home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10. "Обряд".



Несколько дней пролетели незаметно как одна минута. В познаниях новых человеческих магических истин и оттачивании физических навыков, направленных на усиление выносливости. Близился выходной и Трэн намеривался провести его за изучением пыльных полок школьного хранилища. Но лишь верхнего его этажа, ведь в подземное, юношу даже с перстнем потомка правителя, Жианна отказывалась допускать, по крайней мере до сдачи данного ею задания или до конца обучения в школе.

В последнее время вокруг царило странное и подозрительное спокойствие, настораживающее юношу успевшего привыкнуть к постоянным неприятностям. Но он решил думать, что возможно стал слишком предвзято относиться к окружающим, ожидая от них новых каверз и подвохов.

Закопавшись в изучении людских историй, Трэн проводил все свое свободное время. Упуская из виду тот факт, что его сверстники, ведь он по прежнему выглядел как семнадцатилетний юноша, вели себя намного раскрепощеннее. Посвящая свободное время не только занятиям, но и отдыху с различного рода развлечениям. И чем благороднее была кровь дворянского отпрыска, чем знатнее были его родители, тем сильнее и чаще впадал в гуляние их посланный на обучение наследник.

Но угрюмость, отчужденность и замкнутость Трэна конфликтовала с его новым положением, как и возрастом тоже. Однако увлеченный открывшимся доступом ко всему верхнему хранилищу знаний, юноша немного забылся, растворившись в ценной для себя информации.

Пролистывая человеческие истории, он изучал природу поведения и мыслей людей больше, чем сами происходившие факты. Война для многих из них была искусством. И этому искусству посвящалось множество рукописей. Там же приводилось подробное описание оружий для этих целей. И обо всем этом говорилось так словно это был кулинарный рецепт, скажем вишневого пирога, спокойно, хладнокровно, поэтапно. Какая сталь лучше режет, какая форма клинка лучше для пешего воина, какая для конного. Дальнее и ближнее оружие. Что, помимо меча в поединке, хорошо бы иметь что-то из колющего оружия - кинжал, финку и т.п. Рассуждения и отношения людей к войне и смерти вгоняли в тоску и вызывали ужас.

Ближе к полуночи Трэн полностью погрузился в чтение, позабыв о времени. Он удобно расположился у настежь открытого балкона в окружении пары свечей, на мягкой шкуре мелаволка. Огромного северного зверя, отдаленно, лишь мордой, напоминающего волка, ходящего на толстых задних лапах, а передние использующего для добычи и раздирании пищи. Этот страшный зверь мог лазать по деревьям и скалам, а густая и длинная шерсть спасала его от морозов и ночных вьюг. На севере нет ничего страшнее, чем повстречать меловолка. Как правило такая встреча оказывалась смертью и слишком редко когда чудовища.

И вот погрузившись в чтение, юноша "поленился" вовремя отреагировать на появление, в своей спальне, ночной гостье. Дочитывая очередной лист он не пожелал прерываться и как через секунду выяснилось - зря.

-Не шевелись. - У его уха прозвучал тихий шёпот, когда у его горла, словно из ниоткуда возникла сталь длинного и острого клинка.

-Твои шутки мне надоели. - Раздраженно ответил юноша отвлекаясь от чтения и с неохотой замирая, как ему и приказали. - Что ты опять забыла в моей спальне?

-Моего брата, из-за тебя приговорили к смерти и после этого ты смеешь спрашивать, что я здесь забыла? Нет. Сейчас ты должен прощаться с этим миром, ведь эти секунды для тебя последние. - Голос девушки звучал очень угрожающе. Он не дрожал, оставаясь ровным, а значит колебаться она не станет и совершит то зачем пришла.

-И ты, Лирэя Камирэй, принцесса и наследница Окрамы, станешь убийцей из-за брата? Пролив кровь, ты уже не сможешь отмыть свои руки. - Так же спокойно ответил Трэн, словно ему было безразлично находящееся лезвие у горла.

-Жаль я не сделала этого раньше, еще при первой встрече. Тогда бы Факир...

-Тогда ты и твой отец были бы мертвы. - Грубо перебил ее "пленный".

-Это пустой разговор. - Кисть ее руки напряглась, готовясь к резкому и мощному движению. Трэн это изменение заметил за доли секунды, сначала уловив легкие изменения в окрасе голоса, а затем и во всем теле. Дожидаться ее действий он не стал и резко, с силой ударил рукой по острому лезвию, выбивая тем самым оружие из рук рыжей. После чего он решил развернуться и посмотреть в ее видимо сумасшедшие глаза. И тут ощутил как ее обе руки вонзают в его бока два кинжала. Била девушка в полную силу, совсем не похожую на женскую, видимо усиленную заклинаниями.

Послышался хруст, а затем глухой звук осыпающихся мелких крошек на шкуру метаволка. Глаза рыжей расширились, от охватившего ее удивления и ярости вызванной очередной неудачей.

-Ты могла меня убить! - Трэн успел ухватить ее лишь за одну ускользающую руку, запутавшись в меху, книгах и своих ногах. А нерастерявшаяся фурия второй, свободной рукой, уже извлекала из ножен последнее оружие прихваченное с собой, которым являлся меч - реликвия, некогда подаренная ее отцом.

-Я убью тебя! - Зашипела она, замахиваясь опасной сталью.

Его юноша ловить не стал, ни телом ни рукой. Будучи хранителем, он мог легко изменять свойства своей плоти с помощью магии и таким образом делать свою кожу твердой как чешую дракона, либо мягкой и податливой как у человека. Но эту магию разрушали мечи созданные убийцами драконов. Хранители их прозвали "Темными реликвиями" и именно песнь такого меча сейчас прозвучала перед Трэном и уворачиваясь от него, юноше пришлось выскочить на балкон.

-Значит этим тебя можно достать! - Раздался победный голос Лирэи. Она торжествовала, найдя таки его "смерть". Вся сокрытая кожаными доспехами, с плотно убранными волосами она выглядела очень воинственно и сердито. - Что же ты не защищаешься, "лже-принц Кейтага"?

-Ты глупая Лирэя. - Холодно ответил юноша и в эту секунду из неоткуда в его руках появился серебряный посох. - Мы связаны с тобой. ..

-Ты чернь! Наглый и мерзкий! - Перебив его девушка замахнулась мечом, стремительно, практически неуловимо для глаза, но лезвие ее меча встретилось с закрывшим хозяина посохом.

-А ты полукровка, гордящаяся кровью убийц сгубивших мир. Избалованная девчонка, еще не полностью оторвавшаяся от груди кормилицы. Ведь твою мать убили после твоего рождения, по вашему королевскому обычаю? - Без усилий он отбил еще несколько смертоносных атак, так и не сдвинувшись назад ни на шаг.

-Мать умерла при рождении Факира! Отец любил ее! - Ответила она заученной в детстве фразой.

-Ты не знаешь что такое любовь. Не говори о том, что вам Камирэй не знакомо. Ваши подчиненные это: власть, богатство и диктатура. Ты и за брата вступилась лишь из-за ущемленной гордости, а не из-за сестринских чувств.

-Чувства удел простолюдинов!

-Чувство - это самое большое богатство человека. - Трэн сделал выпад вперед, нанося посохом молниеносные удары по ее мечу. Из-за этого Лирэи пришлось отступать в тускло освещенную парой догорающих свечей комнату. Она почувствовала, что проигрывает и сквозь шквал его ударов решила вновь атаковать. Для этого девушка отбив очередную атаку, отскочила назад, ускоряя заклинанием свое тело, затем направив в обидчика водяные иглы переместилась за его спину и атаковала.

Этот быстрый, почти не уловимый для глаз человека маневр требовал больших магических затрат и физических умений. Но этот риск ей показался единственным, что должно было принести ей победу над недругом.

Но меч рассек воздух и улетел в темноту сада. А кисть руки сковала резкая и нестерпимая боль.

-Все! - Зазвучал тихий шёпот у ее уха. - Ты доигралась.

Он лишил ее оружия, практически как если бы лишил ребенка игрушки. Это не стоило ему практически никаких усилий. Зато рыжую, эти его невидимые передвижения, окатили новой волной ярости и страха.

-Это не возможно... - Протянула обескураженная фурия, не обращая внимания на боль в запястье и уже разрабатывая план добычи утерянного в саду оружия. Но словно от порыва сильного ветра все окна и двери в помещении захлопнулись, а огонь в свечах окончательно погас. В комнате стало темно, прохладно и свежо как бывает в пещерах.

-Ты ведь знала, что не сможешь убить меня. - Голос Трэна прозвучал от куда-то из-за спины, обдавая холодом, но резко обернувшись туда Лирэя увидела лишь мрак. - Тогда зачем пришла?

-Убить! Убить тебя! - Она нащупала ногой свое первое, выбитое им оружие, длинный, острый, слегка изогнутый клинок на конце с зубьями как у пилы и носком сапога ловко вернула его себе в руку, в ту же секунду ощутив некую уверенность. - Убить тебя, лжеца и пересмешника!

-Но я не собираюсь умирать. - Трэн возник пред ней с засиявшим от его воли "Повелителем небес" и ладонью остановил острейшую сталь. Способную нанести страшнейшую рваную рану, практически не способную самостоятельно зажить. - И тем более, я не умру от твоей руки.

Она продолжала давить на лезвие. Но на ее лице постепенно появилось отчаяние от бессилия и неспособности воплотить свой план в жизнь.

-Я все равно... - Вновь заговорила рыжая, но договорить не сумела.

Смяв ладонью меч девушки, словно картонный, Трэн с силой прижал ее к себе впиваясь в алые губы. Теплые, мягкие, податливые. Он выпустил посох и тот плавно спланировал в центр комнаты, где подчиняясь воле хозяина накрыл спальню защитным серебристым куполом, скрывая ото всех и разгоняя мрак.

Он целовал ее не выпуская до тех пор, пока подобно губам, она сама не обмякла, окончательно сняв оборону.

-Ты будешь моей? - Своими искрящимися сапфировыми глазами он словно гипнотизировал, лишая воли.

-Да. - Тихо прошептала она, находясь в некотором опьянении и чувствуя такое приятное тепло от его объятий, ласкающее и нежное, прогоняющее мрак не только в комнате, но и в душе.

Получив согласие, Трэн вновь приник к ее устам, незаметно накрывая ее правую руку своей. Под его ладонью, на ее запястье тускло замерцали древние символы, на ныне забытом языке, слегка пощипывая кожу, но девушка этого не заметила, сменив роль неудачного убийцы на возлюбленную...



***



Настойчивый стук в дверь вывел Трэна из приятного, даже немного сладкого сна. Так он спал наверное лишь в детстве под крылом у матери, когда ничто не омрачало его жизнь. Тогда он много не понимал и не знал. Он не знал, что таких как он не оставляют, не дают шанса даже вылупиться. А превращают в живительный артефакт, который должен наполнять магией Валерсию. Но тогда шла война и даже самый маленький, не способный выжить самостоятельно дракончик был обязан выжить...

Стук и тихий голос за дверью небольшого зала премыкающего к спальне, вновь повторился и юноша нехотя открыл глаза. Комнату мягко заливал утренний свет восходящей звезды. Время завтрака уже явно прошло и теперь медленно ползло к обеду.

На мягких, белых подушках, совсем близко горели длинные медные волосы, местами попадая на белоснежную кожу - плеч, спины, бедра - от куда мягкими волнами вновь ниспадали на простыни.

Стук опять повторился. Уже менее настойчиво, но он показался умоляющим.

Одевшись, Трэн тихо покинул спальню, поднимая ногами облако серебряной и медной пыли, опавшей ночью по всей поверхности пола и мебели, после колдовства.

Достигнув двери зала, Трэн отворил ее резко, чем напугал вновь заносящего к ней руку старца.

-Доброе утро господин. - Нэтнау тут же натянул маску вежливости и сожаления, что оторвал юношу ото сна.

-Доброе Нэтнау. Зачем пришел? - Трэн стоял в дверном проеме не приглашая гостя во внутрь.

-Моллодой господин, я бы не хотел, что бы о цели моего визита, знала вся школа. Это не к чему.

-Проходи. - Юноша отошел, впуская советника Лоры и когда тот прошмыгнул в зал, плотно затворил входную дверь. - Что за скрытность и спешка привели тебя ко мне?

-Госпожа Лора, приглашает Вас Трэн присутствовать на казни убийцы Хранителя. - Как можно учтивее сказал Нэтнау, глазами осмотрев все помещение, подобно следопыту.

-Смотреть на казнь человека, которого я считал почти другом? - Недовольно переспросил Трэн и уловив легкий шелест в спальне, нахмурил брови и решил было закрыть туда дверь, но не успел.

-Казнь сегодня? - Закутавшись в простынь Лирэя выскочила из спальни, чуть не выбив дверь, которую Трэн секундой раньше пытался закрыть.

-Госпожа Камирэй? - Лицо старика на секунду озарила ехидная ухмылка, но он быстро ее согнал, словно ничего и не было. - Доброе утро.

-Оно отнюдь не доброе. - Грозно произнесла рыжая. - Вы, отведете меня к месту казни.

-Нэтнау, если это все, что ты хотел сообщить, то жди нас снаружи. - Властно приказал хозяин комнаты.

-Да, господин. - Старик медленно вышел и остался ожидать за дверью.

-Господин!? - Надменно передразнила старика рыжая. - Грязный щенок! Оборванец! Лжец!

-Сколько красноречия. - Оторвавшись от созерцания закрывшейся двери, Трэн перевел задумчивый взгляд на девушку. - Ты зря вышла. Теперь могут быть неприятности.

-Хорошо. Надеюсь у тебя их будет много. - Раздраженно тряхнув головой она скрылась в спальне, где удерживая одной рукой сползающую простынь, второй пыталась разобраться в лохмотьях оставшихся от ее прежней одежды.

-Проблемы будут у тебя. - Трэн тоже вошел в спальню и скрылся в стенном гардеробе, от куда извлек платье. - На, одень.

-Это еще что?

-Эта спальня была твоей подруги, Аквы, многие ее вещи еще здесь. - Как можно вежливее он протянул ей легкую голубую ткань.

-Все из-за тебя. - После долгих раздумий, фурия все же приняла одеяние. - Отвернись, а лучше выйди вон!

-Зачем? - Искренне не понимая, спросил он -За минувшую ночь я все рассмотрел, и не один раз. Так что эти стеснения напрасны. - Он занялся своей одеждой.

-За это, ты еще заплатишь. Кровью! - Прохрипела она.

Трэн удивленно перевел на нее взгляд. Это вновь была прежняя гордячка, сокрытая под толстым панцирем "брони". Собирающаяся винить его во всех своих неприятностях и ошибках.

-Нет. Что бы ты там у себя в голове не выдумывала, но теперь ты моя. - Трэн поймал ее правую руку, привлекая ее внимание к бледным символам на ней у запястья. - Ты сама ответила согласием.

Выдернув руку, Лирэя несколько секунд осматривала ее. Лишь пару раз в жизни она встречала символы, что виднелись на ее руке. Они принадлежали к языку, что упоминался в самых старых, древних фолиантах архивах Окрамы. Никто из ныне живущих не знал его значения, по крайней мере, так утверждал ее отец, огненный дракон, проживший ни одну сотню лет.

-Что это? Что это такое?! - Возмущенно заговорила она, пытаясь своим заклинанием развеять странную магию на руке.

-Символ, или браслет "Трех вод" - живой, мертвой и существующей. - Неспеша пояснил юноша. - Теперь он всегда будет нас связывать. Правда ты врятли поймешь, особенно сейчас. - Не удержавшись съязвил он в конце, видимо ее характер был заразен.

-Не пойму? Даже и стараться не буду! Мой отец в городе и уж он то тебе все объяснит! С ним твои фокусы не сработают. Он запросто оторвет все части, что делают тебя мужчиной! - Распылялась она. Пытаясь попутно влезть в платье и не уронить простынь. Это выглядело смешно и мило. -А я, потом скормлю все стервятникам.

Трясущимися руками она все же одела платье, спрятав наготу и схватив попавшийся на глаза гребень вышла в зал, где намеривалась заняться волосами. Ее хищный взгляд упал на большое зеркало, украшавшее стену и девушка недоверчиво подошла к нему, вглядываясь в свое отражение. Это была и она и не она одновременно. Отросшие всего за одну ночь волосы волнами спадали аж до середины ягодиц. Из огненных, ярко рыжих они приобрели насыщенный медный цвет. Даже ее молочная кожа отдавала странным медным оттенком. Черты лица так же как то незаметно изменились, они стали более резкими, словно хищными. А черные глаза, из которых всегда смотрел лишь абсолютный мрак, обрели изумрудное сияние.

Не отходя от зеркала, Лирэя зажмурила глаза, но когда вновь их раскрыла, похожая на нее незнакомка осталась на месте.

-Что со мной произошло? - В этот тихом вопросе самой к себе, позвучали ужас и мольба одновременно.

Из спальни послышались шаги и в зал вошел Трэн одетый в дорогие одежды цвета правителей Кейтага. Оглядев рыжую, он подошел к входной двери.

-Пойдем. Нас ждут. - Скомандовал он.

Лирэя еще раз взглянула на свое отражение и усилием воли утихомирила взвинченные нервы. После чего направилась к входной двери, которую юноша элегантно открыл пропуская "даму" вперед, но вместо нежной улыбки или слов благодарности, услышал очередную угрозу.

-Беги из Кейтага, беги подальше и забейся какую-нибудь нору. Может гнев моего отца, тебя там не достанет. - Гордо вздернув подбородок, она вышла в коридор, и презрено глянув на ожидавшего там старца, направилась к выходу из здания. Ей лишь в одном повезло, что все дворянские отпрыски были на занятиях и никто из них не увидел из чьей спальни вышла рыжая.

-У девушки сложный характер. - С улыбкой произнес Нэтнау идущий позади. - И даже внешняя привлекательность не сглаживают его. Зачем Вам господин, такая женщина? - Советник Лоры долго подбирал слово, чтоб не оскорбить Камирэй, но при этом правильно охарактеризовать ее.

-Своим властным и сложным характером, она напоминает свою далекую родственницу. Если не ошибаюсь в ваших человеческих родственных связях, пра-прабабку Тиамат. - Увел тему разговора Трэн. То что Нэтнау решил сунуть свой нос в его отношения было не особо удивительно, он ожидал нечто подобного. Ведь этот старик был хорошим советником своей госпожи, а она не скрывает свой интерес к нему.

-Про те времена, когда жила Тиамат, ходят жуткие истории и легенды. - Они неспешно вышли из спального здания и догнали там ожидавшую их, хмурую Лирэю. - Повозка у центрального входа, госпожа Камирэй. - Ответил на ее молчаливый вопрос Нэтнау. - Вы, наверное знаете о Тиамат побольше, чем те сказки, что сейчас ходят в быту? - Старик обратился к Трэну не громко, но гордо удаляющаяся рыжая, обернулась, недоумевающе осмотрев обоих, но смолчав дальше продолжила свой спешный уход.

-Она была уникальна. Управляла двумя стихиями. Безупречно разбиралась в ядах и кислотах. Во времена затишья войны, занималась алхимией. Она могла спасти этот мир, если б не безумие охватившее ее и не заставившее пойти войной против всего мира. - Трэн рассказывал не громко, вороша в памяти давно минувшие века.

-Вы знали ее? - Праздно полюбопытствовал Нэтнау.

-Я видел ее несколько раз, когда она бывала на Севере. Но ей там не нравилось. Тиамат была южным драконом. Огненные воды, взращиваемых ею вулканов, согревали ее куда лучше, чем холодные пики из небесного льда.

-Ты видел ее? - Хоть старик и привык не удивляться за долгие годы службы у Теневых драконов, но заявления Трэна сильно удивили его и он даже перешел на "ты" к избраннику Лоры. - Она ведь жила около четырехсот лет тому назад. Это просто не возможно.

-Не возможно для человека, Нэтнау. - Тихо подметил юноша, заодно напоминая кем является, забывшемуся советнику.

Они достигли главных ворот, у которых уже давно стояла, ожидая их, дорогая повозка из черного дерева, увенчанная множеством темных камней. В нее были впряжены два вороных коня, уздечки и поводья которых так же украшали самоцветы.

Забравшись в транспорт все замолчали, погрузившись в свои думы. Поездка заняла не большой промежуток времени и вскоре повозка остановилась у площади примыкающей к царским темницам. Для предстоящей казни все приготовления были давно завершены. Деревянный помост со столбом, окруженный бревнами и соломой для розжига. Вокруг королевская стража и любопытные зеваки.

-До казни осталось немного времени. Я покажу Вам, господин Ваше место. Идите за мной. - Советник проигнорировал присутствие Лирэи, но она сжав губы направилась следом. Ее трясло от мысли, что там у столба скоро, может появиться ее Факир. Брат с которым она росла и провела большую часть жизни. Девушка надеялась, что увидев своего отца сможет убедить его провести дополнительные расследования и пока отложить казнь, а в идеале отменить. Но, от телепатического обращения дочери, он отказывался, не желая ее даже выслушать.

Тем временем люди на казнь все приходили и приходили, словно на представление. Черни собралось не протолкнуться, буд-то их освободили от ежедневной рутины, ради зрелищного сожжения дворянина. Кейтагской знати тоже набралось не мало. На Лирэю, гордо стоявшую неподалеку от Нэтнау, бросали неприятные взгляды, словно каждая "собака" в городе ее знает и осуждает за брата.

Ожидание, появления отца, мучало девушку. Она боялась упустить его из виду. И буквально сверлила взглядом каждого ново прибывающего богача на площади. Ей было очень жарко. Не убранные, слишком длинный волосы раздражали, липли к оголенным рукам, шее и создавали дополнительное совершенно неуместное тепло.

Внезапно по толпе прошли воодушевленные возгласы и даже вскрики. Лирэя, как и вся публика устремила в сторону, что вызвала переполох свой взгляд и сквозь высоких и вооруженных до зубов стражей различила измученную фигуру брата. Ее сердце тут же замерло от боли за него. Он еле шел, безвольно переставляя ноги, одетый в непонятного цвета одежде. Грязные волосы свисали на чумазое лицо, исхудавшее и почти потерявшее оттенки жизни.

С силой оторвав от него взгляд Лирэя судорожно принялась за поиски отца, лелея надежду, что он должен был появиться здесь и переговорить с Факиром. Ведь он просто не мог допустить, что б его казни ни за что.

Осматривая толпу, она натолкнулась взглядом на безразличное и без эмоциональное лицо Трэна, сидящего подле высокой черноволосой незнакомки, той самой, что встретилась ей ранее в доме Дэртрама. Девушку тут же передернуло от вида этой пары в черном. Но заострять свое внимание на них она сейчас не имела права, так как безуспешно пыталась отыскать отца, единственного, кто как она считала, мог спасти ее брата.

Ни в толпе дворян, ни среди простолюдин юная принцесса Окрамы не сумела отыскать Локара Камирэй. А между тем ее Факира уже привели на эшафот и прочно привязали к столбу. Надо было срочно что-то предпринимать и Лирэя, уже было направилась к черноволосой незнакомке, носящей кольцо семьи Алана Незрячего, как краем глаза, а может и сознанием, уловила высокую, более пяти локтей фигуру Локара Камирэй.

Закончив последние приготовления стражи покинули эшафот и на него воинственно-неспешно взошел правитель Окрамы. Сияя огненно рыжими словно пламя волосами, в зеленого цвета одеждах, принятыми в его городе.

Лишь Лирэя видела как тяжело вздохнул ее отец вскользь встретившись взглядом с сыном. Для обычных зевак правитель Окрамы казался непоколебимым как скала. Он заговорил, но что именно слетало с его губ, Лирэя не слышала. Она спустилась с трибун для дворян и начала пробираться через плотные ряды черни и чем дальше тем сплошнее сжимались они в кучу аж до самой стражи, удерживающей их.

Простолюдины не собирались пропускать никого, тем более такую чистенькую и богато одетую девушку. И Лирэи пришлось пробиваться с применением магии. Она вызывала стены воды, что б огородить себя от общей массы людей и протиснуться дальше.

Измученная она добралась таки до стражи и сквозь их непоколебимые "статуи" увидела, как отец призывает священное драконье пламя и опаляет их хворост помоста.

Увидев огонь, толпа возликовала.



Глава 9. "Старый друг". | Валерсия | Глава 11. "Побег".