home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пять: Появление наставника


— Так, а на этот вопрос у нас ответит… ответит… Дейнека!

— С места или у доски? — медленно поднявшись из-за парты, спросил я.

— Можно с места.

— Эээ…


Черт! Нужно срочно сообразить, о чем был вопрос, который я благополучно пропустил мимо ушей, отвлекшись на Настю — первую красавицу нашего класса. Выручил меня Леха Третьяков, который, быстро начеркав на листке пару слов, легким потоком воздуха незаметно переместил мне листок на парту.

«Приход Системы». Всего два слова, написанные наспех на листке, но они вытянули меня из-под угрозы получить двойку. Слава Системе, что у Лехи уже активирован интерфейс, и просто великолепно, что он пошел по пути отца, взяв себе в умение простенькое заклинание манипуляции воздухом.


— Кхм… — кашлянул я, пытаясь скрыть заминку. — Система пришла в наш мир двадцать восьмого июня две тысячи двадцать первого года по старому летоисчислению. Во время прихода Системы наш старый мир был раздроблен ею на разного размера локации и присоединен к Дигворду. Пока еще неизвестно, присоединялись ли локации в хаотичном порядке или по какой-то системе, но ни одной локации старого мира возле нас нет, хотя с некоторыми удалось восстановить связь благодаря системе телепортов. Также с приходом Системы вокруг города появилась одиннадцатиметровая оборонительная стена с шестью воротами, каждые из которых смотрят строго в направлении центра соседних локаций. Правда, из-за неравномерного расположения локаций ворота также расположились неравномерно — четверо ворот в восточной части и двое в западной. Также с приходом Системы по всему городу появились шестнадцать храмов различных богов и телепорт на центральной площади.

— Хорошо, садись, четыре. Знаешь почему? Ты забыл упомянуть, какие локации нас окружают. Так, а основные события прошедших лет нам расскажет…


Звонок прервал учителя, принеся спасение моим одноклассникам. Виктор Вениаминович был отличным учителем, крайне увлеченным историей. А после того как два года назад ввели во всех школах обязательный курс современной истории после прихода Системы, Вениаминович вообще пришел в восторг. Ведь теперь он мог сам непосредственно принять участие в записи новой истории. Но была одна маленькая проблема на его уроках. Он всегда спрашивал тех, кто, по его мнению, занят посторонними вещами, а не изучает материал. Самое обидное, что он безошибочно определял тех, кто действительно отвлекся.

В любом случае задерживаться в классе после звонка никто не горел желанием, так что в считанные секунды весь народ высыпал в коридор. А мы с Лехой вообще мчались со всех ног в раздевалку спортзала, лавируя между толпами школьников пятых-седьмых классов, которые так же со всех ног выскакивали из классов и пытались на максимальной скорости покинуть здание школы. Вот только они в отличие от нас пытались как можно быстрее попасть на школьный стадион.


— ЛЫЖНЮ! — заорал Леха, пуская перед собой поток воздуха, который немного распихал пятиклашек, позволяя другу проскочить по лестнице.


А вот мне пришлось исполнять элементы паркура, перескочив через перила, сразу же оказавшись на лестничный пролет ниже, и, не останавливая движения, перескочить на следующий пролет. Таким нехитрым трюком я умудрился как обойти пятиклашек, так еще и Леху обогнать. Поворот направо по этажу, небольшая пробежка по лавочкам, выставленным в коридор из класса, где делали ремонт после неосторожного использования одним из девятиклассников огненного умения, и вот я уже возле раздевалки.


— Сева, блин, а если бы директор увидела твои прыжки? — залетел за мной запыхавшийся Леша. — Сняла бы нафиг тебя с игры и кого-то из замены поставила.

— Типа, твой воздушный поток она одобрила бы, — отмахнулся я. — У меня всего пара минут осталась, а я планирую еще успеть переодеться.

— Активация?

— Она родимая!

— О-о-о, брат, поздравляю! Уверен, у тебя будет полная пятнашка! — Это он про слух намекает, что максимальное значение характеристик при активации может достигать пятнадцати единиц.

— Твои слова да Системе в уши. Но сомневаюсь, Харизму и Удачу невозможно качать до активации интерфейса, так что как минимум по этим характеристикам у меня просадка. — Разговаривая, я попутно переодевался в футбольную форму.

— Ну-ну, не тебе жаловаться на Харизму, — отмахнулся друг, решивший наконец-то тоже переодеться. — Половина девчонок из группы поддержки по тебе сохнет.

— Вот только Настя врубает полный игнор при виде меня! Я уже как только не пытался за ней приударить.

— Еременко?

— Угу.

— Ну, брат, тоже мне нашел за кем приударить, она хоть и первая красавица нашего класса, даже, наверное, всей школы. Но, блин, не зря же ее за глаза ледышкой прозвали. Этот лед с наскоку не растопить.

— Опять о девках трепитесь? — зашел в раздевалку Олег Гречиха, капитан нашей футбольной команды. — Лучше бы об игре думали. У Эльфов, я слышал, всего трое в команде без интерфейса, а у нас почти половина основного состава.

— У Севы активация с минуты на минуту, — сразу же сдал меня Леша.

— О! Это немного меняет расклад, но несильно. Навыки если и будут полезными, то они первоуровневые, особого влияния не дадут. А умения использовать запрещено.

— Зато характеристики начнут прямое влияние! — парировал Леха.

— Это да, — не стал с ним спорить Олег.

— Так, все, парни. Вы болтайте, а я в спортзал, поваляюсь на матах. А то уже последние секунды тикают. — И, подхватив рюкзак, вышел через вторую дверь, прямо в спортзал.


Практически в самом начале спортзала, возле дверей в раздевалку девчонок, где сейчас, судя по шуму, переодевалась наша группа поддержки, лежала стопка матов, сразу под канатом для лазанья. Вот на этой пачке я разместился и, воровато оглядевшись, расстегнул рюкзак. На всякий случай высвободил из запасной футболки рукоять «берреты». Если случится какая-то фигня при активации интерфейса, я буду готов.

Комплект выскочивших перед глазами оповещающих надписей был ожидаемым. Ну как бы за пять лет уже куча народа у нас в городе прошло через активацию, так что тут уже все знали, чего ждать, вдоль и поперек. Да даже у нас в классе уже семь человек с интерфейсом, а с девятого по одиннадцатый так поголовно все ученики. Так что все давно известно даже с большей частью отклонений, которые периодически выскакивают. У кого бонусный слот под навык, а у кого вообще дополнительное умение или пару очков характеристик для самостоятельного распределения подкинет.

Меня сейчас больше интересовало другое — не появилась ли какая-то опасность из-за того, что у «ошибки» активировался интерфейс. Так что быстрым движением глаз свернул все оповещения и резко закрутил головой в поисках опасности. Не обнаружив ничего подозрительного в округе, выдохнул с облегчением. Вот только что-то подозрительно зашевелилось у меня на коленях.

Опустив глаза, столкнулся с ошарашенным взглядом самого натурального хомяка, только размерами с упитанную кошку, который, если встанет на задние лапы, будет мне где-то по колено, а может и по бедро. Считай, на одних рефлексах, даже не задумываясь, что это за зверь такой и откуда он взялся у меня на коленях, резким движением руки сбрасываю его с себя, по чистой случайности запустив в дверь женской раздевалки.

Черт, а дверь еще и не запертая оказалась, так что хомяк, протаранив ее своей тушкой, влетел в раздевалку к девчонкам из группы поддержки. У меня или начались галлюцинации, или хомяк в полете матерился? А нет, это не галлюцинации.


— Мать Вашу! **** я в рот такое пробуждение… Оооо, дамы, какой прелестный вид! — Тот же голос, который матерился в полете, донесся и из раздевалки.

— Уиии… — Хоровой женский писк и визг были ему ответом.

— Ай, больно! Зачем каблуком? А-а-а, мать моя женщина, это же больно! — продолжал голос, явно удаляясь от меня в противоположную сторону.


Там же вторая дверь, ведущая в школьный коридор! Опять забыв включить свой мозг, я рванул вперед, как дебил, думая в этот момент только о том, что из-за меня эта тварь может кому-то навредить. Еще один хоровой визг ударил по ушам, когда я вломился в женскую раздевалку с пистолетом в руке, стараясь догнать этого хомякоида.

Проигнорировав пару кинутых в меня элементов одежды и ряд заинтересованных взглядов… ну, надеюсь, что заинтересованных, от тех девчонок, которые, сообразив, кто ворвался, перестали орать, но, в противоположность, эти взгляды обещали мне всевозможные муки. Особенно на фоне того, что капитан команды группы поддержки Азарова сразу же разразилась криком:


— ДЕЙНЕКА!!! ЭТО ТВОИ ВЫХОДКИ! — Вопроса в этом крике точно не было, значит, я конкретно встрял.


Тем не менее я уже проскочил всю раздевалку насквозь и вырвался в коридор, сразу же оглядываясь, куда пропало это создание. От увиденного мое сердце пропустило удар, а может, даже парочку. Посреди коридора, частично заполненного учениками, которые практически как один замерли на тех местах, где и были, стояла Варвара Степановна, наш директор, и одной рукой за шкирку держала хомяка на уровне своей головы. Я едва успел сунуть в инвентарь пистолет, чтобы спрятать, как директор перевела злой взгляд с хомяка в ее руке на меня.


— Дейнека! Жду тебя в своем кабинете вместе с твоим питомцем! Сейчас же! — разжав пальцы, она выпустила хомяка, дав ему шлепнуться о пол, и, развернувшись, зашагала к лестнице на второй этаж, где был ее кабинет.


Стоп, она сказала питомец? Переведя взгляд на хомяка и вызывав информацию над ним, шлепнул себя по лбу раскрытой ладонью, стянув ее потом на глаза. Две строчки у него над головой объяснили почти все, причем вторая строчка явно была видна только мне.


Боевой Хомякоид «Нет имени», 1 ур. (Питомец Всеволода Дейнеки)

(Личный наставник Всеволода Дейнеки — Информация скрыта)


Твою дивизию! Вот как можно было настолько облажаться? Мне же обещали наставника, так почему при таком огромном разнообразии рас, живущих в Дигворде, я обязательно думал, что мне достанется наставник-человек? Блин, а если кто-то узнает, что я швырнул этого хомяка, просто потому что испугался, засмеет ведь вся школа. Надо же испугаться собственного питомца. От такого позора не отмоешься!


— Похоже, мы с тобой встряли в неприятности! — заявил подошедший ко мне хомяк. Кстати, он спокойно шагал на задних лапах и действительно был мне чуть выше колена.

— Ты мог сказать, что мой питомец, до того, как я запустил тебя?

— Ну, знаешь ли, парень, я тут открываю глаза, с шоком узнаю, что теперь хомяк-переросток и отныне чей-то питомец, как меня какой-то придурок запускает в полет. Ладно, место приземления мне понравилось, особенно виды на молоденьких девушек в одном нижнем белье, а кое-кто и без него. Но, черт побери, когда бы я успел тебе что-то сказать?

— Ой, а он еще и разговаривает? — раздался голос из дверей в раздевалку, откуда торчала куча мордашек девчонок.

— Девушка, если меня прижать к груди, я еще и попробую начать мурчать! — поклонилось это мохнатое чудо. — А если к голой груди, я обязательно начну мурчать, даже если это недоступно моему виду!

— Пфф… Пошляк! — констатировала одна из девчонок, и все сразу же скрылись в глубине раздевалки, не забыв захлопнуть дверь.

— Я к ним со всей душой, а они «пошляк», — сделал грустную мордочку хомяк, строя из себя обиженного до самой глубины души.

— Так, пошли к директору, ее не стоит заставлять ждать. Потом буду уже разбираться, что ты за чудо такое, свалившееся мне на голову. И Системой тебя прошу, молчи! А то не хватало мне еще из-за твоего языка еще глубже вляпаться в дерьмо!


Как был в футбольной форме, так я и зашагал в направлении кабинета директора, предварительно убедившись, что это мохнатое чудо шагает рядом. Блин, вот стоило так встрять! Я же только что, считай, на глазах Степановны, нарушил кучу школьных правил. Похоже, от вызова крестного в школу мне теперь не отвертеться.

Добравшись до кабинета и вежливо поздоровавшись с секретарем, глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду, открыл дверь и шагнул туда, где боялся появляться каждый ученик нашей школы. Инстинктивно боялись даже бывшие ученики, которые уже водят в эту школу своих детей.


— Садись. — Степановна кивнула на стул справа от себя, возле Т-образного стола. — Твоего опекуна я уже вызвала, обещал минут через двадцать быть. А пока хочу услышать от тебя, как ты вообще додумался прямо перед игрой столько наворотить?

— Варвара Степановна, а может, позже? — с надеждой спросил я. — Через десять минут начнется игра, а я как бы основной нападающий.

— Тебя заменит Литовченко, я уже распорядилась, так что на игру можешь не надеяться, без тебя справятся. Так что не тяни резину и рассказывай!

— А что конкретно вас интересует? — сделал попытку уточнить, что она успела увидеть, а что нет.

— Интересует, как ты умудрился докатиться до такого. Вроде отличник, спортсмен, а тут решил по женским раздевалкам побегать. Ладно там подглядывал бы, все понимаю, пубертатный период, появился интерес к девочкам, но нагло вломиться в раздевалку, когда там группа поддержки команды по футболу переодевается в полном составе, это надо иметь наглость, переходящую все границы. Так еще и питомца в школу притащил, хотя прекрасно должен знать, что у нас в школе питомцы запрещены. Кто знает, что бы ты еще успел учудить, если бы я не вмешалась. — Закончив, она внимательно посмотрела на меня. А я мысленно выдохнул, пистолет она не заметила, так что самая большая проблема прошла мимо.

— Понимаете, Варвара Степановна, у меня сегодня день рождения и активация интерфейса…

— Поэтому ты решил, что имеешь право нарушать школьные правила?

— Нет… просто во время активации мне… эм… бонусом от Системы достался питомец…


Пришлось на ходу редактировать события, выставляя себя просто немного неаккуратным, а местами слегка глупым. В итоге я не со страху запустил хомяка, а просто по неосторожности, хотел его от радости на руках покачать, но не рассчитал силы… В общем, нес такую несусветную чушь, что минут через пять запутался в своих же словах. В итоге Варвара Степановна орала и отчитывала меня аж до самого приезда крестного. Так что, когда я выходил в коридор, возле секретаря на стуле для ожидания сидел уже мой опекун, жестами просигналивший «Все плохо?». Покачав ладонью из стороны в сторону, дал ему понять, что относительно нормально. Так что он немного успокоился и зашел к директору.


— Значит, это ты мой наставник… — скептически осмотрел я это мохнатое недоразумение после того, как мы вышли в коридор.

— Еще не разобрался, но выходит, что так. А Система еще и питомцем твоим сделала, — скривился хомяк.

— В смысле не разобрался? — не понял я, о чем это он говорит. — Ты же вроде создание Системы, она же должна была вложить в тебя необходимую информацию или что там должно быть…

— Дружище, ты из какого затерянного мира? Наставниками могут быть лишь души, не очищенные для перерождения, и каждому ребенку известно, что Система не может создавать души. Хотя стоп… Эм… — Хомяк как будто на пару секунд впал в прострацию, наморщив лоб так, что даже сквозь мех пробивались складки. — Эм… дружище, а где я, собственно говоря, очутился?

— Ты что, даже этого не знаешь? — моему удивлению не было придела.

— Просто понимаешь… как бы это сказать… У меня тут неожиданно всплыли воспоминания последней пары часов моей жизни… Ну и как бы вроде мир должен быть уничтожен.

— Как это уничтожен? Чуть меньше шести лет, как Система пришла в наш мир, а ты сразу уничтожен.

— Чуть меньше шести… — едва слышно прошептал мохнатый наставник. — Осталось понять, чего же они добивались…

— Ты чего там бурчишь? — одернул я хомяка.

— Да вот пытаюсь понять, в какую задницу попал. Да и ты вместе со мной, ведь наставник из меня, считай, никакой. Да и еще Система в тело хомяка засунула. Хотя тут все понятно, вместилище по размерам души.

— Либо ты сейчас начнешь говорить нормально, либо я просто сдам тебя нашим ученым на опыты. Говорящий питомец — не такая уж огромная редкость, но вот всяких там «наставников» им не попадалось.

— Эй-эй, полегче, — поднял мохнатый перед собой передние лапки. — Понимаешь… дело в том, что в предыдущей жизни я обитал в цифровой Вселенной, которой управляла Система. Ну и, в общем, такое дело, нашу Вселенную полностью развоплотили. Осталось теперь понять, куда делась та куча энергии. Хотя… — Он осмотрелся по сторонам. — Похоже, Система, воспользовавшись освободившейся энергией, оцифровала все, до чего дотянулась. Я же правильно понимаю, раньше вы жили без Системы?

— Так. Почему ваша Система вторглась к нам, немного понятно, ей некуда было девать энергию. Но как вы, мать вашу, умудрились уничтожить собственную Вселенную?

— Ну не совсем мы, а высший круг техно-некромантов принес все в жертву во время своего ритуала.

— Это как техно-некроманты? И нафига они это сделали? — С каждым ответом хомяка у меня появлялось все больше вопросов.

— Да мне-то откуда знать, что им в голову стукнуло? А вообще техно-некроманты — это темные твари, которые специализируются на работе с мертвыми механизмами, оживляя их и используя души как батарейки для них. Причем чужие души, свои-то им жалко. Вот только эти твари выжимают души досуха, доводя до развоплощения.

— Ты хочешь сказать, что они используют души вместо топлива, типа дешевая замена бензина?

— Ну, так-то ни фига не дешевая. Но да, ты правильно понял, души действительно служат топливом. Но там тоже есть много нюансов. Например, чем сильнее душа и чем выше настроен техно-некромантом расход энергии души, тем сильнее получается механизм, да и сразу может обладать целым рядом навыков и умений…

— Охренеть… это же можно наловить душ всяких там кроликов и запитать всю технику в домах.

— Э, нет… Во-первых, даже и не думай про развитие любого направления некромантии! Души есть только у разумных, у существ Системы нет души! И еще ты, видно, прослушал, что душа от такого полностью разрушается. Считай, ты лишишь разумного возможности воскреснуть, если сделал достаточный запас энергии у своего бога, а если даже нет, и умер он окончательно, ты лишишь его возможности переродиться.

— Переродиться как ты?

— Нет, при перерождении сохраняется только десять процентов твоей былой мощи и памяти. И то получить ты ее можешь только после активации интерфейса. Но даже так уничтожение чужой души является самым страшным преступлением в «Элириуме»… Эм… Точнее, являлось.

— Ладно, не буду думать в этом направлении. — Меня аж передернуло от мысли, что кто-то мог использовать души моих родителей вместо батарейки. — Но почему ты сказал, что наставник из тебя не ахти?

— Да тут все просто, моя душа распалась на множество осколков. А Система, похоже, загнала в это тело самый большой из этих осколков. — Подойдя к подоконнику, хомяк, подпрыгнув, забрался на него и уселся, свесив лапы. — Поэтому в моих знаниях и памяти есть огромные пробелы. Также я абсолютно незнаком с этим миром и населяющими его существами. Несмотря на то, что основные условности и законы Системы должны были остаться теми же, что и на моей памяти, все остальное так же ново для меня, как и для тебя, — развел он лапами в стороны. — Ну и самое главное — я был всего лишь обычным военнослужащим, даже не офицером. Так что знаний у меня не так уж и много было, даже при жизни.

— Думаю, больше, чем у меня. Чем-то же регулировалась Система, когда всучила тебя в мое распоряжение.

— Нууу… Это, конечно, прискорбно признавать, но подозреваю, что у нее просто больше некого было выделить в наставники. Надеюсь, хоть Академию удалось спасти, там лучшие из лучших над защитой работали.

— Ты про Системную Академию? — уточнил я. — Думаю, ее спасли, а то я приглашение туда получил, не думаю, что меня бы приглашали в уничтоженное место.

— Опа-па! — Хомяк, спрыгнув с подоконника, обошел меня по кругу, рассматривая. — Чем, интересно, ты заслужил такую благосклонность Системы? Наставника тебе дали, пускай и такого убогого, как я, да еще и в качестве питомца, в Академию пригласили. Может, еще парочка сюрпризов найдется?

— Посмотрим, сначала нужно понять, насколько тебе можно доверять. А потом уже будем думать, какие секреты можно озвучивать.

— Это правильно! Кстати, там вроде разговор прекратился, — пошевелил мохнатый ушами, направив их в сторону кабинета, — и сюда уже идет твой от… эм… опекун?

— Это мой крестный, и да, он мой опекун.


На этом мы замолчали, потому что из раскрывшейся двери вышел крестный и, переведя взгляд с меня на хомяка и обратно, жестом приказал следовать за ним. Только когда мы спустились на первый этаж, остановившись возле главного входа в школу, крестный заговорил:


— Ну ты, тикурила, блин, даешь! В общем, договорился я со Степановной, что ты летом месяц будешь отрабатывать свою вину на общественно-полезных работах в школе.

— Да что я такого сделал? — Моему возмущению не было предела.

— Ну, можешь вместо этого пообщаться с полицией по заявлению директора о множественном единовременном домогательстве и склонению к разврату группы поддержки в полном составе с сопутствующим склонением к зоофилии.

— ЧЕГО? ОНА ЧТО, ТАМ СОВСЕМ С УМА СОШЛА?

— Нет, просто тебя, выскочившего из женской раздевалки, видела огромная толпа учеников. И директор не собирается давать хоть малейший шанс подобному прецеденту.

— Фьють… — присвистнул хомяк. — Блин, надо было пользоваться моментом, пока была возможность.

— Он что, у тебя говорящий? — вскинул брови крестный, смотря на это мохнатое существо.

— Обещанный наставник, — с грустью ответил я.

— М-да… понятно. И как тебя, наставник, зовут?

— Да как вот это молодое чудо назовет, с таким именем и придется ходить, — пожал плечами хомяк, как будто ему было все равно. — Правила Системы, от них никуда.

— А как тебя раньше звали? — вспомнил я, что он-то раньше был таким же разумным существом, как я, а значит, и имя было.

— Картан меня звали.

— Ну, значит, так и будут звать!

— Ага, ты главное не забудь потом в меню питомца это прописать. А то, судя по тому, что я не могу даже посмотреть свои данные, ты туда еще даже не заглядывал.

— Эм… как-то времени не было.

— Отставить базар! — слегка повысил голос крестный. — Сева, марш за вещами и рюкзаком и на выход. А Картан идет со мной в машину! Чую, нам предстоит очень долгий разговор.



Глава четыре: Домашние мелочи | Оцифровка миров | Глава шесть: Покровительство