home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Аспект дьявола"

17

В комнате витали отголоски сеанса – работал магнитофон. Виктор смутился, услышав эхо собственного голоса, но еще больше его взволновал низкий голос «мистера Хоббса», резонирующий от стен.

Когда запись подошла к концу, Виктор повернул неуклюжий бакелитовый рычаг, чтобы выключить режим воспроизведения. У стола собрались профессор Романек, доктор Платнер и Юдита, собираясь обсудить услышанное.

– Но это невозможно, – профессор Романек невидящим взглядом уставился на пустую кушетку. – Вы говорите, в самом начале звучал английский? Простите, я вообще не говорю по-английски.

– Я сам едва говорю по-английски, но это был превосходный английский, – ответил Виктор. – Откуда простой дровосек из Силезии мог его знать?

– И еще немецкий, – подхватил Ганс Платнер; его лицо было непроницаемым, как и Романек, он, не отрываясь, смотрел на пустую кушетку, как будто она могла дать ответ. – Вы заметили, как он говорит по-немецки? Это речь культурного, образованного человека, возможно даже немного старомодная. А что, если Зелены не тот, за кого себя выдает?

– Я не понимаю… – пробормотал Романек.

Платнер обратился к Виктору:

– Верите ли вы, что все, что мы только что услышали, – это голос дьявола в уме Зелены? Ваш так называемый дьявольский аспект?

– Я не знаю, – нахмурился Виктор. Правда заключалась в том, что, испытав восторг открытия, он начал испытывать сомнения. – Но я верю вот во что: что бы это ни было, в этой записи мы услышали нечто очень важное.

– Давайте на мгновение признаем, что вы правы. Будь это аспект дьявола или какой-то другой аспект психики пациента, так называемый мистер Хоббс не может знать или делать то, чего не может знать или делать Зелены.

– Полагаю, это так…

Платнер снова обратился к Романеку:

– Тогда то, что мы услышали, является продуктом разума Зелены. Делаем вывод: Зелена свободно изъясняется на английском и немецком языках, значит, он не может быть простым дровосеком, которым притворяется.

– Тогда кто же он? – спросил Романек.

Платнер пожал плечами.

– Я не знаю. Но вы же помните, какие жуткие преступления он совершил. Возможно, он совершал преступления и раньше, а потом затаился, скрывался под вымышленным именем. Возможно, настоящий Зелена был убит, возможно, тот кого мы держим здесь, – образованный, культурный, но душевнобольной человек, скрывающийся под личиной простого лесоруба.

– Не думаю, что это вероятно… – возразил Виктор.

– Отчего же? – Платнер выглядел удивленным. – Я, было, подумал, что вы первый признаете такую вероятность. Скрываясь от полиции или правосудия, Зелены скрылся от самого себя. А может быть, он страдает истерической амнезией и действительно не помнит, кем был раньше.

Виктор задумчиво кивнул.

– Состояние фуги…[43] Да, может быть. Если подумать, это единственное разумное объяснение на данный момент. Вы правы, доктор Платнер, утверждая, что любой аспект разума Зелены, включая дьявольский, может быть только аспектом его разума. Мистер Хоббс не может знать больше, чем знает Зелены.

– Вы говорили с Зелены о том, что произошло? – спросил Романек.

– Да, говорил, – ответил Виктор. – Сразу же, как только удалось привести его в сознание. Я даже включал ему отрывки записи. Он ничего не помнит. И он клянется, что это не его голос. Мне показалось, он был искренне поражен и напуган.

– Может быть, он боится столкнуться с чем-то, что запрятано глубоко внутри него? – предположил Платнер. – Какая-то тайна из прошлого… другое его обличье или событие, сильно повлиявшее на него?

– Но у нас есть его личное дело, – возразил Романек. – Мы знаем, где и когда он родился.

– У него есть родители или братья-сестры, которые могли бы его опознать? – спросила Юдита.

– Нет, – ответил Виктор. – Никого из родственников у него не осталось, а жена и дети, как мы знаем, убиты. К управляющему обращаться бесполезно – он знает его только с тех пор, как он начал работать в лесу.

– Поэтому, вполне возможно, что настоящий Зелены зарублен и похоронен в лесу, – сказала Юдита. – Посмотрим правде в глаза, наш пациент не похож на простого лесоруба. Может быть, он где-то встретил настоящего Павла Зелены, прежде чем поселиться в лесу.

– Убил его и занял его место? – Тон Виктора был скептическим. – Все это кажется очень надуманным.

– Не более надуманным, – сказал Платнер, – чем неграмотный лесник, говорящий на английском и языке Гёте…

– Так что же нам делать? – спросил Виктор.

Вопрос повис в воздухе. Профессор Романек нарушил молчание:

– Продолжайте сеансы с ним. Посмотрим, сможете ли вы снова выманить из него личность этого Хоббса. К нам должен приехать детектив из Городской полиции Праги, чтобы допросить Михала Мачачека. Думаю, было бы неплохо обсудить с ним дело Зелены: узнаем, ищут ли они кого-нибудь, кто подходит под описание. Кого-нибудь, кто был в бегах последние десять лет.

Виктор кивнул. Все некоторое время стояли в тишине, пораженные тем, что услышали.

– Ну, доктор Косарек, – вновь прервал молчание Романек, – доказали вы свою теорию или нет – сейчас не важно, но одно можно сказать наверняка: вы, безусловно, открыли что-то темное.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Аспект дьявола"

Аспект дьявола