home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 32. Арчер

Я крепко держал ее, вдыхал ее запах, и сердце блаженствовало от облегчения, которое я испытывал, ощущая на руках ее вес. Моя Бри. Я так скучал по ней, я думал, что умру в эти первые несколько недель. Но я не умер. Мне столько нужно было сказать ей, стольким поделиться.

Я откинулся, глядя в ее изумрудные глаза. Золотые крапинки, которые я так любил, сияли еще ярче под слезами. Она была умопомрачительной. И я молился Богу, что она все еще моя.

– Я не очень умею танцевать, – сказал я, не отрывая от нее глаз.

Она выдохнула, улыбаясь.

– Я тоже.

Несмотря на это, я обнял ее и прижал к себе. Мы начали покачиваться в такт музыке. Как-нибудь да разберемся.

Я провел рукой по ее голой спине, и по ее телу пробежала дрожь. Пальцы другой руки я переплел с ее пальцами, глядя ей в глаза. Она сглотнула, и ее губы приоткрылись. Она тоже посмотрела мне в глаза.

Я привлек ее к себе и прижал теснее, чувствуя, как меня охватывает спокойствие.

Когда песня закончилась, мы оба сделали шаг назад, и Бри спросила:

– Это действительно происходит?

Я улыбнулся ей.

– Не знаю. Кажется. Но ощущается, как сон.

Она слегка рассмеялась и посмотрела вниз, затем снова на меня.

– Как ты узнал, что я здесь?

– Я пошел к твоему дому. Анна увидела меня и сказала, где ты.

Она положила руку мне на щеку, как будто убеждалась, что я все еще тут, и я закрыл глаза и наклонился к ней. Спустя секунду она опустила руку и показала мне:

– Где ты был, Арчер? Чем ты?..

Я обнял ее, не дав ей закончить, и она посмотрела на меня, удивленная. Я отпустил ее и поднял руки.

– Мне так много надо тебе сказать, нам столько нужно обсудить.

– Ты все еще любишь меня? – спросила она, и ее широко раскрытые глаза моргнули и посмотрели на меня, наполняясь свежими слезами. Всю ее душу можно было прочитать по глазам, и я так бешено ее любил, до мозга костей.

– Я никогда не прекращу любить тебя, Бри, – сказал я, надеясь, что она прочтет в моих глазах, что я говорю это всерьез и верю в это всеми фибрами души.

Она изучала мое лицо какое-то время, затем посмотрела вниз на пару мгновений и снова подняла голову, остановив взгляд где-то у меня на груди.

– Ты оставил меня.

– Я не мог иначе, – ответил я.

Она изучила мое лицо.

– Отведи меня домой, Арчер, – сказала она. Меня не нужно было уговаривать. Я взял ее за руку, и мы пошли сквозь толпу, про которую я начисто забыл.

Когда мы вышли на воздух, Бри сказала:

– Постой, Мелани и Лиза…

– Они видели меня, они знают, что ты ушла со мной.

Она кивнула.

Лакей подкатил мой пикап, который выделялся на фоне прочих «БМВ» и «Ауди». Ну и что. Я вел под руку Бри Прескотт, и я никуда не собирался ее отпускать.

Я улыбнулся ей, заводя грузовик. Когда я сдавал задом, машина сильно хлопнула, заставив людей вокруг подскочить и завизжать. Одна из женщин в меховой накидке шлепнулась на землю. Наверное, они подумали, что кто-то начал стрелять. Я скорчил лицо и помахал рукой в знак извинения.

Пока мы ехали назад, я смотрел на Бри, которая кусала губу и явно старалась не рассмеяться. Я посмотрел на нее, она на меня, и мы оба уставились вперед. Еще спустя пару секунд она посмотрела на меня, затем откинула голову назад и разразилась смехом. Мои глаза расширились, а потом и я не смог удержаться, смеясь вместе с ней и стараясь не спускать глаз с дороги.

Она смеялась до слез, а я держался рукой за грудь, в попытках совладать с приступом смеха, который нас обуял.

Спустя несколько секунд я бросил взгляд и увидел, что ее смех перешел в поток слез. Я перестал смеяться и нервно посмотрел на нее, гадая, что же произошло.

Я положил руку ей на ногу, но она смахнула ее, плача еще сильнее, почти задыхаясь. Я стал паниковать. Что происходит? Я не знал, что делать.

– Тебя не было три месяца, Арчер. Три месяца! – выдавила она, сбиваясь на последнем слове. – Ты не писал. У тебя не было телефона. Я даже не знала, жив ли ты. Тепло ли тебе. Мог ли ты разговаривать, с кем надо. – Она снова всхлипнула.

Я посмотрел на нее и остановился на обочине, на грязном клочке земли рядом с берегом реки. Я обернулся к ней, как раз когда она распахнула дверь и пошла вдоль дороги в своем маленьком черном платье. Что, черт побери, она делала? Я тоже выпрыгнул и побежал догонять ее. Под ногами сыпался гравий, а она все шла на своих высоких каблуках.

Полная луна висела над нами, освещая все вокруг, так что я ясно видел ее впереди.

Догнав ее, я схватил ее за руку, и она остановилась и развернулась. По ее щекам текли слезы.

– Не убегай от меня, – сказал я, – я не могу тебя позвать. Пожалуйста, не убегай.

– Ты убежал от меня! – сказала она. – Ты убежал от меня, и я умирала понемногу каждый день! Ты даже не дал мне знать, что ты цел! Почему?

Ее голос сорвался на последнем слове, и сердце сжалось у меня в груди.

– Я не мог, Бри. Если бы я написал тебе или еще как-то связался, я бы не смог удержаться. А мне надо было держаться, Бри. Надо было. Ты – моя страховка, а мне надо было сделать это, не чувствуя себя в безопасности. Я должен был.

Она стояла молча несколько минут, глаза смотрели мне на руки, а не на лицо. Мы оба дрожали, дыхание вырывалось белыми облачками изо рта.

Внезапно я понял. Бри сдерживала чувства от моего отъезда все три месяца, а мое возвращение прорвало плотину. Я знал, каково это, когда эмоции, поднимаясь на поверхность, захватывают тебя, каково терять контроль над собой. Знал получше многих. Поэтому я и уехал. Но теперь я вернулся. И теперь пришел мой черед быть сильным – ради Бри. Теперь я мог им быть.

– Вернись в машину. Пожалуйста. Дай мне согреть тебя, и мы поговорим.

– У тебя были другие женщины?

Я покачал головой и выдохнул, глядя на ноги, затем посмотрел на нее. Я наклонился к ней и «говорил» руками прямо рядом с ней, глядя ей в глаза, а она переводила взгляд с рук на лицо.

– Нет никого, кроме тебя. Всегда. Будешь. Только. Ты.

Она закрыла глаза, и по ее щекам потекли слезы. Затем она раскрыла их. Мы стояли молча, а наше дыхание поднималось вверх и растворялось там.

– Я думала, – сказала она, качая головой, – я думала, может, ты решишь, что тебе одиноко. – Она глубоко вздохнула. – И ты бы влюбился в первую попавшуюся девчонку, зашедшую к тебе на крыльцо. Что, может, тебе и это захотелось бы выяснить.

Я взял ее пальцами за подбородок и поднял ее лицо. Опустил руку и сказал:

– Нечего тут выяснять. Все, что я знаю, это то, что в тот день ты прошла в мои ворота, и я потерял сердце. Но не потому, что ты была первой попавшейся девчонкой – потому что это была ты. Ты украла мое сердце. И, Бри, если тебе интересно, можешь оставить его у себя навсегда.

Она снова закрыла глаза, а когда она их открыла, я увидел, что ее тело расслабилось.

– Чем ты занимался? – наконец спросила она, обхватывая себя руками.

– Пожалуйста, дай мне согреть тебя, – повторил я, протягивая к ней руку.

Она ничего не сказала, но взяла меня за руку, и мы пошли к машине. Когда мы дошли, я помог ей залезть, затем обошел пикап и тоже вскарабкался внутрь. Я повернулся к ней.

Глядя в окно за ее спиной, я думал обо всем, что делал последние три месяца, отвечая на ее вопрос.

– Я ходил по ресторанам, кафе… Однажды пошел в кино. – Я слегка улыбнулся, и ее глаза метнулись мне на лицо.

Она моргнула, слезы начали высыхать.

– Правда? – прошептала она? Я кивнул.

Она изучала мое лицо несколько секунд, прежде чем спросить:

– Тебе понравилось?

– Очень понравилось. Я посмотрел кино дважды. Я даже заказал попкорн и выпить, даже несмотря на то, что за мной была очередь.

– Как ты сделал это? – спросила она с широкими глазами.

– Пришлось немного потыкать пальцами и пожестикулировать, но в итоге парень понял, чего я хочу. Он был милым. – Я сделал паузу. – Я понял кое-что где-то спустя месяц, после того как уехал. Когда я шел куда-нибудь и мне приходилось общаться, то, когда люди видели мой шрам и понимали, почему я разговариваю жестами, все реагировали по-разному. Кому-то было неловко, и они смущались, другие были добрыми и хотели помочь, а какие-то и вовсе были нетерпеливыми и злились. – Глаза Бри смягчились, и она увлеченно слушала меня.

– Я понял, что реакция людей в большей степени зависит от них самих, от того, какие они, чем от меня. Меня как громом поразило, Бри.

Слезы вновь подкатили к ее глазам, и она потянулась и коснулась моей ноги, просто положила на нее руку.

Она кивнула.

– С папой было то же самое. Что дальше? – спросила она.

– Я нашел работу, – улыбнулся я, и она удивилась. Я кивнул. – Ага. Я остановился в маленьком городке в штате Нью-Йорк и увидел объявление, что ищут людей разгружать грузовики в аэропорту. Я написал письмо, описал свою ситуацию, объяснил, что я могу слышать и понимать указания и что я усердный работник, но что я не могу разговаривать. Я вручил письмо лично, и меня приняли на работу там же, на месте. – Я ухмыльнулся, вспомнив гордость, которую почувствовал тогда. – Это была довольно скучная работа, но я познакомился там с одним парнем, его зовут Луис, и он постоянно болтал. Он рассказывал мне про свою жизнь, пока мы работали. Как он приехал из Мексики, совсем не зная языка, как тяжело ему было поддерживать свою семью, но что они все равно были счастливы, ведь они были друг у друга. Он очень много говорил. Мне показалось, что его никто никогда не слушал.

Я улыбнулся, вспомнив своего первого друга, не считая Бри.

– Он пригласил меня домой на Рождество, и его маленькая дочка выучила пару слов на языке жестов к моему приходу, и я научил ее еще нескольким.

Я улыбнулся, вспомнив маленькую Клаудию.

– Она спросила, как будет «любовь», и я показал ей по буквам твое имя.

Бри издала странный звук, нечто среднее между смехом и всхлипом.

– То есть теперь она будет ходить и показывать людям «я тебя Бри»? – спросила она с легкой улыбкой.

Я кивнул.

– Ага. – Я развернулся к ней и сфокусировался на лице. – Но я готов отстаивать свою логику. Мне кажется, любовь – это образ, и у каждого человека свое слово, чтобы его выразить. Мое слово для любви – Бри.

Мы смотрели друг на друга несколько секунд. Я упивался ее красотой, ее состраданием. Я всегда знал это про нее, но никогда так ясно, как сейчас.

Наконец она спросила меня:

– Что заставило тебя решить, что пришло время возвращаться?

Я посмотрел на нее несколько секунд, обдумывая вопрос.

– Я сидел в одном маленьком кафе пару дней назад и увидел старичка, который сидел напротив меня. Он выглядел таким одиноким, таким грустным. Я тоже был один, но внезапно я понял, что есть люди, которые проходят сквозь всю жизнь, не любя и не будучи любимыми так, как я люблю тебя. Всегда будет риск, что я тебя потеряю. Никто из нас не может сделать ничего, чтобы полностью предотвратить возможность потери. Но в тот момент я решил, что мне лучше думать о той невероятной удаче, что у меня есть ты.

Ее глаза вновь наполнились слезами.

– А если бы меня тут не было, когда ты вернулся?

– Тогда бы я нашел тебя. Я бы боролся за тебя. Но разве ты не видишь, мне надо было бороться за себя. Мне надо было почувствовать, что я тебя достоин.

Она смотрела на меня секунду.

– Когда же ты успел стать таким умницей?

– Я всегда был умницей. Мне просто не хватало жизненного опыта. Мне надо было изучить жизнь, как сделал Тор.

Она хихикнула.

– Шутишь?

Я хитро улыбнулся ей, отметив про себя, что она снова стала использовать руки для разговора.

– Я никогда не шучу про Тора.

Она рассмеялась, затем молча посмотрела на меня.

Я тоже стал серьезным.

– Почему ты осталась, Бри? Скажи.

Она выдохнула и посмотрела на руки, которые держала на коленях. Потом она подняла их и сказала:

– Потому что я люблю тебя. Потому что я ждала бы тебя вечно. – Она посмотрела мне в глаза, и ее красота отняла у меня дыхание. – Отведи меня домой, Арчер, – сказала она.

Мое сердце возликовало, я завел грузовик и вернулся на дорогу. Остаток пути мы проехали в уютной тишине. Когда мы уже почти доехали, Бри взяла меня за руку, и остаток пути мы так и провели.

Я подъехал к дому, и мы вошли в калитку и пошли к входной двери, не говоря ни слова.

Когда мы зашли и она повернулась ко мне, я сказал:

– Ты убирала мой дом.

Она осмотрелась, словно вспоминая, а потом кивнула.

– Почему? – спросил я.

Она обдумала это.

– Потому что так мне казалось, что ты скорее вернешься.

Мое сердце сжалось.

– Прости меня, Бри.

Она покачала головой и посмотрела на меня широкими, больными глазами.

– Пожалуйста, не оставляй меня больше.

Я покачал головой и подошел поближе к ней.

– Больше ни за что, – сказал я и обнял ее.

Она подняла ко мне губы, и я впился в них, тихо постанывая. Я чувствовал ее вкус, водя языком по ее рту. Неконтролируемая дрожь пробежала по моему телу от вкуса персиков и Бри на моем языке. Мой член немедленно напрягся, и я прижался к ней. Она вздохнула прямо мне в рот, и он стал еще тверже, хотя это и казалось невозможным. Мне казалось, с тех пор как я был с ней, прошла вечность.

Она оторвалась от меня и сказала:

– Я так скучала по тебе, Арчер. Так сильно.

Я на секунду отпустил ее и показал руками:

– Я тоже скучал по тебе, Бри. Так сильно.

Я снова стал целовать ее, и она подняла руку к моим волосам и сказала:

– Они отросли. Придется мне снова подстричь тебя. – Она ухмыльнулась. – Может, на этот раз ты не вышвырнешь меня из дома, когда я начну к тебе приставать.

Я сдавленно засмеялся и ухмыльнулся:

– Скорее всего. А, и еще, Бри, я сейчас перестану говорить и займу руки другим делом, хорошо?

Ее глаза расширились, и она прошептала, едва раздвинув губы:

– Хорошо.

Я подхватил ее и отнес по короткому коридору в спальню и поставил рядом с кроватью.

Я скинул ботинки, развязал галстук и стал расстегивать рубашку, пока она стаскивала туфли на каблуках и повернулась ко мне спиной, чтобы я расстегнул ей платье.

Я медленно опустил молнию вниз, обнажая все больше и больше ее тела. Линии от загара уже пропали, и ее кожа была светлее и нежнее, чем в прошлый раз, когда я видел ее обнаженной. Она была такой красивой. И моей, целиком и полностью. Глубокое удовлетворение наполнило меня, и желание проникнуть в нее наполнило меня с новой силой.

Повернувшись ко мне, она позволила своему черному платью упасть к ногам. Мой член пульсировал, и она посмотрела на меня, раздвигая розовые губы.

Я стянул носки, расстегнул ремень и штаны и, позволив им упасть, откинул их ногой. Бри облизала губы и посмотрела на мою эрекцию, а потом снова на лицо. Ее расширившиеся глаза сверкали.

Я протянул руку и расстегнул ее лифчик, он упал на пол. Я почувствовал каплю предсемени на своем члене, глядя на ее груди. Потвердевшие соски так и просились ко мне в рот.

Я посмотрел за нее и кивнул на кровать, Бри опустилась, и я налег на нее, кожа к коже. Ее тепло влекло меня, посылая по позвоночнику стрелы возбуждения. Ее глаза говорили, что она меня любит. Меня любила прекрасная женщина, лежавшая подо мной, приглашавшая меня войти в нее.

Всякий раз до сих пор, когда мы занимались любовью, моя голова кричала: «Моя!» – но на этот раз это скорее была спокойная уверенность, уютная правда. Моя, моя, моя навсегда.

Я наклонил голову и взял ее сосок в рот, играя с ним языком. Бри стонала и вжималась бедрами в мое уплотнение. Боже, как это было здорово. Ее вкус, ощущение ее мягкой, теплой кожи, осознание того, что скоро я войду в ее тугое тепло… но не слишком скоро. Я хотел, чтобы это продолжалось долго.

Я целовал и лизал ее соски несколько минут. Она водила руками мне по волосам, легко дергала за них. Я инстинктивно прижался телом к ее животу, в попытке убавить жестокое биение в члене.

Бри изогнула спину и громко простонала:

– Арчер, о боже, пожалуйста.

Я протянул руку вниз и почувствовал ту влажность, что означала, что она готова ко мне, более чем готова. Я начал нежно массировать ее клитор медленными круговыми движениями. Бри тяжело дышала.

– Боже, Арчер, пожалуйста, я скоро кончу, а я не хочу. Я хочу кончить с тобой внутри. Пожалуйста.

Я нагнулся и снова поцеловал ее в губы, ее язык танцевал у меня во рту, мягкий и влажный, и необъяснимо восхитительный. Мне никогда не надоест ее рот и она сама.

Я взял себя в руку и наставил напряженную головку члена на ее вход, и надавил внутрь, войдя целиком в одно уверенное движение. Я закрыл глаза от неповторимого чувства того, как она туго обхватила меня, и замер на несколько сердцебиений.

Бри прижалась ко мне, молча моля меня двигаться, и я начал. Ее влажность позволила мне легко скользить внутрь и наружу. Тугое трение было блаженством во плоти.

Я начал медленно, облегчение от того, что я был внутри ее, было таким сильным, что я хотел, чтобы оно продолжалось вечно. Но спустя минуту мое тело потребовало движения, и я увеличил скорость.

Бри стонала и, с придыханием сказав «да», вжала голову в подушку. «Моя, моя, моя навсегда», – пела душа, пока я входил в нее. Я смотрел на ее прекрасное, наполненное блаженством выражение лица, на ее волосы, раскиданные по белой подушке, словно у ангела, богини. Ее маленькие белые груди качались в такт моим движениям.

Я входил в нее, поддерживая себя руками, а она тяжело дышала и постанывала от удовольствия.

Я подсунул одну руку под ее правое колено и поднял ее ногу вверх, чтобы я смог входить еще глубже, и она застонала громче и вцепилась ногтями мне за задницу. Боже, как мне это нравилось.

Пару минут спустя у Бри стали краснеть щеки. Я знал по опыту, что это был верный признак скорого оргазма. Она открыла глаза.

Ее руки поднялись к моим бицепсам, и она водила по ним. Ее глаза затуманились, а губы сложились в немое «O», и сразу за этим я почувствовал, как она сжалась еще сильнее вокруг моего члена и начала биться в конвульсиях. Она ахнула и выгнула спину. По ее лицу пробежало выражение полного удовлетворения, и она тихо простонала, расслабляя тело.

Она мечтательно посмотрела на меня, пока я продолжал входить в нее, и нежно сказала:

– Я люблю тебя.

«Я люблю тебя», – сказал я одними губами, чувствуя первые уколы вдоль позвоночника. Я поднялся на колени, просунул руки под Бри, поймал ее за бедра и поднял вверх, чтобы я мог входить еще глубже. Я входил в нее все быстрее и сильнее, по мере нарастания наслаждения.

– О боже! – воскликнула она, вжимаясь в меня. По ней прокатилась еще одна волна оргазма. Ее глаза раскрылись, и она посмотрела на меня широкими глазами. Я бы посмеялся над ее удивленным видом, но то наслаждение, что курсировало по моему телу и заставляло член набухать и напрягаться в преддверии наступающего оргазма, было таким интенсивным, что я едва мог себя контролировать.

Я вошел в нее раз, и два, и мой мир разорвался на тысячу светящихся точек. Воздух вокруг нас, казалось, сверкал. Экстаз, глубокий и насыщенный, прошел по всему телу. Мой член бился в ней. Я кончил.

Когда я овладел собой, Бри смотрела на меня с интересом на лице. Могу лишь предположить, что на моем лице застыло похожее выражение. Я вышел из нее, держа свой полутвердый член в руке, и начал растирать семя, вытекающее из нее, по клитору и по складкам.

Я не знаю, почему делал это. Это был скорее инстинкт, необдуманный жест. Но я был заворожен тем, что мы только что разделили, и вид нас вместе, и доказательство моего наслаждения, размазанное по ней, возбуждали меня. Я был наполнен ощущением спокойного обладания, и мне это нравилось.

Я посмотрел на Бри – ее лицо обмякло, и она выглядела сонной и довольной. Глаза были полуприкрытыми, а выражение наполнено любовью.

Я отнял руку от члена и показал:

– Я люблю тебя.

Она улыбнулась мне и прижала меня к себе. Она гладила меня пальцами по спине, пока я не почувствовал, что сейчас засну на ней. Я быстро поцеловал ее в губы и поднялся, увлекая ее за собой в ванную, где мы помыли друг друга, не сексуально – но любя, нежно.

Когда мы закончили, мы вытерлись, вернулись в кровать и голые залезли под одеяло. Я прижал ее к себе и чувствовал себя таким радостным и довольным, каким не был никогда в жизни.

Я развернул ее, чтобы она видела мои руки.

– Однажды, – сказал я, – когда мы станем старыми и седыми, я посмотрю, как ты лежишь рядом со мной, совсем как сейчас, я посмотрю тебе прямо в глаза. И я буду знать, что всегда и навечно была лишь ты. И это, Бри Прескотт, станет моей величайшей радостью в жизни.

Она улыбнулась, и ее глаза наполнились – я знал это – слезами радости. Я прижал ее к груди, крепко, вдыхая ее запах.

Спустя немного времени я встал, услыхав вдали фейерверк. Я сонно осознал, что сейчас полночь, настал новый год, новое начало. Я крепче прижал к себе свою красавицу, она вздохнула во сне, и я закрыл глаза. Я был дома.


* * * | Арчер будет молчать | Глава 33. Бри







Loading...