home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add




Глава 2. Исходит ли Святой Дух от Сына?

1. Кажется, что Святой Дух не исходит от Сына. Поскольку, согласно Дионисию (О божественных именах, 1), «нельзя осмелиться говорить что-либо о субстанциальной божественности кроме того, что от Бога явлено нам в божественных речениях». Но во Священном Писании не сказано, что Святой Дух исходит от Сына, а лишь то, что Он исходит от Отца, как явствует из Иоанна (15, 26): «Дух Истины, Который от Отца исходит». Следовательно, Святой Дух не исходит от Сына.

2. Кроме того, в Символе веры Константинопольского собора говорится так: «Веруем в Духа Святого, Господа животворящего, от Отца исходящего, со Отцем и Сыном сопоклоняемого и сославимого». Таким образом, нельзя прибавлять к нашему символу то, что Дух Святой исходит от Сына, а те, кто прибавляет это, подлежат отлучению.

В этом вопросе Фома Аквинский упоминает три собора.

Никейский (Первый Вселенский) состоялся в июне 325 года в Никее; на нем был утвержден Никейский Символ веры и осуждена арианская ересь, согласно которой Сын является не единосущным, а подобосущным Отцу.

Первый Константинопольский (Второй Вселенский) был созван в 381 году. На нем был утвержден догмат об исхождении Святого Духа от Отца и дополнен Никейский Символ веры.

Эфесский (Третий Вселенский) проходил в Эфесе в 431 году. На нем была осуждена ересь Нестория, считавшего, что Дева Мария родила не Бога, а человека, соединенного со Словом Божьим, поэтому ее следует именовать не Богородицей, а Христородицей.

3. Кроме того, Дамаскин (О вере православной, 1, 8) пишет: «Мы говорим, что Дух Святой — от Отца, и именуем Его Духом Отца; но мы не говорим, что Дух Святой — от Сына, хотя именуем Его Духом Сына». Следовательно, Святой Дух не исходит от Сына.

4. Кроме того, ничто не исходит от того, на ком покоится. Но Святой Дух покоится на Сыне. В житии блаженного Андрея говорится: «Мир вам и всем, кто верует во единого Бога Отца, и во единого Сына Его, Единого Господа нашего Иисуса Христа, и во единого Духа Святого, от Отца исходящего и покоящегося на Сыне». Следовательно, Святой Дух не исходит от Сына.

Андрей Константинопольский (ум. 963), юродивый, житие которого было очень распространено в православном мире.

5. Кроме того, Сын исходит как слово. Но представляется, что наш дух не исходит в нас от нашего слова. Следовательно, Святой Дух не исходит от Сына.

6. Кроме того, Святой Дух совершенным образом исходит от Отца. Следовательно, излишне говорить, что Он исходит от Сына.

7. Кроме того, как говорится в третьей книге «Физики» (Аристотель, 203b 30), «в вечных вещах не различаются бытие и возможность», а в божественной сфере и того менее. Но Дух Святой может различаться с Сыном, даже если не исходит от Него. Как говорит Ансельм в книге «Об исхождении Святого Духа» (4): «Сын и Дух Святой получают бытие от Отца, но различным образом, поскольку один рождается, а другой — исходит, и посредством этого Они различны друг от друга». И после этого он добавляет: «И если бы Сын и Дух Святой не были многими посредством чего-либо другого, Они были бы различны лишь посредством этого». Следовательно, Святой Дух различается с Сыном, не получая существования от Него.

Но против этого — то, что говорит Афанасий: «Святой Дух происходит от Отца и от Сына. Он не создан, не сотворен, не рожден, но исходит».

Афанасий Великий (ок. 295–373) — один из греческих Отцов Церкви, богослов, наиболее известный борьбой с арианами, утверждавшими, что Сын лишь подобосущен Отцу, а не единосущен. Эти два слова в греческом языке отличаются только одной буквой, йотой, от чего пошло выражение «не уступить ни на йоту». Так называемый «Афанасьевский символ веры», цитируемый Фомой, Афанасию, скорее всего, не принадлежит, однако в его трудах есть другие места, которые можно понимать как утверждения об исхождении Святого Духа через Сына (возможно, на это ссылается Фома далее) и от Сына.

Отвечаю: следует сказать, что необходимо, чтобы Святой Дух был от Сына. Ведь если бы Дух не был от Него, то никоим образом не мог бы с Ним различаться как Лица. Это явствует из сказанного выше (q. 28, a. 3; q. 30, a. 2). Ведь невозможно говорить, что божественные Лица различаются между собой абсолютным образом, поскольку следовало бы, что у трех Лиц не будет единой сущности, поскольку все, что говорится абсолютно, относится к единству сущности. Остается только признать, что Лица различаются только отношениями. Но отношения Лиц могут различаться только как противоположные. Это ясно из следующего: Отец обладает двумя отношениями, в одном из которых Он находится к Сыну и в другом — ко Святому Духу. Однако эти отношения, поскольку они не противоположны, устанавливают не два Лица, но только Лицо Отца. Следовательно, если было бы, что у Сына и у Святого Духа имелось только два отношения, в которых каждый из Них находится к Отцу, то эти отношения не являлись бы взаимно противоположны, как и те два отношения, в которых Отец находится к Ним. Поэтому, коль скоро Лицо Отца — одно, следовало бы, чтобы Лицо Сына и Святого Духа было одним, имея два отношения, противоположные двум отношениям Отца. Но это еретично, поскольку отвергает веру во Троицу. Следовательно, должно, чтобы Сын и Дух Святой находились во взаимно противоположных отношениях. В свою очередь, в божестве не может быть других противоположных отношений, кроме отношений происхождения, как показано выше. А противоположные отношения происхождения понимаются как отношения начала и того, что от начала. Следовательно, остается необходимость либо говорить, что Сын от Святого Духа, чего не говорит никто, либо что Святой Дух от Сына, что исповедуем мы.

С этим согласуется смысл исхождения и того и другого. Ведь как выше сказано (q. 27, a. 2; q. 28, a. 4), что Сын исходит по способу разума, как Слово; а Дух Святой — по способу воли, как Любовь. Также необходимо, чтобы Любовь исходила от Слова, поскольку мы любим что-либо, в соответствии с тем, что охватываем это пониманием в разуме. Отсюда и в соответствии с этим ясно, что Святой Дух исходит от Сына.

Также этому учит сам порядок вещей. Ведь мы обнаруживаем, что от одного исходит множество, лишенное упорядоченности, только если в этом множестве наличествует материальное различие: так, один мастер производит множество ножей, материально отличных друг от друга и не находящихся во взаимной упорядоченности. Но в случае вещей, в которых наличествует не исключительно материальное различие, во множестве произведенного всегда присутствует определенная упорядоченность. Почему и в порядке произведенных творений также является красота божественной премудрости. Следовательно, если от одного Лица Отца исходят два Лица, а именно Сын и Дух Святой, то они должны находиться во взаимной упорядоченности. Но не может им приписываться какой-либо другой порядок, кроме природного, согласно которому один происходит от другого. Таким образом, невозможно говорить, что Сын и Дух Святой так исходят от Отца, что ни один из Них не исходит от другого, если только кто-нибудь не припишет им материального различия, что нелепо.

Поэтому и сами греки считают, что исхождение Святого Духа происходит в некотором порядке относительно Сына. Так они допускают, что Дух Святой есть Дух Сына и что Он есть от Отца через Сына. И о некоторых из них говорят, что они допускают, что Святой Дух есть от Сына или что Дух истекает от Него, но не исходит. Представляется, что это происходит либо по незнанию, либо из крайнего упрямства. Но если кто-нибудь будет рассматривать этот вопрос прямо, то он найдет, что среди всех слов, обозначающих какое-либо возникновение, слово «исхождение» является наиболее общим. Ведь мы используем его для обозначения любого происхождения, например, линия исходит из точки, луч — от Солнца, ручей — из источника, и подобным образом говорим обо всем другом. Поэтому если мы используем такое словоупотребление, говоря обо всем, относящемся к происхождению, можно заключить, что Святой Дух исходит от Сына.

1. Итак, относительно первого следует сказать: мы не должны говорить о Боге того, что не находится в Священном Писании либо по букве, либо по смыслу. Но хотя по букве в Священном Писании не сказано, что Святой Дух исходит от Сына, тем не менее мы обнаруживаем это по смыслу, прежде всего там, где Сын говорит о Святом Духе: «Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет» (Ин. 16, 14). Но нужно помнить правило, когда читаем Писание: то, что говорится об Отце, должно разуметь и о Сыне, даже если добавлено исключающее выражение, если только Отец и Сын не различаются согласно противоположным отношениям. Так, когда Господь говорит: «Никто не знает Сына, кроме Отца» (Мф. 11, 17), то не исключается, что Сын может знать Себя. Таким образом, в случае, если сказано, что Дух Святой исходит от Отца, и даже если добавлено, что от одного лишь Отца, то в таком случае Сын не исключается, поскольку Отец и Сын противопоставляются не в отношении начала Святого Духа, но лишь в том, что этот — Отец, а тот — Сын.

2. Относительно второго следует сказать, что на каждом из соборов некий Символ утверждался из-за некоторого заблуждения, которое осуждалось на этом соборе. Согласно этому, каждый собор не составлял Символа, отличного от изначального, но, ради противодействия возникшей ереси, более подробно истолковывал то, что содержалось в букве изначального Символа, что-либо к нему прибавляя. Поэтому в определении Халкидонского собора сказано, что собиравшиеся на Константинопольском соборе утвердили учение о Святом Духе не для того, чтобы внести упущенное предшественниками, собиравшимися в Никее, но проясняя его понимание против еретиков. Таким образом, поскольку во времена древних соборов заблуждение тех, кто говорит, что Святой Дух не исходит от Сына, еще не возникло, то не было необходимости утверждать такое прояснение. Но впоследствии, когда появилось такое заблуждение, на одном из соборов, созванном в западных областях, было утрвеждено положение, подтвержденное властью Римского епископа, властью которого собирались и древние соборы и получали силу их решения. Тем не менее это положение неявно содержалось в том, что говорилось об исхождении Святого Духа от Отца.

3. Относительно третьего следует сказать: то, что Святой Дух не исходит от Сына, впервые было сказано несторианами, как видно из осуждения одного из несторианских символов на Эфесском соборе. Этому заблуждению также следовал несторианин Феодорит и многие после него, среди которых был и Дамаскин. Потому в этом вопросе не следует придерживаться его мнения. Хотя некоторые говорят, что Дамаскин не исповедует бытия Святого Духа от Сына, но и не отрицает, судя по его словам.

Феодорит (ок. 386–457), блаженный, богослов из Антиохии, епископ Кирский, его упрекали в симпатиях к несторианству (в криптонесторианстве) и осудили на Втором Эфесском соборе, но оправдали на Халкидонском. На самом деле Феодорит осуждал несториан, но в формулировке осуждения не соглашался со св. Кириллом Александрийским, так что Фома Аквинский не совсем справедливо причисляет его к несторианам.

4. Относительно четвертого следует сказать: то, что Святой Дух называется покоящимся или пребывающим на Сыне, не исключает исхождения от Него, поскольку и Сын называется пребывающим в Отце, но при этом и исходящим от Отца. Также Святой Дух называется покоящимся на Сыне, как любовь любящего покоится на возлюбленном; или, что касается человеческого естества Христа, согласно словам Писания: «На Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ин. 1, 33).

5. Относительно пятого следует сказать, что слово в божественной сфере понимается не по подобию со словом, произносимым голосом, от которого не исходит дух (сказанное так можно понимать лишь метафорически), но — согласно подобию слову в уме, от которого исходит любовь.

6. Относительно шестого следует сказать: из-за того, что Святой Дух исходит от Отца совершенным образом, не только не излишне говорить, что Святой Дух исходит от Сына, но совершенно необходимо. Ведь одна сила у Отца и Сына, и все, что от Отца, необходимо есть и от Сына, если это не противоречит свойству сыновства (Сын — не от Себя Самого, хотя от Отца).

7. Относительно седьмого следует сказать: Святой Дух различается с Сыном как Лица тем, что происходжение одного отличается от происхождения другого. Но само различие в происхождении существует вследствие того, что Сын есть только от Отца, Дух же Святой — от Отца и от Сына. Иначе бы происхождения не различались, как показано выше.


Глава 1. Является ли это имя, Святой Дух, собственным именем для какого-либо божественного Лица? | Средневековье. Большая книга истории, искусства, литературы | Глава 3. Исходит ли Святой Дух от Отца через Сына?