home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9. "Старый друг".



Вновь увидев своего нерадивого ученика, Возорий уже не удивлялся. Интуиция ему говорила и раньше, что юноша не так прост как кажется. И вот он оказался отпрыском Алана Незрячего, что в принципе объясняло все его умения, действия и даже повадки. Все же на обычного простолюдина он никогда не был похож. В нем всегда просматривалось некое скрытое благородство, чистоплотность, чрезмерно правильная речь и неприсущая черни грамотность. Впрочем простолюдины никогда не имели магических способностей. Лишь те, в чьих жилах текла кровь "убийц драконов", обладали магией. Вопрос был лишь в том, были ли эти дети признаны и воспитывались среди знати или были брошены и позабыты среди черни.

Одногодки смотрели на Трэна с подозрением, особенно Тинэй, но вроде история Лоры их тоже удовлетворила. Впрочем теперь первогодок осталось всего четверо и чувство одиночества из-за погибших, вернувшихся домой и одного заключенного под стражу - терзало оставшихся.

Пока Трэн вновь осваивался на занятиях, ему с приказа Жианны, подготовили огромную комнату на третьем этаже, расположенную среди дворянских детей. В нее аккуратно сложили его вещи, взятые из прежней, тайной комнаты. Впрочем, для наставников особой тайны место его обители не представляло, просто на это закрывали глаза и не предавали значения.

Когда занятия закончились, Жианна сама лично сопроводила Трэна в его новую спальню. Она оказалась чересчур напичкана роскошью. На полу лежали шкуры белых булм, сам пол был красный из огненного камня - редкого и дорогого, а также очень сложного в обработке; стены - обиты шелком ручной работы; от пола до чрезмерно высокого потолка - окна, кованные из серебра и имеющие неповторимые ажурные рисунки. Их украшали тяжелые гобеленовые портьеры с рисунком из золотой нити. Окна открывались и за ними находился небольшой балкон, с карликовыми зелеными деревцами и удобным плетеным креслом у столика, от куда открывался вид на реку.

Выделенные покои состояли из просторного зала, спальни и персональной купальни с горячей водой. Ее поступление сюда, на третий этаж, происходило за счет активации заклинания, что было выгравировано у купальной ниши. Это было современное изобретение, получившее широкое распространение у дворян. В купальни стояла мебель из каменя, красного и черного, гладкого и прохладного, а вот в зале и спальне стояли гарнитуры из кости дракона. Редкого и неимоверно дорогого материала. Во времена войны такая кровать, как стояла здесь, или шкаф ценились "убийцами драконов" дороже реликвий. Тогда эту мебель можно было достать практически везде, были бы золотые валлары, но теперь, в мирное время, ее изготовление было под запретом. Впрочем, материал для изготовления такой мебели было практически не достать.

Глядя на тонкие изящные узоры из твердой драконьей кости, холодную белизну поверхности, не желтеющую со временем, Трэн почувствовал острый прилив подходящей дурноты. Пред глазами буквально все поплыло. Он кожей почувствовал всю боль, что некогда ощутили хозяева этих "скелетов" из которых мастер-резчик сотворил эту дорогую, по людским меркам, мебель.

-Вы что издеваетесь? - Гневно прохрипел Трэн, Жианне, что с гордостью ввела новоявленного отпрыска правителя в покои созданные специально для такого случая, но пустовавшие долгие годы.

-Что не так? - Женщина нахмурила брови не понимая, что могло не понравится этому сопляку, лишь пять минут как ставшему дворянином, но видимо уже решившему использовать свои новые привилегии и показать пред ней характер.

-Мой отец дракон, - холодным, лишенным жизни голосом заговорил Трэн, вызывая у старой смотрительнице прилив "мурашек" по спине, - и вы предлагаете "мне" спать на костях моих предков? - Он обернулся и его горящие сапфировые глаза, словно уничтожали на месте, пожирая и испепеляя.

-"Убийцы драконов" считали за великое богатство спать на такой мебели. Сотворенной из побежденных ими чудовищ. - Многолетняя выдержка и общение со множеством разных людей не подвела и голос Жианны прозвучал ровно, как она хотела, что было подобающе для наставницы и заведующей этой школы.

-Время войны давно минуло. И как Вы выразились "чудовища" - ныне под охраной и присмотром. А я лучше буду спать в подвале, чем в вашем "дорогом" могильнике. - Выставив вперед руку, юноша одним усилием воли призвал свой посох, что был уложен где-то в зале и развернувшись направился к выходу.

-Сыну короля не подобает спать с чернью! - Внутри у женщины все закипело. Она не предполагала, что у этого юноши такой характер. И что с ним будут постоянные проблемы.

Эти слова достигли Трэна уже в роскошном коридоре третьего этажа и он почувствовав воздух, без примеси неуловимой для человека костной пыли, наконец смог избавиться от душившей его дурноты. Ему было жутко представить скольких хранителей убив, пустили на эту мебель. Лишь одна эта мысль выбивала почву у него из под ног. Ну а то, что тут могли находиться останки его родителей, братьев, сестер - он даже представить не мог.

-Обживаешься!? - Злой и надменный голос рыжей окончательно отрезвил Трэна. Она стояла в окружении трех одногодок и до появления юноши, что-то обсуждала, но увидев предмет своего раздражения позабыла о диалоге.

Озаренный идеей Трэн хищно улыбнулся девчонке и обратился к Жианне.

-Хочу комнату рядом с ней! - При этих словах он пальцем указал на рыжую. - Мы все же пара, как-никак. - Юноша многозначительно подмигнул звереющей фурии и обернулся к смотрительнице школы, уже так же успевшей выйти в коридор.

-Рядом? - Озадаченно переспросила женщина, но затем поняв, что нашелся быстрый способ решения возникшей проблемы, мгновенно вспомнила где расположилась рыжая. Рядом с ней было несколько освободившихся помещений: Аквой, близнецами и еще несколькими учениками.

-Да. Я устал ожидать ее долгие переходы из своей комнаты в мою по вечерам. - Подался в описание своей проблемы Трэн, боковым зрением наблюдая за "зеленеющей" Лирэей.

-Врагов надо держать близко. - Гневно произнесла рыжая. - Смотри не ошибись с комнатой, не угоди в смертельную ловушку, в какую столкнул Факира. Лжец! Купил себе дворянство, оклеветав невиновного! Ты низок и омерзителен! - Не унималась девушка, выговаривая накопившуюся обиду. - Сели его рядом Жианна. В спальню Аквы. - Последние слова она договорила с тайной угрозой.

-Пойдем Трэн. - Сухо произнесла смотрительница, когда словесные возмущения рыжей стихли.

-Я буду ждать тебя, как всегда. - Деликатно улыбнувшись Лирэи, юноша последовал за Жианной, уже успевшей покинуть опасную зону, бунтующей фурии. - Веди в описанную комнату.

-Комната меньше и зал с купальней тоже. Мебель там деревянная... - Начала описывать покои женщина.

-Главное что бы там не было костей. Все остальное не важно. - Перебил ее Трэн.

Идти до покоев пришлось не долго, ведь она располагалась на этом же этаже. Бывшая комната Аквы оказалась угловой, не слишком большой, но действительно обставленной деревянной мебелью, что радовало.

Отблагодарив Жианну за хлопоты, Трэн перенес свои вещи в выбранную спальню и подвесив к потолку гамак забрался туда с черным артефактом. Он вертел его в руках пытаясь понять кто ранее обладал этим сердцем. Юноша думал, что артефакт принадлежал хранителю холода и удивлялся отчего камень не голубой, серебряный, или белый, а черный с еле заметными цвета лазури прожилками, словно вены у человека. Санвиа иссушил его и даже нахождение в магической жидкости - слабой имитации крови хранителей, не оживило его. Жианна слукавила, дав практически не выполнимое задание. Но таковым оно являлось лишь для человека. Выходит, что смотрительница была против Трэна и собиралась выставить его неумехой перед правителем, его архимагами и здешними наставниками.

Внезапно Трэн ощутил чье-то стремительное приближение. Спрыгнув с гамака, он активировал свой посох и уменьшив артефакт спрятал его в сердцевине "Повелителя небес". После чего вернул посоху обычный вид палки. И как раз во-время. В спальню, через открытое око влетел небольшой фамильяр, похожий на полупрозрачную птицу. Достигнув своей цели, он завис перед юношей, тускло поблескивая зеленовато-синим сиянием.

Прикаснувшись к нему пальцем, Трэн тут же узнал эту холодную водную ауру и невольная улыбка озарила его лицо. Фамильяр отскочил словно ужаленный и неспешно полетел к окну, из которого ранее появился. При этом всем своим видом приглашая следовать за собой.

Стояла уже глубокая ночь и лишнее внимание привлекать к себе не стоило. Поэтому Трэн накинул на себя темный плащ с капюшоном, прикрепил к спине посох и словно тень бесшумно выскользнул в окно, не взирая на высокий этаж. Воздух подхватил его, расправляя складки одежды и поднимая вверх волосы. И уже через пару секунд полета вниз он словно живой поставил юношу на школьную лужайку, под изящными окнами, работы мастеров прошлых эпох.

"Глаз дракона" остался по другую сторону спального здания, следить за темным школьным парком. А Трэн, спустившийся с противоположной стороны, остался им не замеченным им. Несколько минут быстрого, но бесшумного бега и юноша оказался у школьной ограды, высотой, в два мужских роста и обросшей колючей розой. Однако покидать двор через ворота значило бы наткнуться на стражу, тщательно караулившую покой дворянских чад. Помимо нее на магических башнях, что создавали купол, были установлены следящие кристаллы и эти новшества появившиеся после нападения Замарта, доставляли неудобства тем кто желал остаться незамеченным.

Но, лазейки оставались и маг чуть выше среднего ранга, смог бы пройтись по улицам не замеченным. Что уж говорить о хранителе, обладающим сверхчеловеческим чутьем и силой. Скрываясь под тенью обычного черного плаща, Трэн быстро перемещался по темным и тихим улочкам, следуя за тускло светящимся фамильяром. Места, где улицы слабо освещали зажженые свечи они огибали, оставаясь в ночном мраке.

Миновав основную часть города, Трэн оказался на невысоком утесе у песчаного берега, омываемого водами Седого моря. Фамильяр скользнул вниз и растаял во мраке, а юноша застыл любуясь красотой ночного моря. Граница магического купала здесь была очень близка к береговой линии и позволяла увидеть штормовые высокие волны, гонимые сильными ветрами и разбивающиеся о еле заметную прозрачную преграду. Там за неприступной магической "стеной" бушевал ветер, вольный и сильный, холодный и неукротимый. Взирая на его "танец", Трэн ощутил, что его сердце в груди забилось учащенно, лелея мысль гордо расправить крылья и поймав ветряной порыв взмыть на встречу восходящей Янтрэи.

-"Ты пахнешь человеком". - Тихий и нерешительный голос возник у юноши в голове, вместе с яркими и красочными образами рисующими различных людей и Трэна среди них, отвлекая этим от созерцания бури снаружи города.

-"Я живу среди людей". - Даже не видя ни собеседника, ни ощутив его ауры, юноша без усилий донес до говорившего свою "мысль".

-"Серебряный, я думал ты погиб"! - Из темноты ночи, перемещаясь в другом времени, на утесе возник невысокий светловолосый мальчик, в длинной широкой рубашке.

-"С чего такие мысли, синий"? - Трэн слегка улыбнулся осматривая неумелое воплощение старого друга, за которым тянулся длинный "хвост" из морской воды, выдававший в нем водного обитателя.

-"Многие погибли. И продолжают гибнуть". - Губы мальчика не шевелились, зелено-синие глаза взирали на мир не моргая. Лицо с пухлыми щечками, вздернутым, усеянным веснушками носом и милыми ямочками - не выражало абсолютно никаких эмоций. Словно мальчик был высечен из скалы, неподвижный и холодный. Много веков тому назад и Трэн был таким, но он долго учился и запоминал, движения человеческих мускул, окрас речи - это было трудное занятие. Особенно эмоции. Поддельные чувства люди распознавали сразу и тут же записывали неумелого юношу в ряды монстров и чудовищ. Но с ним тогда была его сестра, помощница и советница. Со временем они вместе смогли разгадать тайну человеческих чувств и отчасти научиться ощущать мир подобно людям. Нет, конечно хранители не были лишены чувств, да и выражали они их лишь с помощью телепатии и таких страстей как человеческие все же они были лишены. Пребывая в гармонично спокойном состоянии.

-Ты прав. - В голос ответил Трэн. От телепатического общения он уже отвык. Если бы кто сказал ему несколько веков тому назад об этом он бы никогда не поверил. Тогда юноше было очень трудно перейти от мысли к слову, звуку, жесту. Но сейчас, кажется все стало наоборот. То, что раньше было естественно, теперь вызывало неприятное напряжение.

-"Я рад, что ты жив. И..." - Мальчик замолчал и все яркие краски сопутствующие его ментальной речи сникли.

-Говори, не бойся.

-"Я плохо понимаю "их" язык". - Его образная карикатура на людей вышла очень забавной и Трэн вновь улыбнулся, чем вызвал шквал новых образов непонимания, негодования, но и восхищения.

-Надо учиться, Санорьян. - Медленно произнес Трэн. - Теперь это их мир. И как они говорят - "врага надо знать".

-"Врага? Что это значит? Я слышал раньше. Я слышал много разного раньше. Но я не понимаю. Я не понимаю зачем они принесли сюда свое "зло". - Быстро затораторил синий, сопровождая слова образами. - Я долго размышлял над этими словами: плохо, зло, враг, война, ненависть, убийство... Их очень много и все это не правильно. Зачем? Я не понимаю". - Не в силах выразить свою мысль более точно он сник, посылая лишь серые образы людей с оружием ломающих драконьи логова и даже убивающих друг друга.

-Они другие. Их надо принять такими какие они есть. Возможно они научаться жить иначе, но для этого у них слишком мало времени. - Трэн говорил тихо, приходя в восторг от беседы с одним из немногих кто остался от расы хранителей. Их расы.

-"Время"!? - Телепатически повторил это слово Санорьян.

-Времени нет у Вечности. Но оно появляется там где зарождается тлеющая жизнь. Мы с тобой никогда не сможем его почувствовать. Но ты можешь увидеть его в "них". Оно к ним очень жестоко. Оно есть "зло" для них. И оно живет с ними рядом. Оно живет в них. Внутри каждого.

-"Я никогда не думал об этом, серебряный Вилтрэн". - Угрюмые краски возникли в сознании юноши. - "Мне горестно, ведь я думал только о себе. Мне было очень...., страшно, одному. Я затаился как и остальные, пугаясь происходящих перемен и того, что не понимаю. Боясь за свою вечную жизнь и позабыв для чего она мне дана. Я был готов смотреть как яд гивров медленно уничтожал воды и земли Валерсии, только бы не выдать своего присутствия. Теперь мне стыдно за это. Но мой страх непреодолим. Я не могу... Мне даже страшно стоять здесь. Я сидел в своем логове и смотрел на твоего фамильяра, но по всей моей чешуе бегали холодные токи страха, от одной мысли, что мне нужно покинуть мое тихое и мрачное, маленькое, похожее на нору грызуна, - логово".

-Не кори себя. Ты один из последних, вылупившийся уже после войны. Ты не знал своих родителей и учить тебя было не кому. Но ты преодолел свой страх и пришел ко мне, на мой зов. - Пытался воодушевить друга Трэн.

-"Я решил, что если не выйду от туда сейчас, то умру так же как и мой брат, Иржинэя. Этот страх переборол предыдущий".

-Нет. Это не страх. Это отчаяние. - Юноша присел на самом краю невысокого, но отвесного утеса и свесил вниз ноги, заранее стащив сапоги. Ветра под куполом, по-прежнему не было, но от ощущение воздуха под ногами, стало очень приятно.

-"Тебя не отличить от них". - С восхищением, вновь продолжил беседу мальчик, располагаясь рядом и тоже свешивая босые ножки, подражая собеседнику. Здесь в темноте его ноги слегка сияли тусклым, синим свечением.

-Мне нужна твоя помощь Санорьян.

-"Тебе?! Моя"?! - Удивился и испуганно обрадовался хранитель Черного океана.

-Да. Это две услуги. Обе для меня очень важны. - Тем временем за магическим куполом пошел сильный снег. Его хлопья словно лезвия острых ножей врезались в невидимый барьер и там струйками стекали в бурлящее море.

-"Если это в моих силах, то я помогу тебе серебряный"!

Трэн снял посох и извлек спрятанный артефакт из него.

-"Жизнь в нем еще не до конца угасла. И что бы ее восполнить мне нужно знать его имя. Кем был этот дракон я не знаю. Поищи в своих хранилищах знаний упоминание о ком то похожем. Это дело весьма срочное. Он вместе с именем нужен мне до восхода "Ледяной" луны, именуемой у людей "голубой". - Трэн не решился в слух рассказывать свои тайны, и после столь недолгого телепатического рассказа, устал, даже испарина выступила на лбу.

-"Я все перерою, но имя тебе добуду". - Решительно отозвался мальчик, поражаясь столь простой просьбе. И тут же в его руки лег темный артефакт из школы магии.

-"Вторая моя просьба будет сложнее..." - Загадочно протянул Трэн.

Беседа с Санорьяном заняла всю ночь. Два старых друга расстались лишь на рассвете и то лишь по тому, что хранитель Черного океана испугался, что с восходом Янтрэи его кто-нибудь обнаружит и признав умиртвит. Убеждения со стороны Трэна в глупости таких суждений должного эффекта не возымели и поэтому с первыми лучами восходящей звезды маленький мальчик со светлыми волнистыми волосами убежал, растворившись в водной глади.

Трэн еще долго сидел на утесе, вглядываясь в синий горизонт и пытаясь утихомирить ликующее сердце. Встреча с собратом подарила столько радостных эмоций, что он просто не мог сдвинуться с места и словно ребенок ждал, что вот-вот этот светловолосый мальчик вернется и они продолжат беседу.

На Кейтагских улицах зазвучали звуки звонарей и город начал медленно оживать просыпаясь. Людская суета вывела Трэна из приятной эйфории и он, встав, нехотя побрел в школу.



Глава 8. "П | Валерсия | Глава 10. "Обряд".