home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 22. Бри

На следующей неделе мы жили в довольно однообразном режиме, полностью поглощенные друг другом. Еле дождавшись конца работы, я мчалась домой переодеться и принять душ, хватала Фиби и неслась к дому Арчера. Улыбка, которой он встречал меня каждый день, когда я бежала ему навстречу, чтобы упасть в его объятия, заставляла меня чувствовать себя дороже всех сокровищ мира и наполняла мое сердце ощущением, что я наконец-то дома.

Дом – это не какое-то место, это его объятия. Я была дома в руках у Арчера – единственное место на свете, где я хотела находиться, где мне было надежно и я чувствовала себя любимой.

Мы постоянно занимались любовью и проводили целые вечера, изучая тела друг друга и находя все новые способы доставить другому удовольствие. И Арчер, будучи Арчером, достиг невиданных высот в искусстве любви – каждый раз приводя меня в состояние расплавленного жидкого наслаждения. Он быстро понял, что может вызвать во мне безумное желание руками и языком, но кроме этого обнаружил, что, когда он скребет у меня под коленкой своими коротко постриженными ногтями, я начинаю мурлыкать, как кошка, и что я совершенно успокаиваюсь и расслабляюсь, когда он проводит пальцами по моим волосам. Казалось, что мое тело – его инструмент, и он научился играть на нем так безупречно, что эта мелодия отдается во всех уголках моей души. Не только из-за доставляемого им удовольствия, но и потому, что он так старался узнать меня всю, до последних мелочей.

Однажды, пока я готовила обед, он высыпал в миску чипсы, и, таская их, я заметила, что они все сложены вдвое, как я любила. Но обычно за такими чипсами приходилось долго охотиться.

Я в недоумении поглядела на чипсы, потом на Арчера.

– Слушай, эти чипсы все сложенные… Как так может быть? – спросила я, понимая, что это звучит ненормально.

– Но ты же такие любишь?

Я кивнула. До меня дошло, что он перебрал несколько пакетов с чипсами, чтобы выбрать те, что я люблю. Поняв, что он вообще заметил такую мелочь, я даже не знала, смеяться мне или плакать. Но это был просто Арчер. Он хотел порадовать меня и готов был ради этого на все.

Иногда, занимаясь чем-то на участке и взглянув на него, я замечала, что он смотрит на меня с тем ленивым выражением на лице, которое означает, что он обдумывает, что бы ему хотелось сделать со мной в этот момент. Я в ту же секунду становилась мокрой, и под его молчаливым взглядом у меня каменели соски.

И тогда он или брал меня на руки и нес в постель, или же мог взять меня прямо тут же – на одеяле на траве, в ярком солнечном свете, или в гамаке, или на песчаном берегу озера.

Как-то, после такого раза я, все еще переживая в собственном теле подаренный им оргазм, прошептала, задыхаясь:

– Арчер, я мечтала об этом. Мечтала о нас с тобой – вот именно так.

Его глаза прожигали меня насквозь, он смотрел на меня, изучая, а потом наклонялся и целовал так нежно, что я думала, мое сердце сейчас разорвется.

Я перевернула его на мокрый песок, положила голову ему на грудь и лежала, наслаждаясь моментом и благодаря бога за песок в моих волосах, и за солнечный свет на моем теле, и за прекрасного мужчину в моих объятиях. Его руки чертили буквы у меня на спине, и немного спустя я поняла, что он пишет: «Моя Бри… Моя Бри…» – снова, и снова, и снова.

Погода была прохладной, и мы скоро убежали в дом, смеясь и дрожа, и залезли в душ, чтобы смыть с себя весь песок.

Потом Арчер разжег камин, и мы уселись на диване в обнимку. Я смотрела на него. Все, что Арчер делал, было так сексуально и очень по-мужски, что при виде этого у меня замирало сердце. Все было очень естественно и красиво. То, как он опирался бедром о стойку в кухне, или стоял в дверном проеме, держась за косяк двери и глядя на меня – даже такие простые вещи, о которых он не задумывался, производили этот эффект. Я никогда не сказала бы ему об этом – это был мой секрет. Я любила, что все это принадлежит только мне, и не хотела ничего менять, рассказывая ему об этом.

Иногда я задумывалась, что бы было с ним, если бы он не потерял голос, если бы не этот ужасный случай… Стал бы он нападающим футбольной команды? Уехал бы в колледж? Начал бы свой бизнес? Я дразнила его, что он может все делать только на отлично. И это была правда. Просто сам он этого не замечал. Он даже не сознавал, сколько может предложить другим.

Он пока так и не рассказал мне, как потерял своих родителей, и я не спрашивала. Я ужасно хотела узнать, что же тогда случилось, но я хотела дождаться, чтобы он смог мне рассказать.

– О чем ты задумалась? – спросил он, подняв бровь.

– О тебе, – улыбнулась я. – Я думала о том, как поблагодарить звезды за каждый день, что я провожу тут. Тут, с тобой.

– Я тоже, – ответил он с улыбкой. Но потом нахмурился и отвернулся.

– Что такое? – спросила я, беря его за подбородок и поворачивая к себе.

– Ты останешься, Бри? – спросил он. – Останешься тут, со мной?

Он стал похож на маленького мальчика, и я вдруг осознала, как ему было нужно услышать, что я никуда не исчезну, как сделали это все, кто был в его жизни до меня.

Я кивнула.

– Да, – сказала я. – Да. – И я говорила от всего сердца. Моя жизнь теперь была тут – с этим человеком. Что бы это ни значило – я никуда не уйду.

Он смотрел мне в глаза, будто старался решить, насколько я честна, и, казалось, был удовлетворен тем, что увидел. Кивнув, он привлек меня к себе и крепко обнял.

Он не говорил, что любит меня, и я тоже этого не говорила. Но в тот момент я поняла, что люблю его. Люблю так сильно, что это едва не вырвалось из моих губ, и я была вынуждена физически зажать себе рот, чтобы не закричать об этом. Почему-то я думала, что надо подождать, чтобы он сказал об этом первый. Если он тоже любит меня, то я хотела бы, чтобы он сам это понял. Жизнь Арчера была настолько лишена человеческого тепла, внимания и ласки, что все это должно было быть ошеломительным для него. Мы не обсуждали это, но я наблюдала за ним всю неделю. Когда мы делали простые вещи вроде того, чтобы лежать на диване и читать, или вместе обедать, или идти по берегу озера, то казалось, что он пытается как-то уложить все мысли и чувства у себя в голове – нагоняя шестнадцать лет эмоционального голода. Может быть, надо было поговорить об этом, может быть, это помогло бы ему, но мы почему-то этого не делали. Я только изо всех сил надеялась, что моей любви хватит, чтобы исцелить его раненую душу.

Арчер отпустил меня, я поднялась и взглянула на него. Он робко улыбался.

– Я хочу попросить об одолжении.

– Конечно, – сказала я, нахмурив брови и подозрительно поглядев на него.

– Научи меня водить машину?

– Научить… Конечно! Ты хочешь водить машину?

Он кивнул.

– У дяди был пикап. Он стоит в городе в гараже. Они иногда заводят его и следят за ним. Я хотел его продать, но все не мог собраться. Я никогда не понимал… как это сделать. Но может, оно оказалось и к лучшему.

От радости я едва не запрыгала на диване. Это было впервые, когда Арчер по собственной воле сказал, что хочет сделать что-то за пределами участка – и магазина продуктов.

– Конечно! Когда? Завтра я не работаю.

– Значит, завтра. – Он улыбнулся и привлек меня к себе.

И вот, Арчер сидел за рулем большого, сильно потрепанного пикапа с кузовом, а я сидела рядом, стараясь объяснить ему дорожные правила и как пользоваться коробкой передач. Мы уехали подальше и выбрали большое ровное пространство километрах в пяти от дороги в сторону озера.

– Чуешь запах? – спросила я. – Это горит переключатель передач. Отпустииииии его!

После пары часов упражнений у Арчера стало более-менее получаться, если не считать нескольких виражей, на которых я, хохоча, вдавливала ногу в воображаемый тормоз.

Он ухмыльнулся, и его глаза скользнули по моим голым ногам. Проследив направление его взгляда, я скрестила ноги, слегка одернула юбку и взглянула ему в глаза. Они уже слегка затуманились. Господи, мне нравился этот взгляд. Он сулил мне много, много хорошего.

– Вождение, Арчер, это серьезное дело, – сказала я, поддевая его. – Стоит немного отвлечься от управления – и это может быть опасно для всех присутствующих. – Я невинно улыбнулась и заправила за ухо прядь волос.

Он приподнял брови с веселым выражением лица и снова повернулся к лобовому стеклу. Машина поехала вперед, Арчер еще добавил скорости и перешел на вторую передачу. Площадка, по которой мы ездили, была не так велика, чтобы переходить на четвертую, но он поставил третью и стал описывать большие круги.

Я снова скрестила ноги и провела пальцем по бедру, остановившись у самого конца подола юбки. Арчер перевел взгляд на мой палец. Он небрежно поглядывал вперед и продолжал ездить по кругу.

Я отвлекала его, но большой опасности в этом не было. Так что я продолжила путь пальца по бедру, подняв юбку так, что стали видны мои розовые трусики в горошек.

Арчер приоткрыл рот, и в его глазах появилось голодное выражение. Он смотрел, что я сделаю дальше. Честно говоря, я никогда раньше ничего такого не делала. Но Арчер мог извлечь из меня то, про что я и сама не знала – с ним я была сексуальной, и готовой к экспериментам, и смелой. Он делал меня гораздо более живой, чем я была всю свою жизнь.

Я смотрела, как он сглотнул, взглянул вперед и снова обернулся ко мне.

Я засунула палец под трусики, откинула голову на спинку сиденья и тихо застонала. У Арчера дернулся кадык.

Сунув палец еще глубже, я выгнула спину и подняла бедра. Собственное прикосновение доставляло мне неожиданное удовольствие. Я снова застонала, и машина дернулась.

Я продолжала гладить себя, охая и постанывая, и прижимаясь к собственной руке.

Внезапно я полетела головой вперед, так резко затормозила машина. Арчер даже не переключил передачу, а просто снял ногу с газа, так что машина дернулась и заглохла. Я еле успела открыть глаза, чтобы увидеть, как Арчер, дернув ручник, откинул меня на спинку сиденья и взгромоздился сверху.

Он потянул меня так, что моя голова уперлась в подлокотник на пассажирской дверце. Его взгляд был голодным и жадным, от его выражения у меня свело все нутро. Склонившись, он целовал мой живот. Я запустила руку в его волосы.

Слегка приподняв меня, он сдернул мои трусики. Меня трясло как в лихорадке, и снизу живота по мне расходились волны желания.

Арчер сполз ниже, распахнул мои бедра и посмотрел оттуда мне в глаза, тяжело дыша, прежде чем опуститься ниже. Я ахнула от ощущения его теплого дыхания на моем клиторе.

– Да, пожалуйста, – простонала я, проводя пальцами по его волосам.

Арчер доставлял мне удовольствие множеством способов, но такого он еще не делал. Я ждала, затаив дыхание, и когда он провел языком по моим тайным складкам, я со стоном подалась к нему. Пульсация клитора нарастала, а когда он начал водить по нему языком так же, как я учила его делать пальцами, мое возбуждение усилилось во много раз. Он двигался все быстрее, влажный, теплый язык скользил по мне, теплое дыхание врывалось в меня волнами удовольствия, его руки сжимали мои бедра, раскрывая меня все шире. Господи, это было что-то невообразимое. Я начала ощущать подступающий оргазм и закричала:

– Да, Арчер, да. Господи! Да!

Придя в себя, я снова почувствовала на себе его теплое дыхание и улыбку и погладила его по волосам, не в силах сказать ни слова.

Вдруг в окно раздался громкий стук. Мы с Арчером подскочили. Меня охватила паника. Что это? Я опустила ноги, Арчер сел, вытирая рот рубашкой, а я пыталась нашарить ногой трусы и одернуть юбку.

Боковые окна в машине были затемнены – к счастью. А может, и нет. Нет. Сгорая от стыда, я поглядела на Арчера. Он кивнул и показал мне на ручку опускания стекла. Я покрутила ее – и передо мной стоял Тревис в своей форме с суровым выражением на лице. Он наклонился к окну и уставился на нас.

Небольшая кабина была вся наполнена запахом секса. На секунду прикрыв глаза, я сделала глубокий вздох и открыла их.

– Привет, Тревис, – сказала я, пытаясь улыбнуться, но у меня получилась гримаса.

Тревис перевел взгляд с меня на Арчера, снова на меня, скользнул по моим коленям и снова поднял его, посмотрев мне в глаза.

– Привет, Бри.

Никто из нас не сказал больше ни слова. Его лицо стало еще строже. Я чувствовала себя школьницей, которую вызвали к директору.

– Мне позвонили, что тут застряла машина, – сказал он. – Я был неподалеку и решил проверить, не нужна ли помощь.

Я откашлялась.

– О, э, ну… – Я поглядела на Арчера и онемела. Он сидел спокойно, словно ничего не случилось, положив одну руку на руль – словно кот, который съел птичку. А птичкой, ясное дело, была я.

У меня в горле начал подыматься истерический смех, но я подавила его и прищурила на него глаза. У него стал еще более довольный вид.

– Я учила Арчера водить машину, – сказала я, обернувшись к Тревису.

Тревис секунду помолчал.

– Угу. А у него есть ученическая лицензия? – спросил он, нахмурив брови, хотя отлично знал, что ее нет.

Я выдохнула:

– Тревис, но мы же тут на пустой, открытой местности. Мы же не ездим ни по каким дорогам, ничего такого.

– Это неважно. Нужна ученическая лицензия.

– Да брось, Тревис, – мягко сказала я. – Он просто хочет научиться водить машину.

Тревис прищурился и медленно сказал:

– Сколько угодно, но он должен соблюдать общественные правила. Надеюсь, братец, ты на это способен? – спросил он, приподняв бровь и глядя на Арчера.

Довольное выражение на лице Арчера сменилось сердитым, и он крепко сжал челюсти. Он поднял руки и сказал:

– Козел ты, Тревис.

Я нервно усмехнулась и перевела:

– Он говорит, никаких проблем.

Арчер заерзал на сиденье.

– В любом случае, – повысила я голос. – Мы уже уезжаем. Спасибо за понимание, Тревис. Мы обязательно получим эту лицензию, прежде чем сделаем новый урок. Я сама поведу домой, ладно? – Я улыбнулась, хочется надеяться – мило. Ситуация была ужасно неловкой, даже несмотря на то, что я до сих пор была страшно зла на Тревиса за всю историю со стрип-клубом.

Тревис отступил от машины, пока я, наклонившись, перебиралась через здоровенного Арчера на водительское место. Он положил руку на мою голую задницу, и когда я посмотрела на него, то увидела, что он смотрит на Тревиса. Я фыркнула, плюхнулась на сиденье и повернула ключ зажигания.

Переключая передачу, я посмотрела на Тревиса в окно. Он так и стоял с тем же строгим, слегка сердитым выражением на лице. Арчер все продолжал смотреть на него из окна машины. Я натянуто улыбнулась и уехала.

Выехав на дорогу, я обернулась к Арчеру. Он посмотрел на меня и снова отвернулся. Вдруг я поняла, что все его тело сотрясается в беззвучном смехе. Ухмыльнувшись мне, он сказал:

– А знаешь, мне нравится водить.

Я рассмеялась и покачала головой.

– Еще бы. – Затем, слегка ущипнув его за локоть, я добавила, приподняв брови: – Мне тоже нравится, как ты водишь. Но, может, следующий раз надо будет выбрать более укромное место.

Он продолжил смеяться, сверкая зубами. На его щеках появились такие сексуальные складочки. Он смотрел вперед, а я поглядывала на его гордый профиль. Он был рад тому, что было между нами, но тому, что Тревис нас поймал, – тоже. Прикусив губу, я подумала, что, наверное, у Арчера в жизни было не так уж много поводов торжествовать над кем-то. И сказала:

– Знаешь, Арчер, я надеюсь, ты понимаешь, что тебе не надо соперничать с Тревисом. Я надеюсь, тебе ясно, что я выбираю тебя. Только тебя.

Посерьезнев, он посмотрел на меня. Протянув руку, он взял мою, сжал ее и снова стал смотреть в окно. Я сжала его руку в ответ и не отпускала ее, так и ведя машину одной рукой всю дорогу до его дома.


Глава 21. Бри | Арчер будет молчать | * * *







Loading...