home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 44

И вот снова я сижу и, как дура, хлопаю глазами. Ну, ничегошеньки в этом мире не бывает нормально, понятно, по-человечески. Вот как можно говорить мне, что я не представилась, если я точно знаю, что именно это и сделала. Ладно, если не понял, повторю!

«Меня зовут Лёля!» — сверля волчару взглядом, мысленно выдала я. Уже начинаю привыкать к этому общению. Ух!

Форкош лишь печально вздохнул, прежде чем вдолбить в мою голову свой ответ: «А я — волк».

Да что ж такое? Опять двадцать пять! Я только всплеснула руками, зло, косясь в его сторону. Издевается он надо мной что ли?

«Почему ты волк-то? Если я уже знаю, что ты форкош?» — злясь, пыталась выяснить я. Тут и монстрила к нам как раз подошёл, будто привлеченный спором. Недаром смотрел так внимательно-внимательно, словно нам не доверял ни в чём.

«Потому что моего имени ты не слышала, а если и слышала, то не отождествляешь его со мной», — игнорируя пристальный взгляд Халка, вкрадчиво пояснял форкош. Каждое слово его довода, как отдельный пазл, тяжело вклинивался в мою голову, отяжеляя её непониманием и раздражением.

«А с Халком тогда что?» — раздражённо спросила я, для наглядности указывая в монстрилу ладонью. «Его имя я слышала, но забыла, а ты его почему-то представил мне, как Халка, а не по имени».

«Ты не помнишь его имени?» — вместо ответа, поинтересовался форкош, и в обычно эмоционально-нейтральных мыслях от него, я вдруг отчётливо почувствовала заинтересованность, и, возможно, радость.

«Я…», — неуверенно оглядываясь на Халка, протянула я.

Что сказать-то теперь? Вроде бы и нормально, мы с ним не так много знакомы… И имя у него чудное, для меня оно странное, и совсем не по родному звучит. Что я, забыть ничего не могу?! А я тогда ещё в шоке была, а больше он не представлялся! Точно-точно! Вот так и надо сказать. Так. Ну, где ты там?

Но пересказать я всё это волчаре не успела, потому что в этот момент, как раз под финал моего вдохновенного оправдания, Халк повернул ко мне свою голову и с тихой грустью в голосе представился вновь:

— Кижум. Кижум Кроен.

Чёрт!.. И почему мне так стыдно, если я только что сама себе объяснила, что моя забывчивость не критична? Не смотри на меня так. Я это не специально. Вот честно. Теперь запомнила. Точно запомнила. Кижум. Кужум Кроен.

— Воу.

Я тут же подняла на него взгляд, пытаясь сообразить, что он под этим имел ввиду, но Халк указывал рукой на волчару и смотрел тоже только на него.

— А нэве Воу.

Я кивнула. Желание разговаривать отпало само собой. Хотелось бы мне этого Воу пнуть хорошенько за то, что встрял и «помог» со знакомством, но я слишком боялась последствий.

Возможно, волчара понял это, и настаивать на продолжении беседы не стал. Для себя же я сделала два вывода: во всём, что говорит Воу лучше не сомневаться, а имена всех, кого мне представляют лучше сразу переспрашивать. Некстати, сразу же вспомнилась русалица, но на неё я предпочла новые правила не применять. А, ну, её! Обойдётся. Хотя имя и так помню: Ис как-то там. Достаточно.

Вздохнув, я села, опустив глаза. И сама не знаю, что больше меня угнетет — безразличное молчание монстрилы или я сама. Я бы, может, и дальше так сидела, обидно же за подставу, но тут Халк позвал меня есть. Тут уже не покочевряжишься. И так со всех сторон я теперь плохая. Ещё эта психичка чешуистая…

Но раз уж он позвал меня, сам, да по имени, хотя я его до сих пор знать не помнила. Как тут не пойти. К тому же руку подал. Вот уж, правда, невиданное дело. Я аж три раза моргнула, не веря в то, что вижу. А рука-то у него здоровенная, горячая, моя в ней потеряться может тут же. Но Халк держал осторожно, и даже, когда потянул чуть на себя, мне было совсем не больно. Я даже не испугалась.

Только шла к столу всё равно понуро. Даже если в моей забывчивости нет вины, он должен чувствовать, что я сожалею.

А как иначе? Папка мой, вот, если ему не показать, что всё осознала, может и, как в детстве, нахлестать. Это только с виду считается, что он мне во всём потакает, а на самом деле за кое-какие проделки влетало мне, как в раннем детстве. Да, что там, он мне поджопник дал, когда я пирсинг носа сделала, а ещё неделю из дома никуда не выпускал и телефон отнял. Мы тогда с Кирпичом до одури в карты резались, я после могла любого сделать в «Дурака». Жаль, мне меряться не с кем было, в нашей компании все только про «Покер» болтают, хотя знать, не знают, как в него играть, престиж на словах только. А пирсинг мне папанька всё-таки разрешил, дырку-то уже сделали, чего уж теперь, да и покаяние было отыграно на славу: Кирпич со своей Найдой всё подтвердил. Всего-то и пришлось им на двоих потом выдать ящик коньяка хорошего и кусок мяса. Кирпич еще неделю довольный и весёлый ходил, песни пел, даже от папки нагоняй получил.

А вот с тату было полегче, чуть огребла по пятой точке, и всё, свободна. А пятая точка мягкая, стерпит. Не мог же папанька меня «лечить» после того, как сам расписанный весь. Я уже выросла. Как в детстве, в то, что картинка с церковью для красоты, уже не поверила бы.

Только то, что было тогда с отцом, это одно, а то, что сейчас с Халком, совсем другое. Тут ведь и прикидываться не нужно, ситуация сама по себе получилась неприятная. Эх, Воу, вот же ж дёрнуло тебя! А время-то идёт, дальше было бы ещё стрёмнее. Так что, не знаю, уж, теперь, то ли продолжать желать пнуть мерзкого волка, то ли сказать спасибо.

— Леуль, Лёля, — вежливо пригласил меня к столу Халк.

А там!.. У меня даже глаза разбежались от этого изобилия. И соленья, и варенья, и что-то типа густого супа со всякой всячиной, и мясо в нескольких видах. Откуда что взялось — вообще непонятно. Халк, никуда не выходил, я бы заметила. Рядом со столом никаких ящиков и шкафов нет, и даже под лавками ничего не спрятано. Разве что вон тот фаянсовый расписной шкафчик всё хранил? Только как-то он маловат для всего этого. И не испортится ли всё в простом шкафу?

А ты куда? Я с недоумением заметила, что вместо того, чтобы сесть со мною, монстрила почему-то вновь попёрся к тому самому шкафу. А дверца-то в нём сильно маловата, где-то с дырку в нашей печке, а остальное, выходит, только для украшения. Глупость какая. И зачем он? А! Из шкафчика Халк выудил запеченную рыбу. Мммм… От неё такой запах пошёл, что я чуть собственный язык не проглотила. Круто-то как! Полчаса и всё готово.

Только откуда же тогда взялась вся остальная еда?

Вот это магия! Вот это я понимаю, шикарно! На всякий случай, тронула стол, выискивая невидимую скатерть-самобранку, но ничего такого не было, только удивительной гладкости дерево, и больше ничего. Может, это стол-самобранка?

Вот, чёрт, все чудеса из-за этого Воу пропустила. Лучше бы я за Халком наблюдала.

Ой, нет, не Халк ведь, а Кижум. Кижум Кроен. Да. Я помню. Только как теперь на него это имя перенести? Всё равно ведь Халк… Ну, и бестолочь же я. Хоть плачь!

Но лучше я буду это делать после, а сначала поем. С голоду плачется хуже, точно-точно. Тем более, когда перед тобой столько еды, совсем не до плача. Вон, даже Воу тут же примостился, во главе стола, будто хозяин.

Но только я было взялась за ложку, как напротив меня, появившись будто бы ниоткуда, на лавку плюхнулся непонятный субъект, чьё появление озвучил громкий хлопок сразу нескольких дверей терема.

Ты кто, чудо-юдо?!


Глава 43 | Подлянка для попаданки | Глава 45