home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 21. Бри

К восьми вечера дождь уже лил вовсю, начал греметь гром, и молнии пронизывали потемневшее небо.

Я сидела, скорчившись, в своей комнате, с Фиби на коленях. Ощущение той ночи снова нахлынуло на меня. Я уже лучше могла с ним справляться, но знала, что гром над головой всегда вызывал во мне чувство беспомощности и одиночества.

Я зажгла в спальне несколько свечек на случай, если отключат электричество. Обычно свечи создавали успокаивающую романическую атмосферу, но сегодня даже тени, которые они отбрасывали на стены, казались мне зловещими, и я еще больше боялась бури.

Вдруг я услышала тихий стук возле двери и замерла. Фиби подняла уши и тихо гавкнула. Что за черт?

Он и так весь вечер не шел у меня из ума из-за грозы, а теперь мое сердце и вовсе ушло в пятки. Я тихо выбралась из постели и на цыпочках пошла по коридору. Фиби следовала за мной по пятам.

Подойдя к окну в гостиной, я слегка отодвинула штору и выглянула наружу. Отсюда я с трудом могла разглядеть свое крыльцо. Но оказалось, что я в упор смотрю в лицо Арчеру, который смотрел на меня. Он был мокрым насквозь – джинсы, белая майка, незастегнутая толстовка – все намокло и прилипло к телу. У меня гулко забилось сердце. Господи, он же пришел сюда пешком в этот ливень.

Не медля ни секунды, я кинулась к входной двери и распахнула ее навстречу шуму дождя и потокам воды, стекавшим по крыше крыльца. Удар грома сотряс мой домик, я подпрыгнула на месте, и Арчер сделал шаг ко мне поближе.

– Что ты тут делаешь? – спросила я.

– Ты боишься грозы, – ответил он.

Я, не понимая, наклонила голову.

– Ты что, прошел милю под дождем, потому что я боюсь грозы?

Он помедлил секунду, глядя в сторону и слегка хмурясь. Потом взглянул на меня и просто ответил:

– Да. – Он помолчал, а потом добавил, с мучительным выражением на лице: – Я знаю, что ты, наверное, не хочешь меня видеть, но я подумал, что просто посижу у тебя на крыльце, и тебе не будет так страшно. Ты будешь не одна.

О господи.

Мое лицо непроизвольно сморщилось, и я расплакалась.

Арчер сделал ко мне неуверенный шаг и молча, глядя мне в глаза, спросил позволения. Я кивнула ему, отвечая на невысказанный вопрос, и он обнял меня и прижал к себе.

Обхватив его руками, я зарылась лицом в его шею и вдыхала его запах, запах чистоты и дождя. Так я несколько минут проплакала в его объятиях, а он держал меня, потирал мне спину и дышал теплом мне в ухо. Он был весь мокрый, и моя одежда тоже пропиталась влагой. Но в эти несколько минут мне были безразличны и гром, и молния, и дождь, с шумным потоком струящийся вокруг нас – были только я и он, и больше ничего.

Я не знала, что и думать. Но я чувствовала, что это правильно. Он все еще был моим лучшим другом, мой милый, немой мальчик, и я отчаянно соскучилась по нему. Да, он причинил мне боль, но все равно я цеплялась за него, как будто от этого зависела моя жизнь.

Потом я взглянула ему в лицо. Он смотрел на меня так нежно и ласково, что у меня в груди сжалось сердце.

– Мне было больно, – сказала я, отступив на шаг.

Его лицо опечалилось, и он кивнул, подтверждая, что он знает это.

– Пожалуйста, – сказал он. – Позволь мне это исправить. Я хочу все исправить. Что мне сделать?

Я сделала глубокий выдох, опустив плечи.

– У тебя был секс с другой, Арчер.

Он затряс головой.

– Нет, у нас не было секса. Я просто… Ну, просто был с ней.

Я нахмурилась и откинула голову.

– Что? Я думала, вы с ней… Постой, что точно означает «я был с ней»?

Я не знала, что он собирается мне сказать, но меня охватило облегчение при мысли, что он не зашел с ней до конца.

Он вздохнул, провел рукой по своим мокрым волосам, стряхнул воду с руки и начал показывать.

– Я… Это… Мы пошли в ее комнату, она поцеловала меня и положила мои руки себе на грудь. Я… Мое тело отозвалось. – Он на секунду зажмурился. – Она сказала, что Тревис заплатил ей, чтобы у нас был секс, но мне казалось, что это плохо, и я ушел. Вот что было. Прости меня, я знаю, что это плохо. Я не хотел. В смысле… Я… Господи. – Его лицо исполнилось стыда, и он отвернулся.

Я перевела дыхание и тихо рассмеялась, качая головой. Арчер остановил меня, взяв за подбородок ледяными пальцами, приподнял мое лицо и вопросительно заглянул в глаза.

– Ты получил сеанс стриптиза, Арчер, который слишком далеко зашел. Но ты отказал ей и ушел. – Я поглядела ему в глаза. – Скажи, почему ты так сделал?

Он ничего не отвечал. Молчание продолжалось несколько мгновений, и затем:

– Потому что я не хочу быть ни с кем, кроме тебя, Бри. Я не хочу ее. Я хочу только тебя, только тебя, Бри.

Мы стояли там, глядя друг на друга, и тут я заметила, что он весь дрожит, и его губы посинели, и с него натекла на крыльцо целая лужа.

Я втащила его в дом.

– Господи, ты же весь замерз, – сказала я вслух, потому что руками тащила его. – Надо тебя согреть.

Я отвела его в ванную, включила горячую воду, и пар немедленно заполнил крошечную комнатку. Я стала стаскивать с него мокрую одежду, толстовку и майку. Не отрывая глаз от моего лица, он помогал мне, подымая руки, когда было надо. Он скинул ботинки, я наклонилась и стащила с него мокрые носки. Подымаясь, я скользнула глазами по мускулам у него на груди и медленно выпрямилась. В помещении стало совсем жарко. Я закусила губу и взглянула в его прекрасное лицо.

– Залезай в душ, – сказала я. Он стоял передо мной в одних джинсах. – Мне тоже надо переодеться, я вся мокрая.

Он кивнул, и я вышла из ванной. Закрыв за собой дверь, я на секунду прислонилась к ней и постояла так, прикусив губу. «Только ты, Бри, – сказала я тихо. – Только ты можешь влюбиться в местного немого психа». Я усмехнулась. Да, местный немой псих, но это мой местный немой псих.

Я переодела мокрое, выбрав другую – более красивую – ночнушку. Потом я пошла в кухню и поставила чайник. Я стояла и смотрела в окно, ожидая, пока он засвистит.

Через пару минут я услыхала, что душ выключился, потом открылась дверь ванной, и я сказала:

– Я на кухне.

Арчер пришел, обмотанный полотенцем вокруг узких бедер, проводя рукой по волосам и глядя на меня немного смущенно. Я поглядела на его обнаженную грудь и на полотенце, оставляющее немного простора воображению, и сглотнула.

– Я как раз завариваю чай, – сказала я, доставая чайные пакетики. – Если хочешь, можешь пока засунуть свои вещи в сушилку – она там, в чуланчике в коридоре.

Он кивнул и вышел, а потом присоединился ко мне, когда я понесла чай в гостиную. Он взял у меня одну чашку, и мы сели рядом на диване, потягивая горячий чай в уютном молчании.

Потом он поставил чашку на столик и повернулся ко мне.

– Можно, я что-то скажу?

– Конечно, – ответила я и сделала еще глоток чая.

Он перевел дух, явно собираясь с мыслями.

– За эти несколько дней я очень много думал, и… Я стараюсь быть таким, каким ты хочешь меня видеть, но… Мне трудно, Бри. Тем вечером там было отвратительно – и шум, и все эти люди, и то, что я не могу говорить. – Он на секунду замолчал. – Я больше всего на свете хочу, чтобы ты была счастлива, но… – Его рука снова оказалась в гуще волос.

Я поставила чашку на столик рядом с его чашкой и подвинулась к нему поближе.

– Арчер, я заставила тебя чувствовать себя каким-то моим проектом. Как будто ты, такой, какой ты есть, в чем-то… недостаточен. Прости меня. – Я опустила глаза, а потом снова повернулась к нему.

Он схватил и на секунду сжал мою руку.

– Нет, ты не виновата. Я знаю, что ты пыталась… Расширить мой мир. Я буду делать это, но только когда буду готов, хорошо? И я не знаю, когда я буду готов. Это может занять долгое время, Бри.

– Ладно, – кивнула я со слезами на глазах. Тихонько рассмеявшись, я влезла к нему на колени, оседлала его и, наклонившись, прижала к себе. – Только одна вещь, – прошептала я ему в шею. – Единственной женщиной, которая будет сидеть у тебя на коленях, буду я.

Он ухмыльнулся, и его глаза вспыхнули. Мне казалось, что я сейчас упаду и умру на месте от разрыва сердца, вызванного передозировкой его красоты. Я тоже усмехнулась, наклонилась и крепко поцеловала его.

Раздался удар грома, и комнату на секунду осветил пульсирующий свет молнии. Я вздохнула, мой язык скользнул Арчеру в рот. Он пах корицей от зубной пасты и медом от чая. Его язык встретил мой, скользнул по нему, и у меня вырвался легкий стон. Он обхватил мое лицо и приподнял его, чтобы проникнуть глубже. Теперь он вел этот поцелуй, он изучал мой рот медленно и подробно, пока я не начала задыхаться и прижиматься к его крепкому, твердому члену.

Арчер часто стеснялся и бывал робок, но, когда дело доходило до чего-то, чему он уже научился, он был умелым и действовал уверенно. Я даже не знала, отдавал ли он себе в этом отчет.

Прервав поцелуй, я, хватая ртом воздух, откинула голову назад, чтобы он мог поцеловать меня в шею. Он так и сделал, спускаясь по ней губами, а я запустила пальцы в его волосы.

Он дотронулся до моей груди и неспешно потер соски кончиками пальцев через тонкую ткань ночнушки. Я втянула воздух и крепче вцепилась в его волосы.

Я ощутила, как он еще больше напрягся подо мной – нас не разделяло ничего, кроме влажной ткани моих трусиков и махрового полотенца.

Я провела кончиками пальцев по мускулам его груди. Он глубоко вдохнул, а его мускулы отозвались на мое касание. Опустив руку ниже, я погладила его через полотенце. Он раскрыл рот и окинул меня отяжелевшим взглядом. Господи, как же он был хорош! У меня внизу все начало пульсировать и жаждать наполнения.

– Арчер… Я хочу тебя… – прошептала я.

Не медля ни секунды, он поднялся, подхватил меня на руки и понес в спальню. Засмеявшись, я обхватила его за шею.

– Надо полагать, ты не возражаешь, – сказала я.

Он чуть-чуть напряженно улыбнулся.

Оказавшись в спальне, он осторожно опустил меня на кровать и встал, глядя на меня. В его лице смешивались желание и нежность. Кровь пульсировала мне в уши.

Повернувшись, Арчер выключил верхний свет. Свечи еще горели, кидая на стены романтичные отблески. «Какая разница с тем, что было полчаса назад», – подумала я, вспоминая, как только что сидела тут, одинокая и напуганная.

Арчер отбросил полотенце, и я наконец смогла увидеть все его прекрасное тело перед тем, как он опустился перед кроватью на колено и склонился ко мне. Боже милосердный – выкладывание камней, рубка дров и ходьба пешком должны быть записаны на видео и выставлены на продажу в качестве инструкции к применению. Срочно.

Он снова приник к моим губам и долго целовал меня, спускаясь к шее, когда мы отрывались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха. Он покусывал меня, а я откидывала голову, чтобы дать ему больше доступа, прижимаясь бедрами к его твердости.

Он приподнялся на локтях, нависнув надо мной, и поэтому не мог сказать ни слова, и я решила тоже ничего не говорить. Все, что мне было надо, я могла прочесть на его лице. Он не променял бы эту минуту со мной на все богатства мира. И я, глядя в его глаза, темные от желания и нежности, тоже не хотела бы быть нигде больше, чем здесь и сейчас.

Я подняла руки, показывая, чтобы он снял с меня рубашку. Он потянул ее за подол, и она соскользнула с меня через голову и упала на пол возле кровати.

Он приподнялся, зацепил указательными пальцами мои трусики и стянул их у меня с ног. Я взглянула на его твердый, торчащий член, и пульсация у меня внутри еще участилась.

Он стоял и смотрел на меня, и под этим взглядом я слегка сжалась, потому что никогда не могла спокойно лежать, когда кто-то изучал мою наготу, но он встретился со мной взглядом и показал:

– Ты так прекрасна.

И я расслабилась. Я заметила, что его руки слегка дрожали.

– И ты, – прошептала я. Он опустился поверх меня, опираясь на локти, чтобы не давить на меня своим весом, и мы снова начали целоваться.

Я медленно гладила его по рукам, по широким плечам, спустилась ниже и провела по мускулам широкой спины, остановившись на заднице. Я легонько сжала ее руками и подтолкнула его вниз, к себе. И губами почувствовала, что он улыбается.

Я оторвалась от его губ и спросила, усмехаясь, пока он целовал мне шею:

– Тебе нравится, что я держу тебя за зад? – Он улыбнулся мне в шею.

Тогда я снова схватила его твердый зад и надавила на него, подымая бедра навстречу его эрекции, упирающейся мне в живот. Я ощущала ее великолепный жар и страстно желала его.

Он опустил голову к моей груди, обхватил сосок теплыми губами и провел по нему языком.

– Арчер! – вскрикнула я. – Не останавливайся.

Подняв руку, он начал гладить и играть со вторым соском, посасывая и полизывая первый, а потом поменял стороны.

Я стонала и прижималась к нему бедрами, ища облегчения от напряжения, выросшего во мне. Мой клитор набух, мне казалось, что я кончу в ту же секунду, как он коснется его.

Арчер просунул одну руку между моих ног и опустил палец в мою влажность, дотрагиваясь до пучка нервов и проводя по нему кругообразными движениями, как я его научила. Я охала, стонала, вертела бедрами и прижималась к нему, призывая надвигающийся разряд. Я уже чувствовала его наступление, словно искры статического электричества пробегали по моему телу.

– Боже, боже, боже, – запричитала я, мотая головой.

Член Арчера дернулся у меня на животе, и этого было достаточно, чтобы я улетела за пределы, оргазм наступил, быстрый и мощный, сотрясая все мое тело упоительной волной, в которой я стонала и захлебывалась.

Когда я открыла глаза, Арчер смотрел на меня сверху с нежностью и восторгом на лице. Как я любила это его выражение!

– Я так хочу, чтобы ты вошел в меня, – прошептала я.

Не отрывая от меня взгляда, он скользнул между моих ног, взял себя в руку и направил член в мое влагалище. Я подняла колени и шире раскрыла ноги, чтобы ему было легче попасть туда.

Наши глаза встретились, и между ними пронеслось нечто, чему не было определения, но это было то же самое, что я заметила во время нашей самой первой встречи – только в сто раз сильнее.

Я приподнялась на локтях, и мы оба наблюдали, как он толчками входил в меня, сантиметр за сантиметром, наполняя и расширяя меня. Он замер, и я прочла на его лице такое глубокое наслаждение, что тоже замерла в потрясении. Это я доставляю ему такое. Он содрогнулся во мне и тут же, одним рывком, вошел до конца. С легким стоном я откинулась назад, и он медленно начал двигаться туда и сюда. Темп этих толчков возрастал – жажда, стремление, попытка сохранить контроль – и, наконец, полное поражение – его глаза закатились, и он начал вонзаться в меня со всей силы, все глубже и дальше, хрипло и прерывисто дыша.

Приподняв бедра, я свела ноги у него за спиной. Толчки все учащались, и наконец с последним ударом он прижался ко мне, медленно поводя бедрами, чтобы усилить наслаждение.

Мы долго лежали не шевелясь. Арчер глубоко дышал в изгибе моей шеи, а я улыбалась в потолок.

Наконец, протянув руки, я слегка царапнула ногтями его задницу и слегка стиснула ее. Я почувствовала, как он улыбается, не подымая головы и не пытаясь пошевелиться.

– Эй, – тихонько спросила я. – Ты там живой?

Он только улыбнулся еще раз и чуть качнул головой – нет.

Я рассмеялась, и он поднял голову, с чудесной улыбкой на лице. Обхватив руками мое лицо, он нежно поцеловал меня в губы, а потом поднялся и сел в постели.

Я тоже села. Мне надо было пойти помыться.

Поцеловав его в щеку, я встала и голышом убежала в ванную. Вымывшись, я вернулась в спальню, где Арчер, выглядя слегка неуверенным, сидел на краю постели.

– Теперь пришло время обниматься, – улыбнулась я.

Он улыбнулся в ответ, выдохнул и откинул одеяло. Мы забрались в постель, он притянул меня к себе, и мы укрылись одеялом. Мы лежали лицом к окну, дождь за которым так и продолжал лить, разве что чуть слабее.

Я оставила шторы открытыми – за окном было только озеро, и никто не мог нас увидеть. В отдалении прогремел гром, а спустя несколько секунд небо пронизала вспышка молнии, но гроза уже удалялась. Арчер прижал меня плотнее к себе, и я счастливо вздохнула.

Мы пролежали так какое-то время, потом я повернулась к нему и прошептала:

– Я так скучала по тебе все эти дни.

Он кивнул, перевернулся на спину и сказал:

– Я тоже. Я просто с ума сходил.

Я поцеловала его грудь и положила на нее голову, слушая, как бьется его сердце, а он перебирал мои волосы.

– Хочешь знать, о чем я подумал, когда увидал тебя в первый раз, кроме того, какая ты красивая?

Я наблюдала за движением его рук, а потом приподнялась и вопросительно поглядела ему в лицо. Его прекрасные карие глаза были теплыми.

– Тебе было неловко передо мной, стыдно, так что ты даже покраснела – из-за этих дурацких леденцов. – Он потянулся, поцеловал меня в лоб и продолжил: – Это был первый раз в моей жизни, когда кому-то было передо мной неловко. Понимаешь, прежде людям всегда было неловко за меня, а не из-за того, что сделали они сами. А тут я почувствовал себя нормальным человеком, Бри. Я почувствовал, как будто я что-то значу.

Я тяжело сглотнула.

– Ты настоящий, нормальный человек, Арчер. Ты самый лучший человек, что я знаю, – прошептала я, снова кладя голову ему на грудь.

Он опять обнял меня, и мы лежали так долго-долго, наслаждаясь друг другом, объятиями, прикосновением кожи к коже, сердца к сердцу.

Потом я ткнулась в него носом, вдыхая его чистый, мужской запах. Улыбаясь, я поцеловала его кожу. Он протянул руку и взял меня за зад, я вздрогнула и рассмеялась. Поглядев на него, я увидела, что он ухмыляется.

– Эй, это же твое, – хихикнула я.

– Что – мое? – спросил он, перевернул меня и, оказавшись наверху, поглядел на меня сверху вниз, упираясь локтями в постель по обе стороны от меня, чтобы использовать руки для разговора. Мои руки оказались в ловушке, и я ответила вслух:

– Я даже не знаю – но, готова спорить, ты догадаешься. – Я улыбнулась, и он поднял бровь, показывая, что вызов принят.

Протянув руку, я погладила его, чувствуя, как он твердеет под моим касанием.

– Ну так что, все оказалось так, как ты ожидал? – ухмыльнулась я.

Он резко вдохнул, потому что в этот момент я провела пальцем по головке, яростно закивал и показал:

– Гораздо, гораздо лучше.

Он нахмурился, и я спросила:

– Что-то не так? – Он ответил, глядя на меня озабоченно. – Наверное, мне надо пойти и купить презервативы.

Я уставилась на него, думая, неужели дядя рассказал ему о противозачаточных мерах и о том, что, вообще-то, это я должна была об этом заговорить.

– Они защищают от беременности с вероятностью девяносто процентов. Так написано на упаковке в аптеке, – сказал он, глядя на меня.

Я не смогла удержаться и рассмеялась.

Приподняв бровь, он с улыбкой смотрел на меня.

– Ты смеешься надо мной?

Но он не казался огорченным.

Я прижала руку к его щеке.

– Нет, ну что ты, – покачала я головой. – Я на таблетках.

– На таблетках?

– Ну да, – объяснила я. – Я как раз недавно обновила рецепт, потому что тогда у меня легче проходят месячные, и…

Он кивнул, опустил голову, потерся носом о мой нос, поцеловал меня в губы, в оба глаза и в кончик носа. Потом отвел с моего лица упавшие пряди волос и долго смотрел на него, изучая, словно хотел навсегда запомнить каждую черточку.

– О чем ты думаешь, Арчер? – прошептала я.

Он еще немного поглядел на меня, а потом резко поднялся и сел на коленях, и притянул меня к себе так, что я оказалась на нем верхом. Я обхватила его за шею, но немного откинулась назад, чтобы он мог разговаривать.

Он поднял руки и сказал:

– Я не мог выдумать тебя, Бри, потому что мне не хватило бы знаний, но ты каким-то образом воплотилась. Как это вышло? Кто прочел мои мысли и точно знал, что мне нужно, хотя я и сам этого не знал? – Он потянулся и снова потерся об меня носом.

Я улыбнулась ему, но у меня стоял комок в горле. Я ответила:

– Я чувствую то же самое. Арчер, ты тоже моя мечта. Такой, как ты есть.

Он притянул меня к себе и начал целовать, глубоко, нежно, скользя языком по моему рту и пробуя меня на вкус.

Я почувствовала, как он поднялся и окреп подо мной, и, слегка подвинувшись, направила его в себя и опустилась, глядя на то, как он исчезает во мне. Он втянул воздух и обхватил меня за талию, а я стала медленно раскачиваться, двигаясь по нему вверх и вниз.

Каждый раз, когда я опускалась, мой клитор касался его мошонки, и я ощущала всплеск наслаждения. Я начала вскрикивать, опускаясь, и, откинув голову назад, ускорила скачки.

Арчер, наклонившись, поймал губами мой сосок, который был у него прямо перед лицом, и стал обводить его языком, усиливая мое наслаждение. Я чувствовала, что оргазм уже близок, и изо всех сил старалась ускорить его.

Арчер быстро и резко задышал, двигаясь между моих грудей, и эти полустоны наполняли меня страстью. Мое тело напряглось и задрожало вокруг него под волной нахлынувшего оргазма, и, вся дрожа, я выкрикнула его имя.

Потом, уже открыв глаза, я увидела, что его глаза полузакрыты и полны желания. Он начал рывками двигаться во мне, а я стонала, обхватив его шею и все еще переживая послевкусие.

После нескольких рывков я почувствовала, как он увеличился во мне, его губы раскрылись, глаза закатились, и он кончил. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась в такт.

Он был так прекрасен. Я обхватила его руками и притянула к себе, оставшись сидеть на нем до тех пор, пока наше дыхание не выровнялось.

Тогда я поднялась и слезла с него. Раздался легкий звук, с которым наши тела разъединились, и мы оба улыбнулись друг другу.

Я упала на кровать, Арчер лег рядом и вздохнул:

– У нас есть причина покидать эту кровать следующие… Ну, скажем, месяца три?

– Да нет, вообще-то, нет, – рассмеялась я. – Ну, кроме того, что меня уволят с работы, и я не смогу заплатить за этот дом, и меня выселят, и эта кровать окажется вне пределов нашей доступности.

Он усмехнулся, издав свой беззвучный смешок. На долю секунды мне ужасно захотелось его услышать – я была уверена, что он был бы низким и гортанным – прекрасный звук. Но я прогнала эту мысль так же быстро, как она появилась. Я хотела его таким, каким он был. Я никогда не услышу этот смешок, ну и пусть. У меня было его сердце, и его мысли, и он сам. И этого было более чем достаточно. На самом деле, это было для меня всем.

Я обхватила его руками и стиснула, а потом отпустила и сказала:

– Пошли примем душ.

Улыбнувшись, он пошел за мной в ванную. Я быстро заколола волосы сверху, включила горячую воду и залезла в ванну.

Арчер последовал моему примеру, и мы по очереди стали мыть друг друга. Он ласково, почти благоговейно мыл мое тело, нанося на него гель для душа. Он вымыл каждую мою частичку, включая пальцы ног, а я смеялась, пытаясь отдернуть их, и хихикала:

– Щекотно!

Он поднялся, счастливо улыбаясь, и крепко поцеловал меня, а я выхватила у него гель и вымыла его от плеч до ног, потратив дополнительное время на его мускулистый зад – чисто для собственного удовольствия. У него был потрясающий зад.

Когда вода начала остывать, мы ополоснулись последний раз, вылезли и вытерли друг друга.

Я задула свечи, и мы голышом забрались в постель и укрылись одеялом. Арчер притянул меня к себе, а я положила голову ему на грудь и лениво чертила пальцем кружочки на его гладкой коже.

Дождь снаружи утих, над озером светила луна, и в ее свете я смогла увидеть, как Арчер поднял руки и сказал:

– Бри, ты для меня все.

Приподнявшись, в полутьме поглядела на его лицо. Как можно быть счастливым и печальным одновременно?

– Ты для меня тоже, Арчер, – сказала я. – Все. И теперь, – добавила я сонно, уже уплывая, – теперь, когда будет гроза, я буду думать только о тебе и больше ни о чем.


* * * | Арчер будет молчать | Глава 22. Бри







Loading...