Большой реки, бежавшей без журчанья.

Вот подплыл к нам седой старик в челне.

«О, горе вам, преступные созданья! —

106 Он закричал Вергилию и мне. —

Надежды все вам нужно здесь оставить,

Вам Неба не увидеть в вышине.

109 Я здесь, чтобы туда вас переправить,

Где холод вечный царствует и ночь,

Где пламя в состоянье все расплавить.

112 А ты, — он мне сказал, — отсюда прочь!

Среди умерших места нет живому».

Не в силах любопытства превозмочь,

115 Не двигался я с места. «По иному

Пути ты поплывешь, — прибавил он, —

И переправит к берегу другому

118 Тебя челн легкий…» «Знай же ты, Харон, —

Ему сказал мой спутник хладнокровный, —

Что ты напрасным гневом возмущен:

121 Тот, воля чья закон есть безусловный,

Так повелел, и должен ты молчать».

И смолкнул разом лодочник огромный,

124 И перестали бешенством сверкать

Его глаза в их огненных орбитах,

Но призраки, успев слова поймать,

127 Проклятьем разразились; в ртах открытых

Их зубы стали громко скрежетать;

В их мертвых лицах, язвами изрытых,

130 Явилась бледность. Нагло изрыгать

Они хулы на целый мир пустились,

Творца и предков стали проклинать

133 И самый час, когда они родились.

Потом, с рыданьем к берегу скользя,

К ужасной переправе устремились:

136 Избегнуть общей кары им нельзя.

Их гнал Харон, глазами вкруг сверкая,

Веслом отставших призраков разя.

139 Как в осень листья падают, мелькая,

Пока ветвей совсем не обнажат,

В наряд поблекший землю облекая,

142 Так тени на пути в глубокий Ад

На зов гребца в ладью его бросались,

Теснилися и помещались в ряд.

145 Едва они через поток помчались,

Как к перевозу страшному опять

Уже другие призраки сбегались.

148 «Мой сын, — сказал поэт, — ты должен знать,

Что души осужденных прилетают

Отвсюду к Ахерону. Разгадать

151 Они свое грядущее желают,

Спеша переплывать через поток,

И вечно их желанья пожирают

154 Узнать ту казнь, что ждет их за порок.

Еще никто с душой неразвращенной

Здесь чрез реку переплывать не мог;

157 Вот почему отверг Харон бессонный

Тебя, мой сын, и гневом запылал,

Твоим явленьем сильно раздраженный».

160 Поэт умолк, и вдруг я услыхал

Ужасный грохот, — почва задрожала…

Холодный пот на теле выступал.

163 Над головою буря застонала,

И полосой кровавой в Небесах

Извилистая молния сверкала…

166 Меня сковал какой-то новый страх,

И я в одну минуту чувств лишился,

Не в силах удержаться на ногах,

169 И, как во сне, на землю опустился.


Песня вторая | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Песня четвертая