home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

. "Праздник Молодой звезды".



В дни, когда жара нехотя начинает отступать и наступает первая темная ночь, на всех землях Валерсии, проводится праздник "Молодой звезды". Считается, что за год Янтрэя прошла весь жизненный цикл и став оранжевого цвета, или как ее еще называют - Алой, подобно фениксу она сгорает и не долгие сумеречные ночи сменяют несколько часов абсолютного мрака. Но после гибели старой, раскаленной звезды из ее пепла рождается новая, молодая звезда. Новорожденная прогоняет ночной мрак и занимает место на небосводе, чтобы заново начать весь цикл.

Праздник "Молодой звезды" проходит ночью и длится до рассвета, когда люди встречают новую зародившуюся звезду. Ходит поверие, что когда ее первые лучи, прогоняют тьму и мрак, они исцеляют больных, приносят в дом валлары, бездетным - детей, а на полях сразу удваивается урожай. Естественно, ничего подобного на самом деле не происходит, но чернь на то и чернь что бы верить в небылицы.

Энтузиазм людей, с которым они готовились к ночным гуляньям, вызывал лишь отвращения у Лирэи, принцессы Окрамы, старшей дочери Локара Камирэй - Огненного дракона. Ее настроение еще утром было напрочь испорчено необходимостью завтракать с весьма сомнительной особой, которая имела наглость некогда стать пассией для ее отца. Желание последнего вступать в отношения с женщиной темного происхождения в семейном кругу почему-то не обсуждались и не оспаривались, иными словами мнения ни Лирэи, ни маленького Варея Локар не спрашивал. Впрочем, Огненный дракон не имел привычек появляться, в замке и тем более заводить душевные или семейные разговоры со своими отпрысками. Их мнение его в принципе никогда не интересовало.

Так вот, особа, выше упомянутая, появилась внезапно, примерно в ту пору, когда лед на реке пошел трещинами. Появившись без предупреждения, она обосновалась в главной спальне замка, на верхнем этаже. И если бы Лирэю попросили описать ее натуру, то она бы это сделала всего двумя словами - "скользкая змея".

Но... внешность, стать, ласковый голос, обманчивый мягкий взгляд, веселый нрав и мнимая открытость - заслужили симпатию у всех обывателей замка. Всех, кроме рыжей принцессы, которая злобно нарекла "экс" мачеху - "Болотной жабой".

С тех пор начались "семейные" завтраки, обеды и ужины, которые теперь являлись обязательной пыткой для королевских детей. Поначалу Лирэя наивно полагала, что данная "особа", звали ее Виолетта - вычурно и старомодно, так вот принцесса думала, что эта женщина быстро исчезнет из ее поля зрения, растворившись в истории уходящих дней. Но каким-то немыслимым образом, прошло уже почти полгода, а она все так же отравляла Лирэи воздух и заставляла слушать свои тошнотворные рассказы на разные и очень интересные темы (лишь по мнению Виолетты), такие как: похождения какого-нибудь давно умершего правителя, принца; история жизни Северной дворянки; печальная трагедия со слабой кровью еще кого-то и многие другие в том же духе. Но больше всего Виолетта любила говорить о платьях и украшениях...и прическах... и макияже...и...

Лирэя честно хотела придушить эту женщину, а та в свою очередь, словно в издевку, рассказывала о том какая кроткая и покорная должна быть хорошая спутница для правителя. И из всего сказанного рыжая поняла, что жизненные цели Виолетты, звучали примерно так: нарожать детей наделенных магией, а если не получится, то покорно помереть при родах, уступив место более сильной пассии.

К слову, хищная принцесса Окрамы надеялась на второе развитие событий, которое навсегда бы избавило ее от Виолетты. Но увы, лекарь Локара молчал, а тощие формы мачехи не менялись.

Когда до Окрамы дошла весть о смерти Болиэль из Залесья, Лирэя посчитала это знаком (как ни прискорбно, но в этот момент она уподобилась глупой черни верящей в приметы) и принялась еще пристальнее наблюдать за любыми изменениями в телосложении мачехи, которых, увы, но не было.

Приходящие вести из Залесья приподняли настроение у Лирэи еще и рождением у Ярима наследника, а не только гибелью его матери. Ведь Ярима Шепчущего пришло приглашение на праздник подтверждения новоиспеченного принца. Естественно, как главная наследница, Лирэя собралась в это не долгое путешествие. Для нее это должно было стать каплей свежего воздуха, сменой обстановки, интересными знакомствами.

И все складывалось вроде бы не плохо, но Локар Камирэй улетел со своими советниками, без своей наследницы - дочери.

Быть прикованной к замку и Виолетте становилось не выносимо и рыжая уже давно начала отсчитывать дни, до ожидаемого ею открытия Исторической Школы Магии в Кейтаге.

Новоиспеченная мачеха, была абсолютно против возвращения своей "подопечной" в этот опасный город, для получения совершенно не женских умений и знаний. В итоге их противостояние друг другу выливалось в усиленные магические тренировки принцессы с подбитыми коленками, разбитыми носами, несчетным количеством синяков и лохматой головой (это она вытворяла специально) и чаепитии с местными дворянами, платьями с воланами, кружевными сорочками и девичьими посиделками. Таким образом, между ними шла холодная война.

Сегодня, в праздник "Молодой звезды" у Виолетты появился повод пригласить много знатных и влиятельных гостей; разбить в парке шатры; украсить все, что только можно, безвкусными лентами и букетами; обременить кухарок приготовлением различных яств. Последнее совсем обескуражило Лирэю, ведь Виолетта утверждала, что вечером есть много нельзя, а видимо ночью, стало быть можно. Но, что больше всего мучило принцессу, так это, то почему Локар Камирэй, самый жадный из правителей и драконов в целом, позволил своей минутной "Забаве" потратить столько валлар, его валлар между прочим, на одну короткую ночь, которая не принесет ему никакой пользы.

В общем, не задавшийся с утра день и далее продолжился так же странно и не понятно. Помимо спятившего отца, ближе к обеду появилась еще одна непонятность. Именно в это время ее правую руку, где под длинными рукавами платья надежно скрывались серебристо-голубые руны, пронзила резкая и нестерпимая боль, словно туда сунули раскаленную кочергу из пылающего камина.

Изобразив отравление, вызванное заказанными мачехой устрицами, принцесса заперлась в своей комнате и принялась осматривать руку. Руны на ней сияли, обжигали кожу и заставляли неметь пальцы, а вместе с ними всю руку аж до предплечья. Это был тревожный знак. В последний раз, когда такое произошло, Лирэя вместе с Вермандом и Локаром спасали Вилтрэна от смерти. В ту ночь, когда он решил отдать свою жизнь ради спасения людей и помереть героем. Но после того как его спасли, а выходили он пришел в сознание и сразу исчез не сказав даже "спасибо"! Теперь же видимо он опять во что-то ввязался. Всплывшая в памяти обида на хранителя, еще больше ухудшила настроение принцессы. Однако Лирэя не успела, что-либо обдумать и прийти к хоть какому-либо выводу. Внезапно мир перед ее глазами стал смазываться, в воздухе появился некий странный гул, шум, треск и звон.

Как ни странно, принцесса довольно давно осознала, что руны привязали ее к хранителю и с тех пор она стала жить с ним в одном времени, точнее сказать жить в том времени в котором находился он. И когда нечто угрожало его жизни, она это чувствовала. Рыжая могла бы даже определить где он скрывался, но...но не хотела это делать. Это было принципиально.

Так вот, когда комната пошла кругом, а в голове зазвонили звонари, Лирэя поняла, что Вилтрэн либо изменил ход времени, либо переместился туда, где оно течет по другому. За окном ее спальни диск Янтрэи буквально на глазах пополз сначала к зениту, стирая тени в саду, а затем - к горизонту. При этом ее тело бросило в нестерпимый жар от не человеческой боли, что пульсируя усиливалась в ее руке и в какой-то момент пред глазами девушки все окончательно поплыло и вокруг наступил мрак...

Сквозь тьму Лирэя ощутила чужую магию. Чужую, но знакомую. Саглазор, королевский лекарь, возвращал ей силы, своей магией вытягивал ее из объятий небытия.

Придя в себя, Лирэя важно откинула руку архимага со своего лба (меньшим званием на должность лекаря правителя не рассматривали).

-Я в порядке. - Без тени благодарности в голосе, оповестила она всех присутствующих в комнате и приняла вертикальное положение. Ее взгляд скользнул по спальне и, за не зашторенным окном, она увидела ночь. С улицы доносились множественные голоса людей и веселая музыка, что в корне рушили привычный ночной покой замкового парка и Окрамы в целом.

-Госпожа, мы полдня нигде не могли Вас найти. - Невзирая на грубость принцессы, почтительно заговорил Данри, помогающей Саксе заваривать восстанавливающий силы отвар.

-Я жива. Накажите того кто доставил в замок утренние устрицы. - Продолжила она придуманную утром историю. - Десять плетей на площади и запрет на торговлю. Пожизненный.

-Никто кроме Вас не пострадал. - Сказал лекарь, вкладывая чашку в руки принцессы. - Я лично проверил устрицы, они свежие.

-Ты! Оспариваешь мое "слово"? - Ее глаза бешено заблестели, а чашка с содержимым улетела в стену.

-Мы накажем его, госпожа. - С присущей твердостью голоса, заверил Данри и под тяжелым взглядом черных глаз принцессы ни капли не смутился или испугался, как могли бы многие в замке или в городе.

-Сакса останься. Остальные свободны. - Ледяным, не терпящем возражений голосом, приказала рыжая и еле дождавшись, когда мужчины покинули ее спальню, переключилась на служанку. - Я хочу выйти подышать воздухом. Подбери мне платье.

-Да, госпожа. - Сакса послушно удалилась в гардеробную, где занялась поиском сшитого по заказу Виолетты платья, для ночного праздника.

Оставшись одна, Лирэя скинула мятое платье и отметила, что руны на руке погасли, избавив ее от неприятного жжения и боли. Сейчас символы тускло мерцали в полумраке спальни и могли привлечь к себе не нужное внимание со стороны. Но это можно было быстро исправить. Девушка взяла с тумбочки мягкие магические наручи, сшитые из белой кожи и полностью сокрыла ими браслет "Трех вод". Обернувшись к зеркалу, она наступила на осколки разбитой в порыве гнева чашки, которые в темноте не приметила.

Комнату огласил хруст сминаемого фарфора, благо на ногах принцессы оказались не снятые прислугой туфли.

-Я сейчас приберу, госпожа. - Защебетала вернувшаяся в спальню Сакса. Она ловко разложила на кровати темно-салатовое платье, по цвету совершенно противоречащее родовому цвету Камирэй. За ним появилась сорочка - до неприличия открытая, почти прозрачная и с дюжиной безвкусных воланов.

Отметив полное отсутствие вкуса у Виолетты, а так же ее, не вписывающуюся ни в какие рамки наглость (никаких подозрений о странностях выбора наряда у нее не возникло), Лирэя сама ушла в гардеробную за одеждой для себя, всем своим видом показывая охвативший ее гнев.

-Госпожа Виолетта расстроится. - Прибрав осколки, Сакса увидела Лирэю, уже приготовившуюся к прогулке. Она одела ярко красный сарафан до колен и легкие босоножки, стоптанные еще во время магических тренировок с наставником.

-Прекрасно. - Накинув тонкую пелерину, с магической вышивкой по краям - ручной работы, на заказ, Лирэя вышла из своих покоев и направилась на поиски мачехи. Следовало улучшить себе настроение, испортив его ей.

В замке и в прилегающем к его стенам парке было много посторонних людей, часть из которых Лирэя не знала, но и этой странности она не придала должного значения, а стоило, ведь она лично знала всех дворян Окрамы и половину их подданных.

На улице было душно, не то, что в замке, волосы собранные в затейливые косы у затылка грели хлеще шапки, но подстричь их девушка не решалась. Она отчетливо помнила, как эти длинные медные пряди видоизменились став ее хвостом, тогда когда она умудрилась перевоплотиться в дракона, еще в Кейтаге. Позже принцесса перерыла все свои архивы и дотошно допросила наставников, что занимались ее обучением в Окраме и выяснила, что у женщин способных к перевоплощениям волосы являлись катализатором помогающим трансформировать тело. В них накапливалась и сохранялась необходимая для этого магия. Так ли это, девушка пока не могла точно сказать.

Словно из ниоткуда рядом с рыжей возникли пятеро дворянских дочек, являвшимися "близкими" подружками принцессы.

-Лирэя, Саглазор сказал, ты не здорова... - Заговорила непомерно высокая и до неприличия худая Диджия.

-Эти устрицы, никогда их не любила. - Поддержала ее Солония, являющаяся полной противоположностью первой.

-Фи. Гадость. - Пискнула своим тонким голосом Гата.

-Да, не будем их больше есть. - Важно подвела итог Авалора.

-Где "Она"? - Перебила бестолковую болтовню девушек Лирэя.

-Ой. Там. Сейчас...Нам надо спешить... - Сумбурно ответила Диджия.

-Скорее. - Веселым хором пропели дворянки и повели принцессу к шатрам у утеса, от куда открывался ее любимый вид на море, совершенно замершее под тускло мерцающим городским куполом.

На покрытой щебнем смотровой площадке перед обрывом столпилось как то чересчур много гомонящих дворянок. Они растянулись полукругом вокруг огромного кипящего на магическом огне котла.

-Кто разрешил? - Хмуро спросила Лирэя, приблизившись к толпе. Под грозным взглядом принцессы дворянки расступились, открыв инициатора и ее варево.

-Лирэя?! Милая, тебе уже лучше? -Всплеснув руками, Виолетта отошла от котла и заботливо приблизилась к принцессе и тут же принялась трогать ее лоб и осматривать бледное исхудавшее лицо.

-Виолетта! - Рыжая отстранилась. - В замке, запрещено колдовать!

-Это не колдовство. Это так. Гадание. Пойдем. - Женщина весело, но очень настойчиво потянула девушку к огромному бурлящему котлу. А у той ноги словно отказались ей подчиняться, позволяя мачехе вести ее. Все мысли Лирэи вмиг стали какими-то сумбурными и отчужденными. Вместо того чтобы отдернуть руку и остановиться она подумала, что Виолетта полностью проигнорировала ее наряд, даже не подав виду, что расстроена. А ведь ей так хотелось позлить ее.

-Нет. - После долгих усилий, наконец смогла огрызнуться девушка, но со всех сторон ее уже окружили любопытные дворянки, а мачеха вплотную придвинула к зелью.

-Это всего лишь праздничное гадание. - Пела Виолетта, добавляя каплю свежей манны в уже готовое варево. - Смотри!

Над котлом произошла вспышка и синее облачко устремилось вверх. Сжав губы в тонкую полоску, Лирэя все-таки заглянула в котел, подчиняясь чужой воле. Спокойная белая гладь отразила ее заостренное лицо, большие черные глаза, пышные косы рыжих волос, заостренные надменные губы. Та другая равнодушно смотрела на нее из котла, но затем хищная улыбка озарила ее лицо и вода вмиг почернела, став вязкой, тягучей, бездонно-глубокой и безграничной. Тьма. Абсолютная тьма. Растворяющая в себе без остатка тьма смотрела на нее и казалось протягивала свои руки, чтобы схватить и растворить в себе.

Тряхнув головой, Лирэя прогнала наваждение и встретилась с любопытными взглядами дворянок.

-Кто там был? - Любопытный голос из толпы, похожий на Солонию.

-Ты узнала его? - Спросила Авалора, с замиранием сердца поглядывая на котел и на принцессу.

-Кажется, принцессе все еще нездоровится. - Наполненным печалью голосом произнесла Виолетта, заботливо оглядывая свою подопечную.

-Со мной все в порядке. - Грубо отозвалась принцесса и вырвавшись из "лап" мачехи вышла из толпы. Сделав несколько шагов рыжая села в мягкое кресло и дрожащей рукой взяла стакан со студеной водой, призванной ею же.

-Нора говорит, - рядом говорила Гата, - что видела Батнаера...

-Врет. - Осадила ее Солония

-Куда ей то, Батнаера. Она же нищая! И манны в ней - кот наплакал. - Посмеялась Авалора.

-Я тоже кого-то видела, но не узнала. Он был... - Мечтательный голос Диджии долетел из толпящихся рядом дворянок.

-Это темная магия! - Грозно прорычала Лирэя. Придя в себя, она встала и, оправив пелерину, направилась прочь. Телепатически она уже отдала приказ страже замка убрать котел. Теперь об этом происшествии она собиралась доложить отцу лично, но тут в парке началось магическое представление, посвященное встречи зарождающемуся рассвета. Поднялся еще больший шум и кутерьма и у принцессы не осталось другого выбора, кроме как отложить разговор до завтра...

Утро следующего дня наступило ближе к обеду и то лишь по тому, что Сакса осмелилась разбудить Лирэю от глубокого сна, в котором та самозабвенно пребывала.

-Госпожа Лирэя, Вас желает видеть король. - Пожалуй, эти слова произнесенные служанкой, были единственными, которые не повлекли бы за собой гнев принцессы.

Услышав то, что надо (мысль о доносе на мачеху за время сна никуда не пропала), рыжая удосужила служанку вниманием и величественно покинула объятия перины, что гордо возвышалась на ее резной кровати.

Если отец звал ее, значит встреча с ним пройдет в небольшом отдельно стоящем здании, за пределами замка и прилегающего к нему парка. В этом здании Локар проводил прием горожан страждущих урегулировать свои вопросы, здесь совещались маги, проводились суды и еще много чего важного происходило именно в этом небольшом каменном строении, гордо стоящем у начинающегося склона центрального холма города и простоявшего здесь уже ни одну сотню лет.

Лирэя хищно заломила руки, разминая пальцы, искрящиеся от магии. В ее голове была лишь одна мысль, связанная с причиной по которой отец мог так срочно звать ее к себе. Видимо он прознал о вчерашней выходке Виолетты и теперь, скорее всего, хотел узнать подробности у нее, у своей дочери.

Пока девушка злорадно улыбалась, вороша в голове воспоминания вчерашнего праздника и формулируя красивую и подробную речь для короля, Сакса извлекла из гардеробной платье зеленого цвета, чем смыла улыбку с лица принцессы.

-Еще раз достанешь "это", выпорю у ворот! - Зло прошипела рыжая.

-Госпожа! - Взмолилась служанка. - Правитель просил одеть это платье.

-Правитель? С каких пор правитель решает, что мне носить? - Ответ на этот вопрос служанка дать никак не могла, впрочем, Лирэя его задавала не ей, а скорее сама себе.

Проигнорировав отцовскую волю, или прихоть, или потерю рассудка, кто знает, что происходило у него в голове, девушка оделась в красный кожаный костюм для магических тренировок. Она собиралась отправится к наставнику после разговора с Локаром и заняться отрабатыванием магических заклинаний. Сакса, тем временем, помогла ей расчесать и заплести чрезмерно длинные волосы, после чего Лирэя вошла в тайный проход, сокрытый в стене ее спальни и выбрала туннель ведущий к зданию "советов".

Идти было не долго, а девушка за проведенные годы в Окраме выучила тут все повороты, все лестницы, развилки и конечно знала обо всех ловушках. Она с Факиром часто здесь играла в детстве, а когда они оба подросли, то принялись устраивать состязания и поединки в темных, сырых и мрачных подземельях. Они находили и прятали клады, устраивали друг другу ловушки... В Окраме все напоминало ей о брате.

Достигнув тайной двери, Лирэя отворила ее и оказалась в небольшом кабинете, пустом и тихом. Закрыв проем, она вышла в небольшой зал, а из него попала в коридор, где ей на встречу прошли двое водных магов из местных дворян. Они вежливо поздоровались с принцессой и ушли по своим делам.

Миновав еще несколько коридоров и повстречав наверное всех магов Окрамы, Лирэя наконец достигла зала приема короля, миновав который проникла в примыкающие к нему кабинеты, из которых вело множество потайных ходов, но доступ к ним имел лишь Локар.

Правителя принцесса нашла в одном из этих тайных кабинетов. Он вел беседу с Крагнаром, Вермандом, Решоломом и Скрябнатором. На вломившуюся без предупреждения Лирэю был брошен хмурый взгляд, а за ним последовал небрежный жест руки, приказавший ждать снаружи.

Стиснув зубы и кулаки, рыжая вышла обратно в зал, где уже собирались люди. Заметив их, принцесса пришла к мысли, что Локар, видимо собирался принимать просильщиков и разбирать дела провинившихся. Рассматривать безликую толпу подданных девушка не сочла нужным и царственно направила взгляд в никуда ожидая милости отца.

Через некоторое мучительно долгое время заветная дверь приоткрылась, выпуская архимагов и советников правителя Окрамы и рыжей было разрешено пройти на аудиенцию. К этому моменту она уже обозлилась на всех в этом городе и мире в целом.

-Присядь. - Властно приказал Локар, по-прежнему хмуро осматривая дочь.

Заметив настроение отца, Лирэя стала предвкушать, как достанется Виолетте за ее выходку и как после этого вздохнет замок, наконец избавившись от этой "болотной жабы". Но к ее удивлению Локар заговорил совершенно о другом.

-Решелом занимается с тобой? - Откуда-то из далека начал разговор правитель.

-Да. - Этот вопрос обескуражил рыжую, но на ее лице не дрогнул ни единый мускул, она хищно затаилась, выжидая удобного момента.

-Он ведь не раз рассказывал тебе о внешней политике ведущейся между городами? - Продолжил странный разговор Локар.

-Да, правитель. Он много говорит об этом. - Подтвердила она.

-Хорошо. Тогда ты знаешь, что ни один город не выстоит в одиночку без союзников?

-Да. Союзники необходимы при войне. - Дословно процитировала Решелома Лирэя.

-Не только. Войны не будет, если союз крепкий.

-Нам угрожают? - Не понимая к чему ведет Локар, Лирэя посмела задать возникший в ее голове вопрос.

-Нет. - На несколько секунд отец замолчал, а рыжая почувствовала нарастающую тревогу, вызванную его ментальным состоянием, совершенно не свойственным этому бесстрастному дракону. Создавалось чувство, что разговор ему давался тяжело и он с трудом подбирал слова. Хотя она не видела в произнесенном повода для беспокойства. Но он продолжал. - После падения Утоши, Окрама и мы потеряли сильного союзника в лице Нъираса, Сапфирового дракона. Он держал в трепете всю Валерсию. Его уважали за то, что он делал. Но после восстания и полного разрушения Утоши и Речного, на Окраму смотрят с подозрением. Теперь отношения к изгоям изменилось и наш бывший союз с Нъирасом и его подопечными накладывает на нас тень.

-Но, нашим союзником остался правитель Кейтага, Алан Незрячий. - Вновь перебила отца Лирэя и была за это награждена таким испепеляющим взглядом, что чуть не сгорела на месте.

-Кейтаг приходит в упадок. Я не буду сейчас с тобой об этом говорить. Но помощи из этого города не будет, если нас решат подчинить или обременить. - Грозным и наполненным холодом голосом он разрушил ее нелепые суждения.

-Но КТО? Кто нас обременит или подчинит? - Вспылила принцесса. Насколько она знала, сейчас в мире было тихо. Все залечивали раны после войны с Замартом.

-Лирэя, в Окраме много плодородных земель, окружающие нас воды полны рыбы. Здесь теплый климат. Это один из самых благоприятных и процветающих городов. Во все века его хотели захватить или подчинить. В свое время, именно так и сделала Тиамат. С тех пор мы, ее потомки, правим здесь.

-Ты Огненный дракон. Любой осмелившийся посягнуть на твою власть просто сломает зубы. - Хищно прошипела девушка, но снова натолкнулась на хмурый и осуждающий взгляд отца.

-Мы заключим союз с правителем Болот. - Отчужденно сказал он. - Мы долгие годы вели торговлю с Няминмой, пришло время думать о большем.

-С Болотами?! - У Лирэи округлились глаза. - Но...но...там ведь живут темные. Это противоречит закону. Между прочим, твоему закону.

-Там живут потомки "Драконьих убийц". Не забывай, ты тоже одна из них. Впрочем, как и любой правитель из любого города. Во всех нас течет одна кровь. Темная, от пролитой крови.

-Постой. Неужели твои советники: Вермонд, Решелом, Крагнар и Скребнатор тебя в этом поддержали? - Изумилась Лирэя.

-Да. Они полностью согласны с моим решением. Мы все считаем, что лучше заключить союз с темными, чем быть растерзанным светлыми.

-Мне не понять. - Хмыкнула девушка. - Но я бы не стала с ними связываться. Конечно, если бы я была на твоем месте.

В комнате воцарилась тишина. Огненный не собирался более спорить с Лирэей и обсуждать свои решения. Он тяжело вздохнул и как-то совсем не хорошо посмотрел на свою дочь, при этом она ощутила такую череду эмоций идущих от него, словно он прощался с ней. Девушка удивленно приподняла правую бровь, задавая немой вопрос, ведь в звук облачить его она не успела.

-Хотел Вас познакомить вчера. Но ты отравилась. - Он встал из-за стола. - Сейчас Скребнатор произведет метаморфозу с твоим тренировочным костюмом и я тебя вызову. - Не глядя на дочь Локар вышел, впустив в кабинет оговоренного архимага.

Тем временем в этом не большом помещении, с настежь открытыми окнами, вдруг стало нечем дышать. Лирэя смотрела на вошедшего мужчину словно рыба выброшенная на берег, с глазами наполненными ужасом. По образам увиденным в голове отца и по словам наполненным холодом, рыжая поняла, что скрепляющим оговоренный союз звеном должна стать ОНА. И это решение было уже принято Локаром. Он отдавал ее правителю Болот!!! Словно товар. Словно прислугу. Он просто продал ее ему. И кто это сделал?!! Тот, кому она верила! Кого любила и называла отцом.

-Госпожа, встаньте. - Учтиво попросил ее Скребнатор и, девушка находясь словно в глубоком тумане, послушно выполнила его просьбу.

Чужая магия тут же окутала ее, словно теплое пуховое одеяло. Узкая кожаная куртка исчезла, как и штаны и вместо них до самого пола заструилось огненное платье, с глубоким декольте, обнаженными плечами, оно сильно утянуло талию и подняло грудь. Вместо магических наручей возникли перчатки до локтя, вместо стоптанных босоножек - изящные туфли. Волосы пышным каскадом упали вниз, слегка прихваченные сверху диадемой.

-Вы прекрасны. - Восхищенно и искренне произнес архимаг, после чего аккуратно подвел принцессу к выходу из кабинета.

Громогласный голос Решелома огласил зал, перечисляя почести принцессы и приглашая ее выйти к гостям.

Все так же находясь словно в тумане, Лирэя вышла в зал, вызвав восхищенные возгласы и приковав к себе все взгляды. Только ей было никак не заметить насколько сильную реакцию восхищения она вызвала своим магическим платьем, благородной стройностью, длинными огненными волосами и холодным, словно высеченным изо льда лицом.

Пройдя к восседающему на троне отцу, она села рядом с ним, даже не взглянув ни на кого из зала. Боль от обиды и разочарования начали сходить, к этому ее уже приучили и Лирэя поняла, что ей следует делать дальше...



Глава 6 | Валерсия. Книга 2. Проклятый лекарь | Глава 8