home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1. Что такое творение?

1. Кажется, что слово «творить» не значит «делать нечто из ничто». Ведь Августин говорит в «Против противников закона и пророков» (1, 23): «Делать (facere) — значит создавать то, чего не было совсем, творить же (creare) — значит из того, что уже было, составлять нечто путем извлечения (educendo)».

2. Кроме того, достоинство действия и движения усматривается из их целей. Следовательно, действие, ведущее от благого к благому и от сущего к сущему, более достойно, чем то, которое от ничего к чему-то. Но кажется, что творение — действие наиболее достойное и первое среди всех действий. Следовательно, оно осуществляется не от ничто к чему-то, а скорее от сущего к сущему.

3. Кроме того, этот предлог «из» подразумевает наличие некоторой причины, и скорее — материальной, как когда мы говорим, что статуя изготовляется из меди. Но ничто не может быть материей сущего и никоим образом — его причиной. Следовательно, творить не значит «делать из ничто нечто».

Но против: глосса на следующее в Книге Бытия (1, 1): «В начале сотворил Бог небо» и далее, гласит: «Творить значит делать из ничто нечто».

Отвечаю: следует сказать, что, как было сказано выше (q. 44, a. 2), надлежит рассмотреть не только эманацию какого-либо частного сущего от некоторого частного деятеля, но также эманацию всего сущего от универсальной причины, то есть — Бога, и эту эманацию мы обозначаем словом «творение». То же, что происходит в случае частной эманации, не полагается прежде этой эманации, как если бы порождался человек, но раньше не было человека, а человек возник из не-человека, и белое из не-белого. Поэтому, если рассматривать универсальную эманацию всего сущего от первого начала, то невозможно, чтобы некое сущее полагалось прежде этой эманации. Но «ничто» есть то же самое, что «никакое сущее». Следовательно, как порождение человека осуществляется из не-сущего, то есть «не-человека», так и творение, то есть эманация всего бытия, осуществляется из не-сущего, то есть из ничего.

В q. 44, a. 2 «Сотворена ли первая материя Богом» говорится о том, что возникновение вещи может определяться акцидентальной (вещь как «такая-то» (напр. белая)) или субстанциальной формой (вещь как «это» (напр. человек)). Для объяснения такого возникновения достаточно привлечения частных причин. Однако рассмотрение вещи как сущей, ее произведение в бытие вообще (а не в некоторое частное сущее), требует наличия универсальной причины.

1. Итак, относительно первого следует сказать: Августин использует имя «творение» эквивокально, согласно тому, что «быть сотворенным» говорится о тех, кто преображаются в лучших, как когда говорят, что «кого-то сотворили епископом». Но мы говорим о творении не таким образом, а так, как было сказано.

2. Относительно второго следует сказать: изменения принимают вид и достоинство не от предела, от которого они исходят, а от предела, к которому они стремятся. Следовательно, какое-либо изменение тем более совершенно и первично, чем более совершенен и первичен предел, к которому стремится это изменение, даже если предел, от которого оно исходит, противоположенный пределу, к которому оно стремится, более несовершенный. Так, простое порождение более достойно и первично, чем изменение, из-за того что субстанциальная форма более достойна, чем привходящая форма; однако предел, от которого исходит порождение (который есть лишенность субстанциальной формы), более несовершенен, чем противоположное, то есть предел, от которого исходит изменение. И, схожим образом, творение более совершенно и первично, чем порождение и изменение, поскольку предел, к которому стремится творение, — вся субстанция вещи. То же, что понимается как предел, от которого творение исходит, есть просто не-сущее.

3. Относительно третьего следует сказать: когда говорится, что «нечто возникло из ничего», то предлог «из» обозначает не материальную причину, а только порядок, как когда говорится, что «из утра стал полдень», то есть «после утра стал полдень». Но следует знать, что этот предлог «из» может включать отрицание, подразумеваемое в том, что я называю «ничто», или быть включенным в него (т. е. из ничего — не из чего. — Прим. пер.). Если говорится первым способом, то утверждается порядок тем, что показывается отношение того, что есть, к предшествующему небытию. Если же отрицание включает предлог, то порядок отвергается и смысл таков: «становится из ничего» значит «не становится из чего-либо», как когда говорится «он говорит ни о чем», поскольку он не говорит о чем-либо. Однако когда говорится «из ничего стало нечто», верен и тот и другой способ понимания. Но первым способом этот предлог «из» подразумевает порядок, как было сказано, а вторым способом он подразумевает материальную причину, существование которой отрицается.


Вопрос 45. О способе эманации вещей из первого начала | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Глава 2. Может ли Бог сотворить нечто?