home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12. "Хранитель холода".



Ведомая и поддерживаемая силой неизвестного мага, Лирэя, покинув душный Кейтагский купол, устремилась на Северо-Запад к Болотам. Она не ощущала практически замершего времени и того момента когда его ход вернулся к обычному состоянию. Она не осознавала, что причиняла брату сильные физические травмы своими неумелыми движениями и действиями. Она как безумная летела вдаль, ведомая лишь одной мыслью унести себя и Факира как можно дальше от обидчиков. Ее взгляд, покрытый пеленой своего рода безумия, был устремлен лишь вперед. Но не смотря на это она ничего не видела, находясь далеко за гранью своих физических и психических возможностей.

Лишь с приходом ночи Лирэя ощутила невероятную усталость. Плохо ориентируясь в совершенно не знакомой горной местности, смутно виднеющихся горах в темноте сквозь снежную бурю, новоиспеченная Медная изможденно опала на острый гравий покрывающий склоны неизвестной горы. Страшная боль пронзила все ее тело, правая лапа загорелась словно ее охватило пламя. Вся кожа жутко зачесалась и что бы хоть как то унять этот зуд и боль Лирэя принялась кататься по гравию.

Магия перевоплощения спадала, неумело, причиняя жуткую боль, словно тело девушки рвали на мелкие кусочки тысячи голодных булм. Она изо всех сил пыталась остановить эту нестерпимую боль, а с ней и трансформацию, но именно эти действия и причиняли ей новые мучения. Поэтому она билась в исступлении, снося на своем пути мелкие скалистые выступы и ледяные наросты, скатываясь вниз.

Лапы уменьшались, утоньшались, когти вбирались, а чешуя обретала мягкость и светлела начинала походить на кожу. Шипастый хвост распался миллионами медных волосинок, а крылья втянулись в лопатки, вернув им прежнюю форму.

Лирэя орала и ревела одновременно, кусая губы в кровь и царапая свою, ставшую нежной и хрупкой, обнаженную кожу. Она еще долгое время не могла остановиться, психологически ощущая ту нестерпимую боль и ужас. Но когда все же смогла затихнуть, истратив последние остатки сил, ощутила соленый вкус крови из разбитых губ, прикушенного языка и израненных десен.

Морозные хлопья снега опадали на ее обнаженное израненное щебнем тело, причиняя новую боль. Но, не смотря на такое состояние Лирэя мгновенно ощутила приближение опасности. Нечто надвигалось буквально со всех сторон и "его" приближение принесло новые спазмы боли.

В отчаяние девушка выпустила из себя водяные иглы и "нечто" исчезло. Но совсем ненадолго, буквально на несколько секунд, после чего боль и опасность вновь вернулись. Словно паразиты, десятки скоп с острыми перьями и клювами облепили Лирэю, желая оторвать от девичьей плоти кусочек посочнее.

Это был конец. Глупый и неотвратимый. Брата спасти не смогла, так еще и свою жизнь погубила. Сил отражать атаки голодных стервятников не было. Сознание медленно тонуло в пучине притупляющейся боли и ярких вспышек, пред затуманенными пеленой глазами. Раньше она никогда не думала о смерти, а сейчас желала ее, что бы больше не чувствовать эту боль и обиду на себя за беспомощность. Никто не спасет ее. Здесь просто никого нет, кроме ужасных болотных и скальных чудовищ...

Ранее в Кейтагском замке.

Обед Локара Камирэй с Лорой не раскрыл никакой важной для Огненного дракона информации, лишь отнял время. Хотя, это суждение было относительно. Ведь для принятия верного решения всегда следует все обдумать и взвесить, а спешка редко имеет положительный эффект.

Янтрэя клонилась к закату и соответственно приближалась ночь. Это время суток было самым опасным на землях Валерсии. Покинуть дворец и сам Кейтаг незаметно для Локара Камирэй было очень просто. Отыскать же свою дочь, неумелого "птенца", полетевшего в одно из опаснейших мест Валерсии и наверное единственное, где никогда не будут искать ни одного преступника или изгоя, так же было не сложно. Выбор ею такого направления был понятен и наверное единственно верен. Но кто как ни отец знал потенциал своего ребенка лучше? И он знал, что ей там не выжить, ни ей, ни Факиру и без того находившегося в бессознательном, беспомощном на грани жизни и смерти состоянии.

По этой и многим другим причинам Локар Камирэй покинул стены Кейтага и выпустив рвущегося наружу дракона, устремился по еще свежему медному следу дочери. Расстояние отделявшее его от нее было огромным, а время поджимало и без перехода в иное временное измерение, его было не преодолеть в нужный срок. Локар очень редко использовал эту драконью способность. Для человека это было достаточно тяжело, ведь это измерение принадлежало хранителям и без их крови, здесь невозможно было выжить. Оно буквально высасывало всю магическую и жизненную энергию и причиняло физическую боль, по мере передвижения в нем. Эти причины и вызывали не желание и редкое применение этой способности правителем Окрамы.

Удалившись на безопасное от Кейтага расстояние, огненный дракон взмыл высоко в небо и выпустив из легких излишки кислорода, заметил как бушующий вокруг него ветер постепенно замирает. Тем временем выпущенный кислород образовал вокруг него кольцо огня, пролетев сквозь которое дракон с невероятной скоростью устремился вдаль.

Сумерки сгущалсиь. Янтрэя спряталась за горизонтом и падающая температура принесла с собой снег. Огненный дракон перемещался в замершем времени. Это было тяжело для него. Уплотнившийся воздух мешал, не желая пропускать рвущегося вперед исполина. Появившийся снег, гонимый в человеческом времени беспощадной силы ветрами, здесь из пушистого и мягкого, стал твердыми острым. И так как ветер в человеческом измерении усиливался, то и в замершем времени он становился заметным. Этот полет напоминал бег спящего человека, увязшего в трясине. Локар продирался вперед, чувствуя скрежет снега по своей толстой и прочной чешуе, ощущая как человеческий разум, за два минувших столетия повидавший многое, кричит ему выбираться из этого измерения и более не подвергать себя здесь смертельной опасности.

Вскоре впереди показались нечеткие силуэты следопытов, решивших бросить погоню и вернуться в Кейтаг. С приходом ночи, всем живым существам становилось опасно находиться вне стен городского купола.

Незаметно миновав небольшое скопление магов, Локар вскоре догнал и свою непослушную дочь. Он почувствовал как невидимая серебристая нить, тянущаяся к ней, исчезла, развеявшись на ветру и далекий силуэт Медного дракона неуклюже начал падать в непроглядную тьму. Он видел, как из ее пасти выпало все еще связанное тело Факира, а сама она, трансформируясь, покатилась вниз по склону высокой горы, разнося по округе запах магической крови, сочащейся из получаемых от ударов ран.

Из болотистых лесов, у подножия гор, взметнулись стаи голодных птиц-стервятников и, наполняя воздух шуршащими звуками смерти, они направились в сторону израненной и беззащитной жертвы.

Пока Локар переходил из одного измерения в другое и восстанавливал организм и рассудок после полета, стервятники занялись пиром, пытаясь оторвать от его дочери как можно больший кусочек.

Внезапно, там внизу, в бесчисленном скоплении перьев, появилось тусклое серебристое свечение и от этого все монстры вмиг оказались откинутыми прочь, а вокруг девушки возникшим магический купол.

Как только с временными измерениями было покончено, Локар тут же призвал драконье пламя и щедро опалил им большую часть стервятников, отгоняя их тем самым еще дальше от дочери. Серебряная магия, что сотворила купол над ней оказалась не ее, а чужой. Однако присутствия ее творца нигде не ощущалось. Впрочем ни одной живой души здесь вообще не было.

Аккуратно Локар опустился на сыпучий склон и приблизившись мордой к серебрящейся магической оболочке ощутил в ней быстро угасающую жизнь дочери. Ее следовало отнести к лекарям, лишь они имели шанс спасти Лирэю.

Дракон аккуратно дотронулся мордой до купола, ожидая его неизбежный распад, но не тут то было. Защитный барьер, словно разряд молнии ударил его в морду, опаляя чешую и ноздри.

Внезапно по всей округе растеклась волна холода и из тьмы ночи материализовался огромный исполин. Он обладал сияющей серебристой чешуей, излучающей вокруг мороз. Огромная увенчанная рогами голова, мощная шипастая шея, крылья своими взмахами перекрывающие пол небосвода и длинный мерцающей магией хвост. Его немигающие ярко сапфировые глаза замерли на маленьком, в сравнении с ним, огненном драконе. Все тело серебряного исполина было увенчано множественными шрамами и рубцами и это наводило на мысли о поверженных им недругах. Даже его полупрозрачный хвост был окольцован у основания широким рубцом, словно присоединенный к туловищу, подобно хвосту некоторых рептилий.

-"Хранитель?" - Немного совладав с собой обратился Локар к исполину. Обладая самой страшной и сильной стихией - стихией огня, он никогда прежде не испытывал ничего похожего на страх, а всегда наоборот внушал его всем. Однако не сейчас. Появившийся из тьмы монстр, вселял в него неописуемый ужас. Да и вообще кто и когда в последний раз вот так вот встречался с хранителем. Все привыкли, что эти древние существа прячутся, где то в недрах Валерсии, трусливо поглядывая от туда на мир. Но морда этого существа никак не напоминала напуганную, а скорее наоборот выражала абсолютную готовность дать любому неприятелю отпор.

Ничего не отвечая серебряный исполин начал снижаться, излучая нестерпимый холод. Локар все так же смотрел на него перебирая в памяти всех известных ему, ныне живущих хранителей, но сколько он ни старался, никого похожего на "этого" вспомнить не мог.

-"Кто ты?" - Вновь обратился огненный чувствуя как скала под его лапами начинает леденеть.

-"Уйди с дороги огненный, я еще могу ее спасти!" - Голос серебряного оказался чистым и каким то знакомым, леденящим без лишних колебаний или сомнений. Не таким представлял телепатическое общение от хранителя Локар. Он слышал совершенно другие рассказы, об ярких красочных картинках и практически полном отсутствии выраженной речи.

Вступать в бой с таким громилой, или перечить ему Локару не захотелось. Он надеялся, что хоть что-то из историй о древней расе этого мира окажется правдой и этот монстр является первоклассным лекарем, заботящимся о чужих жизнях. Несмотря на то, что глядя на эти многочисленные, жуткие шрамы, отращенные шипы слабо верилось в гуманность этого существа.

-"Я никогда не слышал о тебе серебряный, что бы доверять тебе. Назовись!" - Локар все же закрыл собой дочь, готовясь к любому развитию событий, как никак он повелитель огня и его так просто не заморозить.

Хранитель замер, совсем не далеко. Его тело излучало серебряное сияние, разгоняя тьму и разливая холод по округе. Воцарившаяся прежде метель, теперь создавала, на обледенелых горах и замерзших болотах, высокие сугробы. Все живое и неживое в округе замерло в испуге или спешило спрятаться подальше. Наземные твари отвыкли от присутствия хранителей и теперь тряслись от ужаса.

А ледяной монстр, тем временем, протянул магические нити к защитному барьеру с телом девушки и оно тут же полетело к нему, окутанное мощной оберегающей ее сферой.

Хранитель поймал этот игрушечный, в сравнение с ним, шарик, передними лапами, и своим дыханием вдохнул в него магическую энергию. Внутри сферы, вокруг рыжей, словно вода растеклась живительная магия, заполняя все собой.

Зажав "шарик" правой лапой, серебряный резко обернулся, всматриваясь куда то в темную даль на юге. И не успел Локар даже моргнуть, как хранитель исчез, вместе с его дочерью. Лишь серебристый свет еще несколько секунд мерцал, растворяясь в окружающем холоде и мраке.

Взмыв на несколько локтей от горы, Локар отыскал тело своего сына, изувеченное и уже окостеневшее. И в этот момент, от куда то сзади услышал мощные раскаты грома. Подхватив, то что некогда являлось Факиром, ведь оставлять на съедение стервятникам даже такого подлеца, было не гуманно, Локар устремился на юг, где небо озаряли искрящиеся стрелы молний...

Ранее в Кейтаге...

Услышав от Дэртрама слова, что Лора считает его, серебряного хранителя "своим", Трэн потерял над собой контроль. Ведь он, все минувшие годы, впрочем и столетия тоже, не желал и боялся (в этом он даже себе не признавался), что его поймают и запрут где-нибудь в подземелье и считая своим будут выкачивать жизненные силы. И именно эта мысль, навеянная подсознательным страхом, завладела сознанием юноши.

Не раздумывая ни секунды, Трэн перешел в другое временное измерение и не взирая на опасность перемещения в нем в человеческом обличье, покинул обитель следопытов и дворец в целом. Оказавшись на улице, с помощью "Повелителя небес", юноша снял с себя все сдерживающие силу печати, обретая истинную форму, данную при рождении. Трансформация с его телом началась на земле и закончилась высоко в небе. Плотно сжатая в человеческой оболочке магия расправилась и растеклась по жилам огромного серебряного дракона. Посох тоже изменился подобно хозяину, став его длинным магическим хвостом.

Разгромив несколько магических башень, хранитель пролетел через купол разбив его вдребезги. На его правой лапе запульсировали руны, предупреждающие о грозящей Лирэи смертельной опасности. И этот факт еще больше укрепил веру в сказанном Дэртрамом. Перемещался он очень быстро, покрывая непомерно огромные расстояния в доли секунды. Он давно не принимал истинного облика и уже позабыл, что за сила сокрыта в нем, усиленная минувшими веками.

Достигнув темных гор, Трэн вернулся к человеческому времени и увидел абсолютно не того кого ожидал. Огненный дракон, совсем недавно показавшийся ему огромным, теперь выглядел маленьким птенцом, что-то лопочущем неразборчивое из-за все еще не утихшего гнева и ущемленного самолюбия.

Подлетая к Локару, Трэн глубоко вдыхал морозный воздух, оценивая и обдумывая складывающуюся ситуацию. Лирэя оказалась слабее чем он предполагал и глупее. Спасая брата она же его и убила. А сама, держалась в драконьем обличье, лишь пока он, Трэн, ей помогал, через древние символы на правой руке. Хотя виноват во всем этом был тот кто недооценил возможности молодой, необученной человеческой девушки.

Жизнь уже покинула рыжую и это вывело серебряного из раздумий, после чего он обратившись к Локару, попросил того отойти в сторону. Следовало исправить хоть эту свою ошибку. Но огненный полез к нему с ненужными вопросами и пришлось придумывать новый план.

С помощью своей силы Трэн заключил Лирэю в непроницаемую сферу и призвал к себе. Когда он был еще только вылупившимся дракончиком, мать часто сажала его в такую сферу наполняя ее магией. Однако частое применение этого заклинания вытягивало огромное колличество сил и родителям пришлось отослать своего отпрыска к озеру Вечности, где в его глубинах из недр земли бьют источники чистой магии.

Вспомнив заклинания матери, Трэн поступил точно так же с умирающей девушкой, заполнив сферу своей магической силой. И практически сразу заметил, как медленно к ней начала возвращаеться жизнь.

К этому моменту вся нечисть в округе спряталась, напуганные появлением хранителя и в наступившей тишине, серебряный отчетливо различил присутствие третьего дракона.

Прочно сжав в передней лапе непроницаемую сферу, Трэн вновь остановил время и мгновенно переместился к затаившемуся наблюдателю. Тот прятался южнее и оказался именно тем, кого и ожидал увидеть юноша.

Материализовавшись изо тьмы ночи и замершего времени, Трэну удалось застать "шпиона" врасплох.

-"Что ты здесь затеяла?" - Он обдал противника, оказавшегося Теневым драконом, холодом, сковывая тем самым его движения.

-"Летела на поиски... Вилтрэн я не враг тебе. Не морозь меня." - Отпрянув назад от внезапного испуга, Лора быстро взяла себя "в руки". Ее слегка покрывшееся инеем полупрозрачное темное тело, пронизывали мелкие электрические разряды, похожие на белые вспышки молний.

-"Но и не друг." - Угрожающей голос возник в ее голове. - "Ты натравила стервятников на Камирэй! Ты опоила ядовитой травой Факира. И ты пыталась стравить меня с огненным!" - С нажимом говорил он сгущая в голове мрак, чернее ночи.

-"Не выдумывай"... - Возмутилась она.

-"За это я отберу у тебя крылья!" - Серебряный открыл пасть выпуская смертоносный холод, замораживающий даже сам воздух.

-"Локар сам сюда прилетел! Я здесь не при чем!!" - Чтобы отбить атаку серебряного, Лора призвала молнии, рассекшие воздух и ударившие в деревья, которые тут же рассыпались в пепел.

Серебряный исчез, растворившись в ночи, а она не смогла бы догнать его даже в остановившемся времени. Лишь мягкий серебристый туман изредка улавливали ее серые ночные глаза. И от этого ее обуял страх. Страх заставивший правительницу Кейтага призвать сотни молний вокруг себя и выпустить всепоглощающую тьму.

Затанцевавшие повсюду разряды подняли в воздухе отвратительные запахи паленой болотной гнили и ее обитателей, а тьма не найдя ничего живого рассеялась оставив хозяйку наедине со своими подозрениями о затаившемся, рассерженном хранителе.

Любой шорох или отблеск напоминающий серебро, заставлял ее атаковать новыми разрядами. Но ее атаки прорезали лишь воздух. Она не могла обратиться к нему, так как у нее не получалось даже установить телепатическую связь, не то что найти место где он находится. Лора лишь шкурой ощущала того монстра, что сама же и спровоцировала. Все домыслы о том, что хранители не способны убивать, звучали бы сейчас для нее не убедительно.

Испытывая неизмеримый страх, усиленный неудачными атаками, Лора начала пятиться назад к далекому Кейтагу, где ее приказа ожидали верные архимаги.. Как можно тщательнее она всматривалась в пульсирующий серебром, холодный мрак, пытаясь раствориться в нем, что бы не быть найденной Вилтрэном.

Но вместо него рядом появился Локар Камирэй, в которого она чудом не оправила сотни магических разрядов.

-"Лора?" - Его удивленный телепатический голос разрушил тишину страха, а вместе с этим и кольцо холода сгустившегося вокруг.

-"Я же просила Вас Локар, оставаться в городе!" - Обиженно и с нотками истерики предъявила претензии она все еще трясясь от страха.

-"Ты мне не указ." - Отмахнулся Огненный дракон. - "Я давно не видел Алана и творящиеся в его городе события слишком подозрительны. Где твой правитель?" - Его голос звучал рассерженно и гневно.

-"Здесь не место и не время обсуждать моего отца. От сюда следует улетать и поскорее." - Не сдерживая своего эмоционального состояния, дала совет женщина.

Все так же ожидая атаку в спину, Лора поспешила вернуться в Кейтаг не заботясь ни об Огненном, ни о его отпрысках. Какое ей сейчас было до них дело? Речь сейчас шла о ее безопасности и это ее пугало почти до беспамятства. Раньше, до этого рокового вечера, а точнее роковой ночи, Лора (как ранее Локар Камирэй), считала себя одним из самых опасных, смертоносных, неуловимых драконов. Но теперь этот миф оказался развеянным. Она и в подметки не годилась этому серебряному хранителю. Ее знания о нем были очень скудными и теперь она корила себя за любопытство и поспешность толком не обдуманных действий.

Но как она могла предположить, что хранитель, мирное и гуманное существо, будет атаковать ее и вселять в нее такой непомерный ужас. Да от куда вообще у него столько силы. Его сестра, ее мать, когда она видела ее пару раз тайком в далеком детстве, выглядела бледной тенью с грязной тускнеющей золотой шкурой. Хотя что сравнивать ведь и размеры Амелии тоже были куда меньше ее братца, что несколько минут назад предстал пред Лорой в истинном обличье.

И, исходя из всего произошедшего, она сделала большую ошибку, посчитав Вилтрэна послушной травоядной коровой.

Мучаясь угрызениями совести и все еще клокочущим страхом, Лора все же достигла своего защитного города и еще не добравшись до дворца успела разбудить Нэтнау, дав важные распоряжения, касающиеся усиления защиты города...



Часть III.




"Время войны".




"Правитель на бой свой уводит народ,




"Врага уничтожим мы вместе!"




Но, страх наполняет людские сердца




И вера в победу лишь меркнет."











Глава 11. "Побег". | Валерсия | Глава 1.